Навигация по сайту
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Куси, xLime, Эскил, Maledor  
Форум » Вселенная Warhammer 40 000 » Имперская Гвардия & Имперский Флот » Известные личности Имперской Гвардии
Известные личности Имперской Гвардии
OverlordНе в Сети
Проверенные
Сообщений 2500
Репутация: 671
02.07.2010 в 18:41, №1, отредактировал Overlord - Пятница, 02.07.2010, 19:03
Лорд Командующий Солар Махариус


Махариус был одним из величайших военных лидеров, когда-либо живших в Империуме: блестящий военный гений, безжалостный и амбициозный командующий, чьи мечты о завоеваниях изменили лик Империума в начале сорок первого тысячелетия.

После тысячелетия хаоса и беспорядка Империум, наконец, стал больше чем просто названием. В тени горы Аламат, рядом с гробницей Великого Исповедника, в так называемый День Вознесения, более восьми сотен Магистров Орденов Космического Десанта собрались вместе на Конклаве Гаталамор, что бы повторно присягнуть на верность возрождающемуся Империуму.

Старая власть Экклезиархии слабела и вместе с ней исчезали склонные к самоуправлению и саморазрушению идеи, раздиравшие Империум на протяжении предшествовавших столетий. Эпоха Отступничества стиралась из памяти и лишь немногие оставались верны идеалам, которые казались всё более и более неуместными. Наиболее ярые последователи Бахаранского Культа (Bucharan) бежали на далекую и обширную Восточную Окраину, спасаясь от преследования Исповедников Экклезиархии и войск Империума.

Марс и Империя Техножрецов, отделённые от Земли на протяжении столетий религиозными войнами и нетерпимостью с обеих сторон, восстановили древний союз, закреплённый Договором Цереса. В прошлом Техножрецы имели весьма веские причины не доверять Адептус и мудро остались в стороне от беспорядков, которые время от времени охватывали нестабильный Империум. Однако сейчас даже Техножрецы могли видеть, что Империум больше чем когда-либо, являет собой единое целое. С Миров-Кузниц полился поток вооружений и космических судов, чтобы оснастить армии Империума и понести их к новым мирам.

В этот период наибольших успехов добился Лорд Командующий Солар Махариус и вслед за ним маршировала величайшая армия завоевателей, которую когда-либо видела галактика. Растущая анархия предыдущих столетий привела к тому, что многие миры были потеряны для Империума. Некоторые пали под ударами Орков, другие под ударами неизвестных врагов, сотни миров просто прекратили платить дань и фактически вышли из-под контроля Адептуса Терры. Именно эти миры первыми почувствовали силу армий возрождавших былую мощь Империума.

Новые армии Имперской Гвардии обрушились на врага без предупреждения и жалости. Планеты опустошались, захватчики уничтожались, человеческие миры без промедления возвращались в лоно Империума. Команды Инквизиторов, которые следовали за победоносными силами, докладывали о сценах опустошений и страданий худших, чем причинённые неистовой яростью Орков. Чтобы восстановить Веру уцелевших Адептус Министорум рассылал своих миссионеров, но условия, остававшиеся после армий завоевателей, были настолько ужасны, что еще многие миллионы умерли от голода и болезней.

Однако прошли годы, прежде чем слухи о бескомпромиссной компании Махариуса достигли Терры. Сначала же шли сообщения о недавно освобожденных мирах, побеждённых ордах чужих рас, о древних человеческих общинах, повторно обнаруженных и возвращенных к свету Императора. Сотни тысяч яростных сражений и в каждом из них новые армии Имперской Гвардии показали себя с лучшей стороны. Стратегия Махариуса – внезапное и решительное нападение – работала лучше, чем кто-либо мог себе вообразить. Сотня миров пала перед ним за один год, три сотни за следующий, на третий год компании около семи сотен планет было занято объединенными силами флотов Солнечного Сегмента и Имперской Гвардии.

Казалось, ничто не могло остановить Махариуса. За пять лет его армии достигли старых границ Астромикона. Они обнаружили миры, которые не видели Адептов в течение пяти тысячелетий, где сказания об Императоре, о Космических Десантниках, и тёмных временах Ереси Гора считали не более чем мифами. Они обнаружили миры, где люди обратились к своему тёмному прошлому, к науке, и создали множество новых и удивительных машин. Были миры, которые встречали Махариуса с распростёртыми объятиями, но были и другие, которые предпринимали тщетные попытки оказать сопротивление силам Империума. Адептус Механикус долго оплакивали уничтожение Адантриса V, чья гипертехнология удерживала сила Ипериума в течение двух лет, прежде чем мир был разрушен в результате столкновения с перенаправленной кометой. Секреты их технологий так и остались не разгаданными.

Непобедимые армии Махариуса дошли до края Галактики. Но череда непрерывных сражений постепенно сделала своё дело. Его войска, страдавшие от постоянной войны, находились так далеко от дома, что связь и снабжение стали попросту невозможны. Казалось, они покинули пространство населённое людьми - так тускло было сияние света Императора на границе Астромикона. Даже Навигаторы не могли чувствовать ничего кроме окружавшей их тьмы. Махариус рвался вперёд, к тонкому ореолу Старых Звезд, окружавших Галактику. Здесь располагались древние миры, где люди никогда не слышали об Императоре. Их предки покинули Терру более тридцати тысяч лет назад на заре человеческой истории.

И тут генералы Махариуса дрогнули. Они умоляли его повернуть назад. Его люди, уставшие и постаревшие, пребывали в нерешительности. Ореол был тёмен и зловещ. Без направляющего света Астромикона Навигаторы с трудом прокладывали путь. Астропаты фактически находились вне диапазона психической связи. Среди армии и флота нарастало волнение. И Махариус понял - это конец. Силы его армий иссякли к моменту этого, величайшего за всю его жизнь, испытания. Что было ещё хуже, некоторые из исследовательских команд так и не вернулись, в то время как другие докладывали о загадочных явлениях. Среди солдат ходили упорные слухи, что миры, вращающиеся вокруг Старых Звёзд, заселены призраками, и что ореол – не место для живых.

Махариус заперся в личных покоях своего флагманского корабля и напился до невменяемого состояния. Его генералы ждали. Они разделяли мечты своего командующего. В течение долгих лет его амбиции вели их в глубину космоса, до самого края галактики. Но сейчас они не хотели продолжать поход. Просто не могли. Ушедший в запой Махариус обвинил своих людей в предательстве и сейчас, в тишине своих покоев, размышлял над картами и таблицами, докладами о новых цивилизациях и сказаниях о великих тайнах скрытых среди Старых Звёзд.

Когда он вновь появился, вышел приказ о возвращении флотов назад, в Империум. Солдаты приветствовали своего героя. Генералы вздохнули с облегчением. Но Махариус был сломлен. Он мечтал о безграничном завоевании, но человеческий страх и слабости разбили его мечты. В обратной дороге Махариус умер. Апотекарии считали, что он скончался от лихорадки, подхваченной во время сражений в джунглях на планете Яша (Jucha), однако его ближайшие соратники полагали: Махариус умер, поскольку хотел остаться с героями прошлого, которые никогда не останавливались перед опасностью или старались избежать неизвестности. Войска открыто оплакивали своего лидера – даже отказавшись следовать за ним в пустоту, они все равно почитали его почти как бога.

Тело Махариуса было помещено в стасис-поле над одной из баз обеспечения, которую он создал в начале своего похода десятилетия назад. С тех пор мир вырос и превратился в оживленный порт с которого Адепты, миссионеры Имперского Культа, Техножрецы и многие другие отправлялись к новым мирам открытым Махариусом. Капитанами флота база была переименована в Махарию. Сейчас тело Лорда Солар было возвращено на Махарию и погребено в склепе, специально созданном для великого полководца. На похоронах миллион человек посетили гробницу Махариуса, и сотня генералов Империума возложили свои мечи на его саркофаг.

