Вверх

warhammergames
Wargame39
[ Регистрация · Вход ] [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · В закладки · RSS · Мобильная версия ]
Страница 4 из 12«1234561112»
Модератор форума: Shepard, Пферцегентакль, Грузовик, Потолочный_котэ 
Форум » RPG » Таверна » Приключения героев Трактира №30 (Тьма над Раной...)
Приключения героев Трактира №30
MaledorДата: Четверг, 10 Сен 2015, 05:25:25 | Сообщение # 46
Кавайный товарищ комиссар

Imperium of Man
Сообщений: 273
Репутация: 204
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Имя: Павел ___
Пол: Мужчина
Пользователь №: 2109
Регистрация: 12 Май 2010
Группа: Проверенные
Страна: Российская Федерация
Город: Канск

Skype: guardian463

Имперская гвардия


Транспортный флаер гудел от количества людей. Высшие и младшие офицеры, жрецы Адептус Механикус сидели по группами, обсуждая каждый свою тему. Не мудрено, на Рану были стянуты крупные силы Имперской гвардии и до сих пор не понятно зачем. Толи это было ужасное видение астропата, прикоммандированного к губернатору, толи сам губернатор потребовал присутствия Имперской гвардии на планете, чтобы собрать силы в противовес Адепта Сороритас. Так или иначе, сегодня на военном совете все решится. Гвардию расположили севернее столицы, ближе к полярной шапке. Там ютились три полка Имперской гвардии, два Кадианских пехотных и один бронетанковый.
Комиссар сидел возле иллюминатора, переводя взгляд то на инфо планшет, то на солнце за окном, которое уже поднялось изза горизонта. Ангальт бегло просматривал донесение и информацию о состоянии его полка. Солдаты пребывали в повышенном расположении духа. Толи морозный воздух подействовал на них отрезвляюще, толи присутсвие святыни Бога-Императора придавало им силы. От размышлений комиссара отвлек полковник Девкис Грун, командир полка. Они были старыми друзьями, потому не обращали внимания на формальность.
- Что-то ты сегодня хмурный, Ангальт.
- А? Что? Нет, все в порядке.
- Мхехехе, я знаю что нет так, дорогой друг. Близость к Экклезиархии всегда выбивает веселые мысли из головы. Не обращай внимания. - полковник посмеялся, но вдруг позеленел. - Терпеть не могу летать...
- Хочешь чтоб мы приземлились, и ради тебя вызвали Саламандру?
- Не так все плохо. - полковник опять рассмеялся.

Девкис Грун был старым солдатом. Седые бакенбарды и густые усы украшали его лицо. Большой нос, залысины, немного оттопыренные уши. Густые брови, похожие на больших мохнатых гусениц, глубоко посаженные глаза. Он был одет в свой мундир, немного потускневший от времени и частой носки. Единственная вещь, которая не была от него - его агументическая рука. Настоящая рука была оторванна взрывом. Он уже давно свыкся с ней, но иногда его мучали фантомные боли. Хороший полководец, отличный солдат, и просто лучший друг, вот как описывал его Ангальт. Комиссар поглядел в окно, и замер. Солнце осветило столицу...

Все примкнули к иллюминаторам, кроме жрецов Бога-Машины. Город, освещаемый светилом, и выглядел великолепно. Шпили взмывали в небо, купола Санктума сияли своей чистой белизной. Они были достаточно близко, чтобы разглядеть людей, идущих по улицам. Процессии монахов, толпы молящихся столпились перед Санктумом. Ангальт машинально прикоснулся к аквилле на груди, прочитав молитву Императору. Комиссар заметил, что и другие офицеры сделали тоже самое. По внутреннему воксу затрещал голос пилота.
- Прибываем через 10 минут, всем приготовиться к приземлению.

Как по команде, офицеры уселись обратно на места. Они приближались к Дворцу губернатора, который выглядел невзрачно, на фоне Санктума. Посадочная площадка, и без того небольшая, была забита народом. Это было чиновники, командиры СПО, свита и охрана губернатора. Воск снова затрещал.
- Дворец губернатора Раны. Посадка.
Флаер дернулся и пассажиры почувствовали толчок. Транспортник сел, выпуская пар из двигаелей и посадочных шасси. Вскоре опустился трап и офицеры начали выходить. Первыми выпустили командиров полков и комиссаров. Губернатор приветствовал каждого. Дошла очередь и до Ангальта с Девкисом.
- Я рад приветствовать Вас на Ране, господа. - Губернатор расплылся в приветственной улыбке, пожимая руки офицерам.
- Мы тоже рады пребывать на этой прекрасной планете. - учтиво ответил полковник.
Ангальт же просто пожал руку и кивнул. Губернатор проводил офицеров во Дворец. Хоть внешне он и казался невзрачным, внутри же все сияло от чистоты и шарма. Гобелены, флаги губернаторского Дома и семьи, гербы, статуя Бога-Императора в центре зала. С потолков свисали огромные люстры с сотнями ламп. По всюду стояли слуги, в поклоне приветсвуя гостей. По залу разносились запахи благовоний и ароматизаторов. Ангальта замутило от запаха и помпезности. Девкис это заметил и прошептал.
- Прояви уважение и потерпи немного. Скоро зайдем в конференц-зал.
- Если меня не стошнит раньше. - процедил Ангальт сквозь зубы.
Чтобы хоть как то отвлечься от этого вида, комиссар выискивал в толпе служанок и фрейлин. Найдя цель, он проявлял им различные знаки внимания. То подмигивая, то кивая головой, он выдавал настолько умилительное и красивое лицо, что девушки вздыхали и краснели, закрываясь то веером, то брошюрками. Ангальт повесел.
- Нашел время! - процедил сквозь зубы Девкис.
- Отстань. Дай мне отвлечься. - ответил комиссар, подмигнув очередной фрейлине.
- Ты неисправим. Смотри, чтоб это не вышло боком, как в прошлый раз.
- Не напоминай. О, вот и конференц-зал.
Только сейчас, Ангальт заметил что губернатор все это время что-то говорил.
-... Верховный кардинал Раны прибудет с минуты на минуту, он тоже хоотел присутствовать на Совете. Так же с ним прибудет Канонисса Мариетта.
- Извините, но это военный совет. - отозвался один из полковников. - Экклезиархии на нем нечего делать.
- Прошу прощения, но они... "настояли" на своем присутсвии. - последнее слово губернатор будто выдавил из себя.
"Значит конфликт интересов..." подумал в про себя Ангальт, входя в конферец-зал. Он уже был подготовлен к заседанию. Офицеров расположили в соответсвии с их рангами и положением в полку. Когда все расселись, слуги быстро принесли закуски, чтобы офицеры перекусили после долгого перелета. Они ждали... Неожиданно двери распахнулись и в конферец-зал вошли представители Экклезиархии. Канонесса, одетая в белое одеяние, обшитое серебрянными вставками, она выглядела как живое воплощение ангела. Что нельзя было сказать о кардинале, скрючившимся под тяжетью кадилов с благовониями и расписных одежд. Они прошли вдоль стола, при этом каждый офицер вставал и кланялся, озаряясь аквиллой. Губернатор учтиво поклонился, и заговорил.
- Наконец все в сборе.


Сообщение отредактировал Maledor - Четверг, 10 Сен 2015, 09:07:29
 
MaledorДата: Пятница, 18 Сен 2015, 08:07:43 | Сообщение # 47
Кавайный товарищ комиссар

Imperium of Man
Сообщений: 273
Репутация: 204
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Имя: Павел ___
Пол: Мужчина
Пользователь №: 2109
Регистрация: 12 Май 2010
Группа: Проверенные
Страна: Российская Федерация
Город: Канск

Skype: guardian463

Имперская гвардия. Совет в Дворце Губернатора.


Когда все уселись, губернатор отпил воды и начал доклад.
- Господа, я собрал Вас здесь, чтобы наконец пролить свет на сложившуюся ситуацию. Как Вам известно, я запросил у Депортаменто Муниторум помощь, ввиде полков Имперской Гвардии. Как известно, в соседней системе набирает силу орочий WAAAAGH! и вторжение их сил надвисло над Раной Дамокловым мечом. Я ничуть не сомневаюсь что силы, которыми мы располагаем, будет достаточно для достаточной обороны планеты. Но все же, орки непредсказуемы по своему существу и натуре. Никогда нельзя быть уверенным в том, что нам хватит сил противостоять им. В любой момент в пространство реального космоса могут выйти их скитальцы, и тогда уже у нас не будет времени на подготовку. Потому-то Вы здесь. - губернатор кивнул в сторону офиеров Имперской гвардии. - Теперь я хочу услышать Ваши предложения для усиления обороны города.
Губернатор сел обратно на в кресло, предоставив офицерам Гвардии слово. Первым заговорил полковник бронетаркового полка. Коренастый мужчина, лет пятидесяти с широким лицом.
- Я думаю, что от танков будет мало пользы в городских условиях. Если скиталец упадет, мы воспользуемся этим. Укрепив оборону города, так как он находится на берегу моря, у нас будет четкая линия обороны. - над столом вывелась карта города. - Поставим огневые точки и машины на всех въездах в город. Постараемся не растягивать силы.
- А если у них будет Гаргант? - вдруг вставил Ангальт, который уже имел дело с орками. - Орки поразительны тем, что могут построить машины из обломков и мусора. Которая будет ездить Император знает на чем...
- Не думаю что он выдержит сгруппированного огня моих танков, комиссар. Но все же, вы правы. Мы должны учитывать любое возможное развитие событий.
- Хорошо, я дам распоряжение для помощи Вам в организации обороны. А что с пехотой?
Полковники пехотных полков переглянулись. Второй полковник, более молодой чем Девкис, кивнул, отдав право слова Груну. Девкис встал и внимательно посмотрел на карту города.
- Город пронизан улицами и проспектами. На них хорошо можно строить линии баррикад и огневых рубежей. Если, не в обиду полковнику Улрасу, - Девкис поглядел на полковника бронетанкового полка, - "Если" орки пробьются в город, они увязнут в уличных боях. Мы уже сражались с ними в подобных условиях, во время обороны Калликаса VII, верно комиссар Тракс? - Грун обратился к Ангальту.
- Да, все именно так. - Ангальт встал. - Наш полк сражался к орочьим нашествием на систему Калликаса. Мы успешно отбивали их атаки в городе, не давая им пробиться на верхние уровни. В это время, с нижних уровней их гнали на нас савларцы. Можно сказать, что мы загнали их в капкан. Здесь, врядли поможет эта тактика, так как город, по своей структуре, поверхностен, и не идет в вглубь или ввысь. Но, думаю, мы обсудим тактику ведения обороны в офицерском штабе полков. - на что все офицеры одобрительно кивнули.
- Отлично, я услышал Ваше мнения, господа офицеры. Есть ли слово у представителей Экклезиархии?
Кардинал буд-то ждал этой фразы...


Сообщение отредактировал Maledor - Пятница, 18 Сен 2015, 08:48:29
 
Gross_DarknessДата: Пятница, 18 Сен 2015, 21:28:10 | Сообщение # 48
Генералиссимус

Не имеется
Сообщений: 3568
Репутация: 439
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Имя: Ян
Пол: Мужчина
Пользователь №: 5003
Регистрация: 07 Апр 2013
Группа: Создатели
Страна: Российская Федерация
Город: Москва


Архикардинал Ранской епархии Иммануил Кеалгай все то время, пока говорили представители светской власти, молча сидел на своем расписанном серебряным орнаментом резном кресле и энергично перебирал четки, внимательно слушая каждого в зале. Его глубоко посаженные синие глаза переводили взгляд с одного на другого мирянина. Сдвинутые брови свидетельствовали о легком раздражении, которое с каждой секундой все нарастало.

Губернатор лицемерил, это было видно. Что же, Иммануил ожидал от него такого хода. Слава Богу-Императору, что миссионеры и исповедники в вооруженных силах Имперской Гвардии сразу вступили в контакт с духовенством Раны. Это позволило надежно присматривать за моральным обликом солдат и, если верить их докладам, гвардейцы на этой планете чувствовали себя как в священных чертогах Бога-Императора. Их повергали в священный трепет огромные соборы и статуи, украшавшие каждый город Раны, а вид проходящих по улицам паломников вызывал желание присоединиться. Губернаторова карта, если он собирался ее разыграть была уже бита, но он пока об этом не догадывался.

Мир Церкви Бога-Императора управлялся губернатором лишь формально, его власть здесь была незначительна и не шла ни в какое сравнение с могуществом кардинала. Но эта приятная мысль вызвала у Иммануила резкое неприятие - он знал свое место. В конце концов, мир Рана был законным владением Бога-Императора. Это - Его мир и населявшие Рану люди были Его людьми. Служители Церкви - всего лишь Его голос, они - избранные проводники Его воли. Но не стоило ошибаться - ибо власть, которой он обладал, никоим образом не уменьшалась его скромным участием. Пора было показать губернатору, кто на Ране главный.

- Вы неужели считаете, что эти омерзительные ксеносы могут представлять для нас угрозу, губернатор? - заговорил кардинал, едва настало его время, - Неужели вы считаете, что для того, чтобы их остановить не хватит наших собственных сил? Они - неверующие, их никогда не касался свет Бога-Императора, они - мерзость в Его глазах. Эти безумные твари оскверняют Его священные владения и вы говорите, что эти силы нужны здесь? Нет, губернатор Хирас, вы ошибаетесь.

Кардинал поднялся во весь рост, его глаза горели лихорадочным огнем. Он знал это чувство, когда все глаза устремляются на него. Он не раз произносил длинные проповеди перед толпами мирян и каждый раз толпа ликовала, стоило ему дойти до кульминации речи. Когда требовалось вдохновить людей кардинал старался изо всех сил.

Но здесь требовалось не вдохновение страждущих Его света. Здесь требовалось явить силу. Силу воли. Воли, что сокрушит все политические дрязги и жалкие уловки, которые губернатор пытался применять против него.
Подняв вверх руку, он указал на Хираса обвиняющим перстом.

- Неужели вы считаете, что сил церкви не хватит, губернатор? Как это низко, как недостойно вас - пытаться прыгнуть выше своей головы. Этот мир не принадлежит вам. Он даже мне не принадлежит. Мир Рана - священное владение Бога-Императора Человечества и не вам и даже не мне пытаться нарушить покой этого мира мелкими дрязгами. Бог-Император хмуриться, взирая на наши склоки, губернатор. Его мир должен быть образцом света и духовной чистоты, маяком веры и праведности, а не ареной для подковерных боев Администратума с Церковью Бога-Императора. Как это низко, как это недостойно...

Атмосфера в зале изменилась радикально: губернатор мгновенно стушевался и потупил очи - выпад кардинала явно попал в цель. Офицеры Имперской Гвардии хранили молчание, но начали переглядываться, в их глазах сквозила тревога. Канонисса Мариетта взирала на своего духовного отца едва ли не с обожанием, было видно, что стоит только кардиналу промолвить хоть слово ей, она выполнит его приказ так, как будто он исходит от самого Бога-Императора. Нет, дитя мое, с отеческой нежностью подумал Иммануил, рано тебе еще исполнять мои поручения. Пусть Бог-Император решит, когда мне передать тебе Его волю, ибо я лишь проводник...

- Я мог бы сейчас сказать, что наших сил будет достаточно для отражения любого вторжения проклятых ксеносов. Угрозы извне объединяют нас, разлад будет означать крах и со временем - гибель всего человечества. Потому я соглашаюсь с вашими доводами, господа офицеры доблестной Имперской Гвардии. Если ксеносы дерзнут приблизиться к священным владениям Бога-Императора - встретьте их, встретьте их своей праведной яростью! Благословенны святые воители, ибо они - истинные дети Бога-Императора! Благословенны яростные, ибо только они унаследуют звезды! Человечеству сам Бог-Император велел править галактикой и не нам ставить под сомнение Его волю, ибо отступление от Его законов есть непростительная ересь. Но помните о вере, о пылающих в ваших сердцах светочах праведности. Верой выигрываются войны, войной питается вера. Благословенны убивающие ксеносов, еретиков и мутантов, ибо они объединяют галактику. Они - радуют взор Бога-Императора, ибо они суть продолжатели Его воли. Действуйте так, как сочтете нужным, господа. Церковь этого мира обеспечит вас всем необходимым.

А вот теперь время.

- Мариетта, дочь моя - приблизься.

Канонисса подошла словно тень - легко и неслышно, с какой то невероятной плавностью и грацией. Она пала на колени перед кардиналом и сотворила символ аквиллы. В её глазах стояли слезы восторга.

- Я слушаю вас, святой отец.

- Подготовь сестринство. Пусть дочери Бога-Императора ведут за собой Его воинов, отмеченных для исполнения Его воли. Пусть твои сестры направят их на путь истины. Вместе, вы сокрушите любые преграды и любого врага, что ни стоял бы перед вами. Я верю в это. Верю, до самого конца.

- Я исполню это, святой отец, я исполню.

Мариетта поднялась и окинула взглядом зал. Её глаза светились радостью и внутренней чистотой. Одно только нахождение рядом с кардиналом подвигало ее на деяния. Хотелось вновь окунуться в пламя святой войны, явить врагам гнев Бога-Императора и возрадоваться от осознания исполнения Его воли. Она знала, он понимала, что недостаточно просто служить Богу-Императору, или даже любить Его. Боевая Сестра должна была отдать Ему все, что имела, все, что имеет, и все, что будет когда-либо иметь. Она должна была передать себя целиком Его божественной воле и стать её вместилищем. Только тогда её жертва была бы достаточной. И для Мариетты не было большей награды, чем жертва Ему.

Она окинула зал взглядом, вглядываясь в каждое лицо и стараясь запомнить его. В ближайшем будущем ей надлежало биться с этими людьми бок о бок. Да, они были не столь чисты как служители церкви, среди них могли попасться те, кто вел себя недостойно имперского служителя. Но они были слуги Бога-Императора, такие же проводники Его божественной воли. И это стоило ценить.

Она на короткое время столкнулась взглядом с имперским комиссаром, стоявшем вторым слева от губернатора. Комиссары. Те, кто вели солдат в бой, кто карал трусость и вдохновлял на подвиги. Такие же выходцы из Схолы, такие же сироты, оставшиеся от войны. Вот на кого можно будет положиться, на того, кто всегда впереди. И когда наступит время жертвы, они подхватят порыв и разовьют его. Мариетта не сомневалась, что найдет свою гибель на поле боя, эта участь ее не пугала. Но погибнуть можно было только в одном случае - если победа будет неизбежна. С такими людьми как Комиссары можно было не опасаться, что смерть будет напрасной.

Мариетта улыбнулась Ангальту, но в этом взгляде не было чувств. Лишь пожелание бесконечной веры в победу.


Текущее ФРПГ: Тьма над Раной...
Обсуждение ФРПГ


Сообщение отредактировал Gross_Darkness - Пятница, 18 Сен 2015, 21:38:45
 
MaledorДата: Понедельник, 16 Ноя 2015, 13:47:45 | Сообщение # 49
Кавайный товарищ комиссар

Imperium of Man
Сообщений: 273
Репутация: 204
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Имя: Павел ___
Пол: Мужчина
Пользователь №: 2109
Регистрация: 12 Май 2010
Группа: Проверенные
Страна: Российская Федерация
Город: Канск

Skype: guardian463

В командном штабе стояла суматоха и гомон. Офицеры, разбившись на два лагеря, активно обсуждали случившийся спор между Губернатором и Кардиналом. Молодые офицеры яро перекрикивали друг друга, тогда как полковники молча сидели в своих креслах. Комиссары же стояли поодаль и обсуждали в своем кругу.
Комиссаров, помимо Ангальта, было двое. Одно из них Тракс знал лично, так как учился с ним и был на курс ниже. Второй же комиссар был старым, повидавшим слишком много ужасов вселенной, что было видно по его глазам и лицу. Он отпил амасека и начал.
- Мне не нравится это, друзья мои. Все эти распри плохо скажутся на командовании...
- Но ведь мы, прежде всего, исполняем Его волю. - возразил второй, - разве в Схола Прогениум нас не учили что Вера и Дисциплина прежде всего?
- Именно эта "вера", да простит меня Император за богохульство, сейчас может испортить все. Фанатизм это хорошо, но когда солдаты кидаются в атаку без твоей команды, а в порыве фанатичной ярости, в этом нет ничего хорошего.
Ангальт же молча пил свой амасек, погрузившись в раздумья, наблюдая за спором. "Кардинал и Губернатор не особо жалуют друг друга... Плюс эта Канонесса... Нужно больше узнать об этом деле... Если все так, как говорит Старик, то нас ожидают большие проблемы..."
- Ангальт... Ангальт! - окрикнул его полковник Девкис, - Хватит витать в облаках. Иди сюда, и успокой этих юнцов!
Комиссар встал с кресла и подошел к столу. Офицеры стихли и стали ждать.
- Друзья мои... Я вижу что вы весьма, эм, "встревожены" сегодняшним собранием. Я понимаю Вас, видеть что Администратум и Экклезиархия находятся в подпольном противостоянии очень печально. Видит Император, это самое низкое на что способно человечество. С одной стороны я понимаю Губернатора Хираса. Держать в руках мир-святыню очень и очень трудно. Учитывая что большей властью здесь располагает духовенство Раны. Мы нужны ему, так как мы сила, которая, как он думал, уравняет его шансы на удержание этого мира в порядке. Экклезиархия, это совершенно другая и опасная сила, которая досталась нам в союзники... Лишь за малейшие проявления трусости или ереси ни могут уничтожить отряд, взвод, роту или полк! Нам нужно быть крайне осторожными и внимательными. Потому Я, Ангальт Тракс, комиссар 264-Кадианского пехотного полка, приказываю офицерам своего полка следующее: Первое - это усилить наблюдение за солдатами и за их дисциплиной. Второе - пресекать все попытки поездки в столицу. Нам нужны дисциплинированные солдаты, а не фанатики. И третье - запомните, Мы бойцы Имперской гвардии, а значит Департаменто Муниторум, все слова Экклезиархии можете воспринимать как советы, но никак НЕ приказы. Приказы здесь отдает Девкис Грун и Я. Офицеры все ясно?
Ангальт окинул взглядом офицеров своего полка. Те же, приложив руку к голове крикнули в один голос:
- Так точно, комиссар Тракс!
- Запомните - Мы войска Его и защитники Его. Мы прилетели сюда защищать ЭТОТ мир, а не Кардинала или Губернатора. Мы защищаем их обоих. У меня все, разойдись.
Офицеры вытянулись по стойке смирно, приложив руку к голове, и разошлись. Остался только Девкис, мирно попивающий чай.
- Ты как обычно Ангальт... Ээээх, не нравится мне все это...
- Мне тоже, поэтому я прошу отпустить меня в столицу.
- Это еще зачем? - Девкис приподнял бровь, но тут расплылся в улыбке, - Аааааа, решил приударить за канонессой? Оставь это дело, друг мой. Они святые девы, отношения им чужды. - посмеялся полковник.
- Я не по этому поводу, но с ней мне тоже нужно пересечься. - комиссар поморщился
- Ладно, иди. Можешь остаться до завтра, так как мы уже завтра начнем расстановку и подготовку войск.
- Отлично. Я прибуду к главным воротам ближе к полудню. - Ангальт кивнул и улыбнулся.
Он вышел из командного бункера. Солнце еще светило, но катилось к вечеру. Комиссар подошел к Саламандре, стоявшей возле бункера и окликнул водителя. Они давно знали друг друга, и их разговор был фактически неформальным.
- Кастель. Кастель! Кастель, старый урод, я тебя сейчас расстреляю за сон на посту!
Из люка появилось заспанное лицо механика-водителя.
- А, что? Ох! Господин комиссар! - он резко выпрямился и взял под козырек, - Я не знал что это вы! Да и никому Саламандра не нужна вот я и...
- Хватит мямлить. Успокойся. - Ангальт рассмеялся и потряс Кастеля за плечо, забираясь в кабину. - Поехали в столицу, у меня там дела.
- Оооо, нашли что-то интересное? - Кастель ухмыльнулся, заводя Саламандру.
- А вот это уже не твое дело... - Ангальт помрачнел, - Поехали.
 
Gross_DarknessДата: Среда, 25 Ноя 2015, 11:54:37 | Сообщение # 50
Генералиссимус

Не имеется
Сообщений: 3568
Репутация: 439
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Имя: Ян
Пол: Мужчина
Пользователь №: 5003
Регистрация: 07 Апр 2013
Группа: Создатели
Страна: Российская Федерация
Город: Москва


Дорога на Маргеллу, время 20:00

Командно-штабная "Саламандра" мягко катилась по главной дороге к вратам Благочестия - главным воротам стены, опоясывающей Маргелу. Быстро смеркалось и несмотря на то, что ночь на Ране наступала поздно, дорога была уже основательно затемнена, потому Кастелю пришлось включить фары. Мелодичный лязг траков и легкое покачивание действовали на комиссара Ангальта умиротворяюще, сильно хотелось спать. Что комиссар тотчас и сделал, едва машина выехала на окончательную прямую.
Дорога на Маргелу была идеально прямой и шла точно на северо-запад. Ангальта почти сразу по прибытию на Рану удивила удивительная симметрия дорог и кварталов - они были словно выверены по сантиметру.
Немного переговорив с Кастелем о мирском бытии и приказав разбудить его по прибытии на место, Ангальт устроился поудобнее и практически мгновенно заснул...

Санктум Телепатика, время 20:00

Лирейт Краснис глубоко вздохнул и сосредоточился на деле - в его руках покоилась колода карт Таро, которую он рефлекторно ворошил, перемешивая тонкие психоактивные пластинки. От карт исходило приятное тепло, когда материал взаимодействовал с ментальными силами прорицателя.
Откуда-то с улицы донесся гул и Лирейт вздрогнул, оглянувшись - это был голос колокола на звоннице собора Благословенной Раны, последний удар в этот подошедший к концу день. Время вечерней молитвы Богу-Императору.
Псайкер скривился, сетуя на свою нерасторопность - он должен был закончить еще до вечерней молитвы, но его мысли путались. Что то грызло его и он понимал, что именно.
Во время утреннего гадания случилось нечто удивительное - после того, как он открыл первые три карты, ставшие уже привычными "Пилигрим", "Экклезиарх" и "Уния", вытащенная четвертая посеяла в душе тревогу. Ибо это был "Имматериум", причем видимый и читаемый совершенно отчетливо. На её месте должен был быть "Империум" или "Астрономикон" и все предыдущие месяцы и даже годы эта комбинация не менялась.
И вот сегодня он вытащил открытый "Имматериум". Это было весьма противоречивое предзнаменование. "Имматериум" в его обычном виде предрекал путешествие, также как мог толковаться и как течение времени. Вытянуть карту "Имматериума" означало предречь большое путешествие, удачное или нет - это было уже решение Бога-Императора. И если оно обещало быть успешным, то следующая обычно была карта самого Бога-Императора. А если катастрофичным - то "Демона" или снова "Имматериума".
Но что эта карта делала по соседству с "Экклезиарх"? О прибытии каких либо высокопоставленных служителей Адептус Министорум слухов не было никаких. А карты как назло весь день не желали открывать свои секреты - только сейчас, к вечерней молитве Лирейт смог сосредоточиться. И теперь он собирался узнать, что же еще откроют ему карты.
Аккуратно подняв первую он вгляделся в белесую дымку карты, из которой медленно проступало нечеткое изображение, сформировавшееся в фигуру коленопреклоненной молящейся женщины, облаченной в доспех. "Сороритас". Хороший знак. Вера, преданность, праведность. Он часто вытаскивал эту карту из колоды, что было неудивительно на мире-святыне Экклезиархии.
Улыбнувшись, от открыл вторую. И улыбка слетела с его лица быстрее, чем он успел это ощутить.
Изломанное, окровавленное тело, приподнятое над землей и источающее сияни. "Мученик". Самоотдача, служение. И жертвоприношение.
Сразу после преданности и веры? Странное предзнаменование.
Лирейт открыл третью карту. На белом фоне начало вырисовываться... "Нет, только не это, - тихо молился прорицатель, - Бог-Император, что угодно, только не это". Он уже смутно догадывался, что может сейчас вытянуть.
И не ошибся.
Из покрывшейся чернильной темнотой поверхности карты на него яростно таращился кошмарный глаз. Полное бешенства Око, из кроваво-красной глубины которого бил такой концентрированный поток ненависти, что Лирейт отшатнулся, едва не упав на пол. Карты Таро всегда были психически заряженными, но сегодня карта Ока Ужаса словно обрела собственную, полную ярости жизнь. Карта будто вцепилась в прорицателя, обволакивая его туманом ужаса - обещая разорвать, растоптать и обратить во прах и пепел. На долю секунды Лирейт увидел себя пожираемым адским багрово-фиолетовым пламенем.
От полного погружения в бездну сковывающего душу и тело ужаса его спасла вспышка мучительной боли, пронзившей глаза и заставившей псайкера вскричать и вцепиться в лицо ногтями. Она прошла почти мгновенно, но её хватило, чтобы прервать контакт и освободить прорицателя от страха. Проморчавшись и придя в себя Лирейт вознес горячую благодарственную молитву Богу-Императору. После чего, сконцентрировавшись, обратил внимание на последнюю, четвертую карту.
Итак, оставался последний мазок к общей картине - что именно будет? Впрочем, предыдущие три карты ясно дали понять, что будет война с Губительными Силами, которая станет подлинным испытанием веры. Но каково будет это противостояние?
Лирейт сделал глубокий вздох - и открыл последнюю карту.
Огромная, закованная в кроваво-красную броню фигура сжимает в руке окровавленный топор и полным торжества ревом сотрясает низкое, истекающее кровью небо. Повелитель Крови. Символ бойни, предвестник тотальной войны на уничтожение. Эта карта всегда означала войну с беспрецедентной жестокостью.
Лирейт поднялся и принялся ходить кругами. Мысли путались, а сердце трепетало словно рыба, пойманная в сеть. У горла стоял плотный комок, который он едва проглотил
Страх.
Вот как это называлось.
Лирейт прочистил горло и оглянулся к дальнему углу комнаты. Там стоял писчий станок с вживленным в него сервитором-писцом. Аугментические оптоволоконные сенсоры, заменявшие биомеханическому рабу глаза, немигающим взором пялились на разложенный на столе лист освященного пергамента, приведенный в полную готовность арко-стилус висел над листом в цепком захвате серво-писца.
- Начать! - воскликнул прорицатель.
Сервитор дернулся и опустил стилус на пергамент.
- Готов.

- Телепатический отчет номер 317, день 263, 774-й год 41-го тысячелетия, — начал он, хрустнув пальцами, - данный на благословенном мире Рана, во имя Бога-Императора и всех его святых... Мною, адептом Астра Телепатики номер 387931 Лирейтом Краснисом на службе самого Бога-Императора и проводников Его божественной воли - святой церкви Экклезиархии. Будь же благословен Его Трон и владения. Во славу Бога-Императора.

Он оглянулся. Стилус летал по пергаменту, издавая тихое шуршание.
- Карты Таро в вечернее гадание показали... Угрозу. Угрозу высшей степени. Открыты поочередно "Сороритас", "Мученик", "Проклятое Око" и "Повелитель Крови". Ваш смиренный слуга полагает, что святое владение Бога-Императора, да осветится имя Его, мир Рана рискует подвергнуться жестокому и варварскому нападению проклятых чудовищ из состава мерзких Легионов павшего Архипредателя, да будет его имя забыто. Знамения крайне мрачны и я молюсь о спасении владений Бога-Императора и праведных душ, служащих Ему верой и правдой. Молю Вас, мои благочестивые господа, внять сему пророчеству, а до сего времени Вашего решения я остаюсь смиренно ожидать. Конец записи. Приложить картограмму. Скатать свиток и закрепить печать.

Пока серво-писец выполнял приказ, Лирейт подошел к балкону и вцепился руками в бортик. Так он и стоял до тех пор, пока писец не пробубнил:
- Готов.
Схватив свиток, прорицатель вышел в коридор и направился к смотрителю, который должен был проверить донесение, доложить вышестоящему и ожидать решения. Процесс проверки был не быстрый и мог занять целый день. Но Лирейт с честью выполнил свой долг и ни о чем не сожалел. Он вернулся в свою келью и опустился на колени перед алтарем Бога-Императора.
Для него наступало время вечерней молитвы.

Борт линкора «Maledictis Furorem», варп-перелет, время полета 643897 секунд. Зал Побед.

Едва слышное потрескивание пламени в церемониальных светильниках, шелест знамен на легком искусственном ветру, шепот души корабля исходящий из стелющегося по полу черного тумана...
Он любил это место больше всего на этом темном, почти безмолвном корабле.
Сейчас на нем не было брони - воин был облачен в долгополую, шуршащую о пол мантию, подпоясанную золотым поясом. Непокрытая голова с коротким ёжиком черных волос свесилась назад, глаза неотрывно смотрели на свисающее с потолка знамя.
Длинное белое полотнище, в центре которого - фигура воительницы в белом доспехе и красном плаще. В руке - меч, обагренный кровью, левая рука зажимает кровоточащую рану в груди. Вокруг нее - круг из тел поверженных врагов, нога попирает расколотый рогатый шлем.
Мученичество святой Кассандры.
Смешно.
Он не видел самого события, запечатленного на стяге. Но та, кто несла его, встретила такую же судьбу. В битве за Граксан он вырвал его из руки умирающей Сороритас, что держала древко знамени со священным для лоялистов штандартом. Это было знамя, прошедшее через многие крестовые походы Империума, некогда его с гордостью несли в битвы, вселяя страх во врагов и веру в сердца служителей Империума.
Смешно.
Вестники Смерти не испытывали никакого почтения к святыням, но некоторые артефакты заслуживали места в Зале Побед. Это было как коллекционировать черепа - самые достойные и лучшие трофеи по негласной традиции полагалось демонстрировать открыто.
- Хорошие воспоминания, да, Энкиль?
Воин обернулся на голос, уже зная, кому он принадлежит.
- Пожалуй что так, сир Сицархус.
Командующий подразделением "Штальгарниды" IX-й Когорты с мрачной усмешкой пробирался мимо постаментов, поочередно осматривая каждый.
- Для всех нас тот день стал днем триумфа. Но не для моих ребят. Забавно, как получилось, что носители самой лучшей брони всегда еще и носители самой тяжелой ответственности. И самых больших потерь.
- Мы прибыли к вам на помощь как только вырвались, сир, и если я могу...
- Не стоит оправданий, Энкиль, то уже давно прошло.
Сицархус в боевом облачении и Сицархус в повседневной мантии Легиона были словно два разных человека. В броне это был горделивый бог войны, стоящий нерушимо и прямо даже под шквальным огнем, всегда невозмутимый, отстраненно злой и едкий, сыплющий уже ставшими нормой комментариями крайне пессимистического характера. Сицархус словно не одобрял ничего, каждое событие сопровождалось циничной и мрачной фразой.
Но сейчас Энкиль вновь испытал удивление при виде Сицархуса в мирное время. Он всегда напоминал дряхлого старика, но сейчас его вошедшая в пословицу боевая желчь словно испарилась. Перед Энкилем был просто старый, умудренный опытом тысяч сражений ветеран, заставший то время, пока Примарх ходил в рядах XVI-го Легиона.
Сицархус остановился метрах в двух от Энкиля и тоже бросил взгляд на знамя. Рот капитана скривился в ухмыляющемся оскале:
- Я помню тебя, как ты стоял на том рухнувшем доме, поднимая палку с этой тряпкой над головой. Чтобы все трупопоклонники видели, да. Как они тогда бежали, а, ты помнишь?
- Конечно. - Энкиль едва не рассмеялся, - Мы гнали их как скот. Они верно думали...
- "Как же так, ангелы должны были повергнуть их!", - закончил за него Сицархус, довольно кивнув головой, - А когда мы повергли их ангелов, а ваши ребята позаботились о том, чтобы среди трупопоклонников не осталось всех этих громких комиссаров и видных офицеров - где оказалась их вера, а? Где был их Император?
- Не пришел. Не защитил. Не спас.
- Именно. - командир Штальгарнидов провел рукой по шелку колеблющегося белого знамени пока не остановился на четырех кровавых отметках с краю. Повернувшись к Энкилю, он осведомился, - Пальцы?
- Когда я брал его я был немного неаккуратен. - ухмыльнулся молодой воин.
- Зато прекрасно получилось.
- Да уж. - Сицархус отпустил знамя, сильно колыхнув его перед этим, - Как тебе, кстати, наши союзники? Не доводилось сражаться на пару с сынами Лоргара?
- То, что я о них слышал их не красит. Хотя, должен признать, они по стезе Восьмистрельного Пути прошли гораздо дальше нас. Это... это вызывает уважение. А вот каковы они в битве - нет, я еще не видел.
- Они похожи на лоялистов, - хмыкнул Сицархус, - даже в их манере говорить. Они гордые, их речь плавна и уверена. Они ни секунды не сомневаются в правильности своего пути и вера определенно придает им сил. Наш Легион всегда делал ставку на мастерство. Они - на веру. Как знать, может они сделали неправильный выбор.
- Или мы.
Штальгарнид нахмурился.
- Или мы "что"?
- Или это мы сделали неправильный выбор. Да, я говорю про именно нас, бойцов 9-й Когорты. Мы почитаем только двух Богов. Они - весь Пантеон в целом.
Сицархус покачал головой, мрачно усмехнувшись.
- Не суть важно. - он снова колыхнул знамя, как бы показывая смену направления разговора, - Где твоё отделение?
- Половина на арене, как всегда, Эйларх у Халаса, Шекорт доспех проверяет, Харевар на ангарной палубе.
- Что он там забыл? - удивился Сицархус.
- Хочет убедиться, что наш "Орел Бури" готов к полету. Кстати, сир - как долго нам еще лететь?
- Приблизительно трое суток, если Царнах не ошибся с маршрутом. - задумался капитан, - Но это Имматериум, не нам его понимать и познавать. В конце концов - мы тут гости, а не хозяева.
- Отрадно слышать.
- На твоем месте я бы отправился в оружейную своего отделения, - веско заметил Сицархус, - Шекорт молодец, что уже этим озаботился. А ты?
Энкиль кивнул.
- Я пожалуй тоже.


Текущее ФРПГ: Тьма над Раной...
Обсуждение ФРПГ
 
SamolichnoДата: Среда, 25 Ноя 2015, 22:36:59 | Сообщение # 51
Облаченный в Слово

Chaos
Сообщений: 1777
Репутация: 173
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Имя: Денис Давыдов
Пол: Мужчина
Пользователь №: 2549
Регистрация: 03 Апр 2011
Группа: N1Ce клан
Страна: Российская Федерация
Город: Таганрог

Skype: zanbatto1
ICQ: 860999265

Базилика Кайиса ,переименованная после перерождения воинства в честь учителя и наставника апостола, представляла собой бронированную крепость, которая возвышалась над зубчатыми стенами хребта боевой баржи и давала возможность обозревать варп над всем боевым кораблем «Санктрум Терра». На любой планете этот собор сам по себе был бы дворцом и был относительно скромным подобием Кхурского Дворца Правительства. В увенчанной, разукрашенной колхидской письменностью, куполом обсерватории на вершине центрального шпиля находился Креос. Облаченный в доспех, но безоружный Несущий Слово спокойно стоял, пока на сотнях палуб у него под ногами его воины готовились к войне. Корабль был полон криков и песнопений, но апостол продолжал невозмутимо наблюдать за тем, как безумная дымка разбивается о купол.
- Мой лорд - донесшийся сзади голос, прервал размышления владыки воинства.
Лицо Креоса - бледное, покрытое золотистыми надписями - озарилось улыбкой. Нарушив свои размышления, он обернулся к источнику голоса. В нескольких метрах от него, почтитльно склонившись ,стоял один из тех, кого апостол звал братом и кто, более всех в воинстве заслужил его доверие. Корифей Сол Заракс. Будучи облаченным в массивный доспех катафракта, он возвышался, подобно скале, над фигурой Креоса. Но в его позе не было угрозы. Скорее наоборот, он был словно прибрежной гаванью, готовой укрыть своего лорда от любой опасности.
- Ты тоже считаешь это безумием Заракс? - спросил Креос - также как и Элейн? Неужели вы действительно не видите необохдимость в этом? Неужели ты не прослеживаешь нити судьбы, приведшие нас сюда?
- В чтении потоков судьбы ты был всегда искуснее меня, брат - Заракс подошел к стеклу обсерватории и прислонил руку, закованную в бронированную перчатку к стеклу. - у меня нет причин сомневаться в тебе и твоих действиях. Ты уже однажды спас это воинство. Я пойду за тобой в самый ад и дальше если потребуется.
- Я слышу ,как воины готовятся к войне - улыбка Креоса не исчезала - от этого звука стынет кровь. Не правда ли?
- Да, ты прав. Пробуждает память. Истваан, Штурм Пятисот миров, Терра и многие другие пали пред нами... - Заракс запнулся - Пока Каййиса не поразило безумие.
Корифей вперил взгляд в апостола:
- Не верь ему Креос. Сыны Хоруса лишены чести. Лишены братства. Они сломленный легион. Ты видел, что с ними случилось после гибели примарха. Они словно одержимые черпали силу из варпа. Многие из них растались со своими душами, возжелав больше, чем могли контролировать. С ними так всегда - они ухватывают больший кусок ,чем могут проглотить...
- И ты опасаешься ,что они идут на смерть... и ведут нас следом - Креос, прервал его нетерпеливым жестом. - ты прав во всем брат. Но ты упускаешь одну деталь. Они прошли через все это. И они выжили. Они стали сильнее.
Он снова обратил глаза к кипящему хаосу варпа и, не мигая, вглядывался в ядовитые глубины выраженных эмоций.
- Я не так глуп, чтобы доверится Эриху - Креос снова улыбнулся ,а затем покачал головой - но и не намерен отказываться от шанса укрепить наше влияние. Закалить воинство. Сар Кайис был значимой фигурой в легионе. К нему прислушивался примарх. И даже это, не остановило Эреба от его... махинаций. Я до сих пор не уверен, что безумие, повергшее его... не дело рук Обманщика. А кто же мы с тобой Заракс? Корифей одного из сотен воинств, да первый послушник, коих тысячи? В легионе у нас нет веса, нет влияния. Возможно, если бы Аврелиан по прежнему стоял во главе ,у нас был бы шанс. Но не сейчас, когда им правят соперники нашего наставника и командира. Нам нужны союзники, если мы хотим выжить. Если мы хотим отомстить.
Апостол наклонил голову, чтобы снова посмотреть на брата, ища в его взгляде понимания.
Заракс издал уклончивое ворчание.
- Легион сражается друг с другом. Эреб с Кор Фаэроном рвет его на части. Что останется от него, когда Аврелиан вернется?
- Эреб с Кор Фаэроном уравновешивают друг друга - мягко произнес Креос - их силы примерно равны и никто не способен взять верх.
Заракс не стал спорить дальше. Они просто стояли и слушали, как варп с воем бьет в заговоренное стекло обсерватории, а на далеких нижних палубах поют Несущие Слово.
- Что насчет Харрара? Он не поддается контролю. - решил прервать молчание Заракс - я не могу предсказать действия его воинов. Никто не может. Ты помнишь, что они сделали на Перрионе VI, когда прорвали оборонительные порядки? Они вырезали население. Лишили нас рабов, кандидатов в инициаты...
- И, между тем, он остается нашим братом Заракс. или ты забыл ,что именно его Неудержимые спасли нас на Нуцерии. Именно они пробились к нам, когда пришел Ультрадесант. Я доверяю ему - произнес Креос с нажимом - Тебе тоже стоит попробовать.


Единственное, чего я всегда желал – это истина. Помните эти слова, читая дальнейшее. Я никогда не задавался целью повергнуть царство лжи моего отца из чувства неуместной гордыни. Я не хотел проливать кровь нашего рода, очистив половину галактики от людей во время этого ожесточенного крестового похода. Никогда не стремился ко всему этому, хоть мне и ведомы причины, по которым это необходимо сделать.
Но я всегда желал лишь истины.


Сообщение отредактировал Samolichno - Пятница, 27 Ноя 2015, 19:02:59
 
МединДата: Воскресенье, 29 Ноя 2015, 01:41:20 | Сообщение # 52
Первый легион

Imperial Guard
Сообщений: 517
Репутация: 213
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Пол: Мужчина
Пользователь №: 2684
Регистрация: 22 Июл 2011
Группа: Модераторы
Страна: Российская Федерация
Город: Москва


В покои Инквизитора вошёл командир взвода штурмовиков, лейтенант Рон Тимс. Высокий имперец кашлянул, привлекая к себе внимание
- С гранд-крейсера "Возвращение" передано сообщение о вышедшем из варпа флоте ксеносов, сэр - офицер выжидающе посмотрел на своего непосредственного начальника, что сидел за столом и внимательно изучал какие то записи. Это был Медин.
Мужчина поднял голову и спросил
- О ком конкретно идёт речь? И что за система? - по его лицу было видно, что он несколько недоволен тем, что его отвлекли от манускриптов, что не так давно расшифровали диалогусы - и почему об этом докладываете вы, лейтенант, а не Тола?
Тимс без промедления ответил
- Уважаемая псайкер сейчас проводит ритуалы по определению пси-энергии. Или чего то в этом духе. Именно поэтому с докладом прибыл я, сэр - он перевёл дух и продолжил - в сообщении фигурирует флот орков находящихся не так далеко от системы... - офицер замолчал, вспоминая название - системы Рана. Это довольно крупный Мир-святыня. Есть возможность нападения...
Артул встал из-за стола и хмыкнул
- Вздор - перебил он штурмовика - К чему оркам нападать на Рану? Они конечно безбашенные, а их командиры не особо знакомы с понятиями тактики и стратегии, но даже они прекрасно понимают, что встреча с Сороритас сулит только огромные проблемы. Хотя орки могут туда направляться и ради хорошей драки - рассуждал Инквизитор - так значит Рана? Передайте на мостик, чтобы скорректировали курс. Во Имя Императора, мы обязаны проверить любые домыслы и донесения, какими бы бредовыми они не выглядели. Можете быть свободны
Лейтенант козырнув, вышел из покоев, оставляя Медина наедине со своими мыслями. А в это время крейсер типа "Оверлорд" уже направился по направлению к Ране.
Кроме взвода штурмовиков, что являются личной охраной Инквизитора, на корабле также находится капитан Даркус. Космодесантник из Караула Смерти. Сам он из ордена Тёмных Ангелов. Этот воин подчиняется воле Инквизитора, но чаще к нему обращаются за советом, так как космодесантник сведущ в делах борьбы против ксеносов. Также на борту находятся боевые машины "Цербер" для поддержки штурмовых отрядов. Кроме того имеется несколько химер для перевозки пехоты, тройка "Валькирий" и "Тандерхок". Основной ударной силой являются две роты Имперской Гвардии. Одной из ключевых фигур на корабле является псайкер Тола Рей, негласно считающейся помощником Артула.
Вот и сейчас Тола была всецело занята своей работой. Она чувствовала сильные влияния варп-энергии, а карты Таро так и вообще казалось, сошли с ума, предвещая близкую беду. Псайкер узнав о новой задаче, была несколько удивлена тому, что чувствует и что показывают карты. Потому как информация была одна, а ощущения совершенно другие. Свои опасения женщина решила оставить при себе.


На место павшего встанет десять бойцов

Сообщение отредактировал Медин - Воскресенье, 29 Ноя 2015, 12:19:23
 
MaledorДата: Воскресенье, 27 Дек 2015, 13:51:56 | Сообщение # 53
Кавайный товарищ комиссар

Imperium of Man
Сообщений: 273
Репутация: 204
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Имя: Павел ___
Пол: Мужчина
Пользователь №: 2109
Регистрация: 12 Май 2010
Группа: Проверенные
Страна: Российская Федерация
Город: Канск

Skype: guardian463

Имперская Гвардия


Ангальт проснулся от толчка. Саламандра остановилась на около площади Собора.
- Прибыли сэр, мне Вас ждать?
- Нет, Кастель, отправляйся обратно. Завтра я прибуду сам.
- Принял, сэр.
Тракс вылез из транспорта и направился к колонне верующих, следующей к церкви. Наступало время вечерни, со всех сторон доносились песнопения и хвалебные гимны Императору. Комиссар сам примкнул к колонне, сложив руки на груди аквилой. В колонне следовало множество людей. Офицеры других полков Имперской гвардии, священники, фанатики, простые рабочие и чиновники, все следовали непрерывным потоком к Санктуму и молились. Ангальт сам не заметил, как начал произносить молитву. Когда колонна прибыла на забитую площадь, вечерня начиналась. Ворота огромного Санктума распахнулись и из него вышли Сестры и священники, неся знамена, горящие священным огнем. На балкон собора вышел кардинал. Он был одет в красочные одежды и высокую золотую тиару. От кадил, свисающих с его плечей, шел дым. Внизу, к постаменту шла канонисса, одетая в серебрянные одежды и горящим ареолом над головой. Она шла грациозно, и каждый её шаг наполнял светом пространство перед ней.
Осмотрев площадь, Кардинал обратился ко всем с речью.
- Дети мои! В этот грозный для галактики час, когда её раздирают бесконечные войны и пожирает порча, вы сохраняете стойкость и стремление! Вы все - слуги Его, и Возлюбленный Всеми следит за каждым из нас! Он помогает Нам в эти тяжелые времена! Вера в него защищает Нас! Солдаты его спасают жизни миллиардам Его подданных! Так давайте же же помолимся за них! Пусть их оружие разит врагов Его! Пусть их флот сотрет в звездную пыль любую преграду! Слава Императору! Слава бойцам Его! Слава подданным Его!
Площадь разразилась криками и воплями. Кардинал, улыбаясь, наблюдал за этим с постамента. Когда овации стихли, священники, служки и Сестры начали распевать молитву. Люди на площади подхватывали и так же запели. Ангальт пел, молясь за своих сослуживцев и тех, кто погиб.
Примерно через час вечерня кончилась. Ангальт быстрым шагом направился к канониссе. Когда он приблизился, Сестры преградили ему путь. Мариетта, поведя рукой, приказала Сестрам пропустить его. Ангальт озарился аквилой, подойдя к ней.
- Комиссар. Я не ожидала увидеть Вас на этой вечерне. Что привело Вас?
- Разве мне нужна причина, чтобы прийти и помолиться? - улыбнулся Ангальт, - Но на самом деле, я прибыл чтобы поговорить с Вами, Святая сестра. Я прибыл для того, чтобы проинспектировать Ваши войска и войска СПО.
- Уверяю Вас, Сестры всегда готовы к бою, комиссар. В этом нет особой необходимости. - учтиво ответила Мариетта.
- И все же, я настаиваю. - комиссар поклонился ей.
- Хорошо. - у канониссы, на мгновение, пронеслась нотка раздражения, но она быстро подавила её - Пройдемте, комиссар. Я обещаю Вам, вы удостоверитесь в полной готовности наших войск.
- На меньшее я и не надеюсь, Святая сестра.
Они шли к кельям Сороритас. Ангальт старался навязать беседу, но Мариетта отвечала односложно и кратко, так что дошли они фактически в тишине. У входа в кельи стояли караульные Сестры, вытянувшись и озарившись аквилой, при виде канониссы. Ангальт, по рефлексу, отреагировал на это, приложив руку к козырьку своей фуражки. Они прошли внутрь кельи Сороритас, и Тракса удивила её простота. Ничего вычурного и помпезного, простые кельи, чем то похожи на казармы гвардейцев, лишь построены в церковном стиле. Было видно что Сестры готовятся ко сну. Ангальт впервые в жизни видел Сестер без боевых доспехов. Они носили легкие платья и власяницы. Они занимались повседневными делами, читали, умывались. Мариетта остановилась около селестианок.
- Они проведут Вас в ваши покои. Завтра, мы проведем смотр для Вашей инспекции.
- Благодарю Вас, Святая Сестра.
Мариетта убыла в свои покои. Ангальт же проследовал за селестианками. В его комнате было так же просто, как и во всей келье. - Мхех, спартанские условия, - ухмыльнулся Тракс и лег на койку.
Он продумывал завтрашний день, не заметив как уснул...


Сообщение отредактировал Maledor - Воскресенье, 27 Дек 2015, 13:52:52
 
Gross_DarknessДата: Воскресенье, 03 Янв 2016, 14:01:23 | Сообщение # 54
Генералиссимус

Не имеется
Сообщений: 3568
Репутация: 439
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Имя: Ян
Пол: Мужчина
Пользователь №: 5003
Регистрация: 07 Апр 2013
Группа: Создатели
Страна: Российская Федерация
Город: Москва


Адепта Сороритас


Этой ночью канонисса Мариетта не могла уснуть. Не помогало ничего - ни молитвы, ни попытки продышаться свежим воздухом на балконе, ни расхаживания по комнате. Не помогло даже самоистязание, даже когда по спине побежала струйка крови от особенно сильного удара плетью она не ощутила привычного блаженного спокойствия. Её словно жгло изнутри. И самое плохое - она не знала, отчего.
Может дело было в ней самой? Её вера дала слабину и всевидящий Бог-Император узрел трещину и теперь посылает ей предупреждение. Или в комиссаре, что удивил её своей напористостью и самоуверенностью? Или в том, что более младший служитель Империума предположил, что её орден может быть неготовым?
Оскорбление ли это было? Нет, всё было слишком почтительно, чтобы быть насмешкой. Но выкинуть из головы тот разговор не получалось. А он ещё продолжится завтра. Раньше никто не сомневался в боеготовности её Ордена - любой служитель Империума знал, что Адепта Сороритас всегда готовы сражаться, защищая священные владения Бога-Императора.
Она прислушалась к своим ощущениям. Такого как сегодня у неё ещё никогда не бывало.
Что-то менялось в воздухе, какая-то невообразимая тревога висела в нём. Решив поделиться этими опасениями завтра утром, она только усилием воли смогла заставить себя прекратить размышлять и просто заснуть.

Несущие Слово


На борту боевой баржи Несущих Слово «Sanktum Terra» командир связного крыла линкора «Maledictis Furorem» Крештель Хосвердер чувствовал себя, мягко говоря, неуютно. Это был совсем другой корабль, диаметрально противоположный его родному пустотному дому и с совсем другой атмосферой. Конечно, у каждого Легиона Космического Десанта Хаоса были свои традиции, свои порядки и свой неповторимый стиль, но всё же Несущие Слово и Чёрный Легион различались практически как небо и земля. И дело было далеко не только в цветовой гамме и воинских традициях, нет - дело было в мировозрении. Привыкшему к взвешенному прагматизму и деловому панибратству Крештелю было страшно находиться среди этих молчаливых и угрюмо-помпезных людей. В отличии от Вестников Смерти, сдержанно почитающих только Повелителя Войн или Архитектора Судеб, они открыто и с рвением поклонялись всему Пантеону в целом. Крештель не понимал этого. Но, будучи посланником, с уважением и интересом относился к удивительным традициям Несущих Слово.

Когда в главном ангаре линкора лорд Эрих отвёл его в сторону и дал последние напутствия, его пробрал ледяной пот. Ему было приказано сопровождать Креоса на его корабль, поддерживать связь между готовящимися к войне группировками, держать Тёмного Апостола и тех, кого повелитель Несущих Слово сочтёт обязанными знать, в курсе событий и координировать совместные действия этой небольшой, но грозной эскадры. Лорд Эрих понимал, что Крештель окажется в совершенно незнакомом ему окружении на одном борту с теми, кто представлял для молодого связиста смертельную угрозу и даже мог стать врагами Вестников Смерти. Лорд пообещал ему, что если он будет убит или необратимо искалечен, то сделает всё что только можно, чтобы содрать с Несущих Слово тысячекратную кровавую плату. Конечно, мрачно сострил Эрих, для самого Крештеля это будет уже неважно, но вряд ли Тёмный Апостол решит заплатить за смерть одного ксанца жизнями своих воинов. Законы гостеприимства в пространстве Великого Ока были строгими и убийство посланника незамедлительно влекло за собой жестокую и кровавую месть. Именно этими мыслями утешал себя Крештель, когда летел в одном шаттле с Несущими Слово. Он отчаянно пытался не выказать дрожи, чтобы телохранители Тёмного Апостола не учуяли его страх и всё то время, пока «Грозовая Птица» приближалась к своему гигантскому бронированному гнезду он не проронил ни слова, вжавшись в спинку противоперегрузочного кресла и вжав голову в плечи, словно высоко поднятый воротник и надвинутое на глаза полевое кепи могло оградить его от возможной вспышки гнева Несущих Слово.

Когда «Грозовая Птица» опустилась на посадочную палубу он поначалу хотел остаться на борту, но один из телохранителей Тёмного Апостола поманил его пальцем и указал на выход. Красноречивый намёк был понят и Крештель торопливо прошмыгнул мимо огромного воина. Ступив на палубу корабля он не перестал нервничать - ему казалось, что Тёмный Апостол прикажет до поры до времени бросить его в рабские загоны, сродни тем, что были на «Maledictis Furorem». Однако приём, оказанный ему на борту корабля Несущих Слово приятно удивил. Креос обратился к нему лично, поприветствовав на борту своего корабля и сразу представив ему свою свиту. Отдельно Тёмный Апостол остановился на кажущемся древним, но словно питаемом какой-то удивительной внутренней энергией человеке, представившемся Крештелю как Элейн. Как понял ксанец, он переходил в ведомство этого сгорбленного дедушки, чему был, честно говоря, только рад. Засвидетельствовав своё почтение Тёмному Апостолу и его свите, он направился вслед за стариком.

Тот провёл его через множество коридоров и залов, которые пусть и были гораздо меньше чем на его родном линкоре, но всё равно были огромными. Стены были покрыты рунами и клинописью на языке, которого Крештель не понимал. Всю дорогу он боролся с желанием расспросить Элейна, у него накопилась уйма вопросов, но он чувствовал, что это станет ошибкой, возможно фатальной. Не требовалось особого ума чтобы понять, что этот человек - один из самых важных членов Воинства, а таких трогать не следовало.

Элейн провёл его прямо к каюте, которая поразила ксанца. Судя по всему она предназначалась для или ну очень дорогих гостей, или для, ни много ни мало, воина Астартес. Или вовсе - для членов высшего круга военного братства. Даже не смотря на тот факт, что комната была обставлена просто, она была по настоящему удивительна. Стены были от пола до потолка покрыты мелкой клинописью, с них свисали бледные пергаменты, на которых кровавыми чернилами были выгравированы всё те же клинописные фразы. У стены, украшенной здоровенным барельефным изображением головы демона, стоял маленький походный алтарь, на котором ярким жёлтым пламенем потрескивали несколько красных свечей а в воздухе ощущался запах благовоний, смешанный с легко узнаваемым железистым привкусом крови. По сути, именно от алтаря, точнее от стоящих на нём свечей, ею пахло по комнате. Крештель слышал о подобных обрядах с жертвенной кровью, но никогда не думал, что её может быть так много и она может использоваться так массово.

Элейн оказался очень приятным в разговоре человеком. Хотя по сути беседа состояла из его монолога, ибо Крештель молча стоял навытяжку, как перед генералом, да в случае какого либо вопроса отвечал и решительно кивал, когда требовалось согласие. Элейн предупредил, что корабль - опасное место и на палубах частенько ходят культисты, которые могут изловить неосторожного человека и утащить к себе, чтобы глубоко в недрах громадного корабля принести его в жертву Богам Хаоса. А потому если посланник не хочет окончить свою жизнь на алтаре под ритуальным ножом жреца культа, ему придётся не отдаляться от эскорта. И прежде чем Крештель успел понять, что это значит в комнату вошли четверо воинов Астартес, в полной боевой броне. От неожиданности Крештель попятился назад, рука метнулась к висящему на поясе пистолету, но увидев, что его пришли не убивать, он почтительно поклонился вошедшим. Воины держали богато украшенные рогатые шлемы на сгибе локтя, руки покоились на рукоятях здоровенных цепных мечей.

Элейн объяснил, что они будут составлять его эскорт, защищать от возможных опасностей и присматривать за ним. Судя по лицам новоявленных караульных они были не очень то рады перспективе составлять почётную охрану посланника, тем более простого смертного, но приказ духовного наставника тёмного братства они проигнорировать не смели. Вместе с ними пришла послушница, приставленная к Крештелю в качестве служанки. Все были предельно немногословны, ограничились только формальными приветствиями и немедленно приступили к своим обязанностям

Боевые братья воинства дежурили посменно возле дверей его комнаты, разбившись на две пары. Поначалу Крештель проявлял максимум вежливости, просил не утруждаться на его счёт, приглашал в каюту, чтобы Астартес не торчали навытяжку возле двери. Но так как ответ всегда был одним - вежливый, но чрезмерно формальный отказ - он быстро прекратил почтительные потуги. Помня привычки Вестников Смерти он не ожидал, что двое воинов могут сохранять такую неподвижность. Они стояли как настоящие статуи, держа руки на рукоятях мечей и глядя неотрывно перед собой. Поначалу ему казалось, что они спят, но когда он попытался пройти дальше по коридору, оставляя их за собой, то обнаружил, что они неотрывно следуют за ним. Крештель поспешил ретироваться обратно в каюту, куда Несущие Слово не последовали, опять замерев по сторонам двери.

Прошло четверо суток с момента, пока он был на корабле. Памятуя предостерегающие наставления Элейна он не горел желанием выйти наружу, тем более что перспектива постоянно иметь за плечами двух Астартес-охранников его огорчала. Для него была изрядно обидна сама мысль, что воинов заставляют торчать тут из за него. Но приходилось терпеть и ждать, пока его услуги не пригодятся Тёмному Апостолу.
Единственным живым существом, которое скрашивало его пребывание на корабле была служанка. Она приходила каждый день, обновить кровавые свечи и благовонные масла на алтаре и пройтись ультрафиолетовым светильником по поверхностям. Пусть и немногословная и торопливая, она была его мостиком между каютой и Элейном, во всяком случае, так ему было объяснено. Но Крештель полагал, что у духовного наставника тёмного братства и без него проблем хватает, а потому не посылал к нему служанку с просьбами. Жизнь связиста и без того была занятой.

И сейчас Крештель сидел за письменным столом, держась подле варп-склянки и отмечая в инфопланшете общую информацию, которую он должен будет предоставить Креосу. Кровать была для него явно великовата, да и нельзя было смертному касаться вещей Астартес. В группировке Вестников Смерти это проблемой не было, но даже там этикет требовал испросить дозволения, пусть его и получали всегда. Здесь же Крештель сильно сомневался, что его наглость поймут, а спрашивать это у десантников-телохранителей было мягко говоря неудобно. Потому его койка была на полу, офицерская шинель как матрац и одеяло и сапоги как подушка. Ему было не привыкать, в бытность Пепельным Призраком он в тренировочных лагерях устраивался и в более убогих местах. С ухмылкой он вспоминал, как спокойно дрых в залитой дождевой водой траншейной нише, в сырости и грязи, под шум артиллерийской стрельбы и лающие команды наверху.
- Наверняка здешние солдаты похвастаться таким не могут... - рассеяно пробормотал он.
Снаружи послышались шаги и приглушённый голос "Смена", заставивший Крештеля покоситься на вмонтированный в стену корабельный хронометр в костяной оправе. По местному времени был полдень, время смены караула. С мрачным выражением лица он подумал, что видимо про него все забыли. Варп-склянка молчала, Несущие Слово его видимо игнорировали, а он припухал здесь, занимая место. Это было невыносимо.

Инквизиция


Мысли Инквизитора Артула Медина были на редкость мрачными, его снедало какое-то странное чувство тревоги. На столе перед ним лежала голографическая карта участка космоса, на которой он инфо-стилусом отмечал возможные варианты нападения орков на Рану. Пока корабль двигался к миру-святыне у него ещё оставалось время подумать над орочьей угрозой.
Но что-то не складывалось.
Если верить докладам, в этом секторе орков уже давно не было. Да, атака орков могла прийти на миры суб-сектора Раны, но не из соседней системы. Если верить известным и подтверждённым данным, Орден Сияющего Ореола ещё в позапрошлом столетии истребил орков во всех системах, которые были поблизости от Ранской епархии. Из документов выяснялось, что единственной угрозой для Империума в этом регионе были возможные культы хаосопоклонников, но в своё время Ордо Еретикус совместно с Адептус Министорум истребил практически все хоть как то заметные культы, а Миссионариус Галаксиа вновь принесла свет веры в Бога-Императора на пострадавшие от кризиса неверия миры.
Секты хаосопоклонников ещё могли быть, это было неприятной нормой в Империуме. Чуть ли не на каждой пятой планете можно было наткнуться на небольшой порочный культ поклонников Слаанеш, в нижних горизонтах ульев и катакомбах городов легко мог оказаться культ мутантов, поклоняющихся Нурглу, в среде учёных и служителей Адептус Механикус могли попасться одиночки, следующие путем Тзинча, а среди старых солдат в увольнении или агрессивных уличных бандитов - угрюмые последователи Кхорна. Отдельные мелкие еретики или слабые культы, неспособные даже на то, чтобы привлечь внимание своих Губительных Сил, Инквизитора Ордо Ксенос не волновали.
В самом невероятном случае угрозой могли оказаться осмелевшие и набравшие силу культы генокрадов, которые требовали его вмешательства. Или вылезшие из своих помойных ям хруды, они тоже могли стать проблемой. Но чтобы орки, да тем более целый флот? Сектор, слава Богу-Императору, от них был практически чист, а орочьих миров, с которых зеленокожие могли бы поднять свои уродливые, но мощные громады рядом не было.
Может случайно выскочивший из варпа флот оркоидов, летевший, как они говорили, "куда Горка и Морка пожелает"? Весьма вероятно, подобные случаи бывали часто, Медин сталкивался с такими случаями не раз и даже не два. Но обычно они вылетали на краю системы и уже своим ходом долетали до ближайшего мира, где можно было найти хоть какую-то драку. Зачем им на своих корытах тащиться через целую систему, когда можно было бы рухнуть на ближайший мир? Логика орков была совсем не человеческой, но Медин за долгие годы служения Богу-Императору в рядах Ордо Ксенос научился их примерно понимать.
Медин ещё раз склонился над картой и инфо-планшетом. Что-то тут не сходилось. Никаких подтверждённых свидетельств вторжения орков не было, лишь несколько разнообразных астропатических сообщений. Лет двадцать или тридцать назад он бы им поверил. Но сейчас его душу что-то грызло, и это что-то не давало ему покоя.
Может ложная тревога? Это было возможно, ведь иной раз командование Флота сектора устраивало такие "учебные тревоги", чтобы держать свои силы в постоянной боевой готовности. Это было разумно, но чертовски затратно и обычно при этом предупреждали Инквизицию, на случай, если вдруг такая "учебная тревога" будет сочтена святыми Ордосами как халатность и паникёрство.
Тогда может ошибка? Тоже вероятно, ведь астропатические каналы были не самыми стабильными. Сообщение могло идти несколько дней, а могло и несколько месяцев, это предугадать было сложно. Или небольшие шторма, даже не замеченные варп-маячками, помешали сообщению или даже исказили его? Всё могло быть.
А не могло ли это быть ещё чем-то?
Медин Артул корпел над картой и размышлял. От него и его решения сейчас зависело на редкость многое...

Чёрный Легион


Меньше всего он желал просыпаться.
Каждое такое пробуждение больше напоминало... ничего.
Да, именно.
Просто, без всяких прелюдий, без долгих метаний и возвращения чувств - он открыл глаза, чтобы узреть черноту.
В летар-капсуле, зловеще похожей на гроб, не бывает сновидений. Мозг почти умирает, останавливая свою деятельность на почти сто процентов. Убогая замена настоящего сна. Он бы предпочёл что либо другое.
Но с этим приходилось жить, а поскольку он вообще никогда не собирался умирать - то жить вечно.
Мнемо-кристаллы распознали его пробуждение и в беспросветной черноте перед его глазами появилась трещина, рассекающая крышку капсулы. Она медленно расширялась, пока половинки крышки не стукнулись об пол по сторонам саркофага. В открытые глаза был призрачный свет, намерено приглушённый до минимума, чтобы даже его сверхчеловеческое зрение не пострадало от долгого отсутствия света.
Он поднялся рывком, не коснувшись руками краёв капсулы, и выбрался из своего обиталища. Даже сквозь сапоги он чувствовал холодную сталь пола и лёгкое подрагивание чего-то громадного глубоко внизу. Оглянувшись, он усмехнулся, когда в его разум начали возвращаться воспоминания. Это был небыстрый процесс и он ненавидел это ощущение. В такие минуты он иной раз ловил себя на мысли, что он слишком многое ненавидит.

Рука рефлекторно потянулась влево и длинные белые пальцы вцепились в зашуршавшую ткань - на стоящей у изголовья вешалке висела долгополая чёрная мантия. Облачение много времени не заняло и встряхнувшись он уже собирался двинуться к двери, как вдруг остановился и медленно повернулся назад, словно услышал чей-то тихий голос, слышимый лишь ему одному.

Позади, напротив саркофага, на богато украшенной оружейной стойке покоился длинный, чёрный клинок. С вычурной гарды и рукояти, оканчивающейся навершием в форме загнутого когтя, стекали ручейки едва различимой чёрной дымки. От украшающих центр гарды двух тёмных сапфиров исходило мертвенно-бледное свечение, которое то разгоралось ярче, то медленно затухало. Из отделанных орнаментов ножен словно слышался тихий шёпот, говорящий одному только владельцу известные слова. Среди команды корабля ходили слухи, что даже простое нахождение неподготовленного разума рядом с оружием могло свести с ума, оставить на душе несмываемый отпечаток и посеять в самом чистом разуме зерна сомнения и отчаяния. Когда хозяин приблизился, меч слегка приподнялся в воздухе и едва бледная рука потянулась к нему, клинок на несколько сантиметров с шелестом выполз из ножен. Сапфиры сверкнули и загорелись ярче, ощутив на эфесе прикосновение и полыхнули мгновенно потухшим синим пламенем, когда рука лорда сомкнулась на рукояти. Меч покинул ножны и по его лезвию побежало бледное, едва заметное пламя.
- Здравствуй, старый друг, - промурлыкал владелец. Нисколько не опасаясь танцующих по клинку языков пламени, он протянул свободную руку и почти нежно провёл пальцами по долу меча, прямо сквозь огонь, не причиняющий бледной длани никакого вреда, - Я снова здесь, ты чувствуешь это?
Шёпот усилился, лезвие потускнело.
- Слышу, слышу, слышу... - продолжил хозяин, - да, слышу...
Лорд прямо с места высвистел шепчущим мечом восьмёрку, лезвие оставляло дымный след в затхлом воздухе. Что-то ему не нравилось, его мысли занимали мрачные раздумья. В его сознание цепко вцепилось чувство тревоги и пока воспоминания затапливали его мозг, он лихорадочно пытался отвлечься от потока сознания и сконцентрироваться на деле.
Он был на своём корабле, да, это точно. Они летели куда-то, это он тоже помнил. Но куда летели? Зачем? Когда? Вопросы плавали в голове медленно, словно умирающие рекледы в воде Призрачного моря. Воспоминания возвращались, да, но слишком, слишком медленно. Как же его звали? Меч нашёптывал какое-то имя, но хозяин никак не мог понять, кому на самом деле оно принадлежит.
Покачав головой, он убрал клинок в ножны и закрепил их на поясе. Сейчас он подчинялся лишь рефлексам и самым примитивным воспоминаниям. Ему надо было идти. Куда? Неважно. Ноги сами помнили, куда нужно хозяину.
Он покинул комнату и пройдя сквозь дымчатую пелену вместо двери вышел в длинный коридор, уходящий куда-то в сторону. Безмолвие, царящее вокруг, оглушало и если бы его глаза не были открыты, он бы подумал, что оглох. Пару раз щёлкнув пальцами он ощутил, как оглушительно прозвучали эти казалось бы тихие звуки и как отражающееся от стен эхо щелчков побежало дальше, долго гулять по коридору.
Вдоль стен туннеля тускло светились десятки крошечных полусферических светильников, выполненных в форме человеческого глаза и вмурованных в стальные стены. Их света едва-едва хватало, чтобы осветить пол и крохотную часть стены напротив, где находился точно такой же светильник. Потолок утопал во мраке, представляя собой чуть ли не провал в бездну, а по полу струился зловещий чёрный туман. И голоса. Даже самый скептически настроенный человек не мог бы отрицать, что в пустых коридорах корабля что-то скрывается. Нечто, что нельзя увидеть, нельзя ощутить, но можно услышать.
Незнакомый с атмосферой внутри корабля неподготовленный человек не смог бы тут сохранить рассудок, навсегда превратившись в запуганного параноика, боящегося каждого звука и каждого тёмного угла. А если учесть, что светлых участков на борту практически не было, его безумие неизбежно привело бы его к потере инстинкта самосохранения и самоубийству. Так было с первыми командами. Выживали только самые странные, для которых жизнь в давящей со всех сторон шепчущей тьме давно стала нормой.
Для воинов Астартес из IX-й Когорты Чёрного Легиона «Вестники Смерти» цепкий мрак был не помехой. Будучи посвящёнными в тайны гигантского супер-линкора они прекрасно понимали, что он живой, обладающий собственной душой и знающий всё о всех, кто находится на борту. Его призрачные когти вонзались в душу каждого члена экипажа, проникая в разум и сны. И превращая их в кошмары. Хищный дух линкора подобно демону Имматериума питался мыслями и страхами в той же мере, что двигатели - плазмой. Экипаж и воины корабля были далеко не только хозяевами, но и слугами, а их страхи, эмоции и чувства - пищей.
Лишь один человек на борту понимал корабль так же, как самого себя. В конце концов, они были похожи. Проводя ладонью по стенам, он где-то далеко далеко внизу ощущал отзыв машинного духа, отреагировавшего на его пробуждение. И он ухмыльнулся, когда дух передал ему его имя.
Эрих.
Так его звали.
Он приглушённо рассмеялся и вдруг, набрав в свои три лёгких побольше воздуха оглушительно и протяжно взвыл. Чёрный туман расплескался вокруг него, взметнувшись причудливыми завихрениями, и эхо подхватило неестественно громкий звук, отражаясь от стен, усиливаясь и распространяясь по коридорам линкора. Оно распространялось все дальше и дальше, с каждым звуковым карманом всё усиливаясь и усиливаясь, преломляясь и отражаясь. Оно прокатилось по километрам коридоров корабля, пугая робких новичков и заставляя уже привыкших к причудам линкора и его повелителя удовлетворённо скалиться. За туманным арочными проёмами в залы каюты его не услышали, но те, кто находился в коридорах поняли, что время пришло. Если уж лорд пробудился, то война уже стучится в дверь и через считанные дни линкор снова вступит в бой.

***

Зал Стратегиума линкора «Maledictis Furorem» как обычно утопал в гнетущем мраке, лишь локально развеиваемом приглушёнными осветительными приборами. Атмосфера на корабле итак имитировала ксанский сумрак, но Зал Стратегиума, очевидно, копировал ночь. Усеивающие сводчатый потолок сотни светящихся «глаз» только усиливали впечатление и если бы кто вдруг потрудился поднять взгляд вверх, то без труда бы различил, что разбросанные в казалось случайном порядке светильники явно копируют ночное небо древней Терры. Можно было легко распознать Большую и Малую Медведицу, Большого Пса и Кассиопею, Весы и Водолея, Гидру и Ворона, Дракона и множество других. Здесь, в призрачном сиянии искусственных «звёзд», и находился «мозг» линкора. Здесь же проходил военный совет высшего командного состава IX-й Когорты Чёрного Легиона «Вестников Смерти» и старших офицеров соединений Пепельных Призраков, сопровождавших группировку.

У громадного круглого гололитического стола стояло четверо Астартес, облачённых в полный комплект боевого оснащения. Трое были закованы в силовую броню, четвёртый - в массивную терминаторскую. Длинные чёрные плащи, вяло колышущиеся на искусственном ветру, тихо шуршали при соприкосновении с металлическим полом. Украшенные бивнями и рогами шлемы, покоящиеся на бортике гололитического стола, в призрачном освещении мостика смотрелись оскалившимися отрубленными головами чудовищ, словно выставленными на всеобщее обозрение как кошмарный трофей. Над светящимся бледно-бирюзовым светом столом висела громадная проекция планеты, медленно вращающаяся вокруг своей оси. По ней танцевали сотни рунических значков, мгновенно реагирующие на мнемо-сигналы стоящих вокруг и скрупулёзно показывающие то, что они желали видеть.
Один из них постоянно ходил вокруг стола, не сводя сверкающих от алчности глаз с светящейся планеты. Он напоминал готовящуюся к прыжку гончую, левая рука время от времени сжимала рукоять жуткого вида цепно-силовго топора, висящего на поясе воина.
Другой стоял расслабленно, скрестив бронированные руки на груди. Его глаза обшаривали каждый город, каждый посёлок, словно он уже прикидывал, какая из областей будет наиболее благоприятна для орбитального десантирования.
Третий расслабленно держал в руке длинный, богато украшенный изогнутыми лезвиями посох и казалось дремал. Во всяком случае, его глаза были закрыты, а сам он слегка покачивался, неподвижно стоя на месте.
Четвёртый же казался скалой в своём громоздком доспехе Терминатора, заметно возвышаясь над всеми остальными. В руке он держал жуткого вида шипастый моргенштерн, оперевшись на него как на клюку, но от этого его угрожающий вид становился ещё более зловещим. Время от времени он переговаривался со вторым, указывая пальцем на некоторые значки и схемы, пляшущие по поверхности изображения планеты.
Вокруг четверых Астартес расхаживали небольшими группками простые люди. Но назвать их простыми было бы некорректно - это был штаб именной дивизии Пепельных Призраков «Лик Кахозиса», элитного подразделения войск Граунштадта. Их гагатово-чёрная униформа словно подчёркивала отличие от своих коллег из несущих серые цвета солдат и офицеров прочих дивизий Ксанской Пепельной Армии. Они тоже тихо, но оттого не менее горячо обсуждали детали предстоящего развёртывания сил вторжения на обречённый подвергнуться атаке мир-святыню. Среди них попадались офицеры авиационных и артиллерийских частей, приданных моторизованной дивизии в качестве усиления при предстоящем ударе. Они все как один активно жестикулировали и мрачно поглядывали на карту планеты.

- Перестань, Халас, - проворчал воин в терминаторском доспехе, обращаясь к нетерпеливо снующему туда-сюда первому Астартес. - Меня начинает нервировать твоя активность. Снова.
- Как будто тебе это чем-то мешает, Сиц! - огрызнулся тот, кого называли Халасом. - Можно подумать это не ты перед и во время каждого сражения постоянно ворчишь в вокс? Чем твоя ругань отличается от моего хождения по палубе?!
- Вестимо тем, что Сицархус только вокс засоряет, - отозвался третий воин, что-то приблизивший на своём участке для лучшего рассмотрения. - А ты тут расхаживаешь как зверь загнанный в угол. Не то чтобы к этому никто не привык, но, серьёзно, сейчас совсем не время. Соберись, твоему подразделению итак придётся несладко во время предстоящей кампании, а ты ещё и не интересуешься местностью.
- Плевал я на местность, Тарграх. Я вообще на всё плевал. Хватит ныть о тактике, друже, ты не хуже меня знаешь, что когда начинается бойня любые планы приходит в негодность и всё решает лишь персональное мастерство, защита и запас топлива в прыжковом ранце. Ну, в твоём случае - боеприпасов.
Халас снова прошелся по палубе.
- Как бы то ни было, Дастагарды готовы. На меня сыпятся вопросы, когда же начнётся... веселье, - Халас с нажимом произнёс последнее слово и злобно хихикнул. - Ваши подразделения тоже, скорее всего если и не готовы полностью, то близки к этому. Но, позвольте спросить, где же тот, кто начнёт заварушку?
- Он проснулся примерно двадцать кирай назад. - отозвался доселе не принимавший участия в разговоре третий воин, открыв глаза и поудобнее перехватив посох. - Будет здесь через два.. - он оглянулся и довольно хмыкнул, - да, собственно, уже.
- Рад, что ты это заметил.
Эрих уже был в полном боевом и спускался к ним, держа шлем на сгибе локтя. Смертные офицеры, завидев командующего, салютовали и уходили в сторону. Лорд Хаоса приблизился к столу и, положив шлем на край гололита, с шумом опустился на возникшее позади него кресло.
- Полагаю, вы меня слишком долго ожидали? Мои извинения. У меня последнее время недобор слуг, большую часть снаряжения приходится самому навешивать, - ухмыльнулся Эрих, сложив вместе кончики пальцев. - Итак, что у нас со связью на Ране? Жаль, что Крештель у Несущих Слово, он бы сейчас пригодился. Эй, Дишальт!
- Здесь, сир, - отозвался заместитель командира связного крыла, вынырнув словно из ниоткуда.
- Что у нас с «кротами»?
- Секунду, - Дишальт что то переключил в гололите и по поверхности замерцали ярко-синие руны. Практически все из них кучковались в пределах столицы планеты, Маргеллы. - Капитан Льёнер докладывает, что тревожиться не о чем, цели предстоящей операции уже взяты под контроль.
- Что у нас с самым главным - Телепатикой?
- Собственно, как мы и полагали, это было сложнейшей задачей. Но в данный момент мы располагаем знаниями, где находится настоящий Санктум Телепатики. За два года мы смогли внедрить туда лишь одного агента, при начале вторжения он сделает всё, чтобы заткнуть их.
- Почему так скверно? - проворчал Сицархус.
- Прошу меня простить, сир, но мир-церковь - это вам не захолустный агро-мирок или большая пром-зона, где всё на виду и надуть разухабистых идиотов можно и предельно топорным методом. Здесь Санктум обычно прячут, да так прячут, что найти его становится проблемой. Лоялисты отлично знают, что при вторжении Санктум Телепатика - цель номер один для удара, к несчастью, Империум научен горьким опытом. И кроме того, в ведомство Телепатики крайне трудно проникнуть, это вам не Администратум или Механикум, где смотрят на печати или культовые догмы - здесь ещё и душу наизнанку выворачивают. Если бы мы форсировали события, то неминуемо раскрыли себя, а так мы имеем одного агента внутри них и это уже хорошо. Потому что могли не иметь никого.
- Ладно. А что у нас с боеготовностью войск на Ране?
- А это вообще имеет значение? - хохотнул Халас.
- Судя по поступающим докладам, Силы Планетарной Обороны слабы и изнежены, но думаю есть кадр, который вас заинтересует. Сегодня «Ягер-897/34» прислал варп-склянкой отчёт. В это время на Ране была вечерня, но он клянётся, что на Ране появился кто-то новый. Во всяком случае, в толпе было трудно разглядеть, но он подозревает, что на Ране новые части Имперской Гвардии.
- Нам известно про три полка Бримлокских Драгун, расквартированных в городе, но их комиссары нам ещё не попадались, - заметил Эрих. - С чего он взял, что это не один из них? Причём весьма вероятно, что он принадлежал к Силам Планетарной Обороны, иногда там тоже попадаются члены Комиссариата.
- Интуиция.
- Вздор. - буркнул Сицархус.
- Я желаю знать об этом больше. Пусть «Ягеры» выяснят, что за комиссары появились в городе, а там видно будет. С сего момента я хочу быть в курсе всех событий, происходящих на Ране. Любая получаемая информация должна быть немедленно представлена мне. Кстати, от Крештеля есть известия?
- Нет, сир, никаких. Он доложил, что с ним там нормально обращаются, но его держат под стражей и Тёмному Апостолу пока не нужны его услуги.
- Значит Креос не в курсе дел, - задумался Эрих. - Вот что, не передавайте Крештелю конкретную информацию о действиях наших агентов. Я всё же в нём ещё не уверен, что-то я сомневаюсь насчёт удачи союза. Как я понял из твоих слов, Крештель не имеет возможности провести рекогносцировку?
- Именно так, сир. К нему приставили сопровождение из аж четырёх Астартес. Но я полагаю, что эскорт это только на словах. Скорее всего ему просто не дают возможности вести наблюдение.
- Я тоже так думаю, - признался Эрих. - Стало быть, союзничек тоже в раздумьях. Ладно. Пусть пока подождёт, в конце концов успех операции зависит от него. Вы свободны, Дишальт.
Офицер отсалютовал и, грохоча подошвами сапог, убежал куда-то назад.

- Мне это не нравится, Эйриш. - покачал головой Царнах. - Уже очень скоро мы начнём вторжение, а на планете наши «кроты» ещё не на сто процентов уверены в успехе операции. Действуем по плану «Б»?
- Мясо, я надеюсь, ещё не готово?
- Прости, я не стал ждать. Они уже дошли до нужной кондиции.
- Чёрт возьми, Царнах, ну я же просил!
- Да какая разница, всё равно они были бесполезны. Да и Крайлис любит убивать.
- Ты понимаешь, что волна и нас пришибёт?
- Понимаю. Но лучше так, чем никак.
- Не не не, друзья, я пас! - воскликнул Халас. - Все эти магические фокусы не для меня. А потому даже не просвещайте. Я на Арену, кто со мной?
- Идём, - буркнул Сицархус, но было видно, что он веселится. - Задам тебе хорошую трёпку.
- Ставлю бутылку, что ты у меня ляжешь на пятнадцатой минуте, - ухмыльнулся Халас.
- Что так мало то? Давай ящик! - хохотнул Эрих.
- Идёт. Вы с нами?
- Нет, драчун, мне ещё с Царнахом кое-что обсудить нужно... - мрачно проворчал Эрих, буквально пробуравив архичернокнижника взглядом.
Глава Агникхардаров скривился. Разговор предстоял не из лёгких.


Текущее ФРПГ: Тьма над Раной...
Обсуждение ФРПГ


Сообщение отредактировал Gross_Darkness - Воскресенье, 03 Янв 2016, 14:55:54
 
МединДата: Воскресенье, 03 Янв 2016, 21:44:44 | Сообщение # 55
Первый легион

Imperial Guard
Сообщений: 517
Репутация: 213
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Пол: Мужчина
Пользователь №: 2684
Регистрация: 22 Июл 2011
Группа: Модераторы
Страна: Российская Федерация
Город: Москва


Медин встряхнул головой, пытаясь вернуть ясность ума. Он уже потерял счёт времени. Голокарта и всевозможные донесения смешались в голове. Инквизитору требовался хотя бы небольшой отдых. Что он и сделал. Встав из-за стола, мужчина накинул на плечи плащ, что висел на кресле и вышел из кабинета. Двое гвардейцев на входе вытянулись при виде служителя Ордо Ксенос. Артул лишь махнул рукой и гвардейцы расслабились.

В покоях псайкера царил полумрак. Лишь над столом было светло и инквизитор мог рассмотреть, что на нём лежит. Тола в очередной раз раскидывала карты Таро в поисках ответа на мучающий её вопрос. И в который раз карты показывали боль и страдания. Тьму и искушение, но никак не разрушение и лавины врага, как обычно бывает, когда предстоит битва против сил ксеносов. Всё указывало на Хаос. Карты просто кричали о том, что "Оверлорд" мчится сквозь Варп прямиком в пасть Богов Хаоса. Закалённые воины в боях с ксеносами, могли и не выдержать боя с еретиками и космодесантом Хаоса. Искушение всегда велико. Оно пропорционально демонам, что обитают в каждом из жителей вселенной. Вновь прочтя молитву, девушка подняла глаза и посмотрела на подошедшего Артула
- Милорд - она слегка склонила голову в приветствии - не думала, что вы почтите меня своим визитом. Обычно вы заняты с картой и инфопланшетом, планируя высадку и операцию. Что изменилось сейчас? - она жестом предложила ему присесть в кресло напротив. Медин кивнул и присел в кресло
- Факты говорят обратное. Что орки забыли на Ране? - задал он вопрос и сразу на него ответил - допустим, что они настолько сумасшедшие и им всё равно куда лететь. В принципе это можно допустить. Ради доброй драки они могут и полгалактики пролететь. Однако - инквизитор сделал паузу - зная уровень их кораблей, а скорее кучи металлолома, иначе это не назовешь, орки чисто физически не смогут долететь до самой Раны. Да и проще ударить по какому нибудь сектору, где много промышленных мирков. Поживиться есть чем. А тут они встретят кулак из Сороритас и объединенные силы СПО. Вот что меня и смущает, Тола.
Псайкер неспешными движениями собрала карты и ответила, подбирая слова
- Я потратила достаточно времени, чтобы понять одно - нам будут противостоять не орки - она стала мешать карты - если конечно мы вступим в бой. Карты отчётливо показывают мне отпечаток Хаоса и нависшую угрозу. И сейчас перед нами стоит только одна задача, выбрать свою судьбу - Тола стала вытаскивать из колоды по карте и класть на стол - либо отступить и передать соответствующие опасения в Ордо Маллеус. Либо продолжить путь и прилететь на Рану. Однако неизвестно с чем конкретно придётся столкнуться - псайкер замолчала вновь обращая свой взор к картам.
Инквизитор же потёр подбородок
- В любом случае мы обязаны проверить сведения, что пришли нам насчёт орков. Есть же вероятность того, что твоё гадание может быть ошибочно?
Тола недовольно посмотрела на Артула
- При всём уважении, вы не доверяете мнению псайкера? - рука с картой зависла над столешницей
- Я взвешиваю все "за" и "против", а также анализирую все факты, но присяга обязует меня проверять каждое подобное донесение, каким бы бредовым оно не было. И я не подвергаю критике ваши методы - он взглянул на карты. После чего перевёл взгляд обратно на псайкера, учитывая что в гадании мужчина ничего не смыслил.
Псайкер кивнула, принимая извинения инквизитора и ответила
- Теоретически возможно всё, но в моей практике такого ещё не было, чтобы карты показали неверно
Медин хмыкнул и не прощаясь, покинул покои Толы. Он направился на поиски лейтенанта Тимса. Офицер оказался в столовой
- Тимс! - позвал его инквизитор и когда тот подошёл, салютуя, произнёс - объявить полную боеготовность личному составу. И передай полковнику Аросу, что в скором времени его полк может понадобиться мне - лейтенант кивнул и уже собрался уходить, но Медин остановил его - и ещё. Приготовь Валькирию и эскорт для меня. Как прибудем на Рану, надо будет потолковать с тамошними держателями власти. Иди - когда офицер удалился, инквизитор ещё какое то время пробыл в столовой. Подкрепившись, он направился на мостик.

На корабле была объявлена полная боеготовность и гвардейцы стали готовиться и проверять вооружение. В общем действовать, как велит инструкция в данной ситуации. Никакой лишней суеты и гвалта не было. Лейтенант готовил Валькирию и эскорт для Артула, в то время как полковник Арос проводил инструктаж со старшими офицерами полка. Тола же продолжала изнурять себя гаданием.

Медин вышел на мостик и вызвал на связь надзирателя Зала Астропатов
- Отправьте сообщение на Рану. Пускай отправят отчёт на сегодняшний день по ситуации на планете - надзиратель буркнул что-то утвердительное и связь прервалась


На место павшего встанет десять бойцов

Сообщение отредактировал Медин - Понедельник, 04 Янв 2016, 23:16:30
 
ПферцегентакльДата: Воскресенье, 03 Янв 2016, 22:18:08 | Сообщение # 56
Генералиссимус

Не имеется
Сообщений: 26393
Репутация: 375
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Пол: Мужчина
Пользователь №: 2561
Регистрация: 08 Апр 2011
Группа: Создатели
Страна: Российская Федерация
Город: Екатеринбург


Шеренги чёрных фигур начали строиться на главной палубе судна - без суеты, без спешки, но слаженно и быстро, они делали то что делали уже тысячу раз поднимаясь как по учебной, так и боевой тревоге. Характерные штурмовикам защитные маски скрывали не только их лица, но и глаза, что едва ли делало их внешний вид человечнее, однако и внутри они были словно послушные машины следующие лишь туда куда укажет палец их повелителя. Смысл их жизни - служение до самой смерти.
Служение Свету Императора, тому что каждый из них одинаково видит и в корабельной келье, и в пылающих руинах городов. В лазерном огне их хот-шот лазганов и коллапсирующих космических кораблях, разрывающимися внутри из-за взрыва плазменных реакторов. Свет Императора всегда вокруг них и в какой бы кромешной тьме они не оказались, Он всегда будет рядом. И Он всегда будет смотреть на них. Потому что именно они несут Его Свет и только их господин в своей мудрости знает куда его следует доставить в первую очередь.
Все они сироты войны. Все они её семена.


 
SamolichnoДата: Понедельник, 04 Янв 2016, 21:22:31 | Сообщение # 57
Облаченный в Слово

Chaos
Сообщений: 1777
Репутация: 173
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Имя: Денис Давыдов
Пол: Мужчина
Пользователь №: 2549
Регистрация: 03 Апр 2011
Группа: N1Ce клан
Страна: Российская Федерация
Город: Таганрог

Skype: zanbatto1
ICQ: 860999265

Поначалу обитатели планеты, мир коих носил обозначение Сорок два — Семнадцать и долгие века оставался изолированным в пустоте космоса, выказали стремление воссоединиться со своими давно потерянными братьями. В течение нескольких тысяч лет они полагали, что одиноки во Вселенной и даже саму Терру считали не более чем легендой старины — мифом, сказкой о великой колыбели человечества, придуманной предками. И все они с радостью распахнули свои объятия Несущим Слово, с изумлением и восторгом разглядывая огромных, закованных в серые доспехи воинов Астартес.

— Их убеждения, слишком сильно отличается от Имперских истин. Я бы даже сказал ,что они непростительно разращены своей языческой верой, — с отвращением в голосе произнес капеллан воинства Сар Кайис.
— Разве Крестовый Поход начат не для того, чтобы собрать все разрозненные ветви Человечества, сколь бы заблудшими они ни были? — возразил ему Креос, первый послушник братства. — Неужто Бог-Император не желает, чтобы вернейший из его Легионов привел сих заплутавших чад к истинному свету?

Империум Человечества, по официальным данным, черпал свои основы в атеизме и провозглашал торжество «истины» науки и логики над «лживостью» религий и окультизма. В то же время XVII Легион уже принял мир таким, каков он есть на самом деле, хотя порой это было и непросто. Креос осознавал, что уже близок день, когда божественность Императора ни у кого не станет вызывать сомнений. Вере предстояло стать величайшей из опор Империума и куда более значимой, нежели неисчислимые полки солдат Имперской Армии, и более влиятельной, нежели Астартес. Именно вера должна была стать тем звеном, которое объединит Человечества.
Даже те из Легионов, кои сильнее прочих очерняли священное писание Лоргара, со временем придут к пониманию истины, скрытой в словах примарха. И Креос знал, что однажды придет день, когда все те, кто смел сомневаться, будут молить о прощении. Пускай сам Император и отрицал свою божественную природу, это ни в малейшей степени не могло затушить пламя веры в XVII Легионе, ведь Лоргар собственноручно начертал: «Лишь подлинное божество способно отречься от своей божественности».

- За такие слова тебя следует заключить под стражу, брат. Неужели твоя память настолько коротка ,что ты забыл урок Монархии, гибель Кхура? - В голосе капеллана сквозила издевка - Император не бог. Он нам дал это ясно понять.

Они сверлили друг друга полными соперничества взглядами сквозь дым, поднимавшийся от нескольких дюжин лампад. Круглый, разделенный на сектора зал, где собрался военный совет, был расположен в самом сердце корабля, флагмана флотилии. Застывшие в полнейшем молчании капитаны рот с большим интересом наблюдали из теней за тем, чем закончится это противостояние. Упоминания о Кхуре, вывело Креоса из равновесия, раны об утерянном доме были слишком свежи. В глазах вспыхнуло пламя, сердечный ритм ускорился, а пальцы искривились на манер когтей хищника. Все это длилось доли секунды и были незаметны для глаз смертного, но не укрылось от обостренных чувств Кайиса, вызвав у апостола легкую усмешку. Наконец тихий и спокойный голос Кайиса прервал гнетущую тишину:
- Мы можем привести этот мир к Согласию. Но сколько времени это займет? Недели? Месяцы? Годы? Кто гарантирует, что после его принятие в лоно Империи, он не повторит судьбу Твоего дома? Верования этого мира слишком схожи с теми, что мы прививали ранее покоренным мирам. И ты знаешь, какая судьба им уготована. Уничтожение.
- Но воля примарха не может быть такой, - В голосе Креоса сквозила мольба, он сопротивлялся, хотя и знал, что проиграет - Он учил нас нести Истину тем, кто готов ее услышать. Эти люди готовы ее принять...
- Таково не твоя воля. Такова и не моя воля, и не примарха. Но это не имеет никакоо значения. Такова воля Императора. И ты исполнишь ее. Предать этот мир огню - отрезал капеллан.

От этих слов Креос зашатался, точно от удара, ошеломленный и напуганный тем, что мир, куда еще можно было принести просвещение, оказался обречен на гибель — и из-за чего? Из-за того, что Император слишком нетерпелив? Десантник и сам устыдился собственного богохульства. Он даже мысленно принес обет искупить свой невольный грех многочасовым покаянием и самоистязанием, как только завершится война.
Едва оправившись от шока, вызванного исходящими от его учителя приказами, Креос заметил, что все капитаны XVII Легиона всецело, с фанатичной целеустремленностью, начали приготовлениям к грядущей войне. Первый послушник напомнил себе, что в первую очередь он является астаратес, не ему было оспаривать или обсуждать приказы. Во-первых и в основных, он был лишь оружием в руках примарха и сражался там против того, где и на кого указали.
Не прошло и суток, как более чем 3 миллиардов человек погибли — львиная доля населения обреченного мира.
Крейсера и линкоры Сорок второго экспедиционного флота вышли на высокую орбиту планеты и более суток подвергали бомбардировке обреченный, погибающий в буре пожаров мир. Циклонические торпеды и прицельные залпы бортовых систем «адского огня» раздирали планету, выжигая дотла целые континенты.
Последующее сканирование авгурами и сканерами показало ,что уцелело лишь одно поселение, скрытое под толщей земной коры. И именно оно стал прибежищем уцелевших душ мира. Сар Кайис приказал начать высадку, решив даровать выжившим последнюю и единственно возможную милость, быструю смерть от рук воинов XVII-го.

На планету высадилась полнокровная рота астаратес, под командованием Креоса. Удивительно, но последнее прибежище, не имело ни укрепленных стен и врат, ни силовых или пустотных щитов. Его защита целиком и полностью зависело от планетарной коры планеты, внутри коей оно и было построено. Несущие слово продвигались по крытым проулкам и эхо их шагов гулко разносилось по окресностям. Соблюдая осторожность, астаратес медленно и неуклонно приближались к храмовому зданию, возвышавшемуся перед ними подобно удивительному каменному цветку, в самой середине которого стояла колоссальная статуя, изображавшая ложного бога, в ипостасии четырех природных элементов. Не возникало сомнений, что это здание являлось объектом величайшей значимости для местных обитателей, и не было икаких сомнений, что именно там и скрываются уцелевшие жители погибшего мира.
— Фиксирую сигналы живого происхождения, — предупредил один из сержантов отделения, сверившись с ауспиком.
В стенах виднелись похожие на отверстые рты треугольники врат. Едва Несущие Слово осторожно подошли к ближайшим вратам, как до них донеслось еле слышимое неразборчивое бормотание. Креос кивком приказал своим людям входить. Миновав ворота, астаратес быстро стали рассредотачиваться по территории храма, занимая удобные огневые позиции, беря а прицел находящихся в здании людей и перекрывая все выходы. Пол перед десантниками спускался вниз сотнями рядов ступенчатых ярусов. Ярусы были заполнены толпами мужчин, женщин, детей, стоящих на коленях. Коленопреклонные люди, казалось не замечали вторгшихся космодесантников. Они стояли, склонив головы в молитве, обращаясь к идолу своего языческого божества, увеличенную копию которого Несущие слово видели перед входом в храм. В этом зале расположилось несколько тысяч человек, и каждый что-то тихо шептал, покачиваясь из стороны в сторону, будто в глубоком трансе.
— Держитесь рядом, — велел Креос своим людям. — Без моего приказа не стрелять.
Его взгляд встретился со взглядом того, кто вряд ли мог быть кем-то, кроме как духовным лидером этой цивилизации. Креос, с небольшим сопровождением, медленно начал спускаться по лестнице, направляясь к престарелому вождю этого общества.
Словно повинуясь некоему безмолвному приказу, все присутствовавшие в зале поднялись на ноги, разглядывая вторгшихся в их владения космических десантников. Креос вглядывался в их лица, ожидая увидеть на лицах людей гнев и ненависть, но все они смотрели на огромных Астартес с потерянным видом и даже несколько разочарованно.

Ступая по пологой лестнице, космодесантники настороженно разглядывали расступающуюся перед ними толпу. Язычники смотрели в ответ, храня гробовое молчание, что куда сильнее смущало их, чем если бы раздавались крики и призывы к отмщению; это, по крайней мере, было бы понятно.
Жрец с мрачным спокойствием ожидал, пока они приблизятся.
Спустившись, десантники взбежали по ступеням, ведущим к помосту, где дожидался старик. Креос нацелил болт-пистолет в голову престарелого священнослужителя.
Креос стоял на помосте перед ветхим жрецом. Ростом старик был десантнику едва ли по пояс, но, хотя и выглядел чахлым, глаза его были яркими и сияли интеллектом. Старик заметно нервничал, но никакой угрозы от него не исходило. Креос опустил пистолет.
— Я — Креос, Первый Послушник "Кровавого Видения" Семнадцатого Легиона, — громко и отчетливо произнес он, прерывая затянувшееся молчание.
— Убийцы, зачем вы принесли смерть в наш мир? — вопросом на вопрос ответил ему старик - Разве мы не похожи? Разве мы не приняли вас? Не показали наши обычаи, нашу... жизнь? Чем мы заслужили это?
- Тем же чем и мы старик, все это - Креос обвел зал широким взмахом руки - заблуждение. Ложь. В которую ранее веровали и мы сами. И понесли наказание. Пришел и ваш черед, раскаяться и поплатиться за свои глупость.
- В чем наш грех? В чем причина гибели нашего мира? Мы должны расплатиться... за Ваши ошибки - взор старика опустился не в сила более выдерживать взгляд астаратес - разве не вы нам предлагали мир и просвещение, под сенью Истины?
- Ваш грех ,грех этого мира - в его... святости. Будь на то воля примарха, старик - с сожалением в голосе произнес Креос - ваш мир стал бы жемчужиной в зарождающемся Империуме. Следуя замыслу примарха, вас бы ждала роль миссионеров, паломников, просветителей, несущих свет Имперских истин, вместе в флотилиями воинов в самые далекие уголки галактики. Но мы не в силах даровать вам это будущее. Не эту роль вам уготовил Император.
Старик стоял перед огромным астаратес, склонив свою седовласую голову, словно скромный паломник, ожидающий благословения перед священослужителем:
- Но что же тогда уготовано нам? Какая наша роль? - голос старики задрожал; он уже знал ответ, но боялся его произнести.
Креос вновь нацелил болт-пистолет в голову жреца этого мира.
- Жертвы - Тихо произнес Креос, спуская курок.

Этот зал был его святилищем. Святилищем Веры. Святилище Истины. Святилищем Смерти. Его высокий резной потолок украшали ребра наиболее значимых врагов - ксеносов, астаратес и также простых смертных. В центре зала вздымались восемь колон построенных из красного металла и костей тысяч рабов. В установленных медных черепах постоянно горели масляные свечи, отбрасывая тусклый свет из почерневших глазниц. Лампады, установленные по периметру комнаты, слабо тлели, а из дымящих кадил поднимался сладковатый запах благовоний. Стены были расписаны колхидскими рунами. Золотистые знаки змеились по темному металлу, образуя замысловатый рисунок, отдаленно напоминающий завихрения Великого Ока. Пол внутри круга колон был отделан Кхурским мрамором и вырезан в форме священной восьмиконечной звезды, символа хаоса во всех его проявлениях. В центре круга стояла огромная коленопреклоная фигура, облаченная в багровую мантию легиона.
Сон. Снова. Гибель целого мира из-за амбиций ложного бога. Целый мир был принесен в жертву во имя великой лжи. Он распахнул глаза, но увидел лишь темноту. Ноздри по прежнему наполняла мерзкую вонь разлагающихся тел; он с трудом подавил рвотный позыв. На губах чувствовался привкус желчи. Руки налились свинцовой тяжестью, мышцы сводило от боли, а все тело сковала слабость, принесшая с собой чувство уязвимости. На него смотрели холодные, пустые, мертвые глаза жителей погибшего мира. Эти ощущения пугали его, заставляя рефлекторно сжимать кулаки и скалить зубы в зверином оскале, в попытке прийти в себя. Он заставил себя успокоиться, пропев одну из литаний Веры. Апостол, усилием воли, заставил себя спокойно дышать. Поднявшись на ноги Креос вышел из круга и позвал прислужников, смиренно ожидающих за дверью окончания медитации их лорда. Более дюжины слуг легиона, облаченных в алые робы, столпились возле своего повелителя и начали подготавливать его доспехи. Смертные, чьи тела покрывали золотистые руны, гласящие об их верности священному писанию Лоргара и легиону, едва доставали до груди полубога. Они натирали его священный доспех маслами, начищали иконы и амулеты и обновляли свитки с клятвами. Доспех апостола был испещрен письменами, литаниями и клятвами Истинным богам. Сотни тысяч слов, любовно выведенных лично Креосом образовывали на поверхности брони замысловатый золотистый рисунок. К одной из цепей, оплетавших доспех апостола была прикреплена копия Слова Лоргара, страницы которой были выполнены из кожи еретиков, посмевших противиться Истине. Глаза Креоса фанатично запылали, когда слуги, почтительно склонясь, поднесли ему его оружие: Крозиус Арканум, ранее принадлежавший его учителю, апостолу Кайису и покрытый золотистым орнаментом плазменный пистолет. Последним преподнесли его шлем, лицевой щиток которого был сделан из бронзы и выполнен в подражание демону, а от висков и лба поднимались ребристые кривые рога. Апостол надел шлем и активировал вокс:
- Мирабела, пришло время. Найди нашего гостя.
- Слушаюсь повелитель - ответ пришел с нескольким запозданием, голос Мирабелы Наталис, чемпионки Темного братства звучал тяжело и прерывисто - это не займет много времени. Посол Черного легиона все время проводит в отведенной ему каюте и практически не покидает ее.
- Видимо посол нашего драгоценного союзника лишен столь распространенного порока, как любопытство - усмехнулся апостол - Подготовь его, через час он должен быть в стратегиуме.
- Как прикажете владыка - с этими словами Мирабела прервала связь.

На нижних палубах "Sanctrum Terra" расположились тренировочные арены Темного братства. Куполообразные клетки, в которых тренировались воины, проводя как бои с сервиторами, захваченными в плен имперцами, мутантами, так и друг с другом были окружены стойками с оружием и броней, а вокруг них неизменно толпились любопытные члены экипажа, делающие ставки на проходящие бои. Верхние ярусы, неизменно занимали офицерский состав корабля и высшие члены духовенства Братства ,хотя последние и были редкими гостями в подобных местах. В центре одной из импровизированных арен стояла молодая хрупкая девушка с серебристо-пепельными волосами, сжимая в руках цепной клинок и выкрикивая вызовы в толпу. У ее ног лежало обезглавленное тело имперского коммисара. Один из слуг выбежал на арену ,держа в руке вокс-передатчик и почтительно склонившись протянул его девушке. После непродолжительного разговора Мирабела Наталис, чемпионка Темного братства и первая послушница воинства, покинула арену и направилась к слугам и сервиторам, несущих службу у орудийных стоек. Мирабела являла собой весьма высокую девушку (порядка 175-178 сантиметров), с развитой, подтянутой фигурой ,великолепным бюстом и пикантными изгибами бедер. Ее золотисто-зеленые глаза, казалось горели внутренней силой, околдовывая любого, кто посмел бы заглянуть в них. Говоря откровенно, она была бессовестно хороша собой. Внешне выглядела на 25-27 лет, хотя на деле уже перешагнула более чем вековой барьер. Облачившись в темно-багровую, покрытую письменами, броню, оставшуюся с ней еще с ее бытности сестрой битвы, она покинула арены, дабы исполнить волю своего повелителя.


Единственное, чего я всегда желал – это истина. Помните эти слова, читая дальнейшее. Я никогда не задавался целью повергнуть царство лжи моего отца из чувства неуместной гордыни. Я не хотел проливать кровь нашего рода, очистив половину галактики от людей во время этого ожесточенного крестового похода. Никогда не стремился ко всему этому, хоть мне и ведомы причины, по которым это необходимо сделать.
Но я всегда желал лишь истины.


Сообщение отредактировал Samolichno - Четверг, 07 Янв 2016, 17:16:12
 
Gross_DarknessДата: Вторник, 05 Янв 2016, 23:07:06 | Сообщение # 58
Генералиссимус

Не имеется
Сообщений: 3568
Репутация: 439
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Имя: Ян
Пол: Мужчина
Пользователь №: 5003
Регистрация: 07 Апр 2013
Группа: Создатели
Страна: Российская Федерация
Город: Москва


Инквизиция


Губернатор Хирас Адальди промокнул вышитым золотом парчовым платком испарину со лба и с недоумением уставился на секретаря, стоящего перед ним со свитком пергамента в руках. Только сегодня, срочной молнией, из Санктума Телепатики прислали сообщение, в котором Инквизитор Ордо Ксенос запрашивал от управляющих структур мира-церкви форменный отчёт о ситуации на планете. Секретарь буквально трясся, пергамент заметно дрожал у него в руках, когда он читал продиктованные властной рукой грозные слова. Помимо кодов Инквизиции иных шифров не было, но сам тон письма и адрес отправления явно указывали на недовольство Инквизиции, а это было очень плохо. Точка отправления была с корабля «Malleus Purgatorius», который с сообщением передал идентификационные коды Имперского Боевого Флота. Кардинал Иммануил тоже получил дубликат послания и, по слухам, сейчас находился в своём крыле Собора, гоняя служителей, чтобы они предоставили ему всю имеющуюся информацию, которую только можно было передать Святым Ордосам.
- Пошлите им всё что только можно, но про аристократию - молчок! - торопливо заговорил губернатор. - И чтобы никто не узнал, что к нам летит Инквизиция, слышишь! И никаких чтобы тревожных ноток! У нас всё хорошо, Администратум с рвением и смирением выполняет свой долг, а Министорум предоставит свой отчёт в условленном порядке. Ну, иди давай!

Несущие Слово


Когда дверь каюты открылась, Крештель сидел за столом и барабанил пальцами по экрану инфо-планшета. В первую секунду, по шагам он понял, что пришёл посторонний, не кто либо из его караула. Он оглянулся.
Позади стояла молодая женщина, облачённая в силовой доспех... глаза Крештеля сузились, а костяшки пальцев рефлекторно побелели. Откуда на корабле Несущих Слово могут взяться Адепта Сороритас? Впрочем, упрекнул он себя, она видимо подобрала доспех убитой, ведь налёты Несущих Слово на имперские миры были не менее частыми, чем у Чёрного Легиона.
Он поднялся и, круто развернувшись на каблуках сапог, внимательно уставился не вошедшую. Он узнал её - та самая смуглая девушка, которую Тёмный Апостол представил как Мирабеллу. Её глаза бегло осмотрели всю каюту и на лице появилось удивлённое выражение, которое, впрочем, быстро сменилось ехидным.
- Я подозреваю, что вас не оповестили, что вещи в каюте, не являются музейным реквизитом, в отличии от статуй снаружи, и ими можно без страха пользоваться.
На лице девушки играла снисходительная улыбка.
Будь это на корабле Вестников Смерти он бы засмеялся, или просто заверил её в благодушии своих намерений и неловкости. Но он был на корабле Несущих Слово, чуждого и незнакомого ему легиона и представлял при этом свой, Чёрный. Проявить слабость или смущение - практически гарантировано вело к потере уважения, а возможно и жизни. Выпрямившись, он смерил девушку строгим взглядом, почтительно поклонился и, добавив в голос максимум льда, тихо и предельно вкрадчиво произнёс:
- Я склонен полагать, что вас привело сюда нечто большее, чем указать на предметы интерьера комнаты?
Улыбка не слетела с лица Мираэллы, но в ней определённо появились тёплые нотки. Видимо, она почувствовала, что перед ней не раб или слуга, а посол, не обделённый чувством собственного достоинства.
- Вы безусловно правы, дорогой посланник, лорд Креос желает вас видеть и поручил мне сопроводить вас в стратегиум. Как только будете готовы,мы выдвинемся. Я буду ожидать вас снаружи.
Она слегка поклонилась и вышла из каюты, оставив Крештеля собираться. Но тот и не думал заставлять её ждать. Он немедленно накинул шинель, застегнул на плечах крепежи пластин кирасы и, поправив ремень с висящими на боку саблей и пистолетом и нахлобучив на голову кепи, вышел наружу, не забыв схватить инфо-планшет. Оглянувшись, он увидел Мирабеллу стоящей неподалёку, у стены коридора.
- Уже готовы?
- Как видите.
- Тогда в путь.


Текущее ФРПГ: Тьма над Раной...
Обсуждение ФРПГ


Сообщение отредактировал Gross_Darkness - Вторник, 05 Янв 2016, 23:50:07
 
MaledorДата: Воскресенье, 10 Янв 2016, 17:33:05 | Сообщение # 59
Кавайный товарищ комиссар

Imperium of Man
Сообщений: 273
Репутация: 204
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Имя: Павел ___
Пол: Мужчина
Пользователь №: 2109
Регистрация: 12 Май 2010
Группа: Проверенные
Страна: Российская Федерация
Город: Канск

Skype: guardian463

Имперская Гвардия


Всю ночь Ангальта мучали кошмары. Ему снилась тьма, застилающее небо и надвигающееся на него. Он бежал от него, но не мог. Когда он в очередной раз проснулся, уже светало.
- Schweinehund... - он ругнулся на низком готике.
Ангальт подошел к умывальнику и посмотрелся в зеркало. Ему нужно было выглядеть представительно. Умывшись, Тракс почистил униформу, оделся, поправил висящий на богу болт-пистолет с цепным мечем и направился к выходу из покоев. В кельях царило спокойствие. Все сестры находились в молельнях кельи на заутренней. Ангальт ждал у входа. Он обдумывал смотр войск.
- Сороритас всегда готовы к бою... Может я зря это устроил? Что-то не дает мне покоя, но это не здесь... - размышлял он вслух. Заутреня закончилась, сестры расходились по келье, готовясь к разводу. Мариетта вышла позже, встретившись взглядом с комиссаром, она подошла к нему. Тракс увидел в её глазах беспокойство. Сестре не давало покоя то же, что и Ангальту.
- Комиссар, развод и смотр будет через час. А сейчас пройдемте.
Они шли по келье. Комиссар наблюдал за подготовкой сестер. Они расходились по своим отделениям, готовясь к смотру. На их лицах было написано недоумение. Ангальт понимал их, чтобы Муниторум проверял их боеспособность? Вздор. Но если уж так было нужно, они выполнят приказ.
Мариетта и Ангальт вышли на плац, где собирались командиры отделений и взводов Сороритас. Откуда-то доносился гул и лязг техники, движущейся к плацу. Ангальт видел беспокойство Мариетты. Поднявшись на постамент, Тракс спросил.
- Вы тоже почувствовали... Что что-то грядет? - Комиссар ударил в самую точку. Мариетта посмотрела на него широко раскрытыми глазами.
- Да... Мне не давало покоя ощущение что вскоре придет нечто ужасное. Что это будет проверкой нашей веры и силы нашего оружия.
- Да, что-то определенно грядет. Теперь вы понимаете, почему я прибыл к Вам. Это не простая причуда или недоверие. Я должен был проверить что наших сил будет достаточно для отражения любой угрозы...
Пока они говорили, войска построились. Техника сила от икон и свечей. Селестианки озарились ареолами чистого света. Простые сестры стояли сверкая начищенными болтерами и броней. Мариетта вышла вперед и поприветствовала Сестер. Она пригласила Ангальта выйти вперед. Его черная шинель выделялась посреди белоснежной и золотой брони Сестер Битвы.
- Я приветствую Вас, о Святые Девы. Я прибыл для проверки вашей боеготовности... Но сейчас я вижу, что в этом не было необходимости. Я вижу перед собой великолепных воинов, готовых к бою. Готовых сражаться, уничтожать врагов Его и, если понадобится, погибнуть во имя Его. - Голос Ангальта разносился на всю площадь плаца. - Мы стоим на пороге чего-то грандиозного! Вы чувствуете это так же, как и я, как и все кто находится в этом мире! Будьте же готовы! Будьте готовы ко всему, что может прибыть извне! Любой заразе, мы дадим отпор! Потому что мы - защитники его! Я - комиссар Имперской гвардии, и Гвардия всегда бьется на всех фронтах, отражает все посягательства на Империум. Сегодня полки стоят здесь, призванные для защиты этого мира! Для меня и моих солдат будет честью биться бок о бок с Вами, и я надеюсь это чувство взаимно. Мы защитники человечества, и мы не отдадим этот мир никому. Сквозь пламя и огонь врага мы пройдем, ибо мы едины!
На последних словах Ангальт выхватил цепной меч, который тут же завелся в его руках. Он наступил на ограду постамента, на котором стоял, и проревел последние слова, полные великой веры - ЗА ИМПЕРАТОРА!
Плац взревел. Вверх взвились штандарты и знамена, цепные мечи командиров и кулаки сестер. В один голос была слышна вера, готовность и стремление. Они защищают человечество и ничто не помешает им. Ангальт смотрел на них, цепной меч в его руке надрывно ревел. Знак Инсигнии на рукоятке светился благоговейным огнем. Так Ангальт встретил новый день...
После смотра, комиссар и канонисса шли к выходу. Мнение о комиссаре у неё поменялось в лучшую сторону.
- Скажу так, вы произвели впечатление.
- Отлично. Я полностью удовлетворен результатами смотра. А теперь я должен отправиться к дислокации войск СПО.
- Я надеюсь что они Вас так же удовлетворят своей готовностью.
- Я тоже. - они подошли к выходу из кельи, где Ангальта уже ждал транспорт. - до встречи, Святая Сестра.
- Мариетта. Не нужно официальности.
Комиссар улыбнулся, забираясь в транспорт. Он остановился у дверцы.
- Меня зовут Ангальт Тракс. Приятно было познакомиться. - комиссар отсалютовал и забрался в Химеру СПО и та тронулась.
Канонисса вернулась в Кельи.
Химера двигалась в сторону казарм СПО, находившихся возле городских стен. Ангальт связался по воксу с полковником Девкисом. Тот сообщил что силы Гвардии уже начали укрепляться у стен. Химера добралась до казарм в течение часа. Ангальта уже ждали. Солдаты, техника и офицеры уже построились на плацу. Комиссар поприветствовал солдат и наблюдал за маршем. Переговариваясь с офицерами он сделал вывод, что солдаты так же пребывают в отличной форме, хотя и есть недочеты по дисциплине. В переговорах с командирами Ангальт пояснил следующее.
- Запомните господа. Мы бойцы Его, но подчиняетесь вы не Экклезиархии, чье влияние здесь огромно. Вы подчиняетесь Планетарному правительству и губернатору. Но если, я, как представитель Департаменто Муниторум, посчитаю что эффективность приказов Правительства низка или бесполезна, командование перейдет мне или же одному из комиссаров Имперской гвардии, дислоцируемых здесь. О всех случаях неподчинения, трусости, дезертирства или самоволок - сообщайте мне. На этом все господа.
Посреди собрания в зал вбежал запыхавшийся офицер связи.
- Го-го-господа офицеры, комиссар... Кха-ха-ха...
- Успокойтесь лейтенант, - Ангальт налил в стакан амасек и протянул офицеру. - выпейте, отдышитесь и отрапортуйте как следует.
- Есть! - лейтенант залпом выпил стакан, отдышался и вытянулся по стойке смирно. - Господа офицеры, комиссар-сэр! Только что было получено сообщение от Санктума Телепатика. К нам направляются корабли Инквизиции...
Все взоры были прикованы к лейтенанту. Он сам понимал, если к ним летит Инквизиция, это не сулит ничем хорошим.
У Ангальта в голове промелькнула одна мысль...
"Что происходит на этой проклятой планете..."
 
МединДата: Понедельник, 11 Янв 2016, 01:44:47 | Сообщение # 60
Первый легион

Imperial Guard
Сообщений: 517
Репутация: 213
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Пол: Мужчина
Пользователь №: 2684
Регистрация: 22 Июл 2011
Группа: Модераторы
Страна: Российская Федерация
Город: Москва


Вскоре на связь вышел надзиратель из Зала Астропатов и доложил о том, что пришёл отчёт с Раны. Губернатор уверял, что в мире-церкви всё спокойно, да и весь отчёт состоял из стереотипных ответов, будто отписка. Артул скривился, будто от зубной боли
- Благодарю за работу. Пока в вас нужды нет - передал он надзирателю и тот отключился. Инквизитор взглянул на инфопланшет, что принёс один из офицеров. "Свежие разведданные по системе. Никакой ксено активности. Тем более орочьих кораблей.
Возникает вопрос.
Кто скинул дезинформацию и кому это было выгодно? Зачем отправлять Инквизицию на Рану? Чтобы отвлечь от других целей приоритетных для орков?
" раздумывал Медин. Он усмехнулся "Слишком умно для орков. Такие изощрения обычно дело рук эльдар. Нет. Тут другое" имперец положил инфопланшет перед собой
- Расчётное время прибытия к Ране? - спросил он у дежурного офицера.
Тот встрепенулся и немедля ответил
- Час, милорд. Мы даже немного опережаем график - заметил имперец и присел на своё место, после небрежного жеста Инквизитора.

В это время Тимс инструктировал личный отряд Инквизитора, что состоял из полноценного взвода штурмовиков. Сейчас бойцы были полностью готовы к любой передряге и ожидали, когда наконец корабли Инквизиции достигнут мира-церкви.
Пилоты же в это время от безделья в который раз проверили системы "Валькирии". Солдаты и офицеры действовали исходя из инструкций, что знали наизусть, поэтому никто не допускал ошибок и огромный военный механизм работал как часы.
Аналогичные приготовления происходили и на кораблях, выполнявших роль эскорта. Четыре фрегата типа "Огненный Шторм" являлись сопровождением корабля «Malleus Purgatorius». И были готовы в любой момент поддержать корабль Инквизитора огнём своих орудий.

Мир-церковь продолжал пребывать в неведении. Наступили сумерки и из Варпа вынырнули первые корабли Инквизиции. Практически одновременно два фрегата разрезали пространство и объявились на оконечности сектора, направляясь к Ране. Чуть позже появился и линейный крейсер типа "Оверлорд", что носил название «Malleus Purgatorius». Замыкало эту процессию ещё два фрегата.
Как только офицер доложил о скором прибытии к Ране, Медин сразу же приказал
- Известите губернатора о нашем прибытии. И передайте, что я лично прибуду для разговора - связист поклонился и отправился передавать сообщение. Инквизитор же направился в ангар, где его уже ждал транспорт и эскорт.
Медин был неприятно удивлён тем фактом, что для полёта была подготовлена "Валькирия"
- Лейтенант! - подозвал он Тимса - подготовьте для полёта " Громового Ястреба". И передайте мой приказ на мостик. Пускай корабли скроются в газопылевых облаках. Это будет не лишним.
После всех приготовлений, Артул вступил на борт, где его уже ожидала свита. Кроме псайкера Толы, тут были пятеро аколитов, что выполняли роль помощников и набирались опыта. Каждому из них было придано по отделению штурмовиков и ветеран, что является советником. Также тут присутствовали трое механикусов, один из которых являлся ксенобиологом. Также на корабле были иеропат и сестры госпитальер и диалогус. Вслед за инквизитором на "Ястреб" взошёл взвод штурмовиков и отделение телохранителей, что являлись личной охраной самого Медина. Наконец корабль покинул ангар и направился к планете.

Полёт не занял много времени и вскоре "Громовой Ястреб" приземлился в космопорте.


На место павшего встанет десять бойцов
 
Форум » RPG » Таверна » Приключения героев Трактира №30 (Тьма над Раной...)
Страница 4 из 12«1234561112»
Поиск:


Copyright Warhammergames.ru © 2016*
Копирование материалов сайта запрещено