Навигация по сайту
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Модератор форума: Пферцегентакль, Эскил, Shepard  
Форум » RPG » Свободные ролевые игры » Огнём и Мечом » Огнём и Мечом (Подготовительная тема (ака ТЕХ: Fantasy Kingdom))
Огнём и Мечом
Создатели
Сообщений 37731
Репутация: 414
11.03.2017 в 22:18, №31
Нормарк очевидно использует традиционную континентальную армию. Основная ударная сила - всё ещё тяжёлая конница в виде реформированного рыцарства прошедшего через ожандармивание. Снаряжение всё ещё сугубо индивидуально и зависит от благосостояния рыцаря, однако в ходу латные доспехи, редко полные, но при этом в основном имеющие цельный кованный нагрудник. Помимо традиционных лэнсов и мечей, окончательно принявших форму полуторников, массово используются клевцы, моргеншетрны, кистени, боевые молоты, полэксы. Многие рыцари не брезгуют брать с собой огнестрельное оружие. Наличие надёжного доспеха позволяет постепенно отказываться от щитов, тем не менее многие по старой традиции их всё ещё используют. Вместе с традиционными мечами начинаются использование и ранних шпаг.
Рыцари вместе со своими слугами составляют единое кавалерийское ядро, отдельные же формирования лёгкой кавалерии создаются исключительно из наёмников. Чаще всего это те или иные конные стрелки, но бывают и своеобразные купеческие милиции пытающиеся создать собственных рыцарей и использующие их в схожей манере.
Пешая армия Нормарка во многом зависит от древней системы феодального ополчения, что негативно сказывается а её боеспособности, ведь буквально вчера оторванные от сохи крестьяне не получившие почти никакого обучения не способны вести адекватный бой и крайне чувствительны к любым потерям. Эту ситуацию в некотором смысле исправляют многочисленные отряды профессиональных наёмников. Они принесли многие достижения военной теории из своих родных мест, а потому в основном сражаются пикенёрскими баталиями. Видя их эффективность герцоги Нормарка пытаются создать собственную, не наёмную, армию способную сражаться так же, но формирование даже нескольких регулярных полков виснет тяжким бременем на казне, тем не менее позитивные подвижки всё же имеются.
Снаряжение ополченца вполне можно описать одним словом - скудное. Где-то лучше, где-то хуже, но разница в общем-то лишь в том, что одни получают гамбезоны, в то время как другие довольствуются лишь изъеденными червями щитами, что в современных условиях обеспечивает одинаково низкий уровень защиты. Основное оружие это копья и топоры, зачастую изготовленные в тех же деревнях откуда родом ополченцы. Так же распространено и простое ударное оружие - мечи могут себе позволить лишь зажиточные крестьяне, но они же могут себе позволить и откупиться от призыва. В некоторых регионах всё же распространено древковое оружие, вроде биллей, и ополченцев даже немного учат сражаться строем. Тем не менее в бою они всё равно представляют из себя неорганизованную массу со смешанным оружием и сомнительной эффективностью, разбегающуюся после первого же залпа аркебуз. Однако, сражаясь на своей земле и за свои дома они могут проявлять удивительное упорство, которое впрочем отдельно от воинских навыков всё равно даёт слишком мало пользы.
Городское цеховое и купеческое ополчение представляет из себя совершенно иную картину. Большинство из воинов оснащены кольчугой или даже частичным латным доспехом и вооружены простым, но эффективным оружием вроде фашионов, варбрандов, клевцов и боевых молотов. Многие города внедряют пики и алебарды, так же ополчения время от времени проводят учения что позволяет им эффективно сражаться строем. И если феодальное ополчение возглавляют по большей части ветераны из этих же деревень, то городскую милицию зачастую ведут специально нанятые профессиональные офицеры.
Регулярные полки стараются придерживаться единого стандарта. Каждое графство обязано содержать и обеспечивать один полк, регулярно устраивать учения и поддерживать его боеготовность. В целом, пусть каждое графство справляется с этим в силу своих возможностей всё же разные полки отличаются друг от друга не так сильно, как милиции из разных концов Нормарка. Первые линии баталий по возможности оснащены частичным латным доспехом и вооружены древковым оружием, вроде пик и алебард. В качестве запасного используются короткое клинковое оружие и щиты баклеры. Особенно выделяются бойцы сражающиеся в самой первой линии и получающие за это двойное жалование - именно на их плечи ложиться задача прорыва вражеского строя пикенёров.
Основным стрелковым оружием всё ещё остаётся арбалет. Он используется повсеместно, начиная от феодального ополчения и заканчивая регулярными полками. Некоторые из призванных крестьян используют охотничьи луки, но их эффективность оставляет желать лучшего. Профессиональные же лучники встречаются лишь в качестве наёмных отрядов вольных стрелков, так же есть и наёмные арбалетчики, даже такие как цессинские гвардейцы.
Огнестрельное оружие в основном сосредоточено в наёмных отрядах и регулярных полках. Некоторое его количество есть и у городской милиции, феодальное же ополчение может о нём лишь мечтать. Так же Нормарк владеет некоторым количеством артиллерии, впрочем вся она была отлита за его пределами, в основном в Альвице, и расчёты так же состоят из хорошо оплачиваемых наёмников.


Подпись пользователя:
FIRELORDНе в Сети
Администраторы
Сообщений 65535
Репутация: 3141
Раса: Imperium of Man
03.12.2017 в 02:51, №32
Рабочее (от Пфе):

Где-то там, есть важная судоходная река удачно проходящая как раз там, где у какой-нибудь Империи деньги лежат. И если кто-то хочет быстро и не особо напрягаясь совершить торговлю, во всяком случае двигаясь с одного конкретного приморского направления, то ему обязательно нужно войти в устье, а после и в низовье этой большой судоходной реки.
Здесь-то и раскинулась Республика низовья Этой-Самой-Реки, так же известная как Пять Провинций, так же известная как Страна Каналов. Используя своё крайне выгодное положение Республика быстро стала очень важным торговым узлом, но этого им показалось недостаточно, а потому они накопали кучу каналов и настроили тучу плотин что соединить в один узел и другие, чуть менее значимые реки.
Не смотря на это, Республика не является торговой или же централизованной и делится на пять регионов обладающих широкой автономностью. Два из них составляют марки и вместе они составляют значительную территорию Республики заметно превышая половину. Это сельскохозяйственные угодья с трудом организованным в сеньории и реформированным под влиянием второй половины Республики феодальным правом. Основная задача марок - защита Пяти Провинций от внешних врагов, а если точнее, то принятие на себя вражеских ударов.
Остальная территория Республики поделена на три округа во главе каждого из которых находиться Великий Город. И уже каждый из округ в большей или меньшей степени является торговой республикой в составе их общей Республики и обладают всей полнотой самоуправления по большинство вопросов за исключением тех, что касаются общих дел всех Провинций. В подчинении у Великих Городов находятся Младшие Города и сёла, но в каждом округе отношение к ним устроено в своей собственной манере.
Общие вопросы Республики решает собрание известное как Генеральные Штаты - каждая провинция сама решает кого именно туда отправить и где-то это происходит на основе непрямых выборов, а где-то этот пост является наследуемым. Возглавляет собрание штатгальтер, являющийся формальным главой Республики и избираемый Генеральными Штатами сроком на 10 лет. Так же в особых ситуациях может проводиться Широкое Собрание с привлечением куда большего числа депутатов - его решения считаются обязательными к исполнению во всех Пяти Провинциях.
Республика появилась лишь недавно, собравшись из остатков мелких феодальных образований или же освободившись от власти некогда могущественных господ. А потому её граждане считают своим важнейшим долго защитить свои завоевания. Постоянный источник дохода, при том весьма не малого, позволил создать профессиональную регулярную армию, известную как Легер. Отказавшись от использования ненадёжных, немотивированных наёмников, Республика создала слаженную и дисциплинированную военную машину отражающую в себе мощь и традиции старой армии Империи, которую та сама уже давно утратила. Так же Республика используя своё колоссальное богатство и не уступающее ему трудолюбие при помощи иностранных мастеров быстро развивается и впитывает новые идеи и взгляды словно губка, чему только способствуют торговые связи с половиной мира, а потому Легер знаком как с ужасами военной инженерии, так и с чудесами высшего искусства.

-----

Республика нижних земель ??