Говорят, что весь Имперум оплакивал погибшего командующего, в это трудно поверить, ведь население побежденных миров вряд ли относилось к нему доброжелательно. Правда в том, что он был безжалостным завоевателем и беспощадным солдатом, хотя часто был милостив к своим войскам и даже к побежденным мирам, чьи защитники впечатлили его тем или иным способом. Безусловно, он был харизматическим человеком, был тем, кому другие доверили свои жизни. Никто из командующих Имперской Гвардией не одержал больше побед, никто не захватил большего количества миров для Империума, никто не повёл своих людей за край галактики, куда не достигал свет Астромикона. После его смерти старые генералы Махариуса не смогли удержать завоеванное. Их соперничество вылилось в открытую гражданскую войну, и захваченные территории оказались разделенными на враждующие военные империи возглавляемые генералами Имперской Гвардии. Некоторые из недавно ассимилированных планет получили возможность отколоться, веря, что смерть Махариуса сломила мощь Империума. Махарианская Ересь, как назывался этот период борьбы, завершилась только в результате Крестового Похода, в котором участвовала почти сотня Орденов Космического Десанта. Он продолжался почти семьдесят лет со времени смерти Махариуса, ещё одно доказательство удивительной скорости и широты завоеваний Солнечного Лорда. Хотя многие из наиболее отдаленных миров, завоеванных Махариусом, были потеряны для Империума навсегда, однако большинство систем все же было успешно умиротворено. Сегодня эти миры формируют существенную и процветающую часть Империума.

Капитан Аль’Рахим – один из легендарных героев Талларнских Пустынных Рейдеров.

Третий Талларнский полк, чаще именуемый Талларнскими Пустынными Тиграми, имеет долгую и почетную историю. Он бился вместе с Четвертым и Пятым Талларнскими полками во время завоеваний Махариуса. Впоследствии был почти полностью уничтожен, сражаясь за Мастера Войны Солона. Свое прозвище заслужил на планете Калластин, где полк сражался в тяжелой и победоносной войне против людских повстанцев-мутантов, за что получил хвалебный отзыв Инквизиции.

Аль’Рахим был командиром роты во время завоеваний Махариуса. Одним из первых вновь обнаруженных людских миров был Тот, планета, существовавшая в полной изоляции от Империи, без знаний и указующего влияния Императора. Обитатели развили в себе множество опасных психических сил и скатились в нечестивое почитание Темных Богов Хаоса. Так как Тот был пустынной планетой, не сильно отличавшейся от Талларна, было естественным включение Пустынных Тигров в число полков вторжения.

Во время высадки транспорт Аль’Рахима вышел из строя и разбился в глубокой пустыне. Местные племена Н’го спасли гвардейцев от верной смерти в пустошах. Им были интересны все аспекты жизни Империи, но говорили на странном искаженном языке, который не понимал никто из гвардейцев. Прирожденный лингвист, Аль’Рахим обучился их языку, и многое узнал о племенах Н’го глубокой пустыни. Он узнал, что война шла плохо для вторгнувшихся, и «Ведьмы», как племена называли других обитателей планеты, призвали демонические силы для борьбы с Империей. Чем больше Аль’Рахим общался с членами племени, тем больше он узнавал об их собственной борьбе с народом Тота и их злым колдовством.

Военные записи капитана Аль’Рахима обрывочны. Они рассказывают, как пустынные рейдеры Н’го вели партизанскую войну с Тот, внезапно появляясь из сердца пустыни для грабежа и разрушения, после чего возвращались на тайные базы. В главе их стоял Капитан Имперской Гвардии Аль’Рахим и его группа выживших Пустынных Тигров. После победы в войне, Аль’Рахим вернулся в свой полк. Слава о нем распространилась по всей армии, так же, как и слава о героических племенах Н’го. После ухода войск, Инквизиция пометила эту планету как «Amundi Heretica», что означало генетическое изменение его обитателей. Н’го были эвакуированы вместе с образцами растений и животных, пока мир очищался вирусными бомбами. Позже, пустынные племена были возвращены после принесения клятвы верности Императору, и по сей день Тотом правят Лорды Аль’Рахим, потомками Капитана Имперской Гвардии, приведшего их к победе годы назад.

Урсаркар Е.Крид, Лорд Кастелян Кадии

Мальчик, которому суждено было стать Лордом Кастеляном Кадии Урсаркаром Е. Кридом, был найден солдатами 8го Кадианского Полка в разрушенных войной руинах Каср Галлана. Он ничего не рассказал о тех ужасах которые он вынес, но его вера в Императора и в свою собственную волю уже была перекована в железное оружие, которое он не боялся использовать. Впечатлённый его смелостью и силой, 8й Полк принял его, и он был приписан в Молодую Армию, или Корпус Белых Щитов, где он и встретил Джаррана Келла. Между задумчивым Кридом и говорливым Келлом сформировалась связь, которая продлится в течении всей их жизни. Уже тогда Крид был прирождённым лидером и им двигала фанатичная преданность делу Империума. Вскоре отряд Белых Щитов был отправлен в пятилетний Друсситский Крестовый Поход, и к тому времени, когда кадианская армия праздновала победу в пламени костров, сжигающих ксеносов, Крид уже был Капитаном Штурмовых Войск, а Келл - его сержантом-знаменосцем.

Как офицер, Урсаркар Крид был требователен к своим людям и к самому себе. Его личный пример принёс ему бесконечное уважение. При важных обстоятельствах, он поддерживал дисциплину, которую ожидал от кадианцев, но знал, когда следует посмотреть на ситуацию сквозь пальцы, и это его качество раздражало многих комиссаров.

Криду редко приходилось повторять свой приказ; вместо этого он источал такую энергичность, что все вокруг были просто вынуждены повиноваться. Его сильнейшей стороной было его понимание того, КАК кадианская армия должна сражаться - не ради бездумного размена жизнями, как любят думать многие офицеры Имперской Гвардии. Крид комбинировал решительную оборону с блестящими контр-атаками, оправдывая себя как способного командовать целой армией так же хорошо, как и отдельным отрядом.

Всегда сопровождаемый Келлом, Крид прошёл через Миграцию Хрудов 983-5.М41 и был командиром отрядов, которые уничтожили Лорда Космодесанта Хаоса Брула на Трекондале. Став Лордом Генералом Кадии, он в первую очередь не просто нанёс поражение, но полностью уничтожил рэйд Ультве на Ауренте в 992.М41. На тот момент он был самым лучшим живущим командиром, и только его неблагородное происхождение приостановливало его карьерный рост.

В 999.М41, через убийственный заговор силы Великого Врага смогли убить нескольких представителей Высшего Командования Кадии. Вследствие этого, ввиду ужасной необходимости, был введён специальный военный ранг, Лорд Кастелян Кадии, который даровался пожизненно или пока необходимость в нём не исчезнет. Возвращаясь на Кадию со своей последней кампании, Крид был встречен бурными приветствиями всей кадианской армией, от мала до велика. Один за другим его конкуренты уступали во имя интересов единства, пока наконец когда-то простой найдёныш не был, по общему согласию, назначен Лордом Кастеляном Кадии. В те тёмные времена, что последуют после этого, ему будет нужна вся его вера и всё его умение...

Полковник "Железная Рука" Стракен

Полковник Стракен известен своей уникальной бионической рукой, которую он получил после потери своей руки из-за миральской земляной акулы, которую же он убил сразу после этого. Вооружён он дробовиком и плазменным пистолетом.

Слай Марбо


Слай Марбо -"человек-армия" является катачанским снайпером. Как и любой катачанец прекрасно себя проявляет в боевых действиях в джунглях и особенно в партизанской войне. Вооружен "Потрошителем"- пистолетом и ножом с мономолекулярной заточкой, несущем смертоносные яды.

Коммисар Себастиян Яррик



Немногие солдаты были такими же храбрыми как комиссар Яррик и умели сражаться как он, более того, его подвиги вдохновляли людей перед лицом превосходящих сил врага - вырывая победу из челюстей поражения. Не тот человек, чтобы прикрываться своим званием, Яррик идет вместе с солдатами в самое сердце боя, а не отсиживается в штабе. Можно смело утверждать, что он один из лучших солдат своего Императора.

Без лидерства комиссара Себастиана Яррика система Армагеддона была бы захвачена орками уже давно. И только благодаря его предвидению Газкулл Мэг Урук Трака, был повержен дважды.

Хорошо зная природу орков, Яррик распознал в Газкулле новый тип орочьего военачальника, сильно отличающегося от тех, с кем комиссар сталкивался раньше. Это не был дикий варвар, которому нужна массовая резня для удовлетворения примитивных инстинктов. Вместо этого Яррик видел ум, который мог тщательно организовывать атаки, зная, когда нужно пожертвовать войсками, а когда, наоборот упереться, что бы избежать поражения.

Но слова комиссара игнорировались тем, кого жажда власти и гордыня отвернули от света Императора - командующим Армагеддона, Германом фон Штрабом. В итоге силам Газкулла позволили начать вторжение. Если бы фон Штраб прислушался к мудрым советам Яррика, то Газкулл мог быть остановлен гораздо раньше. Прискорбно, что из-за невежества командующего погибли миллионы граждан Империи, за это фон Штраб лично ответит перед лицом Императора.

