Вверх

warhammergames
Wargame39
[ Регистрация · Вход ] [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · В закладки · RSS · Мобильная версия ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Эскил, Грузовик 
Форум » Литературный раздел Warhammer 40 000 » Рассказы » "Ангел Экстерминатус" G. Mcneill
"Ангел Экстерминатус" G. Mcneill
ГрузовикДата: Среда, 24 Июл 2013, 13:11:59 | Сообщение # 1
Титан класса полководец

Не имеется
Сообщений: 3126
Репутация: 472
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Имя: технодесантник
Пол: Мужчина
Пользователь №: 4552
Регистрация: 16 Янв 2013
Группа: Модераторы
Страна: Российская Федерация
Город: Уфа


Из шквала взрывов и шрапнели вынырнули несколько воинов и начали искать подходящую опору рядом с ним. Они ориентировались на него, зная, что там, где появляется Кроагер, всегда льется кровь врага. Он поднялся повыше сквозь стену огня и шума; залпы гранатометов каскадом следовали один за другим, но взрывные боеприпасы были на исходе, а гранатометов – слишком мало, чтобы нанести ощутимый урон. Железные Воины оказались под градом осколков, но благодаря многослойной керамитовой броне ранены были единицы.
Рядом с Кроагером поднимался Ваннук, вороненый доспех которого испещрили выбоины от малокалиберных выстрелов, а шлем почернел от взрывов. Он выпустил короткую очередь из болтера, который держал в одной руке. Раздался вскрик, и со стены свалилось тело, разорванное масс-реактивными снарядами.
– Первая кровь на моем счету, – рыкнул Ваннук.
Болтер Кроагера пока что был пристегнут магнитным зажимом у бедра, и там ему и суждено было оставаться, пока его владелец не доберется до парапета.
– Первая, не первая, – отозвался Кроагер. – Какая разница, если это кровь.
Ваннук остановился, чтобы еще раз прицелиться, но вдруг вал задрожал от смещения грунта в его основании. Почувствовав эту дрожь, Кроагер зацепился за трещину в склоне и, удерживая собственный вес бронированными пальцами правой руки, качнулся в сторону, чтобы найти точку опоры для левой. В тот же миг в грунте возник провал, словно какой-то придонный хищник разверз огромную пасть, и Ваннук исчез, даже не успев закричать. Зыбкий грунт продолжал двигаться, и очень быстро края провала вновь сомкнулись.
– Идиот, – только и сказал Кроагер в память о Ваннуке, после чего продолжил подъем.
Он продвигался вперед резкими рывками, иногда перепрыгивая препятствия. Мастерство, помноженное на везение, помогали ему обходить острые скальные выступы и уклоняться от вражеского огня. На место, где он стоял за секунду до этого, скатилась турель, охваченная пламенем. Кибернетический наводчик был все еще присоединен к искореженным обломкам кабелями и вместе с уничтоженным орудием рухнул на скалы. При падении турель взорвалась, бронированные листы разошлись, словно мокрая бумага, и наружу вырвался столб пламени. Автомат заряжания не выдержал перегрева, и снаряды боеприпаса разлетелись во все стороны по непредсказуемым траекториям.
Один из них взорвался на склоне совсем рядом с Кроагером, и тот вздрогнул, когда от силы взрыва на мгновение потемнел визор шлема. Потом глянул вверх – и ухмыльнулся: множество людей, стоявших вдоль парапета, взирали на него с ужасом. Боятся? Ну и правильно.
– Смерть идет за вами! – крикнул он им. – Железо, что было снаружи, скоро станет железом внутри!
Некоторые лазерные разряды и пули все-таки попали в него, но, выбив из наплечников снопы искр, доспех пробить не смогли. Кроагер высвободил болтер из магнитного захвата на бедре, одним плавным движением прицелился и выпустил короткую очередь из трех выстрелов.
У первой его жертвы голова просто исчезла: кинетическая энергия снаряда была столь велика, что голову человека оторвало от позвоночника. Второй болт, среагировав на объект нужной массы, детонировал в груди другого солдата, разнеся ее в клочья. Третий человек с воплем рухнул навзничь – осколки костей, разлетевшиеся от двух убитых, исполосовали ему лицо. Кроагер понимал, что тратить масс-реактивный боеприпас на обычных людей – расточительство, но катастрофы, которые при этом происходили с хрупкими человеческими телами, были так занятны, что он просто не мог устоять. Вернув болтер на место, Кроагер начал подтягиваться все ближе к парапетной стенке, потрепанный вид которой вызывал у него улыбку. На этом участке вала не осталось никаких встроенных орудий, и теперь остановить его не мог никто.
Он ухватился за скрученный арматурный прут и, подтянувшись, перевалился через остатки парапета, в каменной кладке которого застряли осколки снарядов. Оказавшись на стене, Кроагер снова достал болтер и теперь искал новые цели.
Кроме него, подъем преодолели только два Железных Воина: Вортракс и Уштор, судя по символике на их шлемах и наплечниках. Один из Имперских Кулаков, видимо, капитан, удивленно обернулся к ним – и окриком предупредил еще двоих Кулаков, вокруг которых толпилась почти целая рота перепуганных солдат.
– Без шлема? – процедил Кроагер, мгновенно прицелился и выстрелил. – Как глупо.
Капитан упал, но Кроагер с раздражением увидел, что враг отделался лишь касательным ранением. Два Имперских Кулака, разделившись, открыли огонь, чтобы помочь командиру; смертные солдаты в ужасе палили наугад.
Сосредоточенный болтерный огонь отбросил Вортракса на разрушенный парапет. Нагрудник воина не выдержал, тело его несколько раз содрогнулось, и треск перемолотых костей не оставил Кроагеру сомнений, что масс-реактивные снаряды превратили грудную клетку Вортракса в кашу.
Между Уштором и Кулаками завязалась перестрелка, но те держались слишком хладнокровно, чтобы подставляться под случайные выстрелы. Кроагер не торопясь поднял болтер к плечу, прицелился в Имперского Кулака слева от себя и сделал два аккуратных выстрела. Воин рухнул с пробитым шлемом, лишившись затылка и разбрызгивая мозговое вещество через дыру в обгорелой кости.
Пока эта стычка отвлекала внимание солдат, на стену поднялись еще пара Железных Воинов. Огонь их болтеров обрушился на людей, и оторванные конечности полетели во все стороны, словно тела попали под ножи молотилки. Презренные смертные вопили, и их нелепая гибель Кроагера совершенно не радовала: единственной достойной мишенью здесь были только Кулаки.
Раненый капитан поднялся и, обнажив сверкающий золотом клинок, бросился на Железных Воинов. Оба погибли один за другим, не устояв под мощными ударами, прицельно нанесенными по самым уязвимым местам их брони. Капитан столкнул убитых врагов со стены и повернулся к Кроагеру.
– Я – ваша смерть, предатели! – закричал он. Выстрел оставил на его голове ссадину в пару сантиметров глубиной, и теперь засохшая кровь превратила лицо капитана в красную маску.
Кроагер покачал головой и дважды пальнул ему в грудь. Доспех Уштора, стоявшего рядом, взорвался изнутри, и воин упал, но Кроагера его предсмертные хрипы не остановили – он мчался к Имперскому Кулаку, который убил его товарища.
И этот без шлема. Дорновым слабакам что, головы мешают?
Сделав шаг назад, Кулак сменил опустевший магазин болтера на новый.
– Бежать некуда, малыш, – сказал ему Кроагер.
– Я не убегаю, – возразил Кулак, – а жду.
– Кого или чего? – Кроагер почувствовал невольное любопытство.
– Вот их, – ответил противник.
Несколько тяжелых ударов пришлись в бок Кроагеру, развернули его на месте, пробили доспех и оставили глубокие рваные раны и боль. Он упал на одно колено – и увидел, что на него мчатся не меньше двух десятков Имперских Кулаков. Они стреляли на бегу, что нисколько не сказывалось на точности выстрелов. Прежде чем Кроагер успел отползти в укрытие, в него попали еще два раза, в плечо и прямо в грудь. Он сплюнул сгусток крови сквозь вокс-решетку шлема, визор которого расцветился предупреждающими иконками.
Кроагер хотел ответить врагу еще одной очередью, но не мог пошевелить раненой рукой, а от болтера остались только обломки. Он даже не заметил, когда именно лишился оружия. Заглянул через край стены и увидел лишь нескольких Железных Воинов, что карабкались к парапету и сотням солдат, готовых встретить их взрывчаткой и массированным огнем. С этой стороны помощи ждать не стоило.
Но какое же унижение, что в крепость их не пускают такие вот отбросы.
Кроагер в недоумении уставился на лужу темной крови перед собой: хотя кровоточили его собственные многочисленные раны, в этом влажном блеске и привкусе железа все равно было нечто удивительно приятное.
Разрушенный парапет накрыла мрачная тень, раздался вой реактивных двигателей, и сверху обрушился поток раскаленного воздуха. Лужа крови перед Кроагером вскипела от жара, раздались вопли солдат – их униформа вспыхнула. Имперский Кулак, с которым Кроагер говорил мгновениями раньше, упал: боеприпас его болтера взорвался, превратив его руки в черные обрубки, из которых торчали оплавленные кости.
Нечто упало с небес в самое сердце цитадели – что-то большое и железное, что-то ужасное и безжалостное, и металлический грохот, сопровождавший его прибытие, напоминал похоронный звон колокола.
Непревзойденный воин Олимпии, полубог в темной броне, повелитель грома, вооруженный молотом.
Пертурабо, Железный Владыка.

Передние ряды беснующейся орды приближались. Под ногами этой шумной толпы стелились клочья галлюциногенного тумана, который двигался как живой, с нетерпением стремясь вкусить пот, дыхание и выделениях тех, кто его создал. Громогласные крики были полны буйного восторга, агонии и экстаза одновременно, они сливались в сплошную какофонию, и эхо этой разноголосицы отражалось от склонов долины, словно маниакальный бред тысяч и тысяч безумцев.
Среди танцующей толпы метались жрецы-скарификаторы; вооружившись отравленными клинками и цепями с прикрепленными к ним крючьями, они в радостном неистовстве резали и пороли своих подопечных, причиняя им жестокие мучения. Если острие ядовитого клинка пронзало артерию, благодарная жертва начинала содрогаться в яростном хореоманиакальном припадке. Другие, глядя на это, с воплями начинали подражать предсмертным судорогам, и так помешательство танцем ширилось, приобретая все более изощренный вид. Вскоре жертва, с которой все началось, истекала кровью, хлеставшей из-за бешеного сердцебиения, и в толпе разгорался новый очаг танцевальной лихорадки.
Массовая психогенная истерия охватила тысячи людей, и все они стенали, кричали и смеялись, словно на празднике или поминках. Они дрались и совокуплялись, подчиняясь неодолимому горячечному ритму, который Железные Воины уловить не могли. Над процессией вздымались знамена, развевались гонфалоны и вымпелы; яркие изображения на флагах были одновременно непристойными и соблазнительными, безобразными и прекрасными. Форрикс не знал, что за символы представлены на знаменах, но их плавные очертания вызывали в нем тошноту отвращения: переплетение округлых форм и чувственных изгибов – и жесткие, твердые линии шипов, пронзающие их.
Среди этой толпы не было равенства, и богато украшенные одеяния из шелка и металла, бархата и кожи выделяли тех, кто был возведен в ранг королей, королев или принцев. Головы их венчали костяные короны, державами служили черепа добровольных жертв, а рабыни, выполнявшие их прихоти, пожертвовали руками, чтобы сложить из фаланг пальцев скипетры. В полном соответствии с безумием, охватившем этот пестрый королевский двор, новые претенденты на монарший титул свергали правителей одного за другим и присваивали себе залитые кровью короны.
Но все бесстыдство, с которым вела себя эта процессия, не могло сравниться с телесными уродствами, которые демонстрировали некоторые из ее участников. Дефекты некоторых явно были врожденными; тела других были изувечены мечами и булавами в ритуальном поединке; но большинство было обязано своими физическими патологиями скальпелям, медицинским пилам и генной модификации.
Одни жертвы этих кошмарных хирургических вмешательств теперь вынуждены были ходить на руках, так как ноги их были пришиты к плечам, а лица опустились до животов. Другие – с гребнями на спинах, похожие на какой-то гибрид многоножки и гигантского скорпиона – сбивались в бешеные стаи, впереди которых летели херувимы, выращенные в специальных чанах. Обнаженные женщины извивались в пляске, поливая груди ароматным маслом, причем у многих из них количество грудей бросало вызов природе. За этими созданиями с лиловой кожей следовала целая свита вопящих рабов и рыдающих фанатиков.
Толпа колыхалась и содрогалась в спазмах. В ней были те, кому достаточно было просто танцевать, других влекла скверна, третьих – насилие. Были и те, кто кричал, срывая голос, пока их не охватывало блаженное помешательство. Они выли вместе с чудовищами-гибридами, и наконец те, кто желал познать самые запредельные ощущения, поджигали себя и смеялись, отдаваясь во власть пламени.
Когда эта орава экзальтированных извращенцев приблизилась, Форрикс снял шлем с магнитного замка на бедре: едкий запах духов начал его раздражать.
– Много странностей я повидал на Исстване, но это… – Исчерпав свой словарный запас, он надел шлем и защелкнул замки на горжете.
Да словами и невозможно было описать такое представление; никакой кодекс чести не мог объяснить, почему Дети Императора, раньше кичившиеся своим воинским совершенством, обратились к подобному безумству.
– Что с тобой случилось, брат мой? – изумился Пертурабо, однако гнев, наверняка кипевший в его сердце, на лице его никак не отразился.
– Но где сами легионеры? – спросил Фальк.
Форрикс окинул внимательным взглядом это беснующееся море человеческих тел, которое уже накрыло собой передовые фортификации. Неистовая толпа прокатилась по заграждениям из колючей проволоки, отмечавшим огневые мешки, преодолела утыканные кольями траншеи, пронеслась мимо бронеколпаков огневых точек. Авангард Детей Императора за считанные мгновения взял рубежи обороны, которые обычно требовали месяцев кровопролитной осады.
Подчиняясь неслышимому сигналу, орда умолкла и остановилась совсем рядом от Железных Воинов. Облака пыли, поднятые ногами участников шествия, смешивались с зыбкой завесой наркотического фимиама, который поднимался от скрытых курильниц. После шума и гвалта тишина казалась оглушительной, и Форрикс напряженно вглядывался в это скопище потных, запыхавшихся людей, гадая, что же будет дальше.
Но вот фанатики пали ниц, распростершись на песке, словно дикари, поклоняющиеся горящему кусту. Солтарн Фулл Бронн, опираясь рукой о землю, опустился на одно колено.
– Вставай немедленно, – рыкнул на него Форрикс. – Железные Воины ни перед кем не кланяются.
Не обращая на него внимания, Фулл Бронн склонил голову, словно прислушиваясь к голосу, который обращался только к нему.
– Он здесь. Финиксиец. Он идет.
Форрикс поднял голову и увидел, как расступается стена из плоти: фанатики отползали в стороны, открывая широкий коридор. В розово-лиловом тумане наметились очертания чего-то огромного, что приближалось, покачиваясь. Рядом шли воины в силовых доспехах, и, судя по их силуэтам, III легион еще не совсем забыл, как должно выглядеть боевое соединение.
Из тумана показались пятьдесят воинов в сверкающей броне Детей Императора, и Железные Воины встретили их приход дружным вздохом удивления. Пурпур доспехов испещрили пятна кричаще-яркой краски самых невообразимых тонов и оттенков; нарушая все принципы гармонии, они не имели ничего общего с цветовой схемой, принятой в легионе. Наплечники были утыканы зазубренными шипами, украшенные крыльями шлемы превратились в сложные конструкции благодаря резонаторным капюшонам и усилителям, встроенным в визоры.
Штандартом воинам служило знамя из плотной материи розового цвета, в которой Форрикс по текстуре и характерной вони узнал человеческую кожу. Посередине был изображен тот же символ, что в разных вариациях украшал тела и доспехи участников неистового шествия, но здесь он был представлен в своей чистой, идеальной форме. В руках воинов легиона этот знак уже не вызывал у Форрикса прежнего отвращения – наоборот, ему внезапно захотелось вглядеться в эти завораживающе плавные переплетения.
Вспышка ярости помогла ему сбросить чары, которые этот символ источал.
Чары?
А это еще откуда? Откуда взялось это старомодное слово, которому не было места в век разума и точного научного знания? Должно быть, в курильницах дымилось действительно сильное психотропное вещество, если Железному Воину вдруг стали приходить на ум такие странные понятия.
Как и смертные, легионеры почтительно расступились в стороны, давая дорогу шумной когорте воинов, несущих такое оружие, какого Форриксу не доводилось видеть ни в одном арсенале. По виду напоминавшие огромные топоры, эти предметы были оснащены различными усилителями звука, тональными модуляторами и устройствами, назначение которых нельзя было даже угадать. В длинных трубах пульсировали глубокие басовые ноты, дававшие ощущение грубой мощи, и Форриксу стало любопытно, нельзя ли использовать такого рода оружие для разрушения крепостных стен. Воины, вооруженные этими устройствами, были без шлемов, и лица их казались воплощением кошмара: челюсти неестественно вытянуты, рты раскрыты в несмолкаемом крике, на месте ушей – зияющие раны, результат хирургических операций, благодаря которым акустические колебания воспринимались без каких-либо искажений.
Явление самого примарха Детей Императора, последовавшее затем, было в точности таким же феерически эффектным, как он наверняка и рассчитывал.
Финиксиец, показавшийся из клубов живого тумана, восседал на огромной платформе из тел, сплавленных, сшитых и сросшихся в одну сплошную массу. Этот паланкин несли воины в доспехах-катафрактах; шипы и острые края их широких наплечников вонзались в соединенные тела, исторгая из них и кровь, и крики экстаза.
Снежно-белые волосы Фулгрима ниспадали из-под сверкающего серебряного шлема, а сам он был закутан в плащ из перьев цвета сочного пурпура и золота. Плоть под этим покровом пребывала в постоянном движении, словно куколка, готовая переродиться в какое-то немыслимо прекрасное создание.
Дождавшись, когда Гвардия Феникса остановится, Фулгрим распахнул плащ. Его тело обладало совершенной красотой форм; рельефные мышцы плеч и груди, не прикрытые доспехом, блестели от ароматного масла. Свежие татуировки с изображениями извивающихся змей покрывали руки и ноги, но сверхчеловеческая физиология примарха быстро устраняла повреждения, причиненные коже, и рисунки уже начинали блекнуть.
Пертурабо шагнул навстречу живому паланкину. Воины подняли щиты, соединяя их в своеобразную лестницу, по которой Фулгрим спустился на землю. Форрикс видел перед собой того, кто идеально владеет своим телом, кто понимает и контролирует мельчайшее его движение. Вопреки внешней манерности, каждый шаг примарха был в точности выверен.
– Брат Фулгрим, – заговорил Пертурабо. – Приветствую тебя.


Лазган-самое надежное оружие.
 
Форум » Литературный раздел Warhammer 40 000 » Рассказы » "Ангел Экстерминатус" G. Mcneill
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright Warhammergames.ru © 2016*
Копирование материалов сайта запрещено