Подпись пользователя:
ИМПЕРИУМ ДОМИНАТУС
За Империю!!! За Императора!!! Неси волю Императора, как факел, разгоняя им тени !!!
Сомнение порождает ересь, ересь порождает возмездие.
Да не будет мира вне власти Твоей, да не будет врага вне гнева Твоего.
Император всё знает, Император всё видит !!! Отвага и Честь !!!
Эт Император Инвокато Диаболус Демоника Экзорцизм!
Создатели
Сообщений 37731
Репутация: 414
07.12.2017 в 11:25, №33
Касательно самого Ордена, то я думаю что это скорее административный ресурс, а не столько военный. В основном, его ценность в том, что он объединяет феодалов из разных земель королевства, так же король может не быть членом Ордена, но всё равно будет его сувереном, а значит обладать властью больше чем даже магистр. Всё это позволяет немного централизовать управление королевством, по крайней мере в некоторой части владений.
Сам орден делится на два крыла, белое и чёрное, светское и монашеское. Белые рыцари приносят определённые клятвы и обеты, в основном конечно дублирующие основополагающие рыцарские клятвы, но прежде всего признающие над собой власть суверена. У чёрных рыцарей всё суровей, вплоть до обета безбрачия, отказа от титулов и прочих епитимий. Чёрные более уважаемые, но их меньшинство, да и присоединение к ним дело исключительно добровольное, в то время как в самом начале орден и появился исключительно как монашеский и стал более светским в ходе реформ.
Орден дружит с приоратами и номинально именно он обеспечивает защиту храмов, святилищ, святых мест и паломников. Это не означает что всегда так как например с Тристаном, который прикрывает Перелайт, просто в таких местах могут быть рыцари Ордена, постоянно или временно, равно как они не могут отказать на любой призыв о помощи. Так же в своих путешествиях по святым местам они по пути наводят порядок, патрулируя дороги и разрешая различные споры и судебные тяжбы, собственно серди чёрных рыцарей есть должности юстициар и прокторов. Первые полагаясь на покровительство суверена присматривают за большими территориями, вторые же занимаются приоратами.
Помимо рыцарей в Ордене есть и простолюдины. Помимо обычных слуг рыцарей есть и вооружённые слуги, в основном составляющие гарнизоны немногочисленных крепостей Ордена. Сами крепости пусть и не являющиеся формально приоратами, так же являются монастырями и соответственно там есть монахи. Они занимаются очень многими делами, от богослужений, до вдохновлённого создания произведений искусства. Так же медицина и образование во многом лежит на их плечах. Эти крепости-монастыри не претендуют на то что бы затмить собой приораты, являясь скорее дополнением чуть более близким для простого народа.


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 37731
Репутация: 414
10.12.2017 в 15:01, №34
Королевское знамя Бэллов, сейчас называемое боевым знаменем герцога, так же называемого Золотое Солнце является одной из самых ценных, почитаемых, но вместе с тем часто используемых реликвий семьи. Внешне оно представляет из себя длинную полосу, традиционного для геральдики Бэллов красного цвета, на конце разделяющаяся на два языка а в основании увенчанное вышитым золотом Солнцем.
На ощупь и внешний оно кажется сшитым из бархата, но на самом деле оно является чем-то совершенно поразительным. Знамя невозможно сжечь, утопить, растворить в кислоте, а порезы мгновенно срастаются. Даже само время над ним безвластно ведь оно пришло из времён на много более древних чем сам Рог, но выглядит так словно было изготовлено буквально вчера. Оно не выцвело и совершенно не испортилось, более того, даже оставшись во мраке от него исходит слабое золотистое сияние, словно ткань и правда приняла на себя частичку небесного светила.
Само знамя является манифестом древних устремлений Бэллов, большая часть которых оказались забыты под влиянием эпох, и сейчас Золотое Солнце является символом отваги, достоинства и чести - тех качеств которыми так знамениты западные рыцари.
Ввиду особого политического статуса королевское знамя более не возвышается над прежней столицей и даже отсутствует в геральдике герцога. Так же оно почти никогда не одевается на древко и используется лишь во внутреннем семейном кругу. Тем не менее, в час великой нужды, когда отвага, достоинство и честь нужны больше всего - Золотое Солнце отправляется в поход вместе с герцогом.
Оно всегда одевается непременно на рыцарский лэнс и только перед самым сражением. Являясь чем-то древним процесс подготовки знамени к сражению принял форму религиозного культа и даже пламенная вера в Единого лишь немного исказила его ход. Но в бою, его влияние окупает всё затраченное время и все надежды.
Многие рыцаря говорят что для того что бы унять беспокойство и вернуть уверенность им достаточно беглого взгляда на штандарт герцога, но те кто сражаются возле него приписывают Золотому Солнцу куда более поразительные свойства - некоторые из них готовы поклясться что в бою они получали ранения которых не чувствовали и от которых по окончании боя не осталось даже следа, другие говорят о том что яркое золотистое свечение подсказывало ум куда обращать своё внимание и они не только успевали в нужный момент поднять щит, но и видели удачную возможность что бы разгромить врага один мощным сокрушительным ударом. Третьи же ощущали невероятную ясность разума, словно все сомнения, лишние мысли и недопонимания были развеяны солнечным светом.
Враги Бэллов давно познали силу их знамени и несколько раз им даже удавалось захватить его, при этом убив и герцога неизменно защищавшего его ценой своей жизни. Но вместо того что бы ввергнуть рыцарей в отчаянье они лишь вводили их в ярость и бешенство. И даже если им удавалось победить в этом сражении, очень скоро они сталкивались с пониманием того что Бэллы казавшиеся ослабленными и обескровленными вновь были полны жаждой битвы и возмездия, любой ценой, какой бы высокой она не была.
Рыцари признавались что испытывали какое-то общее чувство, не только всепоглощающий позор, но и нечто на много более глубокое и сакральное - словно бы вместе с Золотым Солнцем у каждого из них украли часть души.
Но ценно оно не только в сражении. Став символом Бэллестского рыцарства оно стало центром некоторых не частых, но очень важных ритуалов. Клятвы принесённые на нём никогда не рушатся, а потому именно на нём герцог клянётся в верности своей земле. Есть у него и другое свойство, которое стараются использовать как можно реже - в его присутствии недостойные рыцари испытывают колоссальный стыд и позор, а клятвопреступники не только несоблюдавшие, но и нарушившие рыцарские добродетели сами падают на колени и умоляют о возможности искупления.
Особенному знамени нужен особенный хранитель. И пусть оно всегда сопровождает герцога не он несёт его в руках - это священная обязанность Чемпиона Солнца, достойнейшего из рыцарей герцогства. Его задача - хранить знамя и всегда быть возле герцога. Так как в обычных обстоятельствах его нельзя вывешивать, то Чемпион носит его под одеждой, но чаще - под доспехом. Именно он должен перед сражением надеть его на лэнс и он же будет использовать его в бою.
От Чемпиона не ожидают пожизненной службы, более того, большинство из них уходят сами через несколько лет подобной службы говоря что слишком долго были вблизи от Солнца. Это не является позором, ведь все понимают что даже самый чистый и благородный рыцарь не в силах справиться с исходящей от знамени небесной благостью. Более того, бывшие Чемпионы продолжают пользоваться большим уважением и сами перенимают небольшую частичку вечности, сохраняя силу, свежесть и ясность ума на долгие годы. Когда же приходит время назначит нового Чемпиона Солнца герцог проводит великий рыцарский турнир, в котором отбирают не победителя, но самого достойного из участников.
В народе считается что Золотое Солнце будет существовать до тех пор пока существует королевская кровь, по этому знамя используется как доказательство легитимности правления Бэллов. Но внутри семьи есть чуть более глубокое описание - знамя в полном понимании не является частью материального мира и было создано чем-то близким к божественному вмешательству. Его цвета не просто что-то символизируют - алый фон это и есть кровь семьи, а золото её надежда, вера и доблесть. И до тех пор пока Бэллы будут оставаться сами собой знамя будет к ним благосклонно, в противном же случае их всех ждёт жёсткое наказание.
Из-за связи Золотого Солнца с каждым носителем королевской крови, смерть каждого из рыцарей воспринимается не только как семейная трагедия, но и более сложное, многогранное несчастье которое очень сложно понять кому-то не входящему в семью и не воспитывавшегося в духе традиций Бэллов.
Золотое Солнце является один из важных причин знаменитой гордости рыцарей Бэллеста, равно как и оно является доказательством их уникального статуса из-за чего Бэллы в некотором особом смысле считают себя равными королевской семье, разумеется не королю, но всем им в сумме, ведь в их жилах так же течёт кровь королей. А потому служение монархам рога для них является не долгом, но честью, что вкупе с их особой культурой открывает множество возможностей, сколько и проблем.