С тех пор, как Яррик посвятил свою жизнь избавлению Империи от Газкулла, он следовал за ним до системы Голгофа и вернулся обратно к Армагеддону, где снова спас планету от вторжения. Этот человек не найдет покоя, пока не увидит труп военачальника орков.

Коммисар Ибрам Гаунт

Когда на покрытый лесами мир Танис неожиданно напал авангард флота Хаоса, войска не были готовы к обороне. Полки, набиравшиеся на планете, и готовившиеся к отправке в крестовый поход на Миры Саббаты, еще не были толком обучены, когда на их планету обрушился шторм разрушения. Комиссар Гаунт, которому было доверено командование только что сформированными полками Таниса, был вынужден принять решение, определившее его судьбу и судьбу всех выживших солдат.

Гаунт отдал приказ об эвакуации, тем самым, лишив танисцев возможности сразиться с врагом и погибнуть вместе со своим миром. Во время сражений и эвакуации погибло два полных полка, а выжившие солдаты-одиночки, оставшиеся без планеты, которую они могли назвать домом, стали называть себя Призраками Гаунта.

Несмотря на подобные действия, столь несвойственные для Имперских командующих, Гаунт получил повышение до звания комиссара-полковника, а затем принял на себя командование единственным уцелевшим полком.

Постепенно он завоевал преданность и уважение бойцов 1-го Танисского полка (часто называемого Первым и Единственным), возглавляя их во время адских боев, ведя их от одной славной победе к другой.

Гаунт - талантливый командир, руководящий войсками на передовой и ведущий их в самые отчаянные атаки, из которых они всегда выходят победителями. Благодаря своей отваге и непоколебимости он заслужил доверие своих бойцов.

В верхних эшелонах Имперской Гвардии Гаунта боятся точно так же, как боятся его враги на поле боя, поскольку все, что он делает, Гаунт делает решительно и без колебаний.

Его бескомпромиссный кодекс чести и непринятие порочности в любой ее форме является прекрасным примером и для его подчиненных, и для равных по чину офицеров.

Подпись пользователя:
OverlordНе в Сети
Проверенные
Сообщений 2500
Репутация: 671
02.07.2010 в 19:12, №2, отредактировал Overlord - Пятница, 02.07.2010, 19:23
Харкер

Все бойцы с Катачана имеют репутацию крутых ребят, но «Камнезуб» Харкер скорее всего самый крутой из них. Ходят слухи, что вместо табака он жуёт стекло, и что он может, как никто другой, выдерживать боль. Он может сунуть руки в огонь, даже не поморщившись, и как ни в чем не бывало переносить удары ножом и огнестрельные раны. «Камнезуб» убежден, что замечать боль, и даже кровотечение – значит быть слабаком. Харкер огромен, его мощное тело покрывают горы мускулов. Он настолько силен, что несет свой тяжелый болтер, «Расплату», так же легко, как и простой человек винтовку, и при этом даже не потеет.
Харкер непогрешим, когда речь заходит о его воинском долге. Многие Гвардейцы из других полков принимают его тягу к войне за высокомерие и браваду. Харкер - крутой и обстрелянный сержант со свинцом вместо мозгов. Когда дело доходит до войны, «Камнезуб» - спец, но если выпадает шанс придумать выход из ситуации, Харкер всегда тянется за «Расплатой».
Харкер пережил самые кровавые кампании, и не нашелся еще враг, который пережил бы стрельбу его тяжелого болтера или острие боевого клинка. Нет такого знания в войне, которым он не обладает. От спасательных миссий до устранения, от разведки до саботажа – Харкер и его отделение выполнят любое задание. Харкер возглавляет отделение Дьяволов Катачана, исключительных бойцов даже для их родного мира. Свое прозвище они получили в честь ненасытного хищника с Катачана. Команда Харкера, состоящая из лучших ветеранов полка, всегда приносит смерть прямо на позиции врага. Она создана для рейдов по глубоким тылам противника, и когда враг попадает в зону досягаемости, бойцы Харкера превращают сражение в кровавое побоище.

Во время уничтожения «щупалец» Тиранидского Флота-Улья «Левиафан» на сумеречном мире Джорн V, отделение Харкера попало в засаду стаи Рейвенеров, чудовищных созданий, подстерегающих своих жертв зарывшись в землю. Заряжающий Харкера был разорван на куски бритвено-острыми когтями, не успев и вскрикнуть, и бойцы отделения были вовлечены в кровавую драку за жизнь. Харкер, не мешкая, прыгнул на ближайшего зверя, обхватив его за горло своей громадной рукой. Рейвенер извивался и пытался скинуть его, но хватка Харкера не ослабела. Сержант сдавливал шею до тех пор, пока она с громким треском не сломалась, и тело создания не упало к его ногам. Затем Харкер снял свой тяжелый болтер с треноги, и открыл огонь по оставшимся Тиранидам. Когда разрывные заряды попадали в них, они буквально разлетались на куски. Отомстив за павших товарищей, Харкер стряхнул с себя пыль, перекинул через плечо патронную ленту и отправился искать свою роту, поводя хищным стволом «Расплаты» из стороны в сторону в поисках противника.

Сержант Лукас Бастонн



Лукас Бастонн происходил из высокопоставленной кадианской семьи, и родословная гарантировала юноше престижную карьеру офицера Имперской Гвардии. Однако, молодой Бастонн не воспользовался своими привилегиями и избрал стезю простого гвардейца, повинуясь страсти, граничащей с фанатизмом. Обладая острым тактическим умом, Бастонн мог в долгосрочной перспективе оценивать приоритеты целей и координировать продвижение своего отряда, благодаря чему вскоре был произведён в сержанты. Лукас привёл своих людей ко множеству героических побед, включая Оборону Кровавой Гавани, разрушению Мантральской наземной крепости и иным, не менее значимым победам. Бастонн считается идеалом профессионального солдата, самоотверженности и образцовой моделью, подражать которой стремятся все Кадианцы. Его точёные черты лица служат общественным образом для полков Кадианских Штурмовиков, а портрет героя узнают с первого взгляда по всей системе. Личным примером героизма и отваги, Лукас заслужил уважение как среди подчинённых, так и командующих, не говоря уж о всеобщей любви простых кадианских граждан.

Бастонн обладает идеальной памятью, что является для сержанта одновременно и благословением и проклятьем. Он может мгновенно оживить в памяти боевые ситуации и тактические приёмы прошлого. Также он помнит лица каждого солдата, погибшего под его командованием. Если подобные вещи и заботят Лукаса, то он не подаёт виду, однако ходят слухи, что в ночных кошмарах образы павших гвардейцев терзают сержанта. Некоторые даже утверждают, будто под идеально вычищенной формой с высоким воротом кожа Бастонна покрыта татуировками с именами павших сослуживцев, на случай, если его феноменальная память однажды подведёт и он забудет имена отважных товарищей и причины их гибели.

Сержант Бастонн следует строжайшему кодексу чести и долга, что одновременно восхищает и пугает его сослуживцев. Он выполнил абсолютно все отданные ему приказы и порученные миссии. Своё упорство Лукас продемонстрировал во время спасения Имперского Губернатора с опустошённого чумой мира Агриппины. Несмотря на численное превосходство врага, Бастонн со взводом кадианских ветеранов прорвался сквозь шаркающие массы Чуманосцев ради спасения Планетарного Губернатора. Лукас отказался оставить отставего солдата и вернулся в Шпиль столичного улья за раненым гвардейцем, после чего отволок товарища до шаттла. По возвращении на Кадию, в честь сержанта организовали военный парад, а истории о его подвигах транслировали по всему сектору. В ряды Белощитных полков устремился поток молодых рекрутов, жаждущих вступить в Имперскую Гвардию. Бастонну вручили Звезду Терры, высшую награду, которую может заслужить солдат в своей жизни.
Но не был упомянут тот факт, что во время возвращения домой Лукасу пришлось казнить того самого гвардейца, за которым сержант возвращался в прокажённый улей, после проявления у солдата симптомов болезни. Это добавило ещё одно лицо к ночным кошмарам, за которое следовало отомстить.

Махарий

Вершина славы Кадианских Ударных Армий — походы Грандмаршала Махария Солнцеликого. За несколько лет этот выдающийся полководец завоевал на окраинах Империума больше миров, чем это смогли сделать его предшественники за семь веков. Походы сурового, и в то же время великодушного Махария были остановлены только потому, что солдаты слишком устали от непрекращающейся гонки за победами. Да, величайший стратег Имперской Гвардии просто не мог заставить своих солдат идти дальше в темную неизвестность.

Мир-улей Армагеддон был для Империума вторым сердцем. Без его бесчисленных фабрик Империум не смог бы выдержать и столетия бесконечных войн. Эта покрытая бесчисленными индустриальными городами планета стала гигантской могилой, когда в середине сорок первого тысячелетия возле мира-улья выплыл из Искажения корабль-скиталец Хаоса, принадлежавший Легиону Пожирателей Миров. Примарх-демон Ангрон смял оборону планеты, захватив и вырезав все ее города. Только благодаря стойкости имперского гарнизона во главе с генералом Владимиром Куровым удалось удержать плацдармы на полюсах Армагеддона. Приход подкреплений и гибель Ангрона от мечей Серых Рыцарей ознаменовали рождение великой победы. Пожиратели Миров были разгромлены, а на гное их нечестивого тлена родилась одна из самых славных армий в истории человечества — Стальной Легион Армагеддона. Лица легионеров покрывали маски, защищавшие их от сажи и копоти их индустриального мира. Идеальная точность в проведении операций позволяла Стальному Легиону подавлять восстания в считанные часы почти без жертв там, где кадианцы утопили бы все в дыму снарядов.
Но бедствия мира-улья не закончились с уходом Хаоса. Остававшийся одной из важнейших точек галактики Армагеддон привлек внимание орочьего заправилы Гаазгкулла Мэг Урук Трака. Величайшая зеленая орда, когда-либо существовавшая в истории, обрушилась на закопченную планету со звериной яростью. Координируя действия отрезанных друг от друга бригад, Куров умудрялся удерживать шесть из дюжины городов-ульев Армагеддона даже тогда, когда это казалось в принципе невозможным. В южных джунглях планеты без чьего-либо приказа начали действовать отряды добровольцев — охотников на орков. Спешно перебрасывались на планету дивизии Имперской Гвардии из ближайших систем. В пекло самоубийственных атак бросались отряды высокомерных пиранских драгун, штрафные батальоны савларских нарко-псов и даже кадетские корпуса юных Белых Щитов. Героизм Стального Легиона и других отрядов Имперской Гвардии дал Администратуму время подготовить крупнейшую армию Космодесанта за последнее тысячелетие. Высадка Adeptus Astrates и Сестер Битвы покончила с зеленой ордой.
Хоть имперская пропаганда преподнесла Вторую Войну за Армагеддон как величайшую победу, Куров продолжал готовиться к следующему натиску. Собственно, война и не прекращалась. В джунглях планеты охотники на орков продолжали вести бои с дикими зеленокожими племенами, поселившимися там за время конфликта. И час Третьей Войны настал, когда чудом выживших Гаазгкулл собрал очередную дикую волну. И мир Армагеддона по сей день погружен в пламя вечной битвы...

Полковник Шафер

Тринадцатый Штрафной Легион более известен под названием Штрафники Шаффера. Идущие в бой под предводительством непоколебимого Полковника, подразделение стало последним прибежищем для психопатов, убийц, воров, рецидивистов и прочего сброда, избежавшего неминуемой казни. Принципы Шаффера просты; он даст солдатам под его командованием лишь один шанс заслужить прощение в глазах Бога-Императора и, тем самым, спасти свои души. Эту возможность они получат, выполняя самоубийственные задания в самых опасных зонах боевых действий. А после, если кому-то посчастливится выжить, подобно заместителю командира Кейджу(скорее из желания увидеть смерть Полковника), Шаффер поведёт их на ещё более опасное задание.

Обычно, Полковник собирает под своё командование тысячи осуждённых гвардейцев и приговорённых к смерти штрафников, но через некоторое время основательно прорежает их число в непрекращающихся боях. Таким образом выживают лишь наиболее способные и умелые из бойцов, которые и примут участие в наиболее ответственном задании.

Ввиду специфики службы Шаффера, информацию о нём приходится собирать по крупицам.
Внешне он человек крупный с голубыми глазами, имеющий бионику и наиболее известный своим ледяным взглядом.
Прочему оружию Полковник остаётся силовой меч и плазменный пистолет. Достоверно известно, что Шаффер был награждён Махарийским Крестом и Багровым Медальоном, однако со всей смелостью можно утверждать, что это лишь малая часть из вручённых ему наград.
Поразительно, но хотя информация о молодости и вообще прошлом Полковника отсутствует, имеющиеся сведения прямо указывают, что его возраст превышает три сотни лет. Довольно тревожным сигналом являются слухи о регулярных «тренировках» Полковника, в которых он «отрабатывает» техники самоубийства в условиях серьёзного ранения, с целью избежать пленения врагом.
Отдельным пунктом стоят границы полномочий Шаффера… а если точнее то вообще их наличие. В его власти заменить любой приговор трибунала с полевым судом, снимать с должностей маршалов и даже брать под контроль суда Имперского Флота, что само по себе беспрецедентно. Как минимум одна тюремная планета Говул находится в полном подчинении Полковника и именно с неё ведётся набор для высококвалифицированных отрядов диверсантов.

Подсчитать точное количество операций, проведённых Полковником, не представляется возможным. Под его руководством Тринадцатый Легион принял непосредственное участие в обороне топливной станции на планете Крагмир и разрушении зараженного генокрадами города-крепости Картиканорум(На момент начала операции в 13-ом Легионе в живых оставалось лишь 1,2% личного состава).
Общепризнанна его роль в обороне аванпоста «Освобождение» от вторжения Тиранидов. Этому предшествовала тяжелая кампания против осколков Флота-Улья Кракен на Иштар IV, где потери Штрафных Легионов достигли 92% личного состава.
Также по имеющимся свидетельствам Шаффер возглавлял группу диверсантов, устранившую военного вождя тау, известного под именем Ясный Меч, чем эффективно предотвратил намечавшееся вторжение ксеносов в близлежащие Имперские миры и способствовал полной ликвидации группировки пришельцев.
Но одной из самых выдающихся операций Полковника была ликвидация печально известного Германа фон Штраба, предательски сдавшего оркам Улей Ахерон. Герман объявил себя Властелином Улья и во всеуслышание призвал население вступать в подразделения так называемой «Армии Освобождения» для противодействия силам Империума.

Лорд Адмирал Захария Раф

Захария Раф был рождён на планете Дельта Прим Сектора Прима. Его знавший себе цену отец был управляющим одного из поместий Бакки. Ночами, небеса Дельта Прим озарялись «Пламенем», спиралевидным рукавом галактики, проходящим через Сегментум. Морозными вечерами, юный Захария часто лежал на спине, наблюдая за холодным свечением звёзд и предаваясь мечтам. Так, к великому разочарованию своего отца, Раф предпочёл респектабельной должности управляющего карьеру в Имперском Флоте.

Молодой человек четырнадцати лет отроду поступил курсантом в Кармонский Колледж. Захария обладал довольно худощавым телосложением и в целом слабым организмом, так что многие инструктора сомневались в его способности пережить все суровости и тяготы флотской службы. Но он не просто пережил - железная воля юного курсанта заставляла его раз за разом добиваться успеха. Захария доказал свои умения в фехтовании, оставив в качестве напоминания шрамы на лицах многих самонадеянных глупцов. Конечно же, в дальнейшем считалось крайне почётным иметь шрам, оставленный шпагой Адмирала Рафа.

Захария был приписан в качестве 125-ого Лейтенанта к Крейсеру Диомед и впоследствии стабильно поднимлся по карьерной лестнице. Через некоторое время Раф был произведён в ранг Офицера Ремонтной Службы на линкоре Слово Императора, проявив себя на новой должности блестящим организатором. Помимо всего прочего, за проведение успешной контратаки против орочьих абордажных команд и собственноручное убийство(обломком сабли) Вождя зеленокожих, ему была пожалована Грамота Благочестия Бакки.

Именно в качестве Флаг-офицера Службы Тактического Планирования 34-ой Флотилии Эсминцев неординарный гений Рафа явил себя миру. В череде блестящих боевых столкновений, гибкий и изворотливый разум Захарии спланировал разгром Эльдарских пиратов Ганзоского Разлома. Куда бы не сбегали более быстрые и манёвренные суда Эльдаров, везде их поджидали уже идущие на боевой заход Кобры. С той поры, 34-ые получили прозвище Мародеры Рафа. После победоносного завершения Войны Ганзоского Разлома, Захария, наконец, был произведён в Адмиралы и награждён Лазурным Медальоном.

Раф стал главным стратегом Боевого Флота Бакки. Лорд Адмирал Ваннлон признавался, что само присутствие Захарии на мостике стоило дополнительной эскадры линкоров. В свое время Раф заменил Ваннлона на посту Лорда Командира всех сил Имперского Флота в Секторе Бакка.
Ультрамарская Экспедиция была крупнейшей армадой военных судов, когда либо покидавших Сегментум, и ни у кого не возникло даже тени сомнения, кто должен был возглавить этот военный поход.

Адмирал Пэрол

Пэрол был одним из сыновей Имперского командующего Лостана, что гарантировало ему успешную карьеру в космическом флоте. Принятый в команду корабля в юном возрасте, сейчас Пэрол имеет непререкаемый авторитет, который мало кто смеет оспаривать. Он участвовал во многих кампаниях и известен как бережливый командир, уделяющий много внимания планированию боевых операций. Именно эти качества Пэрола, помогли ему получить престижный пост командира флота, обороняющего Армагеддон.

К концу второго вторжения орков, Пэрол сумел организовать практически неприступную оборону Армагеддона. С каждой неделей, количество орочьих транспортов, прорвавшихся к планете, неуклонно уменьшалось. А прибытие линкора класса "Возмездие" - "Эпоха Великолепия" с его боевой группой, окончательно перевесило чашу весов на сторону Имперского флота. Однако орки все равно продолжали получать подкрепления при помощи своих телепортеров дальнего действия. Поиск судна-передатчика, шел на окраинах солнечной системы, становясь все интенсивнее, по мере того как война набирала обороты.

Несмотря на то, что корабли "скалы" орков с легкостью уничтожались объединенными силами Имперского флота, космические скитальцы зеленокожих пока оставались недосягаемыми. Но Пэрол охотился именно за ними. Он собирал всю информацию о местоположении звездных громадин, их скорости и пунктах назначения. Потом, после того как адмиралу удавалось рассчитать точку перехвата скитальца, к ней направлялась боевая баржа. При входе в систему Имперский корабль выключал двигатели и невидимый для сенсоров дрейфовал в сторону цели, приближаясь на расстояние, оптимальное для ведения огня. Опытный флотоводец Пэрол в итоге заставил Газкулла совершить классическую ошибку - положить все яйца в одну корзину, утратив при этом свободу маневра. Чем больше усиливалась Имперская блокада, тем больше орки зависели от своей технологии телепортации. В сложившихся условиях, поиск источника орочьих подкреплений, вышел для Пэрола на первое место. Поэтому, когда миноносная эскадра сообщила об обнаружении космического скитальца зеленокожих, спрятанного в руинах станции Маннгейма, адмирал лично возглавил его преследование. Пытаясь избежать уничтожения, корабль орков был вынужден покинуть систему Армагеддона.

Скорость, броня и вооружение этого скитальца превосходили все, с чем Пэрол сталкивался ранее. Это привело адмирала к убеждению, что данный корабль перевозил орочьего Архимеханика Оркимедеса. Что бы ни дать скитальцу скрыться в варпе, Пэрол предпринял попытку взять орочье судно на абордаж...

Норк Деддог



Огрин, ставший легендой ещё при жизни. Его боевые способности столь же поразительны, как и его умственное развитие. По меркам Огринов Норк - настоящий гений; он может написать свое собственное имя (Н - эта Норк), сосчитать до четырех (большой палец все еще сбивает его с толку) и даже разговаривать короткими предложениями. Столь выдающееся развитие индивида его расы неизбежно привлекло внимание Комиссаров, и уже вскоре Норк был переведен на другое место службы. После всестороннего обучения Норк Дедог был назначен во Второй Катачанский Полк, сражавшийся на Балоре. Командующий частью Полковник Грейс взял его к себе в качестве телохранителя, и Огрин сопровождал Грейса все четыре года войны. В то время было привычным зрелищем видеть Грейсса и Норка вместе: древний костлявый полковник, раздающий приказы в то время, когда вокруг рвутся снаряды и пули рикошетят от крепкого черепа Норка. Огрин-телохранитель много раз спасал жизнь Полковника Грейса, самым знаменитым был случай, когда он вынес тяжелораненого командира Катачанцев из катастрофы на Холме-Гамма Ноль.
Непревзойденная преданность и способности Норка в качестве телохранителя весьма востребованы офицерами Империума со всего сектора. Когда Орочий Варбосс Углурк Кишкодав и банда его сильнейших Меганобов атаковали командный блиндаж Имперской Гвардии, Норк Деддог был единственным, кто вместе с суб-оверлордом Веном Вамбольдом, удерживал занимаемые позиции. Норк убил огромного зеленокожего Варлорда одним единственным ударом головы. Удар был такой неистовой силы, что оставшихся орков охватил благоговейный ужас, и они предпочли спасаться бегством, нежели встретиться лицом к лицу с рассерженным телохранителем-Огрином. Не раз имперские офицеры могли убедиться, что самой лучшей их защитой от вражеских пуль является, собственно, тело Норка. Норк сделает все возможное, чтобы защитить своего хозяина от ранений и даже закроет его собой от вражеского огня. На Фоллаксе IV Норк самоотверженно накрыл собой вражескую гранату, которая, взорвавшись, неминуемо убила бы Командора Ричепа, раздавив и гранату, и ее хозяина своим массивным телом. Последовал приглушенный взрыв, а Норк, казалось, едва обратил внимание на раны от осколков.
Норк лично спас жизни более чем сотни офицеров, и, благодаря этому, были достигнуты победы на дюжине миров. У Норка обширная коллекция медалей, лавровых венков, упоминаний в списках отличившихся и личных подарков, включая Комиссарскую фуражку, подаренную ему Аароном Блестом, которая стала его отличительным знаком во время Диммамакской войны. Норк продолжает служить вовсе не ради этих безделушек (хотя он очень гордится своими большими блестящими пуговицами), а ради чувства удовлетворенности, что он сражается за друзей.

Командор Кубрик Ченков

Командор Кубрик Ченков - упрямый человек, который никогда не признает поражение и не согласится на капитуляцию. Как и все Валхальцы Ченков суров и своенравен, но мало кто из его соратников столь же безжалостен и беспощаден.

Ченков всегда настаивает на том, что место командира 18-го Валхальского полка «Волки Тундры» на передовой, предпочитая безопасности командных бункеров линию фронта, где он непосредственно может наблюдать за войсками, воодушевляя и мотивируя их на свой манер. Любой, кто посмеет отступить на его глазах, рискует получить пулю от своих, - таков взгляд Ченкова на трусость. Ходят слухи, что Ченков убил больше своих, чем врагов, и его болт-пистолет приобрел грозную славу как среди противников, так и среди друзей.

Ченкову чужда утонченная стратегия, поэтому, чтобы победить, он полагается на грубую, бесхитростную тактику. Он прекрасно понимает, что под его командованием десятки тысяч солдат, и этого числа достаточно, чтобы сломить любого врага. Ченков охотно бросит своих людей на хорошо защищаемые стены крепости, если это заставит их в итоге рухнуть. Как только позиция командира противника определена, Ченков, скорее всего, пошлет туда еще несколько отделений, чтобы не дать вражескому генералу сбежать, пока артиллерия зачищает позиции. Его люди безрассудно следуют приказам своего Командора, зная, что неподчинение неминуемо означает смерть. Процент потерь среди Волков Тундры настолько велик, что полк пересоздавался более дюжины раз за последние десятилетия. Каждый раз Ченков и несколько выживших из полка ведут в бой несчастных новобранцев.

Несмотря на отсутствие воображения, тактика Ченкова без сомнения эффективна. Во время годичной Осады Котракса действия Командора положили быстрый, но кровавый конец конфликту, когда он взял на себя командование Имперской ударной группировкой и начал штурм хорошо укрепленной цитадели без поддержки бронетехники и осадных орудий. Конфликт унес жизни десяти миллионов Имперских Гвардейцев, а Ченков получил орден Высших Лордов за освобождение Котракса в столь короткое время.
Под командованием Ченкова нескольким взводам Гвардейцев был отдан приказ отвлечь вражеский огонь на себя, чтобы ценные бригады подрывников смогли прорваться в боевую крепость Эмра незаметно.
Когда продвижение Боевых Танков Леман Русс было замедлено минными полями во время второй войны за Ущелье Тренка, Ченков использовал для разминирования своих солдат, приказав им пройти по нему маршем. Безжалостный стиль командования Ченкова продолжает приносить многочисленные победы Империуму и, хотя их стоимость высока, цена поражения абсолютно неприемлема.

Подпись пользователя:
OverlordНе в Сети
Проверенные
Сообщений 2500
Репутация: 671
02.07.2010 в 19:25, №3
Могул Камир

Самый свирепый конный воин своей эпохи, более известный своей отвагой и кровожадностью, чем его соплеменники Аттилане (Аттиланцы? ) Могул Камир захватил власть в племени в возрасте тринадцати лет, убив в поединке вождя, своего дядю. К пятнадцати годам Камир по праву завоевания возглавлял более двадцати племен, но его жажда битвы все еще не была удовлетворена. Желание воевать было настолько сильно в сердце Камира, что он искал более достойных соперников, поэтому он был приглашен на прием к Королю Канасана, Лорду Аттилы. Мудрый Король рассказал Камиру о доблестных армиях Имперской гвардии и посулил молодому воину жизнь, наполненную битвами по всей галактике, сражения с такими врагами, подобных которым для испытания своих навыков он не сможет найти на Аттиле. Камир принял это предложение с усмешкой.
Могул Камир живет азартом битвы, а его любовь к опасностям известна каждому. Те немногие, кто сражались рядом с ним и остались нетронуты ударом меча или взрывом снаряда, и несмотря на то, что многие не вернулись, считалось за честь биться рядом с Могулом Камиром в пылу сражения. Его жажда битв – предмет гордости среди Аттилан и лишь свирепейшие и способнейшие воины удостоены права сражаться рядом с Могулом Камиром. И многие из них, следуя обряду, сражаются за это на дуэлях.
Немногие Аттилане вышли из всех битв без каких-либо намеков на их героическое прошлое. Аттилане не особо уважают боевые медали, полагая, что единственными символами заслуг могут быть лишь победы в пылу боя пока кровь горяча в венах бойцов. Поэтому самыми ценными военными трофеями считаются шрамы обманувших смерть и черепа достойных врагов. Некоторые обладают целой коллекцией подобных трофеев, и среди них выделяется Могул Камир. Его тело усеяно шрамами, а множество черепов варлордов украшают его охотничье копье, все это свидетельствует об отваге и навыках самого известного воина Аттилы.
Ни один конь не способен вынести неутолимую жажду битв Камира и те, кто не погиб от полученных ранений на поле боя, умирали от истощения. Даже выносливые потомки Аттиланских боевых коней были насмерть загнаны постоянными нападениями и контратаками Камира. Адептус Механикус смастерили для Камира кибернетического жеребца, который не ведает усталости, никогда не убегает и не истекает насмерть кровью – дар, преподнесенный великому Аттиланскому воину за его подвиги в освобождении промышленного мира Локсар IV от нашествия Некрон.
Могул Камир обладает вспыльчивым и жестоким характером, это отражается и в его варварской внешности. Глупец тот, кто не выказал достойного уважения Вождю Аттилан, но те, кто может смотреть сквозь дикарские меха и племенные шрамы, видят храброго и хитрого союзника, способного единственной атакой повернуть ход битвы.
ИсточниГ

Рыцарь-командор Паск

Наиболее известный танковый ас Кадии. Он обладает врожденным талантом танкиста, и провел свой боевой танк Леман Русс через сотни кампаний, прославляясь все больше с каждой одержаной победой.
Паск – прирожденный охотник на танки. Нет такой машины, с которой не бился Паск. Он хорошо знает уязвимые точки врага, и его меткость позволяет послать тяжелый снаряд боевой пушки точно в слабобронированные места, взрывая боекомплект и топливные баки, уничтожая танк изнутри.
Впервые Паск продемонстрировал свои выдающиеся качества во время службы на танке «Стальная рука». 423ий Кадианский Танковый полк входил в группу Имперских армий, призванную отразить натиск Вааагх! Вождя Кишкореза на планете Сайрис. Когда орочья Костоломалка таранила «Стальную руку», ее гигантская Смертокатка снесла башню и растерла командира танка в кашу. Паск принял командование поврежденной машиной на себя, и приказал разворачиваться. В то время как орочья махина продолжала утюжить имперские позиции, Паск продемонстрировал умения, сделавшие его знаменитым. Выстрел из лазпушки пробил слабую кормовую броню Костоломалки и взорвал двигатель, разнеся танк на части вместе с его Смертокаткой. Под начальством Паска «Стальная рука» уничтожила еще четырнадцать бронированных машин, переломив ход наступления сил Кишкореза.
«Стальная рука» была сожжена эскадроном эльдарских Призм во время сражения на планете Хейторз Хол, и, несмотря, на священные ритуалы, проведенные Техножрецом, была признана невосстанавливаемой. Вместо нее Паску предложили принять командование могучим Гибельным Клинком. Тем не менее, Кадианец отказался, и, проведя обычный ритуал, повторявшийся десятки раз, настоял на назначении на новый Леман Русс, унаследовавший имя «Стальная рука».
Рыцарь-командор сыграл решающую роль во время резни на Святой Сирилии, записав на счет своей роты не менее четырех машин класса Титан. Сам Паск уничтожил чудовищную машину «Вечные Муки» Один-единственный снаряд пробил черную грудь Титана и попал в ядро плазменного реактора. Последовавший за цепной реакцией взрыв поглотил проклятую машину.
Десятилетиями Паск командовал разными модификациями Леман Русса, и освоил их все. Он знает возможности и пределы всех орудийных систем, которые способен нести этот бронированный гигант, и лишь безрассудный дурак смеет вставать у него на пути.


Танковый ас Максимилиан Вайсман

Максимилиан Вайсман занимает самое высокое положение в ряду выдающихся танковых командиров, когда-либо состоявших на имперской службе. Он рос в мире Кониг Прайм, будучи выходцем из благородного и знатного семейства, с давней традицией службы в Имперской гвардии, восходящей еще к временам самого Лорд-Командующего Соляра Махария.

Максимилиан провел свои ранние годы, получая подготовку соответствующую его происхождению. Он принимал участие в поединках на рапирах и обучался владению кавалерийской саблей, что является обычными навыками для жителей Конига. В 14 лет он вошел в ряды Планетарных Сил обороны, а возрасте 16 лет уже возглавлял эскадрон Лихих Наездников.

В 18 лет он и его люди из эскадрона Лихих Наездников были призваны в Имперскую гвардию ,где Вайсман сменил своего скакуна на боевой танк «Леман Русс»,хотя можно сказать, что он пронес стек через всю свою карьеру. Вначале, как командир танка, затем как командующий танковой ротой, он не раз проявлял свою храбрость и показывал боевые умения и мастерство на полях сражений на Ламасе и Балоре Секундус.

К моменту окончания Балорской компании, продолжавшейся на протяжении 3 лет, общее число уничтоженной им вражеской техники достигало 98 единиц. Такой талант не мог остаться незамеченным, и его перевели в отделение сверхтяжёлых танков, состоящее из трёх танков "Разящий клинок" типа "Люциус",тогда же он принял под командование ”Разящий клинок” под номером 212 «Аретуса».В качестве командира этого танка Максимилиан Вайсман стал живой легендой, и его имя навсегда вошло в ряды прославленных имперских воинов.

Как командующий Вайсман был строгим и неумолимым человеком. Он добивался суровой дисциплины от своей команды и своих людей. Его команда тщательно проводила все утренние и вечерние мессы, и духи машин были чтимы каждый день. Они жили в каждодневных заботах, молитвах и обучении. Он устраивал настолько трудные тренировки для своих людей, что реальный бой был для них многим легче! Не смотря на строгую дисциплину и суровость командования, люди Вайсмана боготворили его. Они знали, что под его командованием они будут одерживать победы, и так продолжалось на протяжении 40 лет.

Смертельный рейд Аретусы 212

Блестящая карьера Вайсмана закончилась на Колонии. Сегодня место его последнего сражения является святыней. Доблестные Силы Имперской гвардии 7-ого Мортанского полка вступили в смертельную схватку с силами орков Варбосса Чэрега Бадтуфа, чья банда недавно разрушила оборонительную линию у Кембрийской реки и соорудила свои укрепления вдоль моста. Здесь подкрепления орков концентрировались в подготовке к мощному прорыву.

Вайсман и его люди переместились на линию обороны 7-ого полка, как часть сдерживающей силы. Его танк первым из всей группы прибыл на место, чтобы заблокировать главную дорогу у моста. Рано утром разведчик сообщил, что броневозы и багги орков собираются на обратной стороне реки для нападения. Вместо того, что бы дожидаться прибытия остальной части его команды, Вайсман решил ударить, прежде чем орки сумеют сосредоточить достаточно сил, чтобы прорвать рубеж обороны. Утренний туман сгущался в долине реки, когда он и его команда подготовили танк и запустили мощный двигатель. "Аретуса" шумно скрылась в тумане, устремляясь вперед вдоль главной дороги.

Орки были застигнуты врасплох. Грохот приближающегося танка был приглушен туманом и скрыт ревущими двигателями их собственных боевых машин. Первым что они увидели в ходе этой атаки Вайсмана, был появившийся на расстоянии 30 метров бронированный нос его «Разящего клинка».Максимилиан приказал Дуранну, главному стрелку, в первую очередь бить по броневозам, уничтожая их в то время, как спонсоны отстреливали деморализованные и неорганизованные толпы орков из тяжелых болтеров.

Башня броневоза слетела со своей платформы, от второго удара сдетонировали боезапасы, послав огненный шар высоко в небо. Орки рассеялись и бежали к своим багги и боевым машинам, те взревели лишь для того что бы затем навсегда замолчать под плотным огнем Вайсмановских тяжелых болтеров и лазерной пушки. Вайсман устремлялся в хаос сражения, неся кару из главного орудия. Орки сломались и обратились в бегство.
Его танк расчистил дорогу, оставив за собой уничтоженными три броневоза, восемь багги и множество других боевых машин орков позади себя. К этому моменту прорыв Вайсмана уже можно было бы расценить как хорошо проделанную работу, однако Максимилиан понимал, что если он сможет атаковать непосредственно мост, то это бы смогло отрезать оркам путь к отступлению, а общее наступление всех имперских сил отбросило бы их за рубеж оборонительной линии на реке.

Повинуясь воле водителя и выжимая максимальную скорость, танк Вайсмана грохоча, выдвинулся к мосту, в сердце сосредоточения сил орков. Техно-жрец М’Гала торжественно воззвал к духу машины, что позволило двигателю развить максимальную скорость 25 километров в час. В то время как Вайсман двигался по дороге из тумана, внезапно появлялись орчьи взводы и техника, лишь для того что бы быть истребленными огнем из пушек "Аретузы".
Однако, не слишком быстрый многотонный танк дал время оркам для перегруппировки, и Варбосс Бадтуф сосредоточил свои силы на мосте, приготовившись отразить танковую атаку.
Туман уже начинал рассеиваться, пока Вайсман наблюдал за мостом через свой сканер. Он мог видеть толпы зеленокожих, бегущих через лагерь, чтобы занять свои защитные позиции позади мешков с песком, разложенных обороняющимися. Багги и броневозы так же были готовы и ожидали своего часа.

Заряжающий Орэл доложил, что главное орудие готово к бою, и стрелок навел прицел на один из броневозов. Своим массированным огнем ”Разящий клинок” Вайсмана моментально раскрыл свое месторасположение, и орки открыли ответный огонь, применяя все вооружение, что имелось в их распоряжении.
Наклоняясь внутри башни, Вайсман приказал водителю двигаться вперед. Заряжающий Орэл отрапортовал, что у него осталось только 7 снарядов в запасе для главного орудия, но Вайсман приказал открыть огонь. Снаряды и патроны орков отскакивали от брони ”Разящего”,пока тот неумолимо двигался к мосту. Водитель был ранен, когда от выстрела отскочил осколок брони внутри корпуса и вонзился в его плечо.Через мгновение танк потерял управление и ушел в сторону от дороги, угодив в болото. Вайсман приказал устроить дымовую завесу, чтобы прикрыть танк, пока водителю Лоу окажут медицинскую помощь. Тем временем бронебойные отряды орков приближались к месту аварии, чтобы окружить "Аретусу".

Дым рассеивался, и Лоу попытался вновь завести танк, но 300 тонная машина уже начала погружаться в топи. Лоу усердствовал над двигателем, счищая грязь и налипшее масло, но танк был подбит и медленно погружался.
Стрелки Деран, Хелборн и Сайберхаген зарядили тяжелые болтеры, готовые отразить любое нападение орков, но они знали, что станут легкой и беззащитной мишенью, как только боеприпасы закончатся. Связист Тобиас срочно передал призыв о помощи, и силы поддержки Бронированных Кулаков немедленно начали выдвигаться для удара в направлении дороги, но прошло не менее часа, прежде чем они смогли достичь предполагаемого месторасположения Аретусы.

Парни Варбосса Бадтуфа были неспособны приблизиться к пораженному гиганту, и он приказал атаковать танк своим штурмовикам. Первый штурмовик прибыл, мчась на уровне земли, пересекая реку и сбрасывая ракеты, разрывавшиеся при попадании в танк, и фонтанируя грязью и водой. Вайсман наблюдал в перископ как через мгновение, второй налетчик взревел над танком. Ситуация была безнадежной. Он дал приказ экипажу покинуть танк и резким рывком выдернул аварийный люк. Тут же его место было снесено с креплений и вырвано из люка башни попаданием ракеты орков. Экипаж повалился на землю, когда "Аретуза" взорвалась. Оставшиеся боеприпасы детонировали серией мощных взрывов, посылая шрапнелью осколки, покрывшие собой большую площадь поверхности. Два члена экипажа были убиты, их искалеченные тела виднелись на поверхности болота. Достав свой лаз-пистолет, Вайсман сплотил оставшихся в живых людей, когда третий налетчик проревел над головами, пушки вспыхнули яркими выстрелами, поднимая струи воды вверх. Техно-жрец М’Гала и стрелок Деран были поражены атакой с бреющего полета, Тобиас убит моментально. В живых оставалось только пять членов команды. Вайсман приказал уцелевшим отступать к имперским линиям обороны.Сам же он остался с горящим остовом его танка и раненными людьми, дабы защитить их пока не прибудет подкрепление. Другие же ведомые перевязанным Лоу и вооруженные лишь лаз-пистолетами, должны были бежать что есть силы, что бы не угодить в лапы оркам.

Так или иначе, но оставшиеся в живых сделали это и вышли к дороге, встретив передовые силы дивизии Бронированных Кулаков. Однако позади них орки снова заняли свои позиции, и путь к Вайсману был перекрыт. И как не старались Химеры, но так и не смогли пробиться сквозь оборону орков. Как только тьма опустилась на землю, Вайсман оказался предоставлен самому себе…

Два месяца упорной борьбы потребовалось 7-ому Мортанскому полку, что бы отбить мост и выйти к месту аварии несчастного искореженного «Разящего клинка» 212,еще на половину погруженного в трясину. Им не удалось обнаружить и следа Вайсмана и раненых членов его команды. Его тело так и не было найдено, и до сих пор его окончательная судьба остается тайной.

Майор Джексон

Майор Морис Джексон воспитывался в Школа Прогениум, расположенной на мире-святыне у Вершины Харпера. Джексон был бунтарем, и часто испытывал на собственных плечах и спине крепость электродубинок Аббатов-Инструкторов в залах наказаний. Но хотя Джексон был очень проблемным воспитанником, Инструкторы распознали в нем зачатки яркого лидера. Джексон был маленьким пареньком, но никогда не подвергался избиениям старших учеников - явлением, в некотором роде, поощряемом Аббатами, ведь страдания закаляют характер будущих офицеров. Джексона никогда не трогали. И дело было не в физической силе Мориса, а в его решительности и силе воли, из-за которой окружающие опасались связываться с ним. Инструкторам было известно о том, что Джексон - признанный всеми его однокашниками лидер, обладающий достаточным потенциалом для того, чтобы стать великим командующим. Все, что ему было нужно - немного дисциплинированности.

Когда Джексон достиг совершеннолетия, ему присвоили звание лейтенанта и отправили служить в 76-й полк Тацианских Стрелков. Молодым лейтенантам из Школа Прогениум было очень сложно завоевать уважение таких матерых бойцов и ветеранов множества кампаний, какими были Тацианские Стрелки. Но, как и в Школа Прогениум, солдаты 76-го полка стали с уважением относится к молодому лейтенанту уже через несколько недель после начала военной кампании. Солдаты, отслужившие десятки лет, беспрекословно подчинялись приказам молодого офицера. За двенадцать лет службы у Тацианских Стрелков Джексон дослужился до звания майора.

Во время возвращения потерянного мира Брис рота Джексона оказалась под командованием полковика Кейтера, высокого лысого человека с острым взглядом. Джексон возненавидел его с первого взгляда. Ненависть лишь возростала по мере того, как Кейтер отправляля Джексона и Тацианских Стрелков на все более и более неоправданные и самоубийственные задания. Потери среди личного состава были очень велики, и Кейтер пополнял ряды Стрелков своими рекрутами. После шести месяцев боев почти половина 76-го полка состояла из рекрутов Кейтера. За эти полгода Джексон потерял множество друзей и просто хороших людей, и его злость продолжала накапливаться. Что касается рекрутов, то они держались особняком, и все были обриты налысо. Обуреваемый подозрениями, Джексон собрал самых верных и преданных своих людей и отправился в штаб, дабы потребовать отставки Кейтера.

Три месяца Джексон безвылазно находился на поле боя, и впервые оказался в штабе. Первым что бросилось ему в глаза, были существенные изменения во внешнем виде здания штаба. Имперский Орел на фасаде был заменен письменами, предписывающими любить Все-Отца. Все служащие в штабе были безволосы, что тотчас же насторожило Джексона и его людей. Морис чувствовал, что что-то было не так, но все же отправился к кабинету Кейтера.

Стены кабинета были покрыты пурпурной слизью, а мебель была сильно обглодана. Как только Джексон вошел в кабинет, у него не осталось более никаких сомнений в том, что Кейтер больше не служил Императору. Два генокрада выпрыгнули из-за портьер и бросились на солдат. Но Джексон еще перед входом в кабинет приказал своим людям проверить оружие и быть наготове, так что тиранидов встретил град пуль. Отряд Джексона заблокировал дверь в кабинет и аварийный выход, а сам Джексон прикончил Кейтера милосердным выстрелом в голову. Дверь уже сотрясали удары предателей, стремящихся ворваться в кабинет, а вдалеке слышались звуки, которые ни чем нельзя было спутать. Цокот когтей генокрадов. И вновь сила воли и навыки лидера помогли Джексону привести своих людей к победе. За драпировками, откуда выпрыгнули генокрады, Джексон обнаружил нишу, где на троне восседал Патриарх генокрадов.

Реакция Патриарха была очень заторможенной, потому что психический контакт с Кейтером прервался, пули и лазерные лучи превратили его в гору горелого мяса, медленно сползшую со своего трона. Штурм кабинета прекратился, так как без контроля Патриарха культисты начали гибнуть. Захватив здание, Джексон немедля потребовал помощи у остальных войск. Другие полки Гвардии, принимавшие участие в Брисской Кампании откликнулись на сообщение Мориса и прибыли на планету. Но и они уже были поражены культом, и началась битва между культистами и преданными Императору гвардейцами.

Спустя некоторое время за дело взялась Инквизиция. К несчастью для лояльных гвардейцев, было решено, что планета слишком сильно поражена заразой чужих, а потому нуждается в Экстерминатусе. Инквизитор Ворн был призван исполнить решение Инквизиции, но, много лет назад будучи одним из Аббатов-Инструкторов Школа Прогениум, он узнал Джексона. После многих часов психотестирований и допросов Ворн был счастлив узнать, что Морис все еще верен Империуму и не подвержен влиянию чужих. Отряд Джексона было приказано уничтожить, и Морис ничего не мог поделать, Ворн сумел добиться лишь освобождения майора. На многие годы после того, как Джексон присоединился к свите Ворна, это стало точкой преткновения между ними. Люди Джексона были приговорены к смерти, и Морис считал, что должен был погибнуть вместе с ними. Ворн же возражал, убеждая Джексона, что тот может принести Империуму много пользы, и для него умереть в тот день было бы равносильно предательству Императора.

Полковник Тамус Сирхан

Одним из величайших героев третьей Бронетанковой роты 124-го Кадианского полка был полковник Тамус Сирхан, командир танка "Леман Русс" носящего имя "Анвилус Император". Известный тем, что всегда стремился в бой, высунувшись из своего люка и размахивая фамильной энергосаблей, он презирал тех, кто укрывался внутри собственных машин и тем самым упускал возможность созерцать гибель врагов. Всегда рьяно возглавляя любое наступление, его рота за время шестимесячной Драксианской Кампании израсходовала больше топлива и боеприпасов, чем весь 235-й Лоакранский полк за трехлетнюю кампанию по освобождению Пояса Лодвина. Полковник Сирхан остается единственным из 124-го Кадианского, удостоенным Ордена Макариуса за свои действия у Вродкенского Брода, где его рота сразилась с Боевым титаном Хаоса и уничтожила его. Титан оборонял единственное место, где бронетехника могла пересечь реку Астур и выйти противнику в тыл. Имперские силы несли тяжелые потери, пытаясь преодолеть реку по понтонным мостам, и каждая попытка сделать это оканчивалась неудачей. Командованию армии не было известно о броде, пока танки Сирхана не захватили передовые части вражеской разведроты, движущейся с севера, и не выпытали, как те сумели подойти к Имперским позициям незамеченными.

Сирхан немедленно, реквизировав предназначенные для второй роты топливо и снаряды, привел свои танки в боевую готовность и отбыл на север в поисках переправы. На рассвете разведывательные машины обнаружили брод, но попытка переправиться вызвала сильный обстрел. Решив любой ценой прорваться на другой берег, Сирхан вывел машины из лагеря и первым направил свой танк прямо в воду. Когда танки достигли середины реки, громоподобная поступь сотрясла землю и из-за краев речной долины возникла гигантская фигура титана. За три секунды три "Леман Русса" разлетелись на части от выстрелов его орудий, но остальные смогли рассредоточиться и открыть ответный огонь. Энергетические щиты монстра замерцали под разрывами снарядов, но его толстую броню пробить не удалось, и еще несколько танков взорвалось под его разрушительным огнем.

Полковник Сирхан рванулся вперед, его танк отчаянно дымил, выезжая из реки. В тени титана его поджидала пехота поддержки, но по мере того, как из реки выезжали все новые и новые танки, их подавляющий огонь начал оказывать эффект. Немногие, пережившие период сближения с титаном танки, теперь были достаточно близко к нему, чтобы их снаряды смогли пробить вражеские щиты, и броня начала трескаться и плавиться под непрерывными залпами. Осознав, что недооценил противника, титан начал отходить, но полковник Сирхан был не из тех, кого можно игнорировать. Он приблизился к титану вплотную и последним снарядом разнес коленное сочленение гигантской боевой машины. В вихре огня и разлетающихся обломков титан рухнул на танк полковника, раздавив его вместе с экипажем. Последний выживший изо всей роты сумел связаться со штабом полка и сообщить, что произошло. Четыре часа спустя фланговые части 124-го Кадианского полка переправились через Астур и застали врага врасплох, разгромив его лагеря снабжения и поддержки. Каждый погибший танкист удостоился Алого Медальона, а полковник Сирхан был награжден Орденом Макариуса, несмотря на мнение некоторых офицеров, что его нужно посмертно отдать под трибунал.

Пусть и в исключительной степени, полковник Сирхан демонстрировал весьма типичный для командира Танковой роты склад ума: дерзкий, драматичный и динамичный, всегда ведущий за собой и не терпящий трусов. Служащие в Танковых ротах мужчины и женщины считают себя элитой Имперской Гвардии и часто равнодушны к обычным пехотинцам, забывая, что для победы все рода войск в Имперской Гвардии должны действовать сообща.

Полковник Митрофан Тесла

В битве за Выступ Вастерлуа, Танковые роты Джуранских Драгун контратаковали войска орочьего военачальника Граштака Архиубийцы, когда те прорвали линию пехотных траншей. Контратака была столь успешна, что командир роты, полковник Митрофан Тесла, гнал орков через ничейную территорию, разделяющую две армии, до их собственных позиций. Опьяненный преследованием, Тесла позволил своим танкам рассеяться, и, когда орки, собравшись с силами, сами контратаковали их, многие были уничтожены бандами охотников за танками. То, что Тесла сумел отчасти восстановить контроль над ротой и пробиться к следующей за ней пехоте, служит неопровержимым доказательством его командных навыков. Вместе с поддерживающей их пехотой, джуранцы сумели сокрушить позиции орков и уничтожить сотни орочьих банд, выбив врага с Выступа и проложив путь к победе в кампании против орков.

Подпись пользователя:
FIRELORDНе в Сети
Администраторы
Сообщений 65535
Репутация: 3151
Раса: Imperium of Man
02.07.2010 в 19:26, №4
разделительный пост и я поехал на дачу)

Подпись пользователя:
ИМПЕРИУМ ДОМИНАТУС
За Империю!!! За Императора!!! Неси волю Императора, как факел, разгоняя им тени !!!
Сомнение порождает ересь, ересь порождает возмездие.
Да не будет мира вне власти Твоей, да не будет врага вне гнева Твоего.
Император всё знает, Император всё видит !!! Отвага и Честь !!!
Эт Император Инвокато Диаболус Демоника Экзорцизм!
Форум » Вселенная Warhammer 40 000 » Имперская Гвардия & Имперский Флот » Известные личности Имперской Гвардии
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: