Вверх

warhammergames
Wargame39
[ Регистрация · Вход ] [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · В закладки · RSS · Мобильная версия ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Эскил, Грузовик 
Форум » Литературный раздел Warhammer 40 000 » Рассказы » "Познай себя" (Энди Смайли)
"Познай себя"
ГрузовикДата: Суббота, 31 Авг 2013, 14:05:09 | Сообщение # 1
Титан класса полководец

Не имеется
Сообщений: 3123
Репутация: 466
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Имя: технодесантник
Пол: Мужчина
Пользователь №: 4552
Регистрация: 16 Янв 2013
Группа: Модераторы
Страна: Российская Федерация
Город: Уфа


Познай себя
Энди Смайли


Подобно бронированному континенту вокруг простирался «Виктус» - флагман Расчленителей. Исполинский корабль был окружён частоколом орудий и обладал почти непробиваемым корпусом, укрытым километровой толщины плитами керамитового панциря. Огонь «Виктуса» принёс смерть тысяче миров: залпы излучателей испаряли атмосферу, а сейсмические торпеды раскалывали тектонические плиты.
Но теперь к посадочной палубе левого борта летел корабль, видный библиарию из наблюдательной башни, и его приближение предвещало угрозу страшнее самой мощной боевой группы, угрозу, которую не смог бы остановить никакой орудийный огонь. Похожий на кинжал корабль был даже меньше стволов защитных орудий «Виктуса», а на чёрном как пустота корпусе почти не было ни знаков, ни геральдики. Корабль-призрак можно было заметить лишь по сверкающей стилизованной букве на носу. I. Инквизиция.

А на посадочной палубе неподвижно стоял Харахель, наслаждаясь необычной тишиной. Не было видно ни десятков сервиторов, ни трудящихся рабочих. На верстаках валялись брошенные плазменные пилы и дуговые сварщики. Рядом ждали переоснащения и ремонта два потрёпанных «Громовых ястреба», а над головой в гнездовых креплениях стояли «Штормовые вороны», с чьих двигателей свисали топливные шланги, словно набухшие вены. Гнетущую тишину нарушал лишь шелест воздушных фильтров зала, да тихий гул доспехов. Слева раздался треск, когда Аполлус сжал силовой кулак.
- Как мог Сет на это согласиться… - капеллан был зол и так же мрачен, как и его доспехи.
Харахель усмехнулся за угловатой решёткой боевого шлема. Встречать гостей было его пусть и не самой почётной, но всё же обязанностью как ротного чемпиона, а вот Аполлус оказался здесь в наказание. Капеллан был слишком упрям и по глупости сказал великому магистру, что тот совершает ошибку… и Сет решил напомнить Аполлусу его место.
- А чего бы ты хотел? – чемпион не отрывал взгляда от посадочного туннеля, следя за влетающим внутрь чёрным кораблём. – Бросить вызов Инквизиции?
Аполлус не ответил. Он скривился, когда позади шаттла сомкнулись зазубренные плиты шлюза.
Стреловидный корабль сел в полной тишине. Его двигателям придавала силу открытая ксеносами технология, гораздо более мощная, чем заключённая в стоявших рядом «Громовых ястребах». Снизу корабля показалась рампа, расширившаяся из тонкой полоски металла в тянущуюся к палубе хрупкую плиту. Аполлус зарычал.
- Это не боевой корабль. Они послали политика судить воинов.
Со слабым шипением часть корпуса отошла в сторону, открыв дверь. На рампу выступила одинокая фигура, чьи тяжёлые шаги разнеслись по всей палубе. На месте правой руки и плеча висел тяжёлый болтер с украшенным древними письменами золочёным стволом. Вместо глаз на покрытом алмазами лице выступали медные линзы. Синие лучи целеуказателя скользнули по доспехам Харахеля, когда орудийный сервитор просканировал палубу.
- Может, и нет, - возразил чемпион, опуская руку на рукоять эвисцератора.
- Чисто, - доложил сервитор странно мягким, не сочетающимся с механической внешностью голосом. Воздух вокруг замерцал, а кодиферы шлема Харахеля начали прокручивать зрительные настройки, пытаясь удержать фокусировку. В воздухе потрескивала тонкая паутина энергии. Затем помехи исчезли, а у основания рампы возникли остальные гости.
Харахель взрыкнул, готовясь к броску.
+Успокойся+ -Ворвался в разум чемпиона голос Балтиила. Раздражённый вмешательством библиария Харахель заскрипел зубами. +Это искажающее поле. Он не псайкер. Приступай.+
Голос Балтиила утих, и чемпион потёр висок.
- Библиарий?
- Да. Я ещё встречусь с братом в дуэльных клетках.
На тактическом дисплее Аполлуса замерцала икона.
- Жаль… - капеллан с досадой моргнул, выбирая по руну камня, приказывая дредноуту успокоиться.
Сет ясно дал понять Инквизиции, что не пустит на борт ни одного псайкера, и в ближайшем «Громовом ястребе» стоял Манакель, готовый исполнить волю великого магистра. В другой раз, старый друг… Аполлус снял шлем, повесив его под руку, и сплюнул на палубу. Зашипела кислотная слюна.
- Покончим с этим.
Как и капеллан, Харахель примагнитил шлем под рукой и направился к посланникам.
На палубе неровно выстроились семеро человек во главе с инквизитором, облачённым в золотой силовой доспех, сверкавший, словно под лучами люминаторов. Нагрудник его рассекал пополам знак полномочий, такой же непроницаемо чёрный, как и глаза. Инквизитора окружали четверо воинов в великолепных пластинчатых доспехах, вооружённых огромными клинками и штормовыми щитами. Сзади стояла хрупкая женщина в багровом комбинезоне, украсившая пальцы драгоценными камнями, и глаза её метались между Расчленителями и последним из посланников, горбатым учёным, чьи морщинистые пальцы перебирали складки мантии в поисках свитков.
- Я инквизитор Корвин Геррольд из Ордо Еретикус, - незваный гость шагнул навстречу, сложив руки на груди в знак аквилы.
- Харахель, чемпион первой роты, - в знак приветствия воин ударил по нагруднику.
Корвин кивнул и посмотрел на капеллана, но Аполлус молчал. С явным презрением на лице он изучал инквизитора холодным взглядом. Корвин напрягся, и Аполлус услышал, как участился пульс щитоносцев, готовившихся к схватке. Отточенные инстинкты чемпиона позволяли ему понять тонкую разницу, выдающую намерения… но капеллан молчал.
Первым заговорил Харахель.
- Тебя ждёт наш господин.
- Разумеется, - улыбка Корвина не отразилась в его глазах, когда он махнул своим слугам. – Пройдёмте?
- Только ты, - преградил ему путь огромный чемпион. – Твои воины останутся здесь.
- При всём уважении… - Геррольд показал на учёного, чьи медные глаза зажужжали. – Я должен взять с собой моего хрониста, чтобы запечатлеть все детали, пока я буду разбираться с этим вопросом.
От выбора слов Аполлус скривился. Инквизитор решил разобраться с Расчленителями? Если да, то он взял с собой прискорбно малые силы.
- Нет, – Харахель не сдвинулся с места. – Мой господин не забудет ни единой подробности вашей встречи, а наши скриптографы запишут их перед уходом.
Корвин, который был чемпиону по грудь, никогда не был так близко к космодесантнику и внезапно ощутил себя очень маленьким.
- Хорошо, - кивнул своим охранникам инквизитор и пошёл за огромным Расчленителем.
Корвин и Харахель уже ушли, но Аполлус задержался. Он пристально глядел на учёного, пишущего на инфопланшете. Нейроперо дрожало. Учёный невольно всхлипнул и попытался поглубже закутаться в мантию… капеллан зарычал. Да он больше уважал чистящего его доспехи серва, чем такое горбатое ничтожество. Развернувшись на каблуках, он последовал за инквизитором.

Реклюзиам был не столько музеем, сколько местом поклонения. Его изогнутые стены украшали почитаемые реликвии ордена, чью святость хранили стазисные поля, такие же артефакты забытых времён. Мозаичный пол сделали из доспехов павших капитанов, и по неровным плиткам можно было проследить истории их смерти. Словно жуткие свечи, возвращённые почётные клинки пронзали окружавший кафедру ров вулканического пепла, а в центре реклюзиама на коленях стоял Сет, одетый лишь в тёмно-серую тунику на могучее тело.
Балтиилу его великий магистр казался вылепленным из того же вечного камня, что и строго взиравшие на них статуи. Библиарий знал, что против огромного воина ему не помог бы даже полный силовой доспех.
- Милорд, - сказал Балтиил, опустившись на колено.
Сет продолжал смотреть наверх, в глаза образов Сангвиния и Императора, выгравированных на затемнённом бронестекле потолка так, чтобы в них рассеивался свет одинокого люминатора.
- Он прибыл.
- Да, лорд. Харахель ждёт с ним в вашем военном зале.
Сет не ответил. Великий магистр Расчленителей вообще был необычно задумчив, и даже без даров Балтиил чувствовал, как презирает гостя его господин. Сет был жестоким и прямолинейным воином, с которым немногие бы справились, но клинком и гневом не остановить коварства Инквизиции. Её оперативников не встретить лицом к лицу. Чтобы победить их, требовались терпение и хитрость – два столь же чуждых для Сета понятия, как и обвинения, которые инквизитор, несомненно, выдвинет против него и всего ордена.
- Да направит тебя кровь, - Балтиил встал и вышел из зала, оставив магистра наедине с отцами.
- Наставь меня, - Сет встретился взглядом с Императором и замолчал, всматриваясь в трещины доспехов прародителя. Изъяны в броне служили напоминанием, что ни одна защита не безупречна.
- Смири мой гнев, - он обернулся к Сангвинию. – Дай мне силы вынести это оскорбление.
В отличие от Императора, Сангвиний был изображён безоружным. Вторая истина – сынам Ангела не нужно оружия, чтобы сокрушить врагов. Сет поклонился, коснувшись лбом пола.
- Пасхар.
За реклюзиамом тяжело поднялся на ноги серв. Его бока и колени болели после дней неподвижности, отчего он чувствовал себя гораздо старше двадцати шести терранских лет.
- Да, господин? – выдавил Пасхар охрипшим от жажды голосом.
- Принеси мне доспехи.

В отсеке не было кресел, отчего в ожидании Сета Корвину пришлось стоять. В отличие от пышных тронных залов и стратегиумов на линкорах Имперского Флота военный зал Расчленителей был пуст, лишь в центре стоял круглый стол. Корвин снял перчатку и провёл по нему рукой, вздрогнув от прикосновения стали. Повсюду на «Виктусе» царила атмосфера холодной чистоты, лишь усугублённая недостаточным отоплением и решётчатыми проходами. Нос онемел от холода, а дыхание оставляло в воздухе клубы пара.
Похоже, что Расчленителей не заботили те, кто был лишён их усиленных тел… Скрежет шестерёнок оторвал Корвина от раздумий, и тяжёлые медные двери распахнулись внутрь на изношенных за века петлях. Двери казались непомерно огромными, пока не появился Сет, легко заполнивший весь проход. За вошедшим в зал воином стелился алый плащ, а на спине возвышался окружённый бронзовыми крыльями железный нимб, добавлявший величия. Его доспехи, пусть и более украшенные, чем у Харахеля, были столь же просты, как и зал. Мощные заклёпки скрепляли вместе прочные пластины, чьи зазубренные края могли бы разорвать человека.
Затем Корвин посмотрел на лицо Сета. Казалось, что так непохожая на его патрицианское лицо угловатая челюсть великого магистра выдержала бы удар силового кулака.
- Лорд Сет, - инквизитор поклонился. – Благодарю вас за предоставленную аудиенцию.
Инквизитор был наделён властью истребить целый сектор. Он мог собрать боевые группы и стереть цивилизации с лица земли. Но перед великим магистром он казался ребёнком, которого можно отбросить небрежным взмахом руки. Корвин боялся, и Сет чувствовал это. Он посмотрел на Харахеля и Аполлуса.
- Отставьте нас.
Корвин вздрогнул, когда Расчленители вышли, ведь он совсем о них забыл. Скрывшие лица за шлемами воины стояли в углу так же безжизненно и неподвижно, как и статуи, увиденные им по пути из ангара. Инквизитор поборол желание выбежать за ними, когда двери закрылись, оставив его наедине с Сетом.
- Говори же, инквизитор, меня ждут воины.
- Вы… - Корвин сглотнул. – Вы, космодесантники, никогда не славились вежливостью, но я вижу, что вы так же холодны и решительны в делах мира, как и обычно на поле боя.
- Нет.
- Нет? – Корвин нахмурился и начал ходить, пытаясь держаться подальше от магистра и не показаться слабым.
Но Сета это не обмануло.
- Нет, инквизитор. Ты ошибаешься.
- Я…
- Нет мира среди звёзд, - Сет поворачивался следом за инквизитором и заполнял всё пространство, не делая и шага. – Ни здесь, ни где-то ещё.
- Как верно, - кивнул Геррольд, радуясь, что холод не даёт ему вспотеть. – Тогда перейдём же к делу… - теперь в голосе инквизитора раздалась нотка уверенности. – Уверен, что вы знаете, что это не первый раз, когда действия вашего ордена вызывают вопросы в моём Ордо.
Сет молчал, и по лицу его невозможно было ничего угадать.
- Войны Затмения прекрасно задокументированы. Известны все сражения. Кроме… - Корвин помедлил, а затем медленно договорил, позволив словам повиснуть в воздухе. – Смерти Чести…
От тревоги в глотке инквизитора пересохло, и он откашлялся.
- Согласно официальным докладам, Расчленители сыграли важнейшую роль в победе над архиврагом.
- Я видел доклады. К делу.
- Да, я полностью в этом уверен. И, как и вы, знаю важную правду.
- Да?
- Расчленители, ваши подчинённые, ваши братья, убили сотни имперских граждан. Хладнокровно. Сотни. Невинных.
- Так ли это? – Сет скрипнул зубами.
- Да, я полностью в этом уверен.
- Тогда ты опять ошибаешься. Граждане, - полный воинского презрения к слабакам Сет буквально выплюнул слово, - о которых ты говоришь, поддались порче. Они стали пешками архиврага. Они заслуживали смерти.
- Думаю, что это утверждение нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть, учитывая, что ваши воины не оставили никого в живых.
- Выбирай свои слова осторожно, инквизитор… - голос магистра был полон угрозы.
И хотя инстинкты твердили ему об обратном, Корвин продолжал.
- Великий магистр, меня беспокоят не мои слова, но слова брата-сержанта Йорвика из Космических Волков.
При упоминании Волков из горла Сета вырвался тихий рык. Корвин попятился.
- Вы же сражались с Космическими Волками, не так ли?
- Они напали на нас. Ударили в спину как трусы.
- Они сражались, чтобы защитить народ улья…
Сет сжал кулаки. Он чувствовал, как стучит кровь в венах, слышал её рёв, призывающий к кровопролитию. Он хотел убить инквизитора, сорвать ему голову с плеч и раздавить.
- Прошу… - Корвин поднял руки, пытаясь успокоить разозлённого магистра, – я здесь лишь, чтобы понять и выслушать вас. Не осуждать.
- Это так? – голос Сета был похож на рёв тяжёлого болтера.
- Да и…
- Тогда пойми это, - за один удар сердца магистр оказался совсем рядом и поднял Геррольда за горжет, чтобы посмотреть в глаза.
Задохнувшийся Корвин вцепился в наручи Сета, пытаясь вырваться из хватки Расчленителя.
- Этот орден служил Императору ещё до того, как ты, скуля, выполз из утробы матери. Мы сражаемся и истекаем кровью, вы же относитесь к нам с подозрением и сомнениями, бесчестя всех воинов, погибших ради ваших жизней, - магистр отшвырнул Корвина. – Вот тебе мой ответ, инквизитор.
- Ты посмел… - начал Корвин, приходя в равновесие и в себя… - Ты посмел напасть на меня?
Сет молча повернулся к двери, но инквизитор подался вперёд. Гнев лишил его осторожности.
- Отвернуться от меня значит отвернуться от Трона!
Магистр резко обернулся, сверкая глазами.
- Осторожнее, инквизитор. Моё терпение не безгранично.
Корвин открыл рот, чтобы заговорить. Сет ему не позволил.
- У тебя пятнадцать минут, чтобы покинуть мой корабль… и мне всё равно, покинешь ты его на своём судне или через шлюз.

Панель доступа моргнула зелёным, и тогда учёный убрал инфоключ и сделал шаг назад. Двери с шипением разъехались. Проскользнув коридор, он прижался к стене. Над головой мерцали люминаторы, освещая уходящий налево проход. Учёный крался, держась в тенях, складки одежды скрывали его в темноте. Последние три коридора были пусты, но нельзя допустить ошибку. Миссия слишком важна, чтобы позволить себе небрежность.
В конце коридора он взломал ещё один замок и спустился на нижнюю палубу на служебном подъёмнике. Сойдя на решетчатый металлический пол, учёный размял плечи, ослабляя напряжение, и позволил себе выпрямиться впервые за многие месяцы.
Почти у цели… Мысль наполняла адреналином. Победа всегда дальше всего в миг, когда ты её добиваешься.
Он глубоко вдохнул, вспоминая, чему его учили, и пошёл дальше.
Шаги стали более уверенными и удлинились, ноги вспоминали былую силу. Он сгибал и разгибал пальцы, отбросив укоренившуюся слабость. Последняя дверь была перед ним.
Учёный распахнул мантию, открыв тёмную сегментированную броню, а затем снял. Потом он отстегнул с глаз медную аугментику, повесил на рукоять висевшего на поясе меча и потянулся в шёлковый мешочек за последней деталью своего истинного наряда.
Проведя пальцем по выгравированному знаку, настоящий Корвин Геррольд надел кольцо Инквизиции на указательный палец и прижал к дверной панели. С медленным скрежетом створки разошлись.
За ними в коридоре инквизитора ждала тьма. Не сиял ни один люминатор, а мрак был полным, густым и непроницаемым.
- Император со мной… - включив встроенный в перчатку фонарь, Геррольд пошёл дальше. Позади громко захлопнулась дверь.
Этот коридор был другим. Погнутые и потёртые панели пола заржавели. Вентиляционные решётки были заварены. В сыром, затхлом воздухе воняло кровью и дерьмом. В стенах виднелись люки, ведущие в крошечные камеры. Все они были пусты, и лишь сломанные оковы намекали, что же там когда-то было.
- Где же ты? – прошептал Корвин во тьму, пройдя мимо очередной камеры, чья дверь висела на треснувших петлях.
Далёкий шум заставил Геррольда съёжиться и задержать дыхание, вслушиваясь. Звук был слабым, почти неразличимым. Менее опытный оперативник бы решил, что это шум ещё одной системы огромного корабля, но Корвин руководил допросами сотен еретиков, а тысячи предал смерти. Мучительные крики он знал даже лучше собственного голоса. Инквизитор вытащил инферно-пистолет, чей взведённый ствол мерцал от жара, и осторожно шагнул вперёд. Крики стали громче, когда он дошёл до очередных клеток. Эти двери были заварены.
Корвин прислушался. Изнутри доносились измученные, злые голоса. И что-то ещё – хриплый, почти дикий рёв. Звук, не похожий ни на что, слышанное Корвином из уст человека.
Инквизитор навёл луч люминатора на ближайшую дверь, приглушил и прижался к стене. Дверь была заварена мельтой, и её никак нельзя было вскрыть. Прижав дуло к петле, он выстрелил, а затем опустил его и расплавил вторую петлю, приготовившись вышибить дверь.
Рёв. Резкий лязг цепей. Зверь в чёрной броне бросился на Корвина, и он выстрелил дважды, отскочив к стене коридора. Он услышал, как обмяк нападавший и застонали обвисшие цепи. Шум из ближайших камер стал громче, словно звери чувствовали смерть или же, с дрожью подумал Корвин, чуяли его страх. Посветив внутрь, инквизитор осмотрел зверя и довольно усмехнулся. Космодесантник, как он и подозревал. Хотя таких он никогда не видел… зверь был мрачной насмешкой над величайшими защитниками Империума. Корвин включил пиктер.
Раздутые вены угрожали порвать кожу на лбу и шее. Белки глаз побагровели, а из горла корчащегося зверя рвался непрерывный рык. Чудовище было одето в чёрные доспехи, покрытые кроваво-красными крестами. С наплечников и нагрудника свисали порванные обагрённые свитки.
- Субъект выказывает примечательную стойкость… - Корвин навёл пиктер на пробитые в груди зияющие дыры, а затем вскинул пистолет и выстрелил в лицо. Космодесантник обмяк. – Но не к выстрелам в голову.
- Это была ошибка, инквизитор.
Корвин резко обернулся и выстрелил. Опалённая мельтаразрядом стена замерцала.
- Проникнуть сюда обманом, убить одного из моей паствы… - голос во тьме был всё ближе.
- Покажись, демон! – Корвин щёлкнул по люминатору, чтобы луч осветил весь коридор… и из тьмы вынырнул оскалившийся череп капеллана. Корвин в ужасе спустил курок, но Аполлус оказался быстрее и раздавил пистолет силовым кулаком, ударом плеча отбрасывая Геррольда. Инквизитор перекатился, позволяя движению смягчить удар.
- Ты раскрыл тайну… - Аполлус шагнул ближе. – Нашу тайну. – Капеллан ослабил хватку, позволяя крозиусу скользнуть по руке, пока его навершие не замерло прямо над полом. – Но у всякого знания есть цена.
- И ты её заплатишь, - клинок выхваченного Корвином меча замерцал. – Я вызвал своих воинов. Мы заберём корабль, а твои братья ответят за это богохульство.
- Серьёзно? – Аполлус презрительно зарычал на пятящегося инквизитора и нажал на настенный пикт-обозреватель.
++ Запись 10А9: Палуба 17++
Харахель вырвал эвисцератор из груди щитоносца, зубья разорвали воина, оставляя кровавую дымку. Обратным ударом огромный Расчленитель вонзил клинок в спину поверженной фигуры в позолоченном доспехе. От остальных подручных инквизитора уже остались лишь груды неузнаваемого мяса.
++ 10А9: сегмент закончен ++
От увиденного Корвин потерял дар речи.
Аполлус ухмыльнулся.
- Ты один, инквизитор.
- Нет, предатель, я никогда не один. Со мной Император! – клинок Корвина метнулся к горлу капеллана, но Аполлус отбил удар и обрушил крозиус на нагрудник Геррольда. От удара инквизитора отшвырнуло, а его доспех прогнулся.
- Ты слишком долго прятался в тенях. Свет правосудия счел тебя виновным.
Корвин пытался подняться, но грудь опаляла боль, он едва дышал…
Аполлус вздёрнул инквизитора за волосы. Подняв его вровень с бездушными линзами шлема, он воткнул в грудь палец силового кулака, круша рёбра. Инквизитор завопил.
- Ты дважды стрелял в моего брата. А сам выдержишь? – капеллан вонзил в Корвина второй окутанный энергией палец, вызвав мучительный вопль.
- Император… - губы Коривна дрожали.
Аполлус подтянул инквизитора ближе, пока образ его череполикого шлема не наполнил весь мир Геррольда.
- Он тебя не слышит.

Над головой Корвина сиял резкий свет. Он моргнул, пытаясь стряхнуть туман с глаз и увидеть яснее. Затем потянулся было к лицу, но руки не двигались. Шок привёл его в себя. Корвин был привязан за руки и ноги к какому-то креслу. Он попытался вырваться, но закричал от пронзившей грудь боли. Рёбра сломаны.
- Это для твой же защиты.
Капеллан. Корвин помнил шлем-череп.
- Ты зашёл слишком далеко, отпусти меня или… - челюсть инквизитора треснула от удара. Перед глазами поплыло, а затем он увидел другого Расчленителя.
- Инквизитор, ты знаешь, кто я?
- Д-да… - выдавил Корвин. Гранитное лицо Габриэля Сета было невозможно спутать ни с чем.
- Ты пришёл сюда в поисках правды… - Сет показал направо. – И мы покажем тебе нашу правду.
Рядом с Корвином к другому креслу был примотан Расчленитель в чёрных доспехах, покрытых красными крестами.
По взмаху Сета Балтиил снял перчатки и встал между креслами. Положив руку на лоб воина роты смерти, он обернулся к Корвину...
- Нет! Нет! Прошу, нет!
Не слушая мольбы инквизитора, Балтиил завершил психическое единство.
- Трусливый разум – слабый разум. Это не займёт много времени, - библиарий протянул руку. Разум воина из роты смерти пылал. Его сжигал гнев, пламя которого взывало к Балтиилу. Он нырнул в пламя, пока оно не окружило библиария, содрогаясь от силы крови воина. Гнев был абсолютным. Пламя лизало доспехи, пытаясь обжечь плоть, но покрывавшие броню мерцающие обереги не пускали его. Балтиил потянулся к родству, дававшему пламени жизнь, зачерпнул горстку углей и заглянул в разум инквизитора. При всех своих тренировках Корвин не смог бы удержать библиария. Балтиил разорвал ментальные защиты Геррольда с яростью, которая бы убила неподготовленный разум, прорвавшись через страхи Корвина к самой сути его бытия. И там, среди ветров души инквизитора, он выпустил угли из ладони.
Корвин завопил. Вопль сменился гортанным рёвом, когда его охватил гнев. Кровь хлынула к мускулам, содрогнувшимся в конвульсиях от прилива адреналина. Он вырвется из оков, убьёт Сета, сделает из его шкуры плащ, а кости разотрёт в порошок.
- Умри! – зарычал бьющийся в кресле инквизитор. Кровь потекла изо рта, когда он прикусил язык, а нога сломалась с жутким хрустом.
- Довольно.
Наконец, Сет повелел Балтиилу прекратить пытку и оборвать психическую связь. Инквизитор дрожал и стучал зубами, обмякнув в кресле, а обессилевший от единения Балтиил упал на одно колено. Сет положил на плечо библиария руку.
- Возвращайся в свою келью, брат. Отдыхай.
- Да, лорд, - Балтиил кивнул и вышел из комнаты.
- Присмотри за ним, - по закрытому каналу добавил магистр. Капеллан согласно склонил голову и пошёл следом.
Слёзы катились из глаз задыхающегося, скулящего Корвина. Всё его тело дрожало. Сет опустился рядом на колени и заговорил – тихо, еле слышно.
- И ты ещё смеешь звать нас предателями. Нас, которые сдерживают этот гнев, это проклятие, каждый миг, когда наши сердца гонят по венам кровь отца. Нас, сносящих муки и всё же готовых сражаться за человечество. Ты. Ты, не способный даже один удар сердца вынести эту боль, оспариваешь нашу верность… - Сет поднялся, разрывая оковы. – Уходи и молись Императору, чтобы мы никогда не встретились снова.

Инквизитор Корвин Геррольд лежал среди трупов своих подручных, радуясь, что Расчленители пощадили пилота. Сам инквизитор не мог даже стоять. Его нервы сводило судорогой, а мускулы дрожали после того, как ушли остатки гнева. Обливаясь потом, Корвин попытался сесть. Кольцо смотрело на него, обвиняя.
Кто я?
Слёзы текли по щекам Корвина, тщетно ищущего ответ. От горя он сорвал кольцо и отбросил его прочь. Он смотрел на потолок. Галактика взирала в ответ через прозрачную панель, пока шаттл отлетал от «Виктуса». Не сияла ни одна звезда. Но даже тьма глубокой пустоты казалась маяком света по сравнению с тем, что он ощутил в душах Расчленителей.
- Спаси нас Император.


Лазган-самое надежное оружие.
 
Форум » Литературный раздел Warhammer 40 000 » Рассказы » "Познай себя" (Энди Смайли)
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright Warhammergames.ru © 2016*
Копирование материалов сайта запрещено