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 37731
Репутация: 414
10.12.2017 в 15:02, №35
Думаю сами орки там являются далеко не единственным видом и их империя включает разные покорённые народы. Относительное спокойствие поддерживается тем, что они позволяют вести этим народам по большей части их обыкновенную прежнюю жизнь, а так же возможность политического роста.
Для орков индивидуальные качества важнее происхождения, так что если какой-нибудь человек будет внушать им уважение большинство орков примет его своим вождём без всяких сложностей. Другое дело, что культура орков продолжает оставаться дикой и регулируется правом сильного, так что карьерный рост неизменно будет сопровождаться поединками и всякими жестокими вещами, к которым сами орки на много более привычны.
Административно их империя имеет двойную структуру - провинции и кланы. Первое орков не интересует и является рудиментом старого административного уклада существовавшего до их завоеваний. Понимая что это что-то полезное, но не имея интереса в их развитии орки оставили всё как было, позволив местным жителям самим разбираться со всеми скучными вещами.
А вот кланы являются центром социальной жизни. Все орки принадлежат к тому или иному клану, не имеющему определённой привязки к территории и находящемуся в постоянном движении по империи, зачастую в виде множества разрозненных групп. Существует несколько нерушимых табу призванных оградить империю от скатывания в постоянную междоусобицу, но законодательства и законотворчества как такового не существует. Так же некоторые кланы время от времени ведут между собой войны, а иногда происходят и конфликты внутри кланов, зачастую касающиеся вопросов выбора вождя.
Время от времени происходят собрание кланов на котором вожди решают будущее империи - то есть решают на кого нападать и от кого защищаться. В большинстве случаев целью войны будет захват рабов, применение которым быстро найдут в провинциях, и грабёж богатых городов в которых можно найти не только золото, но и эффективные орудия войны. Так же орки не видят большой разницы между кузнецом и философом, каменщиком и поэтом, так что чужие культуры и технологии принудительно перемешиваются друг с другом словно бы их империя была большим чаном.
Но культурные изменения в провинциях слабо задевают самих орков, во многом потому что они слишком заняты что бы просто сидеть и править в захваченных городах. Тем не менее они заменили свой анималистический пантеон на единый культ поклонения Солнцу, который по всей видимости является собой искажённое орками понимание идеи Церкви Света, превратившееся под влиянием культуры орков в культ Непобедимого Солнца.
Провинции сохраняют свою культуру, но принятие культа обычно является первым шагом на пути в политической карьере. Орки же получают от провинций еду и ремесленные товары и больше всего они разумеется ценят сталь. И чем больше орков, тем больше стали им нужно, а для этого нужно больше кузнецов которых можно найти только в соседних государствах. Таким образом, орки ведут войны именно для того что бы иметь возможность более эффективно вести войны.
Но несмотря на это орки не являются бездумной ордой дикарей. Конечно, едва ли у них есть стабильные союзники из числа государств, но не редко они готовы выступать попутчиками в обмен на какую-либо выгоду.
Что бы легализовать своё положение, в том смысле в котором сами орки это понимают, они используют государственные регалии завоёванных держав и для представления воли всех кланов избирается верховный вождь, так же именуемый императором. Обе империи разумеется не признают его таковым, а предложение признать его равным по статусу является достойным поводом для войны, но самих орков это ни сколько не беспокоит. К тому же, у них ведь есть и корона, и трон, который постоянно носят за верховным вождём куда бы тот не направился. И в точно такой же манере организовано функционирование императорского двора, занимающегося рутиной управления империей, а потому именно там собирается множество выходцев из завоёванных территорий.
Своих приближённых воинов император обычно посвящает в рыцари, что неизменно вызывает раздражение и неприятие у ближайших феодальных государств, а так же раздаёт титулы завоёванных государств, назначая таким образов наместников в провинции и формируя подобие лэнной системы.


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 37731
Репутация: 414
10.12.2017 в 21:43, №36, отредактировал Пферцегентакль - Воскресенье, 10.12.2017, 21:45
Когда-то давно Эстленд был вотчиной дома де Эст проистекающего от древнего и благородного рода, начало которому судя по семейной легенде положил древний бог Эстонус, в своём пантеоне отвечавший за земмлю и всё что было с ней связанно. Так это или нет, но земля принадлежавшая де Эстам всегда была богата как благородными металлами, таки приносила богатые урожаи, а в семье рождались дети с поразительными задатками в области магии. И постепенно, это дети стали цениться значительно больше прочих - именно они наследовали все важные владения, а другие маги из родственных ветвей назначались на важные государственные посты. Так продолжалось до тех пор, пока не был сформирован Теневой Конклав - совет самых могущественных магов. Кто-то из них был членом правящей семьи, другие же в большинстве своём не имели к ней никакого отношения, а стало быть были отрезаны от реальной власти. Постепенно, Теневой Конклав вовлекал в свои ряды всё больше и больше могущественных чародеев и в конечном итоге им удалось скинуть правящую семью.
Но как только это произошло, благословление древнего божества покинуло эту землю, а так же его жителей. Маги стали рождаться реже, а их силы значительно уменьшились, начались засухи и целые десятилетия голода. Кто-то пытался вернуть к власти де Эстов, но только что дорвавшийся до власти Конклав не желал ни с кем делиться властью. В конце концов, всем членам Конклава была пожалована фамилия де Эст, как одна большая насмешка над сторонниками прошлой власти.
Время шло и новое государство развивалось и вливалось в жизнь региона. Поначалу никто из соседей не понял какие перемены произошли с Эстлендом, а когда осознание до них дошло было уже поздно. Не смотря ни на что, колдуны Конклава всё ещё были самыми сильными чародеями в своих землях и они повели армии что бы расширить свои владения. Бесконечные войны бушевали одна за одной и лишь самые сильные страны устояли на ногах, сумев отбросить армии Конклава. Постепенно, они заключили между собой союз и отправили объединённое войско которое в конечном итоге и уничтожило до того грозную армию Эстленда.
И тогда колдуны обратились к запретному искусству некромантии, вновь призывая на службу своих уже павших воинов. Огромная армия нежити вновь вернулась на старые поля битв и вновь колдуны праздновали победу за победой. Лишь при помощи героизма и помощи богов, союзникам удалось остановить их и заключить шаткое перемирие. С тех пор, войны по такому сценарию стали происходить достаточно часто, но здесь на руку врагам Эстленда было то, что не редко внутри самого Конклава бушевали противоречия. Именно в такие временные промежутки Эстленд терпел поражения и был вынужден заключать позорные мирные договора, тем не менее все прекрасно понимали что колдуны ещё вернуться.
Постепенно, маги стали замечать, что чем чаще и сильнее они используют некромантию, тем хуже становиться жизнь в их государстве - через это запретное искусство тёмные энергии Колодца Душ буквально прорывались в реальность и проклинали целые провинции, не говоря уже о тех людях кто хоть как-то был замешан в ритуалах. Тогда, Конклав смог договориться о том, что бы использовать некромантию лишь как самое крайнее средство, полагаясь в остальное время на другие способы достижения целей.
Из-за действий Эстленда, во многих соседних с ним государствах начались массовые гонения магов и запрет всего что хоть как-то связанно с колдовством и пусть для людей Эстленд был бы последним местом куда они бы отправились жить по доброй воле, для вынужденных беженцев он оказался по истине новым домом. Происхождение там не имеет никакого значения, и пусть маги всё же цениться больше других, основным критерием там являются поступки совершаемые подданным, так что возможности для роста там есть у кого угодно.
Одним из таких перспективных беженцев и оказался тот, чьё имя никогда не попадёт в историю. Он обладал довольно впечатляющими задатками и что самое главное - неудержимой волей. Постепенно он пробивался всё выше и выше, пока не стал членом вновь сформированного Теневого Конклава - совета стоявшего над всеми законами и ограничениями, формально приказывающий простому Конклаву что и как делать. И даже там, он смогу заручиться поддержкой большинства, но уже не явной, а тайной, так как сами члены обоих Конклавов постоянно плели друг против друга интриги. Постепенно, Его воля превращалась в волю Конклава и никто не мог этого осознать.
Первым что Он сделал, так это полностью уничтожил всех тех, кто мог ему помешать внутри Эслтленда - пострадали те немногие чародеи которые разгадали его замысел и были слишком сильны даже поодиночке. Затем, началась война.
Точно так же как он поступил с Конклавом, он поступил и с рядом других государств. Он заставил их правителей верить в то, что соседи против них постоянно плетут заговоры и только и ждут удобного случая что бы начать против них войну. Постепенно, старый союз распался и между его членами с новой силой вспыхнули старые противоречия и границы Эстленда погрязли в войне всех против всех. И только тогда Он отдал приказ своим армиям нанести удар.
Вместе с армией состоящей из простых подданных, некроманты стали создавать настолько огромную армию нежити, какую они только были в силах контролировать. Уже успевшая забыться некромантия вновь расцвела в сводах старейших библиотек и ритуалы начали повторяться вновь и вновь, поднимая из земли всё большее количество вечных воинов. Было сформировано семь легионов, каждый из которых возглавил член Тайного Конклава лучше всего разбиравшийся в некромантии. В каждом из легионов было до двадцати тысяч мёртвых оболочек, хотя цифра напрямую зависит от сил некроманта. Контролировать такую огромную армию им помогали колдуны с более скромными возможностями, выступавшие не столько как источник жизни для легионов, сколько как полевые командиры, используя свои силы для того что бы направлять фаланги и поддерживать их в бою. Одни из легионов, которым командовал колдун отрёкшийся от своего имени и взявший данное ему врагами прозвище Демон, состояли из орочей орды, в которой Демон насадил культ смерти и проводил разнообразные эксперименты, в итоге получив и не живых и не мёртвых воинов, сохранившись часть своего сознания.
Армии Эстленда сметали всё на своём пути, превращая столицы покорённых государств в гигантские могильники и приносящие за собой порчу и проклятия, которые терзают их родные земли. Но чем дальше всё шло, тем больше маги Конклава замечали, что они делают что-то не так и происходящее сейчас было не началом рассвета их государства, а началом конца для всего живого. Другие же, видели в происходящем надежду на то, освободить Эстленд от необходимости войны на всегда, что наконец позволило бы Конклаву сосредоточиться на поиске средств борьбы с порчей, сжиравшей их земли. Но при этом никто из них так и не понял, что они всего лишь марионетки в Его руках.
Первым это осознал правитель король Хобарт, правитель мирного государства, которое всё это время каким-то чудом держалась в стороне. Он смог собрать достаточно доказательств того, что междоусобица между бывшими союзниками была разжена извне и след указывал на Эстленд. Далее, он указал на следы ужасающей деятельности Эстленда на покорённых территориях, на те ритуалы которые они там проводят и их последствия. Всё это позволило вновь собрать союз участники которого на время забыли о своих разногласиях и сконцентрировались на уничтожении своего главного врага. И чем дальше шла война, тем больше Хобрат понимал что даже сам Конклав не докнца понимает смысла того что он творит.
И когда большая часть легионов была разбита, а их предводители убиты, Хобарт начал переговоры с Пьером де Эстом - членом Теневого Конклава, который так же возглавлял свой легион. Только тогда, король наконец узнал про Него, настоящего виновника происходящих событий. После продолжительных переговоров, к союзу примкнул не только Пьер, но и многие другие члены Конклава - таком образом у Него осталось лишь немного союзников, но таких которые были преданы ему до конца. В том числе и легион Виктора де Эста. Вообще, Он для многих членов Конклава был скорее положительной фигурой - Он сделал для них не просто многое, Он стал для них всем, но Конклав предпочёл от Него отвернуться ради собственного выживания.
Война закончилась когда после финального сражения Хобарт убил Его и Пьер убедил Виктора сложить оружие. После этого наступил долгий мир, но ему никто не был рад, так как все знали что столько огромное количество людей погибло лишь ради воли одного человека, будучи обманутыми и вынужденными воевать со своими недавними друзьями.
После войны осталось лишь три могущественных некроманта: Пьер, который распустил Теневой Конклав, и возглавил Конклав обычный. Виктор, который продолжил исполнять Его волю так как он это понимал и потому не выдержав бесконечных дебатов в Конклаве просто покинул страну, хотя многие считают что его выгнал Пьер. И Демон, который во время войны потерял рассудок и не закончил её когда пришло время - в конце он воевал уже не ради Эстленда, а ради себя, убивая что бы убивать. Его легион ушёл в Пустоши, а когда спустя пару лет вернулся был разбит и сам Демон пленён и в последствии сожжён на костре.
Сейчас у Эстленда более дружественные отношения с соседями чем до этого, хотя по настоящему его так и не простили за развязывание войны и причинение всех тех ужасов. По большому счёту война лишь усилила гонения на магов в соседних королевствах.
На данный момент, власть в Эстленде сосредоточенна в руках Конклава, в котором заседают самые могущественные колдуны государства. Сам конклав совмещает в себе административные, законодательные и судебные функции, являясь тем, чем в соседних странах является корона. Так же, теперь не все члены конклава носят фамилию де Эст, при этом она встречается и вне его, переходя по наследству, как обычная фамилия.
Династии магов теперь встречаются всё реже и реже, так что были созданы специальные организации, которые ищут чувствительных к высшему искусству среди подданных и организовывают обучение. Но дефицит магов может быть такой же проблемой как и их переизбыток, так что обучают их весьма необычным способам.
Вообще, существует множество способов получения сил для чтения заклинаний, но самым простым и при этом эффективным является сожжение частички своей собственной души и именно этому способу учат большинство магов, ведь их силу понадобятся государству только на время одной войны или пары сезонов засухи. И как показывает практика, чем больше в Эстленде могущественных магов, тем хуже там жить. Таким образом лишь самые достойные отбираются лично членами конклава и обучаются высшей магии, а так же черпанью энергии и из других источников. Те же кому не повезло, при активном использовании своих сил редко доживают до тридцати, горя ярко, но не долго.
После Недавней войны некромантия попала под запрет и пусть ей никого не обучают, всё ещё живы те, кто помнит как она работает и вполне вероятно, Пьер или Виктор тайно преподают её избранным ученикам. В связи с этим, в магических школах не очень активно обучают вхождению в Колодец Душ и правилам нахождения там, рекомендуя вообще туда не соваться. Тем не менее, именно проникновение туда, равно как и черпания своей души для создания магии, является тем что магу умеет делать интуитивно и без всяких пояснений. Другое дело, что он далеко не всегда в состоянии самостоятельно открыть дверь ведущую в колодец, а когда у него это получается, то перепуганный маг не может из него выйти и его душа на всегда остаётся там, в то время как тело просто сходит с ума превращаясь в безумца или просто овощ.
Но под самым строжайшим запретом, даже во времена Теневого Конклава, было умышленное превращение самого себя в нежить. Мало кто вообще решиться на это, но ещё меньше надеться тех кто сможет правильно провести необходимый ритуал и в последствии не потерять разум. Само существование разумной нежити, известной как Личи, настолько противно богам, что они прикладывают все свои силы что бы уничтожить это существо и растоптать его в пыль. Тем не менее, находятся смельчаки решившие вкусить вечной жизни, но большинство из них превращаются в полу-личей, упырей утративших всякий разум. Лишь немногие из них становятся адептами культа тьмы, но как только это происходит, для них любая связь с прошлой жизнью перестаёт иметь всякий смысл.


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 37731
Репутация: 414
28.03.2018 в 09:57, №37


Дитя множества семей.

Королевство Карэлат целиком занимает полуостров на юго-востоке от Рога, являясь самой восточной точкой региона известного как Белый Берег. Оно имеет протяжённую северную границу с мрачным Корнуайлдом где несколько рек выступает в роли естественного барьера, совсем немного задевает самые пышные восточные регионы Тейда и граничит с процветающим Цессинским княжеством на западе. Восточная же граница, лишь немного уступающая по протяжённости северной, сталкивается с теми же проблемами что и восточная провинция Рога, отражая набеги кочевников и участвуя в становлении и гибели множества княжеств, видящих в своём западном соседе опору или же противника.
Королевство получило своё название от могучей реки Карэль берущей своё начало в горной гряде пролегающей в сердце полуострова. Река огибая гору проходит через множество земель и впадает в море на западе, там же, в устье Карэли расположена столица королевства - Карэ, самый крайний порт Золотого Берега. Горы и река, вместе со своими многочисленными притоками, отделяют значительную часть полуострова от континента, так же как и создаёт множество преград внутри, и во многом это определило культуру жителей королевства, породив нерешаемую проблему борьбы между кланами и невозможность создать полностью централизованное государство, в то же время это делает полуостров невозможным для полного завоевания.
Северо-западные соседи Рога предпринимали попытку завоевать эти разрозненные кланы. Собрав мощное войско и заручившись поддержкой северного королевства они нанесли объединённым силам кланов военное поражение, но так и не смогли ассимилировать население полуострова. В итоге, они выиграв проиграли, а Карэлат проиграв выиграл.
Вылилось в это в то, что верхушкой аристократии стали выходцы из совершенно других земель, но не имея возможности побороть устои общества, они были вынуждены их принять, хотя определённого уровня родственные отношения всё ещё поддерживаются и Карэлат в какой-то мере воспринимается как далёкая колония или даже марка. Завоеватели принесли с собой множество идей которые мгновенно сплелись с местными особенностями, создав одно из самых странных королевств соседствующих с Рогом.
На территории полуострова никогда не было титулов, ни баронов, ни графов, ни королей. С одной стороны выходцы с северо-запада ощущали в них необходимость, но так же они полагали что создавать эти субъекты феодального права могли лишь настоящие монархии. Единственное что они создали, это принесли идею верховного сюзерена, короля, единого правителя Карэлата, пусть и находящегося по статусу несколько ниже всех прочих королей.
Другой проблемой стало то, что у короля по сути не было значительной власти, так как вся она уже давно была разделена между множеством кланов, которые после завоевания стали называться на родной манер новой знати - домами. В итоге, вассальные отношения строились не между отдельными рыцарями-землевладельцами и даже не между главами домов и королём, но между самим королевством и кровными линиями аристократов. Клятвы верности повторялись при коронации каждого нового правителя, но приносили их лишь самые уважаемые члены домов и распространялись они на всех их членов. Тем не менее, институт рыцарства был в полной мере внедрён со всеми соответствующими атрибутами, с тем лишь отличием что землёй владел не лично рыцарь, а весь дом, и у короля не было даже возможности намекнуть на то, что земля эта была дана для несения службы. Так же в отсутствии настоящей титулованной знати рыцари, а ими могут быть только выходцы из благородных домов, для обозначения своего статуса используют приставку "тер" после имени и перед фамилией. Единственная титульная приставка перед именем это "сир" и применяется она только в отношении короля.
В истории Карэлата была лишь одна наследственная королевская династия, тер Карэ, прервавшаяся из-за отсутствия наследников мужского пола всего несколько поколений назад. После чего был создан Королевский Совет и учреждена выборная монархия в которой короля выбирают из членов благородных домов, а само государство стало официально называться не Королевством Карэлат, а Короной Карэлата, хотя оба названия с одинаковой частотой используются до сих пор.
В Королевском Совете восемь мест и один дом может занимать лишь одно, так же места не передаются по наследству и назначать новых членов совета это привилегия короля. Впрочем, при принятии самых важных решений его голос не обладает какими-то преимуществами перед голосами других восьми членов совета и всё решает большинством. Должность советника предполагается пожизненной, впрочем авторитетный король может полностью обновить состав совета, если конечно будет готов к конфликту с обиженными благородными домами.
Благородные дома члены которых заседают в Совете называются Большими Домами, а все остальные Малыми Домами, вне зависимости от того какими землями эти дома владеют и какими богатствами обладают. Тот дом выходцем из которого является текущий король называется королевским, так же дети короля и его супруга получают пожизненные титулы принцев и принцесс, а так же королевы, но не могут наследовать корону, хотя теоретически так же могут быть избраны. Впрочем, происходит подобное крайне редко так как благородные дома не хотят создавать новую династию, что в свою очередь усилило бы королевскую власть лишив их многих политических привилегий.
После коронации король получает в своё личное распоряжение единственные титульные земли - королевский домен, состоящий из богатого региона устья Карэли увенчанного столицей, оставшегося от старой правящей династии. Своим доменом король волен распоряжаться как угодно, не отвечая ни перед своим собственным домом, ни перед Королевским Советом. Собственно, наличие домена и делает его монархом в глазах соседей, в то время как вся остальная нетитулованная знать королевства в чужих землях сама собой причисляется к самому низшему дворянству, даже не смотря на то что они сами могут быть очень богаты, влиятельны и благородны.
У королевства очень сложные отношения с соседями, во многом основанные на отсутствии культурной или же религиозной общности с ними, как со стороны коренного населения полуострова, жившего в долго изоляции, так и новой аристократии прибывшей с северо-запада. Будучи практически придавленными сильным Рогом они не могут быть в отношениях с ним нейтральны - либо друзья, либо враги и чаще всего они выбирали второе. Восток хаотичен и беден, принося только несчастья, а вот на западе находиться богатое княжество с которым рыцари Карэлата постоянно сражаются, пытаясь то отделить от него земли, то привести к вассальной зависимости. Впрочем, если первое у них время от времени получается, то последнее является лишь давней мечтой правителей Карэ.
На севере же расположены другие богатства - престижные титулованные земли, столь необходимые знати королевства. Карэлат не в состоянии самостоятельно противостоять Рогу просто потому что по своему размеру он в лучшем случае будет восприниматься как просто большое герцогство, а потому в войнах он всё время поддерживает и сам поддерживается королевствами северо-запада в результате чего Рогу приходится распылять силы в обе стороны. Несколько столетий конфликтов привели к тому, что граница между королевствами стала подобна лоскутному одеялу и обе стороны имеют взаимные территориальные претензии друг к другу из-за утраченных земель.
Впрочем, во время войны Карэлат предпочитает не столько захватывать территории, значительную часть которых они всё равно не смогут контролировать, а проводят набеги называемые Большими Прогулками, проникая глубоко на территорию Рога и грабя всё что попадается по пути. Именно из-за этого, основные бои всегда проходят не на большой границе с Корнуайлдом, а в глубине Тейда известного своим богатством.
Если войско Карэлата терпит поражение то они отступают за Карэль, блокируя переправы и горные тропы, превращая полуостров в одну сплошную крепость. Именно из-за этого, пусть рыцари Карэли и были неоднократно разбиты, они всё же никогда не терпели позора полного поражения и безоговорочной капитуляции, что является основой их гордости.
Как и почти все государство Белого Берега море и всё с ним связанное является важным аспектом жизни королевства. Великие горы являются одновременно и благословлением, и проклятием, ведь они значительно снижают посевные площади, а потому рыбная ловля является жизненно необходимым занятием. Так же близость к крупным торговым маршрутам питает торговлю и многие дома владеющие лишь скромными землями у морского берега процветают благодаря морскому делу.
Жители полуострова по своему духу являются авантюристами, но более того, авантюристами не признающими ни поражений, ни какой-либо мирской власти над собой. Они делают лишь то, что сами считают правильным и попытка переспросить выходца из Карэ совершенно бессмысленное занятие. Впрочем, они же всецело принимают духовное главенство Церкви Света и праведность рыцарских идеалов, привезённых новой аристократией, а потому пусть и воспринимаются своими соседями как чудаковатые бунтари, всё же имеют определённые позиции которые в том же Роге могут быть не только понятными, но и общепринятыми.


Подпись пользователя:
FIRELORDНе в Сети
Администраторы
Сообщений 65535
Репутация: 3141
Раса: Imperium of Man
14.10.2018 в 03:17, №38
https://warhammergames.ru/forum/147-4749-433737-16-1539278109

Подпись пользователя:
ИМПЕРИУМ ДОМИНАТУС
За Империю!!! За Императора!!! Неси волю Императора, как факел, разгоняя им тени !!!
Сомнение порождает ересь, ересь порождает возмездие.
Да не будет мира вне власти Твоей, да не будет врага вне гнева Твоего.
Император всё знает, Император всё видит !!! Отвага и Честь !!!
Эт Император Инвокато Диаболус Демоника Экзорцизм!
Создатели
Сообщений 37731
Репутация: 414
14.10.2018 в 15:11, №39
Чем так примечателен Орден рыцарей короны Рога? Это самый многочисленный из рыцарских орденов, а так же тот который наделён наибольшими правами, в том числе и правом действовать от имени короля при решении определённых вопросов.
Так же как рыцарство изначально зародилось для несения военной службы, так же и орден когда-то давно был в первую очередь грозной военной силой, но подобно самому сословию время заставило его изменится и стать чем-то гораздо более важным. Разумеется, во время войны орден может выставить большое количество рыцарей для сражений в первом ряду, но делать так, это словно сражаться золотыми мечами - убить ими можно, но едва ли это будет практично и удобно. Главное оружие рыцарей - знания. Медицина, инженерное дело, право, тактика и стратегия. В стенах своих крепостей они хранят самые впечатляющие библиотеки Рога, а логику и ум в неофитах развивают едва ли не больше чем крепость тела и духа. Рыцари ордена желанное пополнение для любой осады, но так же и после боя именно они будут оказывать уход за ранеными, а перед сражением помогут возвести полевые укрепления столь не свойственные для рыцарских сражений, но помогающие сохранить множество жизней. Но когда война заканчивается, потенциал рыцарей раскрывается полностью: каменные мосты и стены, образование, суды и даже алхимия - всё это находится в сфере их интересов.
Разумеется, свои услуги орден далеко не всегда оказывает бесплатно, это позволяет ему существовать независимо от казны королевства, тем не менее многое он делает следуя клятве обеспечивать порядок и процветание королевства. В крепостях-монастырях ордена существуют школы доступные даже простолюдинам, а монахи занимаются врачеванием путешествуя между городами и деревнями. У ордена есть многочисленные крепости по всему Рогу, однако по больше части они ему не принадлежат и занимает он их только обязуясь поддерживать их в надлежащем состоянии что бы в случае войны укрепления могли исправно выполнять свои функции. Эти же крепости позволяют рыцарям присасывать практически везде, что помогает им в исполнении ещё одной важной функции - надзоре за исполнением королевских законов. Рыцари-юстициары имеют право трактовать слово закона и даже в процессе напрямую не касающимся короны их мнение имеет безграничный вес.
Всё это делает служение в ордене очень престижным и уважаемым, что только подтверждается его большой численностью. Однако, чем больше новичок будет посвящаться в тайны рыцарства, тем больше у него будет понимания что ордена на самом деле два: белый и чёрный.
Чёрные рыцари, это настоящие воины-монахи. Они отказываются от персональных титулов и земель, а так же заменяют гербовые одежды на чёрные монашеские одеяния, подкрепляемые многочисленными обетами. Все самые важные и ответственные должности, включая пост магистра, всегда занимали лишь чёрные рыцари. Приняв все надлежащие обеты рыцарь получает полный доступ к знаниям ордена, а в особенности к тем из них которые и приносят рыцарям всё их влияние и могущество.
Белые рыцари, это светские члены ордена. Кто-то присоединяется ради возможности ассоциироваться со столь значимой организацией, кого-то приводит тяга к знаниям, третьи ищут возможности служить королевству минуя множество уровней феодальной лестницы. Белые рыцари - любимцы короля так как их клятва признаёт его верховным сюзереном, что делает его более значимым чем непосредственного сеньора каждого из рыцарей. Так как белые рыцари не отказываются от своих титулов, то это позволяет им финансировать орден, что по сути и является их самым большим вкладом. Так же они не держат тяжёлых обетов и даже целебат заменён на простое требование супружеской верности.
Белые рыцари никогда не займут руководящие должности в ордене, однако от них ожидается поддержание королевских законов на своих землях, обеспечение порядка и процветания, а так же защита святынь. Периодически белые рыцари объединяются в небольшие отряды и наводят порядок в соседних проблемных регионах движимые ничем кроме желания помочь, что делает их настоящими героями в глазах как простолюдинов, так и знати.
Так же стоит отметить что как и везде, в ордене бывают исключения. Так например принц Тристан по вполне логичным причинам является белым рыцарем, но при этом занимает должность комтура. Впрочем, это всё-равно почётный комнутр, не обладающий фактической властью, и лишь обязывающий к определённому отношению со стороны более младших членов ордена.


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 37731
Репутация: 414
19.01.2019 в 08:58, №40
Я то тут, то там писал о Малкольме, надо бы как-то суммировать его личностные характеристики для восприятия образа. Вообще, он на дне. С самого начала. Малкольм - невозможный ребёнок у которого не было правовых оснований для того что бы быть, но он есть, это делает его бастардом. Так как его отец имеет обет безбрачия, соответственно и наследников у него быть не может, так что у Малкольма официально нет фамилии и Маром его называют либо злейшие враги, либо лучшие друзья. И даже если бы отец признал его как своего, то это всё равно ничего бы не дало, так магистр дал ещё обет нищенствования, то есть у него натурально нет никакого имущества, ни титулов, ни почестей которые могли бы перейти по наследству. Да, Малкольм посвящён в рыцари, что произошло чуть ли не вопреки, что делает его представителем первого сословия, но внутри него он на полном дне, являясь рыцарем без имени, без родовой чести и без земель с богатствами. Впрочем, как вы уже знаете Малкольм не тот кто начал бы из-за подобных пустяков страдать и пораскинув мозгами он пришёл к понимаю того что бы даже будучи на своём дне, есть куда более страшные пропасти в которых живёт большинство. Куда большему числу людей в жизни повезло меньше, ведь даже если отбросить в сторону юридические преимущества нахождении в первом сословии, Малкольм внезапно рос в окружении не только монахов, рыцарей и монахов-рыцарей но и распрекрасных фей-принцесс. Он жил в королевском замке и получал практически те же блага что и сын короля. В конце концов он рыцарь Ордена обучавшийся в нём буквально с младенчества, а значит он обладает лучшим образованием из того что можно получить в Роге. Разумеется, воспитываясь в смирении и самосовершенствовании, в окружении сказочных персонажей внезапно обрёвших плоть и кровь, в духе рыцарства принимая его от первого среди равных он не смог стать кем-то иным. Малкольм - невозможный ребёнок, его не должно было там быть, но он там был.
Малкольм никогда не забывал кто он, всего осознав то что окружающие его чудеса ему не принадлежат и никогда не будут. А так же, он всегда помнил о всех остальных, тех кому повезло не так как ему.
Малкольм - рыцарь и как все из конруа Тристана он имеет очень яркие свойства делающие его очень особенным. Быть может воспитание сделало его таким, а может из-за этих черт он и стал соратником второго принца, но теперь он тот кто он есть. Он может показаться необязательным рыцарем, но на самом деле он просто воспринимает дух рыцарства, а него букву и форму, как например это делает Лукас. Эта позиция ставит его в определённую конфронтацию с другими конруа, с Тристаном и Лукасом. Если один из них просто считает что "закон нужен", а другой что "благо можно получить лишь следуя правильным правилам", то Малкольм убеждён что "имеет смысл следовать лишь тем законам, которые создают благо". И в следовании своим убеждениям Малкольм всегда отличался последовательностью: у него немногое есть, но он всегда щедр, он храбр, но храбрость ради храбрости считает тщеславием, а потому он в постоянном смирении и служении, используя свою храбрость не только для боя, но и для милосердия. Малкольм всегда примет капитуляцию, всегда будет держать слово, всегда конфликту предпочтёт мир.
При этом он совсем не является отчуждённым или отстранённым, он думает о глобальных проблемах, вместо этого он просто следует своим убеждениям выстраивая своё общение с окружением. Он не Тристан известный ратными подвигами, не Анри занимающийся большими приключенствованиями, он просто ведёт себя так как по его мнению и должны вести себя рыцари, помогая простым людям и занимаясь простым делами, которые для его недавнего окружения покажутся либо незначительными, либо вовсе незаметными.
Думаю если Цукико увидела в Лукасе достойного рыцаря и благородного сэра той модели ради которой всё это благородство и задумывалось, то Малкольм будет просто приятным почти-монахом. У него свой взгляд на мир, он его не навязывает, но следует с поразительной приверженностью и столкнувшись с несправедливостью первым бросит ей вызов. И это не громкие, но при этом пустые слова, ведь когда Тристан начал жестить именно Малкольм ему на это указал, а после из-за определённого идеологического кризиса конруа распалось и они больше никогда не собирались все вместе. Малкольм увидел в Тристане несправедливость и исправил её, пусть и ценой того, что он больше не кореш принца а обычный странствующий рыцарь готовящийся принять монашеские обеты.
Такой человек - это кошмар для королевского двора. Однако Орл всегда ему доверял и назначил душой конруа. Неприятие несправедливости и попытки что-то исправить - это то что Малкольм ценил в Ларии и на этом же построены их взаимоотношения. Конечно он не поддерживает его в всём, но тот хотя бы пытается и по случаю он всегда заезжает в гости к младшему принцу, тем более что он на половину северянин. Эдгомир же заполучил его доверие своей простотой и искренностью, который впрочем всегда пытается замаскировать. Он не желает зла, пусть и далеко не является образцом рыцарства. Тем не менее он никогда не опускается до низости, да даже его бабничество это не затаскивание в постель силой, а обоюдный выбор. Впрочем, пусть Малкольм и любит веселье, как и любой нормальный человек, а так же немного гедонист, он старается не перебарщивать и не создавать привычек идущих в разрез со ждущими его монашескими обетами. Он часто бывает в гостях у Эда, тем более что Малкольм на половину южанин и то и дело украдкой встречается со своей матерью.
Своим рождением Малкольм создал много бед для отца, но ещё больше для своей матери, что постоянно тревожит молодого рыцаря. Он хотел бы чаще быть рядом, но это может вновь усложнить её жизнь, так что ему приходиться общаться с неё письмами и изредка видеть её со стороны не смея приближаться и обнажать старые раны. С братьями и сёстрами он почти не знаком, впрочем те от этого не сильно страдают.
Малкольм пытался подкатывать к Карамельке. Просто потому что почему бы и нет? В конце концов, не попытавшись он бы себя не простил, ведь Карамелька очень горяча и любвеобильна. И об этом он прекрасно знал так как рос с её братьями и сёстрами. Впрочем, как мы выяснили он не подходил по главному критерию - страданиям, уж слишком Малкольм уверен в том что ему-то крупно повезло, в то время как многим другим - нет. Впрочем, он гарный рыцарь, а она няшная леди, так что закончится уж совсем ничем это не могло.
Так же Ларий вероятно знает что Малкольм фанатеет по Лани. Их лошадки брат и сестра, так что это почему-то кажется для них достаточным поводом что бы совершать совместные конные прогулки, но так же они общаются и вне их. Сложно понять что именно между ними происходит, но похоже что Малкольм бы с радостью упал Лани в ноги и начал покланяться, но не делает это только потому что знает что последнюю это сильно смутит.
В общем, в Малкольме уживается очень странное сочетание смирения с тягой к действию, давая ему северное сердце и южную душу, которые и ведут его по дороге приключений в те места где его не должно быть. Но он там есть.


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 37731
Репутация: 414
19.01.2019 в 08:58, №41
Залив Раздора это очень опасное место - кланы, племена и княжества ведут неутихающую войну друг с другом, надеясь урвать кусок плодородной земли или же осесть на торговом маршруте из Карэлата в Варфендел. Любая торговля в таких условиях крайне опасна и прикована, даже договорившись о безопасном проходе с местными князьками всегда есть риск что их подчинённые ослушаются своих господ, но так же и политическая ситуация в заливе может измениться буквально за одну ночь и могущественный деспот встретит рассвет сидя в темнице, а все заключённые им договоры будут недействительны. Тем не менее, в этих землях есть регионы с очень развитым сельским хозяйством живущие во многом благодаря могучим рекам идущим из ущелья ведущего в сторону Рога. В самих горах есть самоцветы, а окружающие их поля и леса полны дичи и ценной пушнины. Торговцы Белого Берега ведут себя в этих краях так как они привыкли вести себя везде - ведомые духом авантюризма цессинцы делают ставку на всё и либо исчезают в этих землях без следа, либо богатеют на столько что им уже никогда не придётся подвергать себя подобному риску. Прочие же просто стараются миновать этот опасный регион окружив себя наёмниками, либо же взяв в сопровождение рыцарей Карэлата или Варфендела. И только одни торговцы не только смогли удержаться здесь, но и полностью перевернуть весь расклад сил в Заливе.
Они прибыли из Златогорья, изгнанные за неподчинение воле императора. Некогда могущественные патриции, сейчас имели лишь жалкую тень своих богатств, но и её хватило сполна. Своё поселение они основали на острове в устье Пенестры, самой полноводной из рек доходящих до самого моря, в последствии этот остров получил название Порог, так же и как и возникший на нём торговый город.
Златогорцы не были единственными купцами пытавшимися закрепиться на побережье, но они были единственными кто не стал искать выгоду, а решили создавать её сами. Заключив союзы с одними местными вождями, Порог сражался с другими проникая вверх по реке и беря под контроль речную торговлю. Спустя время по берегам реки стали появляться башни, а позже - настоящие врата перекрыли Пенестру. Более никто не мог пользоваться рекой без согласия Порога. Чуть позже появились могучие каменные мосты соединяющие остров с материком, а когда на берегах реки появились новые кварталы они наконец обросли высокой каменной стеной. Так и произошло рождение Врат - единственного вольного торгового города Залива Раздора.
Отныне не один речной корабль не мог выйти в море. Довезя груз до речного бастиона, его под надзором казначеев приходится перевозить в город, платить налог и либо продавать на местном рынке, либо искать уже морское судно, что бы продолжить путешествие уже на нём. Мулы для перевозки тяжестей по городу, докеры помогающие с кранами и даже сами корабли принимающие грузы - всё это облагается налогом. Не многие купцы везут свои товары дальше Врат, а потому местные гильдии сами их перераспределяют и ведут торговлю с княжествами да кланами, имея выгоду при любом повороте событий. Если же их монополии кто-то бросает вызов, то весь город берёт в руки оружие, но что важнее, городская казна открывает свои двери для всевозможных наёмников. Многие армии пытались штурмовать Врата, но даже победив они сталкивать с тем что торговые гильдии на столько крепко вгрызлись в почву, что убрать их нет никакой возможности, так что выплатив контрибуцию город всё равно начинал с прежним рвением ковать свою торговую монополию.
Во Вратах смешалось множество культур, так например в Златогорье не существует вольных городов, при этом семьи основатели города до сих пор сохраняют традиции старой родины на которой никто из них никогда не было. В городе запрещено рабство и нет сословного деления, а социальный статус определяется исключительно имущественным цензом. Вся жизнь города, как торговая, так и общественная, проходит в гильдиях, цехах и братствах, либо уже имеющих монополию на определённый вид деятельности, либо ведущих напряжённую борьбу за неё. Так например практически все пекари состоят в гильдии пекарей, которая не только помогает бороться конкурентами, но и защищает их интересы в городском совете, а так же активно помогает своим членам деньгами в случае несчастий. Членство в этих обществах является важнейшей вещью для любого из жителей Врат.
Правит городом лорд-мэр которого избирают исключительно из семей основателей. Правит он пожизненно, но не имеет все полноты власти, которая разделена между городским советом, светлейшим судом и коллегиями. Последние выполняют административные функции обеспечивая существование города, так например городская стража является одной из коллегий. Так же в городе присутствует приорат, признанный даже Священным Трибуналом, существует он за счёт пожертвований, как из городской казны, так и гильдий, так же сам приор обладает правом голоса в суде, а потому он традиционно является крайне влиятельно фигурой в городе. Впрочем, подобно всем остальным залтогорцам, население города крайне религиозно и что важнее, является Измаилитским. Из-за этого в пределах городских стен запрещено поклонение любым другим богам, впрочем для ревнивых иностранцев всё же есть места прямо под стенами во внутренней бухте города.
С течением времени Порог из самого города постепенно превратился в его административный центр. Там расположена резиденция лорда-мэра, городские казна и арсенал, а так же палаты коллегий. Светлейший суд и городской совет расположены в наиболее населённом восточном городе, в то время как западный берег занимает приорат. В городе процветают различные виды ремёсел: действуют швейные мануфактуры, печатные станки, льют колокола и куют прекраснейшее оружие. Приходящая в город древесина пускается на производство кораблей, а ювелиры создают украшения достойные королей. Однако, помимо сопровождающих всё это налогов у цехов есть и прочие общественные обязательства - они обязаны поддерживать порядок на своей территории и могут даже судить своих членов исходя из устава, который в свою очередь должен быть одобрен городским советом. Так же за каждой гильдией, каждым цехом или братством закреплён участок городской стены сохранность которого они должны обеспечивать, а потому идёт постоянная конкуренция за то кто сможет содержать свою часть стены в лучшем виде. В конце концов именно стены сделали Врата такими какие они есть.
Осознание этого породило и противоположную мысль - лишь сами Врата имеют право на каменные укрепления. Прежде всего горожане уничтожили все крепости в округе, уничтожив при этом несколько княжеств - постоянно враждующие между собой кланы ненавидящие всех вокруг себя городу на много более выгодны чем стабильный и централизованный конкурент. Но этому правило подчиняются и сами горожане, а потому подчинённые городу поселения так же беззащитны перед любой крупной угрозой. Эти поселения не являются самостоятельными, так же как не являются вассалами - это фактории торговых гильдий или же цехов. В них не действуют законы города, лишь уставы обществ.
Ополчение города созывается лишь во время крупной войны напрямую влияющей на благополучие врат. При этом ожидается что вклад горожан в ополчение тем выше, чем выше их социальный статус, доходя до того что богатые торговцы обязаны содержать собственные арсеналы. Деятельность городской стражи всё так же ограничена пределами города, даже во время войны капитан стражи не имеет права посылать своих подчинённых за городские стены. А потому единственный способ защиты своих вложений это использование большого числа наёмников, многие из которых точно так же оформлены в виде цехов и братств. Огромные банды различных солдат удачи являются неизменным эскортом торговцев из Врат, не только помогая защищать фактории, но даже проводя частные войны вдоль всего Залива Раздора, помогая своим нанимателям получить наибольшую цену.

А теперь несколько фактов о Вратах: будучи измаилитами горожане используют традиционные для своей веры цвета - много красного, меньше белого, совсем немного золота. Так и баннер города, это белая крепость на алом фоне и с золотой подъёмной решёткой. Не смотря на то что Трибунал признаёт местный приорат, это вовсе не означает что городу даровано императорское прощение, а потому любой торговец из Врат оказавший в Златогорье будет немедленно арестован, а его собственность конфискована. Это заставляет искать могущественных союзников и наиболее логичный из них - Лига. Торговцы Лиги являются практически единственными имеющими торговые привилегии и даже представительства внутри городских стен. Врата во многом противоположны Цессине и давно враждуют. Цессинцы считают жителей Врат алчными, те же считают всё княжество легкомысленным. Каждый раз когда у княжества обостряются отношения с Карэлатом, короли полуострова тут же начинают получать щедрые дары и подарки призывающие к решительным действиям. Будучи окружёнными феодальными государствами, Врата испытывают некоторые сложности с правильным отображением своего статуса - они не имеют вассалов и ими не правит посвящённый в рыцари монарх. Враги города часто любят об этом напоминать и всячески принижать статус купцов, друзья же приравнивают титул лорда-мэра с герцогским. Сами же горожане обращаясь к представителям своей купеческой знати используют златогорское обращение "мастер".


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 37731
Репутация: 414
19.01.2019 в 08:59, №42
На востоке от того места где исчезает Белый Берег и начинается Залив Раздора расположена группа остовов вассальная королевству Варфендел и носящие название Малый Пайк. Эти острова, похожие на горные шпили, отделяют собой остальное королевство от ужасов происходящих в Заливе, но так же сами они нависают постоянной угрозой для всего Белого Берега. Населены они суровым народом прибывшим из королевства Арвилл, лежащего в далёких горах к Северу. Обитающие там горцы считаются отличными охотниками и шахтёрами, но когда появилась необходимость в политическом браке между дочерью горного короля и молодым правителем Варфендела в качестве приданного был предложен самый лучший и исключительный товар королевства - воины.
В грядущей войне они оказались очень полезным подспорьем, но после её окончания постепенно начали превращаться в угрозу - мало того что предводители этого воинства уже обзавелись политическими амбициями, так и их культура разительно отличалась от местной. Тогда, король пожаловал им самый дальний и самый необжитый участок королевства, в надежде на то, что оказавшись в незнакомых и столь суровых условиях горцы станут куда более покладисты, и что важно, более зависимы от короны даже в вопросах выживания.
В Арвилле существовало лишь речное судоходство, более того, обжитые долины были отрезаны от остального мира непроходимыми горами, так что многие из прибывших впервые увидели открытое море. Впрочем, воины и их семьи быстро нашли и хорошую новость, не смотря на то что их новые земли были больше похожи на отвесные скалы, они тем не менее были похожи на их далёкую родину и самая высокая из скал вполне могла бы называться Малым Пайком, в честь ставшего в последствии Большого Пайка - великого горного хребта проходящего через сердце Арвилла. Для горцев это имеет очень особенное значение.
Никто не знает когда культ Хуньяда, Дикого Бога, попал в долины Арвилла, быть может его принесли с собой первые поселившиеся там люди. Хуньяд, это суровое божество олицетворяющее собой необузданные силы природы, с ним невозможно договориться, его нельзя подкупить, его нельзя напугать. Дикий Бог обычно рассматривается как часть Пантеона, так же называемого Старыми Богами, внутри которого существует строгая иерархия, но именно в Арвилле он рассматривается как единственный небесный покровитель, пусть и другие божества Пантеона не являются врагами. Вызвано это тем, что начиная с самых древних легенд рассказывается о том как Хуньяд создал своё собственное племя людей и спустил их с небес, проведя по скрытым тропам через вершины Пайка. Всё что он сделал потом, это указал на плодородные долины, а после взмахом руки обрушил верхушку горного хребта что бы люди не могли вернуться назад.
Дикий Бог строг, но справедлив. Он не терпит слабость, но щедро вознаграждает усилия. Урожаи взращённые на почти отвесных склонах, а так же рыба идущая вверх по течению воспринимаются исключительно как милость покровителя и проявление отцовской заботы. Хуньяд хочет что бы его племя было сильным, а для этого ему нужно быть живым.
Из-за возникшего уважения традиционное имя Дикого Бога редко используется в Арвилле и вместо этого его называют Всеотцом, а самих себя признают его сынами и дочерьми. Хуньяд не является богом камней и ветров, пусть они так же относятся к чистейшим проявлениям природы, но прежде всего он бог жизни во всех её проявлениях и участвует во всех связанных с ней процессах. Это воля Хуньяда что куст во время роста впитал в себя силу земли и неба, а после его съел медведь что бы забрать её себе, после чего он сам пал от руки человеческого охотника, тело которого в любом случае неизбежно вернётся в землю, а его последний вздох будет отдан небесам. Хуньяд не является богом застоя, ведь зима сменяет лето, а рождение приводит к смерти, так же как и любой конфликт заканчивается миром, а самое маленькое зёрнышко при должном усердии прорастает и даёт богатый урожай.
В народных легендах Арвилла Дикий Бог проявляется в образе старого ворона, а потому эта птица считается священной и чёрного ворона часто можно встретить в геральдике королевства. Более того, король Арвилла коронуется вороньим пером и считается ставленником Хуньяда, а потому его власть священна.
Именно эта столь чуждая Варфенделу вера в Дикого Бога позволила горцам не только выжить на своих новых землях, но и прийти к определённому процветанию. Конечно, поселения раскинутые по Малому Пайку и близком не похожи на города континентальной части королевства, но тем не менее они не умирают с голоду и даже находят чем вести торговлю. Впрочем, основное ремесло горцев осталось всё тем же - пусть их крепость духа чаще всего проявляется в их умении выживать, ярче всего оно сияет в горниле войны где выходцы из Арвилла раз за разом доказывают что Хуньяд не создал их слабаками.
В горах сложно содержать, а тем более разводить, лошадей, а потому почти всё войско всегда состояло из пехоты. В старые времена ожидалось что все землевладельцы обязаны уметь держать строй, а потому стена щитов была традиционной формацией, но так же горцы с успехом использовали и иные построения. О их упрямство и выносливость разбивалось великое множество армий, при этом ни одно из крупных поселений очень длительное время не имело стен, так как их возведение было слишком сложной и дорогой задачей. Вместо этого горцы говорили что стены - их щиты, а границы королевства простираются до наконечников их копий.
Будучи суровым народом, право сильного горцы считали чем-то вполне естественным, а потому их соседи натерпелись очень много бед от набегов жителей долин. Это же не только укрепило их славу несокрушимых воинов, но так же создало репутацию дикарей с которыми немногие хотели иметь дело. Даже спустя века многие с опасениям относятся к горцам, пологая что им не знакомы никакие правила и законы, кроме тех что им дал Дикий Бог.
Не смотря на свою религиозность они не спешат распространять свой культ за пределы долин - это вполне логично с учётом того что Хуньяд создал их, а не кого-то ещё. Для горцев Дикий Бог это не просто могучее божество, но их создатель, так что если какой-то чужак и принимает их веру, то только добровольно, и только через процесс усыновления. Все жители долин в определённой степени рассматривают друг друга как родственников, или же членов одной стаи, а потому конфликты жёстко пресекаются. Воровство и убийства порицаются так же как и зависть к ближнему, а алчность воспринимается как расточительство. При этом борьба за власть считается чем-то обыденным, ведь только так лидером станет самый достойный, а значит и у всех остальных будет больше шансов выжить. Из-за того что горцы в известной степени считают себя исключительными чужие боги, короли и законы не вызывают у них никакого трепета, а потому они с трудом усваивают культуру отличную от их. Так же происходит и в Варфенделе, тем более что выходцы из Арвилла оказались в наиболее изолированной части королевства.
Изменение условий жизни, да и само время, заставило горцев меняться. Не смотря на то, что они по прежнему на праздниках строятся в стену щитов, сейчас в бою они используют построение прозванное Движущийся Лес и похожее на баталию пикенёр, но в отличии от последних копьеносцы усиливаются не алебардами, а воинами с длинными топорами и большими мечами. Так же старая традиция при совершеннолетии дарить наконечник от копья превратилась в вручение кинжала, более уместного современной эпохе.
В Арвилле торжествовал клановый уклад общества, позже дополненный рабовладением. Так как все горцы были детьми Дикого Бога, то в качестве рабов выступали исключительно чужаки. Прибыв в Варденфел им пришлось встраиваться в феодальную систему, что у них в значительной степени не удалось. В Малом Пайке нет ни одного рыцаря и всё его население, включая клановую верхушку, считается простолюдинами. Единственное что им удалось, это создать что-то вроде гильдии находящейся в прямом подчинении короны, а потому судить их могут лишь королевские сенешали.
Из-за особенностей своего образования, Малый Пайк часто называют Доменом Королевы, но ещё чаще воинов от туда - Стражей Королевы. Из-за своей упрямости горцы одинаково не могут ни полностью подчиниться королю Варфендела, ни нарушить старую клятву сражаться за него, а потому Стража Королевы участвовала во всех крупных войнах королевства. Впрочем, не смотря на все эти названия супруга монарха не имеет никакой фактической власти над ними и Малым Пайком управляет, а вернее пытается, ставленник короля носящий титул Хранителя. Назначение на эту должность обычно считается наказанием, впрочем преуспевшие на ней быстро становятся заметными фигурами на политическом поле королевства. И дело даже не в проявлении организационных и дипломатических навыков, при помощи которых удалось сломить упрямство горцев и убедить кланы делать общее дело, но так же и то, что однажды в чём-то поклявшись, горцы будут соблюдать обещание до конца своих дней, будь это клятвой в верности или же объявление кровной вражды.
Из-за своего особого положения жители Малого Пайка делают то, что считают естественным. Например, совершают набеги на Белый Берег и Залив Раздора, атакуя Карэлат, Цессину и достигая даже до Аквилона. Они пусть и не стали великими мореходами, но освоили судоходство в достаточной степени что бы жители прибрежных поселений с подозрением рассматривали все приплывающие с Востока корабли.

А теперь несколько тезисов. Самоназвание - племя Хуньяда. Чужаки их часто называют "диким народом". Единственный монарх власть которого они признают - король Арвилла. Даже жители Малого Пайка считают себя его подданными, а король Варфендела это просто попутчик. У Дикого Бога нет храмов, а его жрецы это друиды, использующие магию. Сложно сказать на сколько велико божественное влияние, но считается что они умеют разговаривать с воронами, а самые опытные и вовсе в них превращаться. Образ ворона всего лишь один из аспектов Хуньяда, кроме него есть медведь, волк и даже дуб. Впрочем ни один из них не обрёл популярности в Арвилле. Живущие на Малом Пайке горцы рассказывают что на самом деле это кусок Большого Пайка откинутый Диким Богом далеко на Юг. Горцы обожают копья и топоры, а ещё больше они любят большие копья и большие топоры. В последнее время начали набирать популярность большие мечи, впрочем клинковое оружие всегда было в их арсенале, просто оно занимало вспомогательную роль. Так же копьё и топор, наравне с луком, это инструменты для взаимодействия с диким миром, лук и копьё для охоты, топор для валки леса, а потому это культовое оружие используемое даже друидами. Из-за недавнего разорения Арвилла орочей Ордой на Малый Пайк переселилось несколько новых кланов тут же принявшихся вести борьбу за власть.


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 37731
Репутация: 414
18.03.2019 в 09:06, №43, отредактировал Пферцегентакль - Понедельник, 18.03.2019, 09:07
Юг Рога.

Подпись пользователя:
Форум » RPG » Свободные ролевые игры » Огнём и Мечом » Огнём и Мечом (Подготовительная тема (ака ТЕХ: Fantasy Kingdom))
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск: