Вверх

warhammergames
Wargame39
[ Регистрация · Вход ] [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · В закладки · RSS · Мобильная версия ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Shepard 
Форум » Warhammer Fantasy Battles » Материалы » Наследники Зигмара
Наследники Зигмара
ЭскилДата: Воскресенье, 24 Июл 2011, 16:35:08 | Сообщение # 1
Frantic

Space Marines
Сообщений: 9037
Репутация: 557
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Пол: Мужчина
Пользователь №: 2540
Регистрация: 31 Мар 2011
Группа: Модераторы
Страна: Российская Федерация
Город: Ростов-на-Дону


Источник: сайт Warforge
Перевод: Гризельда

Мидденланд. Мнения


"До тех пор, пока горит огонь Великого Храма, Мидденланд и Мидденхейм никогда не падут".

Граф Борис Тодбрингер

"Мидденхейм похож на большую пиявку, сосущую кровь у честных мидденландцев. Быть может, недавние события – ключ к нашей свободе".
Герцог Леопольд фон Билдхоффен

"Я слышал, благородные из глубинки близ Лаурелорна водят странные дела с эльфами. Сначала Арки… Как его там, а сейчас – это! Это измена, говорю вам!"
Торговец из Дельберца


"Не беспокойся, парень, дело не в тебе. Мидденландцы всегда такие грубые. Они от этого себя хорошо чувствуют. Мне кажется, им нужно добавить больше зелени в рацион"
.
Торговец из Мутланда

Поговорки Мидденланда


"Рейквальдский солдат": щеголь, денди и слабак.
"Здесь я подниму свой факел": я протестую против этого.
"Дракский диалект": ложь и потворство.
"Идти Северной дорогой": идти по тяжелому и опасному пути.
 
ЭскилДата: Воскресенье, 24 Июл 2011, 16:37:05 | Сообщение # 2
Frantic

Space Marines
Сообщений: 9037
Репутация: 557
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Пол: Мужчина
Пользователь №: 2540
Регистрация: 31 Мар 2011
Группа: Модераторы
Страна: Российская Федерация
Город: Ростов-на-Дону


Мидденланд. Земли


Основанное древними тевтогенами, пожалуй самым свирепым племенем в союзе Зигмара, Великое Герцогсво Мидденхейм и Мидденланд (обычно называемое просто Мидденландом) является северным оплотом Империи. С помощью военной и экономической силы Мидденхейм доминирует над своими восточными и северными соседями, Хохландом, Остландом и Нордландом. По влиянию провинция соперничает с Рейкландом и Талабекландом, а великий город Мидденхейм считает себя равным Альдорфу и Нульну. Из Мидденланда происходили Императоры в прошлом, и жители провинции надеются, что так будет и в будущем. Когда региональные кризисы грозят Ипериии, Мидденланд считал (и считает) себя голосом Севера.

Мидденланд состоит из обширных полей, простирающихся от Рейка и Великой Северной Дороги к Пустошам на западе и юго-западе, и Хохланду и Серединным Горам на востоке. На юге, за Талебеком, находится Талабекланд, давний соперник Мидденланда в главенстве над Культом Ульрика. На севере – союзник Мидденхейма Норланд и Лаурелорнский Лес, прибежище загадочных и временами враждебных лесных эльфов. То, что эльфы враждебны из-за притязаним Мидденхейма на Лес, кажется беспочвенным, поскольку эти притязания были унаследованы еще от Драквальдских Императоров.

Сам Драквальд – огромный, древний лес, простирающийся от границ Пустоши до далеких окраин Хохланда. Хотя люди и строят поселения там, глубоко в чаще, лес полнится тайнами, и не отдает их милостиво. Драконы, жившие в лесу, терроризировали древние племена и раннюю Империю, пока Император не убил последнего из них. Но все еще отчаянные охотники за сокровищами отваживаются уходить в чащу Драквальда в поисках богатств утерянных драконьих гнезд, или, быть может, драконьих яиц, что, согласно поверью, остаются плодотворными всегда, и только большой жар необходим для того, чтобы из яйца вылупился дракончик.

Глубоко под сенью леса шастают зверолюды, потомки старых мародеров, плодясь и выжидая, временами нападая на одинокие хозяйства или небольшие группы путешественников, пока не придет время Хаосу подмять под себя Север. Лорды и бюргеры провинции временами снаряжают экспедиции для искоренения зверолюдов, но выжившие всегда укрываются глубже в лесу, ждать и восстанавливать численность.

На далеком западе провинции находятся Серединные Болота, обширные и бесплодные земли холмов и топей, в которых зарождаются несколько притоков Рейка. По слухам, плес огромных озер этих земель подобен поверхности зеркала, не дрожа даже под дуновением ветра – настолько гладок этот плес, что в точности отражает ночное небо. Благородные и богатые иногда приезжают сюда не рыбалку, ведь говорят, что форель здесь добротнейшая в Империи. Но болота, по слухам, кишат не только форелью, но и привидениями. Странные огни блуждают в ночи, и призраки давно павших драквальдских солдат ходят у далеких окраин.

Далеко на юго-востоке расположены Воющие Холмы, где ветры в бесплодных землях воют подобно духам умерших. Замок Мидденстаг охраняет от бандитов, скрывающихся среди холмов и оврагов, дорогу из Делбертца на Хергиг. На севере, неподалеку от Мидденхейма, земли спускаются к заболоченным низинам так называемого Шадензумпфа. Здесь не найти больших богатств, хотя некоторые деревушки сводят концы с концами собирая болотной железо. Шадензумпф также место, где укрываются от правосудия курфюрста беглые преступники. Примечательна большая популяция черных журавлей, что отлетают по осени из Шадензумпфа к теплому климату Тилеи, и возвращаются ранней весной. Перья этих птиц стали очень популярным украшением в шляпках, вынудив курфюрста ввести налог на каждую убитую птицу. Это, в свою очередь, привело к росту браконьерства и контрабанды.
 
ЭскилДата: Воскресенье, 24 Июл 2011, 16:38:26 | Сообщение # 3
Frantic

Space Marines
Сообщений: 9037
Репутация: 557
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Пол: Мужчина
Пользователь №: 2540
Регистрация: 31 Мар 2011
Группа: Модераторы
Страна: Российская Федерация
Город: Ростов-на-Дону


Миденланд. Население


«Вспыльчивые и упрямые люди Мидденланда
обладают малым терпением к… да почти ко всему».


Мидденландцы – потомки воинственного племени тевтогенов. Свирепые и безжалостные в своих привычках, они быстро вытесали в суровых землях Воющих Холмов свое королевство, изгнав живших там ранее ютонов в глубь окутанных туманом Пустошей. Когда Зигмар пришел к ним, он нашел племя с несгибаемой волей и стальной честью. Хотя другие племена объединились под его стягом, тевтогены отказались склониться перед будущим Божеством. В итоге, Зигмар был вынужден убить их племенного вождя, Артура, в поединке, чтобы доказать свою силу и значимость для тевтогенского племени.
Как все северяне, Мидденландцы известны своим упрямством. Их тевтогенская кровь и их «легковоспламенимый» характер заслужили им репутацию неконтролируемых традиционалистов. Они ненавидят перемены любого рода-свойства, и всегда защищают то, что считают «традицией». Они последними признают, что не правы, и первыми восстают против недостойного вождя. Хотя южные мидденландцы менее крикливы, чем их драквальдские родственники, даже их вся остальная Империя считает их грубыми, надменными и управляемыми людьми.
В своих лучших проявлениях, Мидденландцы ярые защитники чести, имущества и традиций. Если введен несправедливый налог, мидденландцы выступят с протестом, горящими факелами и поднятыми вилами. Иногда они могут объединиться ради дела одного-единственного человека, особенно если этот человек – нуждающаяся солдатская вдова, сирота или притесняемый член гильдии. Это привело к тому, что мидденландская политика приобрела сырые, бунтовщицкие манеры, не свойственные другим провинциям.
В своих худших проявлениях мидденландцы капризны и нетерпимы. Они быстры на насмешки (а временами и на расправу) над теми, кого считают зазнавшимися франтами, а также чрезвычайно подозрительны к тому, что считают чужим влиянием на их провинцию. Они отказываются пользоваться редкими бретонскими, тилейскими или эсталийскми словами, привнесенными в рейкшпиль. Заказ бретонского бренди в мидденландской таверне вызовет гнетущую тишину, поскольку все присутствующие развернутся посмотреть на глупца, своим заказом подписавшего себе смертный приговор. Интересно то, что если чужак продолжит настаивать на своем, демонстрируя гордость за свою страну, мидденландцы воспримут его как «парня похрабрее многих» и «в нем течет тевтогенская кровь – Ульрик его знает, куда только не заносило наших предков, а?»
Миденландцы разделены вдоль бывших клановых границ, сейчас ставшими географическими линиями предубеждений. Было время, когда драквальдский регион сильно отличался от прочих миденланских регионов тем, что производил на удивление коррумпированных Императоров. С падением их династии и опустошениями, вызванными Великой Чумой 1111 года власть Драквальда иссякла. Регион прекратил свое существование как независимая единица, когда Император Мандред присоединил его к Мидденхейму, создавая провинцию такой, какой она есть и по сей день. Люди из Драквальда до сих пор славятся своими злобными нравами и жадностью («однажды драквальдец – всегда драквальдец»), но, кажется, со временем их характер смягчился.
Миденландцы, проживающие на юге провинции, более близкие к влиянию Альтдорфа и Мариенбурга, по мидденландским стандартам считаются «космополитами». По мнению же остальной Империи, это означает лишь то, что те моются чуть чаще и, вероятно, не станут кричать на каждого прохожего на улице. Уроженцы северной части провинции, тем временем, особенно те, что из Мидденхейма, более лаконичны и прямолинейны – они не верят в пустословие, и не ценят его в исполнении других. Старые, апокрифичные истории утверждают, что дед по материнской линии курфюрста Бориса однажды вырезал одному полурослику язык за то, что тот слишком много болтал после ужина. Чем дальше на юг – ближе к изнеженным рейкландцам, поговаривают мидденландцы – тем боле болтливыми и экспрессивными становятся люди. В Карробурге, к примеру, находится единственная в Империи школа риторики, остатки былого величия города как имперской столицы.
Отношения Мидденланда с его столицей, Мидденхеймом, также довольно сложные. Город Белого Волка не всегда был частью провинции – его судьба часто переплеталась с судьбами правящих домов того времени. На протяжении имперской истории Мидденланд несколько раз брал Мидденхейм в осаду, и сейчас существует много шуток о «бессмысленных восстаниях» - к пущему раздражению мужей Мидденланда. В действительности, город и провинция – две разные социальные и политические сущности, сведенные вместе правлением Бориса Тодбрингера, и готовые разбежаться как только правление его династии окончится.
В битве, мидденланцы считаются «жесткими парнями». Провинция является родиной как Рыцарей Пантеры – личной охраны курфюрста – так и Рыцарей Белого Волка, храмовников, рьяных служителей Ульрика и защитников его людей. Эти два ордена из наступательных войск Мидденланда подкреплены силами крепких пикинеров и алебардщиков из бургеров и пейзан. Эти отряды сформировали ядро силы, которая воспрепятствовала взятию Мидденхейма армиями Архаона, и не дала последним проникнуть вглубь Империи. Теперь, когда Архаон, по-видимому, побежден, среди солдат, призванных возвращаться домой, к своим фермам и деревням, возникло возмущение. Это вызывает раздражение у офицеров, в основном выходцев с востока, и правителей, которые считают, что простолюдинам пора «просто заткнуться и делать, что должно».
За пределами своей провинции миденландцы ассоциируются со своим традиционным блюдом – перченой сосиской. Каждое селение и городок ревностно оберегают свои рецепты, и утверждают, что не станут есть других сосисок. Общеизвестен факт, что когда приходит Вурстфест, мидденландцы первые у столов.
В речи мидденландцев много резких тонов, как и у нордландцев, хотя мидденландский акцент больше известен своим обильным использованием старых слов и архаичной грамматики. Они отказываются признавать многие иностранные термины, проникшие в рейкшпиль.
 
ЭскилДата: Воскресенье, 24 Июл 2011, 16:39:07 | Сообщение # 4
Frantic

Space Marines
Сообщений: 9037
Репутация: 557
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Пол: Мужчина
Пользователь №: 2540
Регистрация: 31 Мар 2011
Группа: Модераторы
Страна: Российская Федерация
Город: Ростов-на-Дону


Мидденланд. Значимые места.


Карробург

Некогда главный город тевтогенских королей, а позже – столица Империи при Драквальдских Императорах, Карробург является главным городом западного Мидденхейма. Построенный на высоких склонах восточного берега Рейка, Карробург – лабиринт переплетающихся улиц и ступеней. Поскольку вода и отходы стекают вниз, чем богаче резиденция района, тем выше она находится на склоне холма. Это делает работу чистильщиков туфлей и ботинок в доках весьма оживленной.

Вверху города находятся два великих дворца. Бόльший из них, резиденция курфюрста Мидденхейма и Мидденланда, всегда готова к его визиту. Это древнее поместье, высокое, с узкими бойницами и полным отсутствием входов и выходов на первом этаже. Хотя так было с первого дня существование дворца, карробургцы считают, что курфюрсту особо нравится такое строение здания, поскольку оно препятствует разозленной толпе ворваться внутрь. А толпа с ведением налога "пенни на фунт" была очень разозлена, ведь этот налог гласит, что каждый ввезенный в порт фунт груза облагается дополнительным пенни. Налог был поспешно введен с целью собрать средства на ремонт далеких стен Мидденхейма, но циники считают, что все эти деньки уходят прямиком в сундуки Ар-Ульрика. На данный момент в замке обитает наследник курфюрста, барон Вульфрам фон Тодбрингер. Люди очень редко видят наследника; ходит молва, что его здоровье ослаблено, и курфюрст специально отослал его сюда, чтоб тот не рвался в битвы.

Второй дворец принадлежит князю Леопольду фон Билдхофену, правителю Карробурга под началом курфюрста. Род фон Билдхофенов древний и ведет свое начало от великих семей Драквальда, и, если верить утверждениям, имеет родство с Императором Магнусом Благочестивым. Князь Леопольд популярен в регионе, поскольку он часто жертвует на храмы и благотворительность, и поддерживает городской устав как "веяние будущего", чем ужасает своих благородных кузенов. Некоторые видят его как защитника "западных" интересов при дворе Мидденхейма.

Как и многие города, находящиеся вдалеке от сражения, Карробург пострадал от волны беженцев, спасающихся из восточных земель. Большинство из них живут в тряпичных укрытиях за стенами города, некоторые – в деревянных домишках, возведенных прямо на аллеях города. Такой наплыв людей сильно истощил городские ресурсы, преступления становятся проблемой для карробургцев и беженцев, ведь каждый винит в случившемся соседа. Городские власти с трудом удерживают спокойствие на улицах города, но если ситуация ухудшится, дело может дойти до бунтов.

Дельберц

Расположенный на реке Дельб, над трактом из Мидденхейма в Альтдорф, Дельберц является процветающим коммерческим поселением, широко известным в округе своими чудеснейшими винами. В городке много таверн; к некоторым тавернам пристроены конюшни, рассчитанные на целые караваны, к некоторым – пристани для небольших кораблей. Дельберц – вольный город, который в обмен на право самоуправления платит дань графу фон Тодбрингеру .

Дельберц, как и другие города, недавно увидел немалый наплыв беженцев, но проблемы с преступностью здесь не такие большие, в основном благодаря организаторским способностям и щедрости городских трактирщиков и торговцев. Лагеря были построены на другом берегу реки, на пороге Воющих Холмов, в районе, который некоторые сейчас зовут "Новым Дельберцем". Под удовольствием от этого, впрочем, скрывается нарастающая тревога: в городе - серийным убийца на свободе. За последние два месяца, каждый десятый день в реке находят труп с перерезанным горлом. Жертвами становятся одинаково беженцы и горожане, и стража теряется в догадках.

Мидденхейм

Город Белого Волка, родина Культа Ульрика и величайший город севера, Мидденхейм стал скалой, о которую разбилась волна Архаонова вторжения. Основанный еще до рождения Империи, Мидденхейм твердыней возвышается над лесом Драквальда. на горе, называемой Фаушлаг или Ульрикберг, подобно острову над морем зелени. Четыре великих мощенных дороги ведут к вратам города, соединяя его с трактами на Мариенбург, Кислев, Талабхейм и Альтдорф. Из бойниц во все стороны смотрят дула пушек, показывая готовность Города Белого Волка принять сражение в любое время, в любом месте.

Самым важным для города является его тождество с месторасположением главного Храма Культа Ульрика и резиденцией его Верховного Жреца, Ар-Ульрика. Великий Храм Ульрика громадой возвышается в центре города, сам являя собой крепость внутри крепости. Его оборонные сооружения не для красоты, а храмовники Белого Волка, живущие в бараках при храме, не для парадов. Вечный огонь горит в святилище, и храм рухнет последним, если не выдержат стены Мидденхейма.

Осада Мидденхейма оставила многие его прекрасные здания в руинах, стены были пробиты пушечными ядрами, огнем и магией. Великие дороги были завалены телами защитников и нападавших, а Восточные Ворота, через которые почти прорвался Архаон, треснули и раскололись. Большинство населения бежало с наступлением вражеской армии, прибавив проблем и без того перегруженным беженцами городам запада. Сейчас, когда силы Архаона на время рассеяны, те, кто выжил, с ужасом смотрят на руины, которые предстоит восстановить.

Унтергард

Унтергард – молодой город, основанный только столетия назад простолюдинами, бегущими от несправедливых налогов графа Штернхауера. Они построили мост через Тауб, и вскоре город разросся на обеих сторонах реки. Как единственное место переправы на юг от Гримминхагена, город стал естественной мишенью для сил Архаона, и жестокая битва кипела здесь. Хотя имперские силы вышли победителями, восточная часть города была уничтожена, а западная сильно повреждена. Немногие оставшиеся в живых попытались восстановить город после ухода армий, но вынуждены были бежать в Мидденхейм, когда пришла весть о приближении банд зверолюдов.

Сейчас Унтергард снова ожил. Руины стали прибежищем для банды мутантов, грабящих на дорогах неподалеку. Всегда аккуратны в сокрытии своих следов, эти выжившие из ума монстры надеются словить "нормальных людей" и превратить их в мутантов, открыв влиянию своего "бога", небольшого идола, вырезанного из дивнокамня.
 
ЭскилДата: Воскресенье, 24 Июл 2011, 16:40:06 | Сообщение # 5
Frantic

Space Marines
Сообщений: 9037
Репутация: 557
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Пол: Мужчина
Пользователь №: 2540
Регистрация: 31 Мар 2011
Группа: Модераторы
Страна: Российская Федерация
Город: Ростов-на-Дону


Нордланд. Земли.


"Имперцы, живущие в Лаурелорне, знают,
что их жизни зависят от милости эльфов. Мало кому это по душе".


По закону, предписанные Нордланду земли простираются на запад от Остландских границ до Пустоши, и на север от Великой Северной Дороги до побережья моря когтей. Курфюрсты Нордланда за минувшее тысячелетие накопили внушительный список титулов и регалий, который, если его расширить, сделает их правителями большей части севера Империи. Реальность, в прочем, имеет свойство укрощать самые грандиозные амбиции, и курфюрсты Нордланда имеют фактическую власть над менее чем половиной своей провинции.

Два великих леса покрывают Нордланд, оставляя людям лишь небольшие участки не покрытых лесом земель и вдоль пустынной береговой линии. Восточная часть включает в себя часть Леса Теней, основная площадь которого расположена в Остланде. Лес простирается до Дороги из Еренграда в Мидденхейм, пересекая ее к северу от Бикерховена и, наконец, иссякая у берегов реки Зальц. Лес Теней пользуется темной, жуткой репутацией в Остланде, и эта репутация свойственна ему и среди жителей Нордланда. Известно, что в лесу бродят плотоядные Гигантские Пауки, а зверолюдов и прочую мерзость видели здесь все чаще и чаще с тех пор, как началась война. Сейчас дровосеки редко заходят глубоко в лес, разве что в сопровождении отряда солдат. Все возрастающая опасность привела к снижению выработки древесины, нанося вред местной экономике и приводя к роптанию, что курфюрст плохо справляется со своими обязанностями.

На север от Сальземунда и Серебряных Холмов простирается Лаурелорнский Лес, который тянется на запад до границ Пустоши. Формально являясь частью владений курфюрста, фактически Лаурелорн – полностью независимое государство. Его правители – малообщительные Лесные Эльфы Лаурелорна, потомки Высших Эльфов, которые избрали не покидать Старый Мир по окончанию войны с гномами. По договоренности с курфюрстами Нордланда, эльфы позволяют Империи земли между рекой Зальц и рекой Демст, которая впадает в Море Когтей у Харгендорфа. Договор, в прочем, четко ограничивает количество поселений, и люди обязаны получить разрешение эльфов, прежде чем учреждать новые. Эльфы неохотно дают такое разрешение, четко регламентируя сырье, дозволенное к сбору в Лесу. Люди недовольны этим, и дворяне давят на курфюрста Теодарика, чтоб тот начал новые переговоры с эльфами. Как всегда нетерпеливые, люди основали несколько нелегальных поселений на отведенной территории, и эльфы грозят применением силы, если понадобится. Некоторые наблюдатели опасаются столкновения между рыцарями курфюрста и воинами Лаурелорна, но война пока помогает делу Сальземунда. Беспокоит то, что эльфы могут воспользоваться сложившейся ситуацией, чтобы утвердить свои права.

За Демстом лежит сердце Лаурелорна, место, которое нордландцы из суеверного страха перед эльфийской Королевой называют "Ведьминым Лесом". Имперцам запрещено входить туда под страхом смерти: этот запрет касается даже курфюрстов Нордланда. Что находится в Ведьмином Лесу неизвестно: некоторые утверждают, что у эльфов нет столицы, и они ведут кочевую жизнь. Все книги, с другой стороны, упоминают о безымянном городе из стекла глубоко в сердце леса, городе, который сияет своим собственным светом. Какой бы ни была правда, верно то, что ни создания Хаоса, ни зеленокожие не могут продержаться долго, забредя в Лаурелорн, ведь эльфы яростно защищают свой дом от любых пришельцев.

Берега Нордланда – пустынное место, где суровые люди в поте лица добывают пропитание из моря. Весь берег часто затягивает плотным одеялом туманов, осенью и зимой здесь бушуют штормы. Это сделало берега Нордланда суровым домом для Имперского Флота, у которого, с отделением Мариенбурга от Империи, не оставалось ничего другого, как перебазироваться сюда. Главный порт флота – растущий город Дитершафен, который использует обильную древесину провинции в программе судостроения.

От самого западного поселения Харгендорфа на восток к Нойес Эмскранк, песочные равнины береговой линии часто переходят в топи и болота. На запад к Нордену, берег становится более скалистым и покрытый галькой, поднимаясь к прибрежным холмам Остланда. Здесь, у причала Дроссельпул, рыбаки вылавливают много сельди и трески, большинство которой засаливается и экспортируется на юг. Мародеры все еще частое зрелище у берегов Нордланда, в то время как многие люди получают свой доход, собирая добро с выброшенных на берег погибших не без их помощи кораблей. Временами это порождает конфликты с властями Мариенбурга, чьи доходы зависят от свободного оборота торговли.
 
ЭскилДата: Воскресенье, 24 Июл 2011, 16:41:06 | Сообщение # 6
Frantic

Space Marines
Сообщений: 9037
Репутация: 557
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Пол: Мужчина
Пользователь №: 2540
Регистрация: 31 Мар 2011
Группа: Модераторы
Страна: Российская Федерация
Город: Ростов-на-Дону


Нордланд. Мнения


“Они полунорскийцы, вот и пытаются быть более «имперскими» чем сам Император”
Альтдорфский кавалер

“Гаузер просто пешка Лаурелорнских эльфов”
Политический наблюдатель в Остланде

“Норандцы настоящие следопыты, эт точно, но они становятся тупее снортлинга, когда они на воде”
Мариенбургский наемник

“И что это за правитель, который контролирует менее половины своей провинции?”
Рейкландский дворянин

Поговорки Нордланда



“Это норскийский торг”: согласие под угрозой насилия
“Из нечистой совести получаются только грязные штаны”: только виноватым есть чего бояться.
“На Ютон”: В сторону Остланда. Норландцы иногда используют “Ютон” как синоним “Остланда”.
“Засоленный Бог”: мертвец. (Исходя из бледного, жесткого вида соленой рыбы).
 
ЭскилДата: Воскресенье, 24 Июл 2011, 16:41:59 | Сообщение # 7
Frantic

Space Marines
Сообщений: 9037
Репутация: 557
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Пол: Мужчина
Пользователь №: 2540
Регистрация: 31 Мар 2011
Группа: Модераторы
Страна: Российская Федерация
Город: Ростов-на-Дону


Нордланд. Население


Люди нордланда – потомки древнего ваз ютонского племени. Близкие родственники ваз ютонов Остланда, нордландская ветвь племени в итоге отошла от своих восточных поселений. В итоге, ранние нордландцы были повержены в битве, став вассалами более сильных тевтогенов и случайными жертвами набегов норскийцев. В неразберихе, что следовала за Великой Чумой, многие берега и речные долины Нордланда претерпели вторжение и колонизацию со стороны норскийцев, что способствовало смешению кровей. Император Мандред Крысоборец, встретившись лицом к лицу со много большими угрозами, не имел возможности и времени откликнуться на мольбы нордландцев о помощи, к вящему ужасу последних.
С течением времени и смешением крови, нордландцы переняли многие обычаи своих норскийских родичей. Суды очень часто сводились к испытанию поединком, который происходил на белом куске материи, натянутом на земле. Поединщик, чья кровь первой оросит белую ткань, считался виноватой стороной. На дверях и окнах старых домов часто можно встретить вырезанные руны, на удачу и духовную защиту, а вдоль берегов до сих пор часто встречаются дома в виде маяков. На пирах и собраниях норскийские состязания в хвастовстве переросли в более цивилизованный обычай рассказывать истории, где каждый сказатель старается превзойти предыдущего. Настолько велика любовь нардландцев ко всякого рода историям, что они снискали себе славу по всей Империи как великие рассказчики. Популярны истории от исторической эпики до площадной комедии, мифологии и страшилок.
Люди этой провинции считаются одними из самых громких и прямолинейных во всей Империи. У них, похоже, напрочь отсутствует мягкость, такт и здравый смысл. В нескольких местных легендах фигурируют герои, которые рубят правду-матку прямо на месте, таким образом спасая ситуацию. Другие провинции указывают на это качество нордландцев как на их неумение врать по причине врожденной тупости. В своих лучших проявлениях нордландцы твердые, прямолинейные и честные люди, лишенные хитрости и свысока смотрящие на медоточивые речи политиков, поэтов и мягкотелых рейкландцев.
В своем худшем проявлении нордландцы грубы, неотесанны и бездумны. Даже торговцы Нордланда обладают таким "прямым" подходом ко всему, хотя они и не видят проблем с двурушничеством. Действительно, они обнаружили, что выкрикивание окончательной цены громко и настойчиво производит неизгладимый эффект на торговцев, привыкших к аккуратности бартера и переговоров. Многие провинции указывают, что так происходит потому, что нордландцы – продукт смешения ваз ютонской, тевтогенской и норскийской кровей. Именно эта наследственная "смесь" заставляет нордланцев стыдиться. Современная Империя смотрит на норскийцев со смесью уважения и страха, видя в них могущественных и диких воинов, неотосанных варваров, которым не стоит доверять ни дочь, ни овцу. Популярная Имперская поговорка гласит: "характер в крови", утверждая, что наследственность определяет характер. Таким образом, нордландцы, по всей Империи, рассматриваются как "не совсем одни из нас", выглядят более жесткими и неотесанными даже на фоне диких и волосатых мидденландцев.
Другим источником неудобств среди нордландцев служит современная благородная мода, особенно на севере, отслеживать свою родословную до племени-предка. Чем чище родословная, тем выше статус, апогеем же является линия рода, идущая от одного из вождей-основателей Империи. Только в Нордланде, предки жителей этой провинции были завоеваны другими племенами, что служит источником смущения для дворян, озабоченных своим статусом, особенно когда те имеют дело с надменной мидденландской или стирландской деревенщиной. Хуже всего их заедает мидденландское "мы кланяемся только Зигмару!"
Чтобы компенсировать, большинство нордландцев напоказ более верны Империи и культу Ульрика, чем кто бы то ни было в Империи. Их усилия – пустой звук для некоторых, в то время как другие видят в этом пример долга и патриотизма. Каков бы ни был мотив, нет причин сомневаться в их смелости в бою. Будучи в составе армии вместе с жителями других провинций, нордландцы обычно первыми бросаются вперед, ища столкновения с рядами противника. В битве при Фротэ в 2421 году, норландским пикинерам настолько нетерпелось врезаться в ряды воинов Хаоса, что они помчались вперед, не дождавшись приказа, тем самым оказавшись в окружении и оголив фланг собственной армии. С тех пор имперским генералам тихонько присоветовали относиться к нордландцам "как к гончим на привязи", держать их под контролем.
Нордландцы - признанные охотники и следопыты, их умения обходиться на дикой природе настолько хороши, что даже хохландцы и люди, живущие у Талабека, нехотя признают, что те "не так уж плохи". Естественно нордландцы близки к земле: в провинции находится одна из самых больших общин поклоняющихся Рие на всем севере Империи; центром этих общин являются несколько клановых селений неподалеку от Хагендорфа. Поклонение Матери Урожаев без поклонения ее консорту, Таалу, считается опасным в некоторых кругах. Талабекландцы крайне пренебрежительно относятся к "поклонению бабе". Они перешептываются, будто эльфы присоединяются к людям во время их религиозных молений у старых каменных кругов глубоко в лесу; хотя слухи изобилуют такими спекуляциями, никто на самом деле не знает, что происходит во время таких церемоний. Курфюрсту это не нравится, и он планирует выслать разведчиков с целью выяснить – не планируют ли люди Демстской долины восстание.
Нордландский акцент один из самых отчетливых в Империи. Их речь очень грубая и быстрая, больше похожая на лай, чем на слова. Говорят, нордландское пение звучит как "галька в бочке, что катится с холма".

Нордланд. Значимые места



Ноейс Эмскранк

Изначально это была небольшая рыболовецкая деревушка под названием Пугсблаттер, а права города были куплены инвестиционной группой под началом Жана-Пьетера Рьеманнса. Группа своими поверителями назвала трех курфюрстов и нескольких менее значимых по статусу, но все же богатых и влиятельных благородных, а также Имперские торговые дома. В их планы входило создать два порта, которые бы оттянули на себя морские пути Мариенбурга, таким образом сокращая доходи тамошнего среднего класса и увеличивая собственные. В итоге, Пугсблаттер был приобретен в 2460 году и переименован в "Нойес Эмскранк". Местные жители были выдворены и переселены в окрестности Вильгельмскоога, а колонисты были привезены, дабы вдохнуть в город новую жизнь. Картель построил дома и магазины, чтобы придать городу свежий вид, инвестиции были вложены в склады, чтобы уж точно привлечь движение товара в свою сторону, также построили новые торговые каравеллы, которые стали бы авангардом нового флота. Естественно, все обернулось полной катастрофой.
Все пошло наперекосяк еще при строительстве, настолько, что новые жители были уверены, что старые пугсблаттерцы прокрадывались обратно в город чтоб саботировать работу: случались пожары и несчастные случаи, а однажды город затопило, когда Зальц вышел из берегов, что не случалось никогда прежде. Когда первый корабль, едва выйдя из доков, опрокинулся, люди начали говорить, что город проклят. Из кораблей, спущенных на воду в Нойес Эмскранке и его близнеце в Остланде, Салькальтене, ни один не вернулся. Картель развалился, инвесторы упрятали Рьеманнса в долговую темницу, а Нойес Емскранк был продан курфюрсту Нордланда за сущие гроши.
Сейчас город являет собой забитую рыболовецкую деревушку, живущую на улов с моря, доходы от мимолетной торговли, и деньги, заработанные на службе у служителей Манаана, в Манаансхеймском монастыре неподалеку от порта. Дома выглядят разваливающимися, плохо ухоженными, а незнакомцы здесь далеко не желанные гости. Угрюмые жители деревни, их несгибаемые жены и хмурые дети смотрят на незнакомцев из обветшалых домов, видавших лучшие виды. По ощущениям Нойес Емскранк настолько депрессивен и нелюбим, что прочие нордландцы начали говорить о нем как о "запятнанном".

Зальценмунд

Столица Нордланда, Зальценмунд, стоит на холмах, в которых берут свое начало притоки, позже формирующие Зальц. Курфюрст построил высокий замок на холме, что возвышается над городом. Этот холм однажды был местом встреч отпрысков ваз ютонского племени. Настолько узки подходы к твердыне, названной Гнездом Ютонов, что замок не нуждается в оборонительной стене; только твердыня и помещается на холме, возвышаясь над регионом. Местный говорят, что курфюрст, стоит ему взглянуть окно своего тронного зала, может видеть всю свою провинцию, а само окно выходит на запад, чтоб курфюрст мог приглядывать за эльфами Лорелорна.
Зальценмунд – большой город, который сейчас страдает от потери торговли вдоль Еренградско-Мидденхеймского тракта. Многие путники и торговцы останавливаются в городе для торговли, ведь здесь можно найти даже ельфийские товары. Брокеры продают древесину из Лорелорна здесь, и по высокой цене, обусловленной исключительной легкостью и крепостью материала. Зальценмунд – дом Нордланской Гильдии Серебряных Дел Мастеров, которая контролирует торговлю готовыми изделиями и слитками, сделанными из руды, найденной неподалеку, в Серебряных Холмах. Кузнецы Зельценмунда известны высоким качеством своей работы, востребованной даже в далекой Исталии и Арабии.
В самом городе наиболее примечательным строением является храм Ульрика, сооруженный исключительно из дерева и простоявший более 2000 лет. Широкое, трехэтажное здание в виде гексагона, храм не похож ни на один другой храм Ульрика в Империи и за ее пределами. Некоторые наблюдатели усматривают в его архитектуре сходство с некоторыми архаическими строениями Норски, что вызывает подозрения, будто храм изначально был построен под влияние варваров, в период их ранних миграций и завоеваний. Внутри, Великий Зал открыт до третьего этажа, и меньшая копия вечного огня из Храма Ульрика в Мидденхейме горит здесь. Столетия дыма закоптили деревянные перекрытия храма, придавая стенам мягкий, черный цвет, а самому храму – атмосферу сосредоточенной целеустремленности. Высший Жрец Ульрика Эрих Гранхольм – близкий друг курфюрста, считает себя равным Ар-Ульрику в Мидденхейме и разделяет амбиции своего курфюрста касательно Нордланда.
Зальценмунд – вольный город, что значит, он получил право самоуправления в обмен на некоторые обязательство перед курфюрстом Гаузером. Совет мастеров гильдий и землевладельцев составляет Городской Совет, в то время как бургомистр избирается каждый год, и от имени советников занимается повседневными вопросами. В данный момент бургомистром является Максимилиан фон Киршешлаге, сейчас весьма обеспокоенный. Война дала курфюрсту право требовать "дары деньгами" от значимых жителей города, на уплату жалований наемникам, и бургомистр спешит выплатить эти "дары". Ко всему прочему, снижение товарного потока из-за войны привело к снижению доходов, что угрожает неспособностью городского совета обеспечить потребности города, поскольку совет уже "одолжил" немалую сумму курфюрсту. Сейчас фон Киршешлаге должен рассмотреть необходимость идти к курфюрсту за деньгами, чтобы пополнить городской бюджет. Он опасается, что это даст курфюрсту рычаг давления, нужный для того, чтобы отнять у Зальценмунда права вольного города или аннулировать долг перед городским советом. Любой из этих вариантов попросту уничтожит город и его свободы.

Шлагхёгель

Двадцатью пятью милями на юг от Хагендорфа на западном берегу реки Демст расположена заброшенная деревушка Шлагхёгель. Основанная во времена правление деда нынешнего барона фон Харгенфельса, деревушка представляла собой попытку постепенной колонизации земель на запад от Демста. В то время привлекала близость старинного каменного круга, такого, какие строили последователи Старой Веры давным-давно. Барон, сам член Культа Матери-Рии, чувствовал, что это священное место, хотел сохранить его и снова населить его. Сорок семей были посланы туда, чтоб начать новую жизнь. Изначально военизированная, позже деревушка успокоилась. Казалось, эльфы Лорелорна не имеют ничего против селения, некоторые из них даже приходили торговать.
Потом, в одну летнюю ночь пять лет тому назад, люди Шлагхёгеля бесследно исчезли: торговцы сообщили, что селение опустело. Клемент, нынешний барон фон Хагенфельс, выслал своего судебного пристава расследовать это дело. Тот подтвердил вести: все люди исчезли. Не было никаких следов борьбы или насилия, никаких трупов, никаких признаков того, куда могли отправиться люди. Даже животные исчезли. Единственной подсказкой были два слова, вырезанные на дереве собраний: "туман" и "сжальтесь".

Шютен

Расположенный между Бикерховеном и Норденом на дороге в Еренград, Шютен – популярное место остановки как для путников, ищущих отдыха на ночь, так и для охотников, нуждающихся в отправной точкой для своих набегов на Ежевичные Холмы на юге. Шютен – дом для Бромбирштраухской Гостиницы, укрепленного трактира, хозяином которого является одноногий гном, в прошлом наемник, Аугустус Харгримссон. Харгримссону пожаловали пожизненное содержание на нужды трактира за то, что он однажды спас жизнь местному барону, Хельмуту Аденауэру, убив напавшую на того виверну. Именно в этой битве гном потерял одну ногу.
Конюшни гостиницы рассчитаны на три экипажа с лошадьми, и Августус нанял одного из своих племянников по клану в качестве кузнеца – что вызвало немало возмущения со стороны кузнецов селения. В самой гостинице есть большая общая комната, из которой можно попасть в две комнатки удобств, а наверху находятся несколько комнат для тех, кто не желает спать в общей комнате. Харгримссон, вдовец, живет в комнате неподалеку от кухни. В то время как Харгримссон ведет счета, кухней заправляет женщина из Зальценмунда по имени Эрика Флейш. Еда, хотя и не вычурная, всегда горячая и подается быстро, и именно этого хотят путешественники. Харгримссон варит свое собственное пиво из местного зерна и хмеля, и многие считают это пиво лучшим в Нордланде.
Жизнь была тяжелой в Шютене в последнее время, поскольку война уничтожила все движение вдоль дорог, кроме военного, а офицеры, что останавливаются в гостинице, часто платят за постой долговыми квитанциями, по которым после практически невозможно получить расчет. Многие мужчины из деревни были призваны в армию, и сейчас осталось намного меньше людей способных ухаживать за полями и собирать урожай, когда придет время. Если так пойдет и дальше, деревня придет в упадок.
 
ЭскилДата: Воскресенье, 24 Июл 2011, 16:43:09 | Сообщение # 8
Frantic

Space Marines
Сообщений: 9037
Репутация: 557
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Пол: Мужчина
Пользователь №: 2540
Регистрация: 31 Мар 2011
Группа: Модераторы
Страна: Российская Федерация
Город: Ростов-на-Дону


Остланд. Мнения


"Разве вы не видите? Мы умерли, и это ад!"
Вдова из Вольфенбурга


"Кара! Это ниспосланная Зигмаром кара, за наше маловерие! Покайтесь! Покайтесь немедленно!"

Новообращенный зигмарит

"И в то время, когда мы повержены, Нордланд и Талабекланд ищут пути уничтожить нас окончательно".
Курфюрст Вальмир фон Рауков

"Нам следует сделать для них все возможное, конечно же. Но, боюсь, Остланд потерян, ведь наших усилий недостаточно".
Император Карл Франц

Поговорки Остланда



"За старых солдат!": популярный тост.
"Бохсенфельс, окровавленный, но не сломленный!": модный тост.
"В грязь, кровью и пивом!": старый Вольфенбургский тост.
"Бросать ноги": идти в длинный путь. "Это не мог быть я, офицер. Я тогда ноги бросал".
 
ЭскилДата: Воскресенье, 24 Июл 2011, 16:43:38 | Сообщение # 9
Frantic

Space Marines
Сообщений: 9037
Репутация: 557
загрузка наград ...
Дополнительная
информация
Пол: Мужчина
Пользователь №: 2540
Регистрация: 31 Мар 2011
Группа: Модераторы
Страна: Российская Федерация
Город: Ростов-на-Дону


Остланд. Земли.


"Эти твердолобые остландцы способны съесть что угодно …даже крысу."

По форме напоминающая руку, обнимающую Срединные Горы за плечи, провинция Остланд практически вся покрыта зловещим Лесом Теней. Давным-давно, во времена расширения своих территорий в первом тысячелетии, курфюрсты Остланда перенесли свои границы глубоко в земли, позднее ставшие Кислевом, и основали колонии для удержания завоеванного. Эти усилия, в итоге, потерпели неудачу; Остланд был вынужден отказаться от своих притязаний на Кислевские земли в силу вторжения унголов. Немалую роль в этом сыграло и предательство Талабхеймских Императоров. Сейчас единственные территории Остланда не покрытые лесом – открытая всем ветрам Северная Марка, простирающаяся от Салькальтена до Кислевских границ. Остланд – земля, истерзанная войной, многие места провинции извращены Хаосом. Многие открыто высказывают сомнения в том, что провинция сможет восстановиться.
Первое, что приходит на ум, когда думаешь об Остланде - это лес Теней, что простирается на юго-запад от Нордландских границ до реки Талабек. Темный, пустынный и огромный, Лес Теней похож на чердак безумного волшебника: много жутких секретов скрыто в нем, некоторые старше самой Империи, и лучше бы их не разгадывали. Лес не отдает своих секретов легко, и многие жители Отсланда уверены, что лес отторгает их присутствие, и что даже по прошествии тысяч лет он так и не свыкся с присутствием человека, его топоров и костров под своей сенью. Дровосеки и те, кто осмеливается заходить глубоко в лес, уверены, что иногда, когда они не смотрят, лес изменяет тропинки, чтобы запутать тех, кто злит его, и, быть может, даже приводит к смерти этих людей.
Лес Теней дом не только для огромного количества дичи, такой как олени и кабаны, но и для мерзких тварей, гигантских пауков, которые поджидают равно человека, гнома или полурослика, и заманивают их в свою западню. Даже растительность здесь бывает смертоносной; в густом подлеске скрывается кровавая осока и шипастая ежевика со звериным интеллектом, питающаяся кровью попавших в ее тиски жертв.
В лесу также скрываются создания Хаоса, которые были там задолго до нынешнего вторжения. Племена зверолюдов и гоблинов-наездников на гигантских пауках состязаются за еду и территорию с преступниками, скрывающимися от правосудия курфюрста. До войны наибольшая опасность исходила от банд управляемых жутким минотавром Рагушем Кровавыми Рогами, который посеял страх в сердце каждого, живущего на территории между Шмальхофом и Бовеном. Известный своей неутолимой жаждой плоти, Рагуш однажды подвесил тела всего населения одной из деревушек на близлежащих деревьях, чтоб после закусить ими, назвав это своей "лешничей". После вторжения Архаона Рагуш исчез из виду; присоединился он к нападавшим или же погиб, защищая "свою" территорию, остается неизвестным.
Массивы Срединных Гор покрывают юго-западную часть Остланда. Хотя своими их пытаются назвать все земли, окружающие их – Остланд, Хохланд, Мидденланд и даже Нордланд – Срединные Горы не принадлежат никому. Однажды они были домом королевству гномов, которое откололось от гномьей империи, Караз Анкора, во времена войны с эльфами. Вскоре после того, как полчища зеленокожих и скавенов напали на гномью империю и опустошили ее, гномы "Караз Гумзула" покинули свою твердыню в Срединных Горах и вернулись в Караз Анкор. Они запечатали входы, погребли их под камнем и уничтожили дороги, ведущие к твердыне. По сей день, гномы не говорят, что заставило их покинуть Караз Гумзул, но, уйдя из гор неподалеку от нынешнего месторасположения Ленкстерского замка, гномьи жрецы наложили проклятие на горы и всё в их пределах. С тех пор многие разведчики и искатели приключений пытались найти утерянные гномьи шахты, но никому не улыбнулась удача. Либо же она улыбнулась тем, кто в числе не вернувшихся.
На севере Остланда простираются открытые всем ветрам равнины Северной Марки, единственные сравнительно большие открытые территории в провинции. Тракт из Мидденхейма в Еренград пересекает их, хотя в эти дни движение по нему оскудело. Хотя войска Архаона и повернули на юг, обойдя Марку, разорение Кислева и битвы вокруг Мидденхейма привели к тому, что по тракту сейчас ходят немногие: разведчики да гонцы. Здесь, за пределами разбросанных далеко друг от друга городков и деревушек, население малочисленно, хотя курфюрст Нордланда давно претендует на территории возле недавно восстановленного Салькальтена.
 
Форум » Warhammer Fantasy Battles » Материалы » Наследники Зигмара
Страница 1 из 11
Поиск:


Copyright Warhammergames.ru © 2016*
Копирование материалов сайта запрещено