Навигация по сайту
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Модератор форума: Эскил, Грузовик  
Форум » Литературный раздел Warhammer 40 000 » Рассказы » Kill-Marine
Kill-Marine
Создатели
Сообщений 39832
Репутация: 436
01.10.2022 в 08:23, №1
Часть 1


Белой стрелой «Арвус» пронзил ясное голубое небо и, выполнив совершенно ненужный пируэт, стремительно пошёл на посадку. Скорость всё ещё была слишком высокой, а каменистый ландшафт, словно вырубленный многочисленными резкими ударами, создавшими множество кряжей и ущелий, ничуть не способствовал размеренному торможению на малой высоте. Впрочем, пилота шаттла это нисколько не беспокоило и, обогнув несколько припорошенных снегом хребтов, он затормозил, резко задрав нос и активно работая маневровыми двигателями. Ещё мгновение — и недавно выпавший снег, словно пух, разлетелся в разные стороны, уступая на посадочной площадке место пустотному челноку. Двигатели «Арвуса» замолчали, и он, наконец, утих, словно бы облегчённо вздохнув напоследок.
На первый взгляд Огмиос был не более чем куском камня, летающим посреди бесконечной пустоты и единственное, что скрашивало серо-чёрный пейзаж — это снежные шапки, да редкие поля мха, приютившиеся под ними. Но где-то под камнем были озёра чистой воды, а ещё глубже — настоящее сокровище в виде богатых различными минералами недр. И первый признак этого богатства — человеческая алчность, возвысившаяся даже над окружающими склонами перерабатывающей фабрикой марсианского техножречества. С жадностью голодного зверя её дробильные ленты и пылающие печи поглощали сотни тонн руды и породы, а так же выбрасывали в слабо насыщенную кислородом атмосферу столбы едкого чёрного дыма. Эта фабрика — верный маяк, указывающий, что повелевающая длань человечества добралась и досюда.
«Арвус» совершенно потерялся в тени этого извергающего гарь исполина, впрочем, после всего секундной задержки грузовая аппарель наконец упёрлась в рокрит и экипаж вышел на воздух, тут же разойдясь кашлем. Пилот «Арвуса», и по совместительству капитан торгового флота, повёл остальных за собой, уверенно зашагав в сторону гигантского лифта, предназначенного скорее для перевозки готовой продукции, чем живого груза. Следом за ним двигалось несколько вооружённых наёмников-браво, примкнувших к капитану на одном из ульев. Но последний пассажир разительно отличался как от своих попутчиков, так и даже от того транспорта, на котором он спустился с орбиты, — невероятно высокий и широкий в плечах, облачённый в чёрный как ночь доспех, покрытый иконографией, изображающей неотвратимость смерти и преданность долгу. Лишь его правый наплечник окрашен в иной цвет — тёмно-синий с сжатой в кулак алой латной перчаткой.
Десантник-истребитель Стефан за время своего Долгого Дозора уже давно успел привыкнуть к своей необычной службе. Конечно, когда-то давно капитан дозора описывал это как работу в одиночку, без поддержки и помощи от боевых братьев, полагаясь лишь на себя и своё снаряжение, но, как оказалось, главной особенностью стал постоянный тесный контакт с плотью и кровью Империума — с самими человечеством. Багровые Кулаки никогда не отстранялись от населения Ринны и не запирались в неприступной обители, но в глазах местных они продолжали оставаться непонятными, необъяснимыми и непостижимыми воинами звёзд — здесь же брат-истребитель был вынужден становится партнёром, помощником и политиком. Каждый раз, когда он прибывал на новое место, политические кланы тут же начинали свои дрязги, надеясь использовать могущество и влияние своего гостя для своей же выгоды. Иногда это просто игнорировалось, иногда, ради выполнения миссии, приходилось идти на заключение сделки, иногда эти попытки жестоко пресекались на корню. Стоило главе гильдии торговцев или же планетарному губернатору узнать, что космодесантник не настолько совершенен, как они привыкли думать, как отношение тут же менялось на почти что презрение и порицание, словно бы сам Стефан хоть когда-то в своей жизни сравнивал себя с божеством. Люди — алчные, глупые и невежественные. Как Стефан с удивлением обнаружил, они при выполнении миссии зачастую причиняют больше сложностей чем сами ксеносы, и сейчас он на видавшем лучшие дни лифте стремительно приближался к целому городу этих непостижимых существ.

***


— Огмиос! — Торжествующе вскинул руки капитан, любуясь медленно приближающимся поселением. — Если у Вселенной есть задница, то мы, выражаясь художественно, в самом её центре.
У основания фабрики ютились сотни неказистых построек, не больше чем в два-три этажа, хаотично скученные почти друг на друге и при этом занимавшие огромную площадь, создавая практически полное кольцо вокруг фабрики. Построены они были из того, что было и того, что осталось — это дома переселенцев из других миров, тех, кому повезло ещё меньше, чем жителям этой каменной глыбы.
— Если я правильно помню, то мы в самом сердце Империума, — хмуро процедил Стефан.
— Верно, — согласно склонил голову капитан и, развернувшись, опёрся спиной о поручень. — И в то же время в заднице. Вон та штука сделала это место пограничьем.
Подняв руку, он указал вверх, туда где даже на фоне яркого голубого неба виднелся бордовый след, проходящий от горизонта до горизонта. Шрам на небе.
— Может быть для вас, — продолжил капитан, — тех, кто живёт вечность среди звёзд, время идёт иначе и иначе вы воспринимаете окружающий мир, но для нас, — теперь он указал на себя, — простых смертных, всё не так радужно. Ещё сто лет и все будут думать что так всегда и жилось. Даже потомки тех, кого судьба, схватив за шкирку, выкинула на другой край Вселенной.
Брат-истребитель перевёл свой теперь уже недовольный взгляд на собеседника и обрушил на него всю его тяжесть. Впрочем, прославленный капитан Филипп Мандерли даже не шелохнулся и лишь точно так же ответил взглядом своих смеющихся глаз.
— Но копошиться в грязи — это занятие, недостойное человека. Бум, и вместо старых торговых маршрутов появились новые — в том числе и проходящие через самые тёмные уголки Имепериума. Бум, и приток рабочих увеличил производительность на шахтах Огмиоса. Старый, закостенелый взгляд на такие вещи губителен — но к счастью для всех, такие люди, как я, всегда рядом, чтобы воспользоваться новой возможностью. Жители этой дыры даже не догадываются, насколько важными они станут через сто лет, а я, в свою очередь, буду первым, кто превратит их набирающий обороты потенциал во что-то... Прикладное.
— Ты продашь им еду, одежду и медикаменты по цене в три раза большей чем стоило бы, — отмахнулся Стефан. — Если бы Адептус Терра здесь было представлено в большем объеме, то тебя бы повесили.
— Но как же мне повезло, что это молодая колония, которая так и не может решить, кому же она принадлежит: с одной стороны шестерёнки со своей фабрикой, с другой — многочисленные поселенцы, прибывшие из множества различных миров. И что характерно, и те, и другие сами с радостью предложат мне такие расценки. И не надо на меня так смотреть, Астартес, ведь я от них ничем не отличаюсь. Или же, правильней сказать, они ничем не отличаются от меня.
— Поверь мне, Филипп, не все люди строят из себя Вольных Торговцев, не имея для этого совершенно никаких оснований.
— Ах, ты теперь большой специалист по людям? — издевательски воскликнул капитан и, оттолкнувшись от поручня, принялся мерно вышагивать по платформе, торжественно похрустывая начищенными до блеска сапогами. — Большинству людей достаточно просто увидеть тебя, чтобы незамедлительно упасть ниц — на этом основная часть твоих взаимодействий с ними и заканчивается. Но я видал... — он промедлил. — Скажем так, существ куда более могущественных чем ты, и знаю, что Вселенная набита ими до отказа. Вы же просто сидите в своих монастырях и кораблях, а во время войны приходите и сжигаете всё дотла — только и всего. Любой полк Гвардии сможет точно так же. Только люди этого не знают, а я знаю. Я знаю, кто ты и откуда взялся.
— Очень сомневаюсь.
— Конечно, я не имел ввиду конкретно тебя, но таких, как ты. О, моя осведомлённость удивила даже нашего общего знакомого, летающего на «Духе Знаний» и, как это ни странно, именно она уберегла мою голову от того, чтобы стать отделённой от шеи. Во всяком случае, так мне и показалось.
Брат-истребитель только отрицательно мотнул головой и вновь сосредоточился на фабрике, однако это, похоже, лишь сильнее раззадорило капитана.
— Знаешь, мне всегда было интересно, это мы о вас ничего не знаем — или же, скорее, вы о нас? Разумеется, наш несмертный Бог-Император любит нас всепоглощающей любовью и защищает от опасностей, о которых мы даже не подозреваем, но ведь в этом его суть — Он наш повелитель, а мы его подданные. Вы же, на сколько бы сильно не отличались от нас, к нему всё же не ближе чем, например, я. Почему вам на нас не плевать?
Стефан вновь промолчал, чуть наклонив голову набок. Этот диалог ему был неинтересен с самого начала, да и не было у старого воина привычки коротать время за пустыми разговорами. Но ответа не последовало по другой причине, отозвавшейся эхом в самой душе брата-истребителя; сколь бы глубоко она не была спрятана за керамитом и генетическими модификациями, она неизменно напоминала о себе раз за разом. Может быть, именно это и был ответ? А может быть, именно из-за этого более не прозвучало ни одного слова вплоть до самой остановки лифта.
— Знаешь, что во всём этом самое пугающее, Астартес? — Капитан решительно вышел из лифта, ступив на рокритовую крошку. — Со временем я начинаю видеть в тебе человека.


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 39832
Репутация: 436
01.10.2022 в 08:24, №2
Часть 2


Поселение располагалось в небольшой долине, раскинувшейся между двумя горными кряжами и подпираемой гигантской фабрикой. Стефан ещё с высоты успел оценить все красоты этого места: грязные узкие улочки, загоны с гроксами, смешанные с домами, протянувшиеся там же нелепые грядки, но теперь он ощутил и аромат зловоний, разносимый сильным порывистым ветром, а также вполне осязаемый гул, доносящийся из цехов Механикус даже сюда. Без всяких сомнений, жизнь в этом месте была суровой.
Любопытных поначалу было немного, но с каждой секундой их становилось всё больше и больше. Брат-истребитель уже давно привык к такому к себе вниманию, но теперь поймал себя на мысли, что Мандерли, похоже, был прав, и большее, что сын Дорна делал, так это просто игнорировал восхищённые и полные почти что религиозного экстаза взгляды. Никто из этих людей ранее никогда не видел космического десантника, но при этом они всегда верно определяли Ангела Смерти, и уже заранее знали, как себя нужно вести. Более того, большинство из них искренне верили, что на них снизошло благословение Императора. Хотя сам Стефан прекрасно понимал, что его боевые братья либо приходят туда, где уже есть война, либо приносят её за собой.
— Ох, какое приятное внимание, — процедил капитан, тут же принявшись поправлять свой увенчанный золотыми эполетами мундир. — Теперь вся планета будет знать, что ты со мной.
— Боюсь, что теперь вся планета будет знать, что это ты со мной, — поправил его Стефан. — Если хоть раз в своих делах используешь моё имя — я тебе оторву голову.
— Поверь, в этом не будет необходимости. — Филипп сперва издевательски улыбнулся брату-истребителю, а после приветственно махнул собравшейся толпе, что тут же вызвало в той яркий отклик. — Здесь должен быть один мой старый знакомый — если он до сих пор жив, то обязан был вскарабкаться на самый верх. Такие как он на войне не погибают.
Браво тем временем встали между капитаном и толпой — конечно, их было слишком мало, но этим они всё равно создавали барьер, отделяющий одетых в поношенную одежду местных и блистательных гостей. Впрочем, гости явно не были сильно готовы к местным условиям — у большинства поселенцев на лицах были кислородные маски, помогавшие дышать в этой почти ядовитой атмосфере, и одежду они носили в много слоёв из-за пробирающего до костей ветра. Однако, для Стефана ни первое, ни второе не было хоть сколько-то заметным неудобством — наследие примарха позволяло ему не надевать шлем, который сейчас мирно висел на магнитном захвате, и единственное, что он ощущал, это как ветер гулял по его густой чёрной бороде.
— А вот и он! — наконец воскликнул капитан и, упёршись ладонями в висящие на поясе кобуру и ножны, зашагал, преисполнившись самого решительного вида. — Грегор, я смотрю, с годами ты всё больше становишься похож на грокса!
Мандерли обращался к пожилому уже мужчине, идущему в сопровождении группы вооружённых людей. Прочие местные расступались перед ними, освобождая дорогу, что подтверждало недавнее предположение капитана. Сам Грегор, пусть и правда был несколько сморщен, всё же на грокса походил слабо — ведь у тех обычно не бывает механических протезов, каковой была правая рука старика, а судя по походке — и правая нога.
— Господин, — он полностью проигнорировал капитана и почтительно поклонился Стефану. — Добро пожаловать в Новую Колонию. Я Грегор, её староста.
— Это заметно, — продолжил язвить Мандерли.
— Вы знакомы? — тоже проигнорировав капитана, поинтересовался Стефан, на что получил утвердительный кивок.
— На своём родном мире я был силовиком и прижимал к ногтю проходимцев вроде него, включая и его самого. — Он наклонил голову и бросил на Филиппа презрительный взгляд. — И, признаться, я удивлён увидеть его в... Такой компании. Полагаю, господин, вы прибыли сюда по какой-то причине? — Теперь уже согласно кивнул брат-истребитель. — Тогда предлагаю обсудить её в более подходящих условиях. Прошу за мной.

***


— Новая Колония, значит? — рутинно уточнил капитан, рассматривая убранство внутреннего двора.
Место, в которое гостей привёл старик, не было его жилищем, а скорей всего центром операций его сил — тех самых вооружённых местных. В поселении их было немало, и Стефан не мог не заметить, что прочие жители смотрят на них то с опаской, то с презрением. И помещение, в котором он сейчас оказался, наглядно демонстрировало почему: весь внутренний двор был забит различными припасами, начиная от инструментов и заканчивая оружием. И, очевидно, взгляду брата-истребителя было представлено лишь то, что не поместилось в сам дом.
— Да, мы на Огмиосе относительно недавно. — Грегор с облегчением опустился на заранее приготовленный стул. — До нас здесь были только Шестерёнки и их колонисты. Рабы, если точнее. Они их клеймят как скот и сгоняют в шахты по свистку. Их поселение — это Старая Колония, и расположено оно прямо в основании этой треклятой фабрики. У нас здесь условия человечней, и друг друга за червей мы не считаем.
— Официальной власти в Колонии у вас нет? — осторожно спросил Стефан, впрочем, старик обратил на это внимание и лишь иронично усмехнулся.
— Администратум нас сюда свёз и, похоже, сам забыл об этом. Думаю, Империум даже не подозревает, что мы вообще существуем, так что официальной власти от имени Адептус Терра у меня конечно же нет. Но у меня есть власть, дарованная правом сильного. — Он окинул взглядом своих людей. — Когда мы прибыли, нас начали называть Рутьерами — словно бы это что-то оскорбительное. Местные к тому времени стали почти такими же червями, как и жители Старой Колонии, уже хотели добровольно уйти в рабство к Шестерёнкам. Но мы с парнями принесли то, что всегда помогало человечеству в тяжёлые времена — дисциплину. Дисциплину, насаждаемую железной рукой.
— И ногой, — напомнил о себе Мандерли.
— Мы противостоим Шестерёнкам и, вроде бы, даже успешно, а ещё не мрём от голода. — Старик пожал плечами. — С учётом обстоятельств, это хорошее достижение.
—- Но мрёте от кое-чего другого, — мрачно протянул брат-истребитель. — Капитан одной из барж, возящих руду, сообщил об активности ксеносов. Магос это подтвердил, хотя и с неохотой.
— Да, сюда пробиралась пара каких-то тварей, но мои парни с ними разделались, — отмахнулся Грегор. — Хлопот они конечно доставили, но разве это настолько большая проблема, чтобы пришлось привлекать... Вас?
— Вы могли бы их описать?
— Описать? Конечно, но у меня есть кое-что получше, — он торжествующе ухмыльнулся и кивнул одному из рутьеров, который, похоже, тоже понял, о чём идёт речь.
Через минуту из погреба боец принёс то, что по всей видимости было головой ксеноса: большая, покрытая крайне прочным хитином, с длинными расходящимися в стороны усами, а также тремя парами насекомоподобных глаз. Но самой заметной частью были два огромных клыка, длинной превышающие всю остальную голову — даже в таком виде они сами собой вызывали опаску и было ясно, что перекусить ими шею не составит никакого труда.
— Амбулл, — процедил Стефан. — Да, я так и подозревал.
— Амбулл? Вы знаете местных гадов? — удивился Грегор, но его почти перебил резко оживившийся капитан.
— Это не местные гады — во Вселенной их с запасом. При том, что они в обязательном порядке подлежат уничтожению, хотя кое-кто умудряется ими торговать. С ними есть одна проблема — где пара, там и десяток. Если пустить дело на самотёк, то...
— Окончательно избавиться от них почти так же сложно, как и от орочьего заражения, — склонил голову Стефан. — Они роют тоннели, в которых созревают всё новые и новые поколения этих тварей. И им нужно всё больше еды. У вас пропадали люди или скот?
— Всегда кто-то пропадает, — задумчиво ответил старик. — Да, неделю назад один из гроксов просто растворился посреди ночи.
— Амбуллы выходят на охоту по ночам, — заверил Стефан. — Вашим людям стоит усилить охрану. Если этих ксеносов придёт не двое, а две дюжины, то от вашего поселения мало что останется.
— Но... Но всё же, если эти твари не из этих мест, то тогда как они здесь оказались?
—А это, Грегор, правильный вопрос, — вновь напомнил о себе капитан и многозначительно взглянул на брата-истребителя. — И, думается мне, я знаю, кто мог бы дать на него ответ.

***


Все перемещения по Новой Колонии давались для Стефана непросто: узкие улочки были захламлены не хуже, чем технические коридоры какого-то древнего Улья, но, вдобавок к этому, за Ангелом Смерти всё время следовала довольно значительная толпа. Сначала Стефан думал, что они ждут от него какого-то действия, а может, пламенной проповеди, однако брат-истребитель совершенно не собирался ничего предпринимать. Но после, он понял, что жителям Колонии ничего не было нужно — они просто хотели увидеть его своими глазами, пройтись там, где ступал он, и припасть к стенам, о которые раз за разом шаркался его наплечник. Мандерли эта ситуация заметно веселила, но вслух он её не комментировал, что странным образом вызвало у Стефана ещё большее неудовольствие. Однако, чем ближе они приближались к возвышающейся над хлипкими хибарами фабрике, тем меньше своеобразных последователей оставалось.
Между Новой Колонией и владениями марсианского культа словно проходила невидимая грань — сотня метров пустоты, отделявшая два мира друг от друга. Символом же новой реальности была подвешенная над входом клетка, в которой лежало измученное и иссохшее тело. У внушающих уважение ворот уже дежурил отряд одетых в алые робы гипаспистов, с которыми браво тут же начали мериться многозначительными взглядами. Впрочем, воины культа были совершенно безэмоциональны и просто ожидали приближения процессии.
— Остановитесь! — Поднял руку альфа. — Назовите себя.
— Брат-истребитель Стефан. — Астартес выдержал паузу, раздумывая над тем, стоит ли продолжить, а затем согласно кивнул, словно смирившись с неизбежным. — Караул Смерти. Магос Митридат должен меня ожидать.
Гипаспист так же замер на несколько мгновений, а после каким-то неестественным образом наклонил голову набок, словно та крепилась резьбе. Взгляд альфы также стал каким-то другим — ещё более холодным и безразличным.
— Приемлемо. — Он указал на ворота. — Вас проводят.
— Спасибо, но я сам, — тут же ответил Стефан, однако взгляд воина буквально заставил его остаться на месте.
— Без электу вам не попасть на верхние уровни. Ожидайте прибытия сервитора.
Брат-истребитель нахмурился, но, вновь согласно кивнув, направился к воротам, следом за ним попробовал пройти и капитан, но был остановлен вставшим перед ним гипаспистом.
— Назовите себя, — потребовал воин с точно такой же интонацией.
— Я капитан Филипп Мандерли. — Он развёл руки, словно бы демонстрируя самого себя, однако марсианские воины не показали никакой реакции.
— Капитан?
— Да, я капитан «Скьявоны». — Филипп вновь выдержал паузу, но никакого ответа, кроме тишины, не последовало. — Той красавицы, что одиноко висит на вашей орбите.
— Неприемлемо, — вынес вердикт альфа. — Уходите, или мы применим силу.
— Ну и в Варп вас, — отмахнулся капитан, а затем окликнул Стефана. — Я пока займусь делами в Колонии, а ты... Постарайся не стать сервитором, — добавил он и, прежде чем развернутся, ещё раз взглянул на клетку.

***


Внутренности фабрики были подобны внутренностям механического чудовища — сухожилия конвейерных лент, мышцы прессов и вены трубопроводов. Сильные химические запахи и пронзительный гул великого множества стальных сердец. Посреди всего этого ютились люди, жители Старой Колонии, похожие на пылинки на фоне извергающих жар левиафанов. Но чем выше брата-истребителя заводил выданный в проводники сервитор, тем больше смысла и порядка становилось в окружении.
Таким образом, цеха, больше похожие на поле боя, постепенно сменились хорошо освещёнными залами управления, а после и просторными молельнями, в которых Ангел Смерти мог даже не опасаться задеть что-то головой. Наконец Стефан оказался в зале, наполненном ароматами благовоний и машинного масла. За столами при свете свечей работали многочисленные писцы, издающие во время работы совершенно несвойственные процессу механические щелчки. Отдельно от этого возвышалось место того, кто надзирал не только за работой в зале, но и над всей фабрикой — магос Митридат уже ожидал брата-истребителя.
Как и положено слуге Омниссии, техножрец продолжал соединять все доступные ему крупицы информации в единую картину мира. Сейчас на его столе, окружённое загадочными приборами и мистическими символами, лежало что-то с характерными признаками оружия: рукоять, магазин, приклад, прицел — всё это показалось Стефану знакомым. И, более того, выполненном в размере, подходящем только руке Астартес.
— Мы ожидали вашего появления неделю назад. — Магос в знакомом жесте наклонил голову и подошёл ближе, сделав по шагу каждой из четырёх своих механических ног.
— Вы не сообщили, что проблема заключается в Амбуллах. — Наконец оторвался от разглядывания стола Стефан. — Ваши возможности точно позволяли их идентифицировать.
— На тот момент мы не были уверены. Но сейчас, с вероятностью в 99%, да — это ксеносы, известные как Амбуллы. А вы — представитель Ордо Ксенос. Мы не знаем, чьё присутствие на этой планете доставляет нам больше сложностей, но так как вы всё же прибыли, мы заинтересованы в том, чтобы одна проблема избавила нас от другой, а после в кратчайшие сроки покинула Огмиос.
— Я тоже не рад здесь находиться, — только и ответил Стефан.
— Частота нападений увеличилась на 67% с момента прошлого сеанса астропатической связи, процент успешных нападений также вырос. Это — с учётом точной информации о калорийности рабочих и особенностях пищеварения амбуллов — позволяет нам сделать вывод, что на данный момент популяция ксенонов составляет 153 особи.
— Сохрани нас Император, — выдохнул Стефан. — Кроме ваших рабочих, они ещё похищали жителей и гроксов из Новой Колонии. Не скажу, сколько.
Повисла пауза, прерываемая лишь щелчками писцов. Визоры магоса, как и положено машине, совершенно ничего не выражали, но видимая из-под робы часть электу мягко переливалась лазурным светом. Наконец, техно-жрец ответил.
— Это неприятное известие.
— Почему бы вам не закрыть штольни, да не залить их каким-нибудь ядом или кислотой?
— Это неприемлемо. Падение темпа производства, вызванное такой задержкой, будет невозможно компенсировать. При этом человеческого ресурса достаточно, чтобы закрывать им текущие убытки в рабочей силе. Также, по нашим подсчётам, надёжное решение проблемы будет найдено в срок до двух месяцев, а значит имеющегося человеческого ресурса хватит для покрытия издержек. Но эти подсчёты уже недействительны в свете открывшихся фактов.
— Ну что же, я — ваше решение. — Брат-истребитель опёрся ладонью на болтган, прикреплённый магнитным захватом к бедру. — Мне понадобятся боеприпасы, обслуживание доспеха, схема шахт и неограниченный доступ к ним.
— Это приемлемо.
— Я постараюсь определить места расположения их гнездовий, а уже в зависимости от этого — мы рассмотрим различные варианты их уничтожения. Попробую справится как можно скорее.
— В этом нет необходимости — запас времени позволяет работать со 100% эффективностью.
Брат-истребитель желчно хмыкнул, окинул взглядом совершенно безразличных к происходящему писцов и, кратко кивнув, направился прочь.


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 39832
Репутация: 436
01.10.2022 в 08:25, №3
Часть 3


Недра Огмиоса больше напоминали нижние уровни Улья — в некогда промышленных объектах были выстроены целые кварталы хлипких хибар, стен которых никогда не касался луч небесных светил. Людей в тусклом освещении можно было принять за призраков, чему также способствовали постоянное недоедание и тяжелейший труд. Но чего не заметил по пути вниз Стефан, так это двух других важных черт, свойственных Ульям: улицы в этом подземном городе не были завалены бесполезным мусором, равно как и теми, кто не имел никакой работы, а ещё — совершенно неестественное отсутствие больных и калек. Брату-истребителю всегда было непонятно стойкое нежелание простых подданных Императора видеть обратную сторону жизни, но когда он сам переставал её замечать — это становилось поводом для беспокойства.
Власть во владениях Бога-Машины всегда существовала лишь в виде железной руки, наводившей суровый порядок и не терпящей чего-то бесполезного. Те, кто не в состоянии приносить пользу культу, или вынуждены измениться, или исчезнуть. Простая и пугающе понятная логика.
Проплывающие мимо люди с религиозным трепетом смотрели на продвигающегося всё ниже и ниже брата-истребителя, снизошедшего в их ад ангела, облачённого в пугающий силовой доспех, опускающегося на крыльях грузовой платформы, увенчанного светом мощных ламп-паков, перебивавших собой тусклые светильники технорабов. Пришелец из другого мира, посланник Бога-Императора, щедро одаренный благами Омнисии, — Стефан видел в их взглядах тусклую, но в окружающем мраке всё равно заметную надежду на ангельское избавление. Но брат-истребитель прекрасно знал, кто он: не чудотворец, не живой святой, не ангел хранитель, но ангел смерти, несущий в своих руках погибель, а в душе — пламя ярости. И с каждым пойманным восхищённым взглядом это пламя разгоралось всё ярче и ярче.
Болтган словно сам собой оказался в руке Стефана — от контакта с керамитовой перчаткой дух машины в нём пробудился, проверка готовности заняла меньше секунды. Надев шлем, брат-истребитель убедился в синхронизации таргетера, но оружие уведомляло о отсутствии в нём боеприпасов. Пусть сын Дорна никогда прежде не сталкивался с амбуллами лицом к лицу, гипно-тренеровки, пройденные в Крепости Караула, дали ему всю необходимую информацию. В том числе и о прочном панцире, пробить который стандартными болтами возможно, но потребует слишком много времени — минимум стандартная очередь из четырёх болтов на одного ксеноса, что, с учётом популяции, объёма магазина в двадцать пять болтов и узких пространств, было неудовлетворительно. Отточенным движением брат-истребитель достал из подсумка магазин и коротким рывком вогнал в приёмник болтгана — дух машины отобразил двадцать пять прошедших самодиагностику и готовых к применению болтов Кракен. Одного попадания в центр массы должно быть достаточно для мгновенного убийства или же полного лишения боеспособности. Вернув болтган на магнитный захват, Стефан проверил и свой цепной меч, так же лишь кратко дотронувшись до него пальцами — оружие покорно отозвалось своему хозяину, показывая положительный результат диагностики и полную ёмкость топливного элемента.
Последним оружием, которое десантнику следовало подготовить к бою, был его разум — короткой литанией ясности он выдавил из сознания все лишние на данный момент мысли, даже личность ушла на задний план, уступив дорогу миссии. Теперь он был лишь суммой функций, образующей Ангела Смерти.

***


Штольни встретили Стефана священной для марсианских жрецов симфонией гула работающей машинерии. Гигантская погрузочная лента уводила сколотую породу наверх по специальному рукаву, где-то вдалеке мощные вентиляторы прокачивали через вентиляцию объёмы воздуха достаточные, чтобы под их напором люди прижимались к земле словно трава в ураган; треск и рокот огромных буров, дух машины которых жаждет лишь терзать недра очередного богатого ресурсами мира. Брату-истребителю уже неоднократно приходилось бывать в подобных местах: уж слишком много различных ксеносов предпочитают отсиживаться под землёй, используя для этого созданные человеческими руками укрытия, но всё равно, даже у видавшего многие чудеса и ужасы Вселенной ветерана первой роты владения Омнисии вызывали восхищение.
В отличии от многих других мест, где полагались на рабский труд, слуги марсианского культа не были пустой рабочей силой — их повелители в алых робах каждому из них давали назначение, в котором работник должен достигнуть предела мастерства. Некомпетентный, ленивый, безответственный не задержится на рабочем месте, а, лишившись его, перестанет приносить пользу. Поэтому каждый из технорабов прилагал все усилия, чтобы выполнить предназначенный ему план, уходя в процесс всем свои сознанием, с полной ответственностью и отдачей — так, что даже не всякий из них заметил проходящего мимо десантника в чёрной силовой броне. Так же как и их слуги, техножрецы были полностью погружены в свои загадочные ритуалы, усмиряя синие экраны одного из буров ароматами священных масел, правильными литаниями и нажатыми со священным трепетом необходимыми рунами. Похоже, всё, что интересовало находившихся в шахтах, это достижение максимальной эффективности — того, что Стефану было предельно ясно, и ценность чего не мог не разделять.
— Г-господин!
Неуверенный голос окликнул закованного в керамит колосса и тот, остановившись, обернулся, сверкнув на технораба алым отблеском фотолинз.
— Господин, я Сигма 3-8-7, — произнёс он то, что было нанесено клеймом на его лице. — Меня назначили вашим проводником.
Стефан согласно кивнул и лёгким поворотом кисти призвал незамедлительно продолжить путь, что было верно понято проводником. Высокие своды логистического центра тем временем начали постепенно сжиматься, образуя всё более и более узкий проход. Впрочем, высота буров превышала даже рост брата-истребителя, так что, пока не было необходимости покидать штольни, никаких сложностей это вызвать не должно. Вопрос только в том, обжились ли Амбуллы в шахтах, или же они успели выкопать себе новые тоннели, в некоторые из которых не сможет пролезть даже обычный человек.

***


Пусть авточувства и немного искажали восприятие цвета, всё же Стефан мог отчётливо видеть бледную кожу своего проводника, свидетельствующую об очень длительном пребывании в изоляции от солнечного света. Сейчас тот уверенно вёл брата-истребителя ещё глубже, надев дыхательную маску и шлем с тусклым фонарём. В наплечной сумке Сигма 3-8-7 нёс набор карт, с которыми периодически сверялся, — по всей видимости его повелители хотели, чтобы Стефан побывал в нескольких конкретных местах, вероятно, там, где произошли первые нападения.
Не смотря на то, что работа в штольнях не замирала ни на секунду, атмосфера напряжённого ожидания скорой беды проникала к брату-истребителю даже сквозь решётку вокс-респиратора, при том, что внешне никто не показывал признаков какой-то паники. Люди здесь слабо отличались от излюбленных инструментов Омнисии, но даже сами техножрецы знали, что это не так — плоть сама по себе несёт изъян ненадёжности, порока и предательства. Так же и Стефан понимал, что люди всегда будут оставаться людьми, даже если их лишить имён и принудить жить по расписанию.
Висящий на поясе ауспекс издал протяжный писк, заставивший технораба вздрогнуть и обернуться, но, увидев, что Ангел Смерти, по всей видимости, не предал увиденному на экране никакого значения, тут же успокоился и продолжил путь. И ведь действительно, что с ним может произойти, когда рядом находится апостол Омнисии, пусть и почему-то немного замедливший свой шаг?
Но оно произошло. Из щели в породе на него бросилась кошмарная тень, в свете нашлемного фонаря принявшая облик ещё более ужасной твари. За один прыжок увенчанное клешнями существо преодолело то немногое разделявшее их пространство, намереваясь разорвать технораба на части. Но здесь его подхватили закованные в чёрный керамит руки и, воспользовавшись инерцией, буквально перекинули ксеноса через рухнувшего на землю шахтёра. Быстрее, чем за удар сердца, брат-истребитель сорвал с бедра болтган и тут же развернулся, чтобы разделаться со вторым, напавшим со спины, ксеносом. Монструозное существо уже подобралось слишком близко, так что, когда раздались первые выстрелы, оно уже повалило десантника на землю. Короткая дисциплинированная очередь в четыре болта впилась в панцирь ксеноса, из-за стрельбы в упор масс-реактивные снаряды, пробив хитин, сдетонировали не в центре твари, а почти у самой спины, вырывая из неё огромные куски, забрызгивая стены с потолком кровью и внутренностями отвратительного чужеродного создания. Ещё мгновение и, оттолкнув от себя агонизирующую тушу, Стефан сделал ещё один выстрел, точный и прицельный, ровно в центр второго ксеноса, только-только поднявшегося на ноги. Торс существа вздулся, панцирь треснул и, пошатнувшись, ксенос вновь рухнул на холодный камень.
— Спа-спасибо, что...
Дрожащий словно лист на ветру раб умолк, увидев, что брат-истребитель прошёл мимо него, даже не бросив ни единого взгляда. Может быть, это действительно не лучшая идея — отвлекать Ангела Смерти от его предназначения?
Амбулл был всё ещё жив, пусть и лишённый возможности как-то сопротивляться, он тем не менее грозно щёлкал мандибулами и пытался уползти в сторону, опираясь на оставшуюся послушную клешню. Пинком перевернув на спину, Стефан наступил на него ногой и ухватился руками за основание черепа — взвыли сервоприводы, тварь издала протяжный вой, затем раздался хруст и одиночная вспышка агонии, прокатившаяся волной по всему телу. Не отвлекаясь, десантник взял в руки боевой нож и вонзил его в затылок, а после с усилием надавил на рукоять, грубо вскрывая череп существа. Затем последовал резкий удар в открывшийся мозг, выкорчёвывающий из него нужный кусок.
Сняв шлем, Стефан на мгновение замер, чтобы в мыслях произнести хвалу Императору и Примарху, а после, поднеся кусок чужеродной плоти ко рту, сделал первый укус. Технораба вырвало, а второй постепенно умирающий амбулл неотрывно смотрел на происходящее всеми тремя парами глаз.


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 39832
Репутация: 436
01.10.2022 в 08:26, №4
Часть 4


Чужеродная, холодная, омерзительная память ксеноса словно яд проникала в сознание брата-истребителя, наполняя его сердце гневом, а душу отвращением. Воспоминания о бесконечной тьме, тоннелях, множестве тоннелей, вкус породы во рту, вкус человеческой плоти. Трепет и возбуждение от охоты, радость от вида загнанной в угол добычи. Гнездо и многочисленное потомство, забота о нём. Их первая самостоятельная охота, пусть и на обездвиженную, но тем не менее живую дышащую добычу, которой они так любят лакомиться. А ещё место, место в котором всегда есть еда.
Усилием воли Стефан выдавил из себя чужие чувства. Сигма 3-8-7 мог отчётливо видеть пылающий взгляд десантника, но при этом он сочетался с полный отсутствием эмоций на лице, что, по всей видимости, пугало технораба чуть ли не так же, как и лежащие возле него ксеносы. Вероятно, именно поэтому он сперва испуганно вздрогнул, когда к нему потянулась рука Ангела Смерти, впрочем, не за его жизнью, а за сумкой с набором карт.
Ксеносы, разумеется, не пользовались картами, да и с ориентированием на местности у них всё было не так как у людей, при этом Стефан не мог чуять их феромоны даже при помощи авточувств силового доспеха. Возможно здесь помог бы брат Ингвар, но, волей Императора, он со своей истребительной командой был на совсем ином задании. Но вот место, которое больше всего привлекло внимание Стефана, сильно выделялось из прочих воспоминаний — оно было рукотворным, а значит, должно присутствовать на схеме.
Где-то в глубине, оборудованное помещение, с искусственным светом, стенами, усиленными феррокритом. Подходила только... столовая? Проверив схемы ещё раз, брат-истребитель убедился, что на других ярусах ничего похожего не было. Одинокая столовая посреди штолен, но расположенная так, что путь к ней был только один. Слишком подозрительно, чтобы быть правдой. Впрочем, технорабы не славятся своим любопытством, а кроме них здесь обычного не бывает никого постороннего.
Кинув сумку назад своему проводнику, Стефан надел шлем и кивнул в направлении выхода. Сигма 3-8-7 всё понял правильно и, поднявшись с колен, спешно зашагал назад, десантник же медленно приблизился к амбуллу, всё ещё шевелящему своими жвалами. Наступив ногой прямо на голову ксеноса, брат-истребитель с усилием надавал: хруст, треск, хрипение ксеноса, и его череп лопнул словно экзотический фрукт.
— Не потерпи живого чужака.

***


Паутина шахт тянулась по недрам Огмиоса словно трещина по стеклу, порождая многочисленные ответвления, но также стремясь пройти от края до края, покрывая собой огромные расстояния. Впрочем, сверхчеловеческим чувствам брата-истребителя хватило тех коротких мгновений что он смотрел на карту, так что сейчас он неумолимой поступью двигался к своей цели, лавируя среди сводов рукотворных пещер и ютящихся там бригад технорабов. По всей видимости, выстрелы его болтгана утонули в гуле машин и звоне ручного инструмента, так что шахтёры продолжали заниматься своим трудом — лишь редкие беспокойные взгляды выдавали повисшее здесь напряжение.
Простые технорабы и не могли знать всей обстановки, в то время как их хозяева придерживались своего простого, но приемлемого для них же плана — обменивать жизни людей на время. В их списке приоритетов всё было выверено и рассчитано с предельной точностью: руда нужна мирам-кузням как воздух требуется лёгким, чтобы там превратить её в то, что разнесёт и поддержит жизнь всего Империума. Что для техножрецов судьба нескольких десятков и даже сотен органических инструментов в сравнении с масштабом решаемых ими задач?
Скажи Стефан сейчас шахтёрам о грозящей им опасности, и он спасёт несколько бригад рабочих, в то же время повергнув заметную часть системы шахт в панику. Сотни жизней будут вне угрозы. Но защитив их сейчас, он может подставить под удар весь Империум, ведь культу машины для производства своих техно-чудес может не хватить всего нескольких тонн руды. А потому брат-истребитель прекрасно понимал, что единственное, чем он может помочь жителям Огмиоса, это, закрыв их собой, обрушить всю свою ярость на угнездившихся здесь ксеносов. Только уничтожив их всех до последнего, Стефан мог гарантировать самому себе, что магос Митридат больше не будет измерять людей в калориях. Таков был его простой, но приемлемый для него самого план.

***


Чем ближе Стефан подбирался к той загадочной столовой, тем меньше людей становилось вокруг — шахтёры, похоже, в своей работе огибали это место, следуя каким-то особым инструкциям, так что брат-истребитель мог использовать всю свою огневую мощь не опасаясь случайных жертв. Авточуства силовой брони и ауспекс уже давно предупредили сына Дорна о скорой встрече с новой группой ксеносов, так что, когда первый из них показался из-за угла, болт Кракен тут же поразил его в центр массы, заставив взвыть и повалиться набок, тут же начав забрызгивать коридор смесью внутренностей и кровью. Следующие два были уничтожены очередью из четырёх болтов, после чего оставшиеся ксеносы, верно оценив угрозу, решили отступить вглубь породы, чтобы укрыться от смертоносного болтерного огня и сблизиться с закованным в керамит воином, пока тот методично добивает тяжелораненых, но всё ещё живых амбуллов.
Но так же как и всегда, примитивный разум ксеносов не смог принять во внимание технологическое превосходство Ангела Смерти, так что целая группа была уничтожена длинной очередью, будучи зажатой в узком скальном проходе. Болты с адамантиевым сердечником вгрызались в панцири ксеносов и вырвали целые куски их плоти, те же из амбуллов, что были к Стефану ближе всего, и вовсе оказались растерзаны на части, словно после встречи со свирепым зверем. Но и этого оказалось недостаточно — так что когда счётчик боеприпасов достиг нуля, брат-истребитель быстрым отточенным движением вогнал в оружие новый магазин, но на этот раз снаряжённый болтами Инферно, нёсшими в себе окси-фосфорный гель. Стандартная очередь из четырёх болтов — и весь проход оказался залит ярчайшим пламенем. Фотолинзы показывали, что среди груды тел ещё заметно какое-то движение, а по каменным сводам пронёсся полный ужаса визг, но Стефан полностью доверил священному прометиуму делать то, что он умел лучше всего — своим ярким пламенем отгонять от человечества все возможные ужасы.


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 39832
Репутация: 436
01.10.2022 в 08:27, №5
Часть 4.5


Удар металлического кулака о стол вырвал капитана Мандерли из поглотившей его задумчивости — с того момента, как Астартес отправился на фабрику, прошло уже несколько часов, за которые предприимчивый торговец — как он сам себя называл — успел оценить богатства Новой Колонии. Беженцы, прибывшие с множества миров, спасали вместе с собой массу вещей, имевших ценность и применение в старой жизни, но оказавшиеся совершенно бесполезными в жестоких реалиях Огмиоса. Фамильные реликвии, предметы искусства, экземпляры редких книг, украшения — всё это по весу обменивалось на фильтры для воды и воздуха да канистры с прометиумом. Поселенцы ещё могли предложить и более экзотические вещи: так, например, староста показал капитану самый настоящий танк, Леман Русс, находящийся, впрочем, в некомплектном состоянии. Как и зачем он был эвакуирован сюда — оставалась загадкой даже для рутьеров; вероятно, имела место очередная «погрешность» в работе Депортаменто Муниторум, однако данный стальной исполин был оценён в несколько контейнеров батончиков из трупного крахмала и работающий вокс-кастер.
После дотошного подсчёта всего, что приглянулось Филиппу, лидеру рутьеров только и оставалось, что ударить по столу в приступе бессильной злобы. Грегора обворовали — и он сам должен был быть этому только рад, ведь «Скьявона» была первым неподконтрольным механикусам пустотным судном, посетившим Огмиос за долгие годы, и второй возможности пополнить припасы самого необходимого может уже и не быть. Но главной причиной для жгучей злобы, всё же, было то, что происходящее явно доставляло неподдельное удовольствие капитану — тому самому контрабандисту, которого бывший силовик лично вгонял в ужас во время допроса с пристрастием.
— Всё это, конечно, замечательно, Грегор, — не убирая ядовитой ухмылки, процедил капитан, — но едва ли даже танк в состоянии окупить мои затраты на полёт в эту дыру. Даже если бы ты вдруг решил отдать его мне бесплатно, — словно невзначай добавил он, театрально пожав плечами.
— А болтган у лица не считается достаточным аргументом?
—Если ты о Стефане, то нет, — лишь отмахнулся Филипп. — Хотел бы я сказать, что нас связывает что-то большее, но на самом деле он лишь пассажир. Я не скрывал, что собираюсь вас посетить, вот меня и попросили заодно и его подбросить. Впрочем, его миссия укрепила во мне уверенность в то, что на Огмиосе я смогу заполучить очень ценный товар. Холодный товар.
— Так ты...
— Я веду холодную торговлю, Грегор. — Его ухмылка теперь приняла совершенно торжествующий вид, подпитываемая бессилием старосты и чувством собственной полной неприкосновенности. — В ней замешаны серьёзные деньги и серьёзные люди. Есть, конечно, и столь же серьёзные риски, но они ведь кажутся совершенно незначительными в сравнении с тем, что можно получить взамен... Я хочу предложить тебе партнёрство в одном деле.
— Да как ты вообще смеешь мне такое говорить?! — тут же вспылил староста, ещё раз со всей силы ударив по пошатнувшемуся столу. — У тебя в пассажирах космодесантник, мы все покойники, если хоть кто-то узнает о том, что мы это обсуждали!
— Не говоря о том, что тем самым мы обрекаем свои души на вечное проклятье... — рутинно протянул капитан, от чего у Грегора глаза чуть не вылезли из орбит. — У меня, скажем так, появились связи. В Адептус Терра. Если сработаемся, я могу шепнуть нужному человеку о том, что на Огмиосе в полной безызвестности прозябают очень достойные люди. Не говоря о том, что за твою помощь я готов сделать значительную скидку, скажем, в четверть цены на всё.
Грегор помрачнел, а после беззвучно опустился на стул. Тишина продлилась около минуты, во время которой старик раздражённо шевелил челюстью и пытался прожечь капитана взглядом. Наконец, он тяжело выдохнул и согласно кивнул.
— А вот это и правда замечательно. — Взгляд капитана сверкнул насмешкой и обманом. — Мне нужно несколько амбуллов, живых. — Грегор даже немного привстал от переполнившего его возмущения, впрочем, жест Филиппа его тут же остановил. — Разумеется, не взрослых особей — транспортировать их слишком опасно. Да и спрятать сложнее. Мне нужны личинки.
— Личинки? — только и повторил за ним староста. — И где же я их тебе найду?
— В шахтах, Грегор, в шахтах.

***


— Этот сойдёт. — Староста указал на ничего не подозревающего грокса, к своей неудаче бывшему наиболее чахлым представителем своего стада. — Скажи им, что мы его забираем.
Рутьер послушно кивнул и направился к семейству поселенцев, по пути скинув с плеча автоган, дабы придать больший вес своим словам. Похоже, в Новой Колонии бывший силовик мог забрать что угодно у кого угодно, в том числе и жизнь, при этом отчитываясь лишь перед своей совестью. Впрочем, на существование последней у Грегора указывало слишком мало признаков, во всяком случае, платить за скотину он точно не собирался. При всём при этом сами рутьеры охотно следовали его приказам, что прежде всего говорит о высоких организаторских способностях и умении вовремя давать щедрые подарки своим подчинённым. Также, исходя из своего личного опыта, капитан прекрасно понимал, что настолько беспрекословное подчинение возможно лишь в том случае, если лидера считают удачливым — и пока видны все признаки благосклонности Императора, никто и не подумает о том, что Грегор стал слишком стар и жаден до власти.
По округе разнеслись крики, прерываемые резким порывистым ветром, гуляющим по долине, а Филипп уже успел съёжится, приготовившись к резким хлопкам выстрелов, однако хозяйку семейства удалось привести в чувство ударом приклада, а её супругу хватило лишь демонстрации оружия. Что же, самое простое осталось позади.
— Этот твой авгур точно сработает? — До этого одним лишь взглядом контролировавший ситуацию Грегор наконец обернулся к своему новому партнёру. — Дома мы пытались их использовать — погрешность была в милю.
— Он точно не был украден со склада СПО, если ты об этом. — Капитан попытался иронично ухмыльнуться, впрочем, так же как и Грегор, игнорировать вид упавшей на колени женщины он не смог. — Всё надёжно. Разумеется, сквозь породу сигнал не пройдёт, однако найти лаз, которым сюда проникают ксеносы, мы сможем. Оказавшись возле гнезда сигнал должен появится вновь. Всё остальное — дело техники.
— Для твоего пассажира. — Староста скривился в гримасе полного неудовольствия. — В этих пещерах жизнью рисковать будут мои парни, а не ты.
— Ты тоже этого делать не будешь. — Теперь саркастичная ухмылка удалась Мандерли совершенно точно. — Главное — идти ровно по следу амбуллов и не попадаться на глаза шестерёнкам. Бой с десятком амбуллов это, конечно, страшно, но в сравнении с макрокладой скитариев...
Старик сморщился ещё сильнее, но отвечать ничего не стал, вместо этого захромав назад в центр поселения, сопровождаемый парой рутьеров. Ему ещё предстоит тяжёлый разговор со своими подчинёнными, чтобы найти — или же, скорее, назначить — добровольцев, вероятно, использовав для этого весь свой лимит авторитета и удачи. И кого-то из них постигнет очень незавидная участь, в духе той, что одним только взглядом желает им всё ещё лежащая на земле женщина.


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 39832
Репутация: 436
01.10.2022 в 08:27, №6
Часть 5


Дорога до увиденного в чужих воспоминаниях места потребовала гораздо больше времени и боеприпасов, чем изначально предполагал Стефан. Амбуллы вовсю хозяйничали в недрах шахт, проявляя активность даже в светлое время суток — что могло говорить лишь о том, что магос, опираясь на неверные данные, слишком сильно ошибся в оценке их численности. С другой стороны, масштаб бедствия был таким, что брат-истребитель невольно начал задумываться над тем, не специально ли Митридат игнорировал эту ксено-угрозу или же, что ещё хуже, намеренно сообщил представителю Ордо Ксенос ложную информацию. Так или иначе, оставив позади себя почти три десятка изувеченных туш, брат-истребитель был уже в нескольких шагах от того загадочного помещения.
Из обучения в Крепости Караула Стефан прекрасно знал, что амбуллы не только обладают живучестью, сопоставимой с таковой у него самого, но также и невероятной способностью к регенерации тканей. Примарх, генетический праотец Стефана, требовал от своих воинов всегда контролировать, действительно ли их враги оказались уничтожены, дабы они, зализав раны, не ударили затем в спину. Тренировки с болтерами, проводимые в тесных помещениях, требующие реакции, точности и чистого сознания — это то, что от Преторианца Терры унаследовали все его потомки, и именно эти навыки, эта священная традиция, вели Стефана сквозь узкие штольни, позволяя действовать со сверхчеловеческой эффективностью.
Болтган вздрогнул в руках Стефана, выплюнув в очередного амбулла масс-реактивную смерть. Ещё дюжину ксеносов назад брат-истребитель был вынужден перейти на использование стандартных ботов, приберегая редкие Кракены на особый случай, а потому боеприпас, поразив тело чудовища, лишь незначительно углубился в хитин, прежде чем сдетонировать и вырвать кусок панциря. Следующий болт попал несколько правее, почти угодив в плечевой сустав — туда, где защита была слабее, а потому и углубился снаряд глубже. Резкий хлопок — и увенчанная клешней конечность, разбрызгивая кровь во все стороны, кубарем полетела в сторону. Этого было достаточно, чтобы лишить чудовище равновесия, а потому Стефан ответил ударом на удар, резко протаранив ксеноса левым наплечником, сбив того на пол. Не медля ни секунды, брат-истребитель мысленной командой перевёл болтган на использование второго вида боеприпасов в присоединённом к нему коробчатом магазине — прогремел ещё один выстрел и Адское Пламя, просочившись через пролом в панцире, принялось стремительно пожирать визжащего и агонизирующего ксеноса. Ещё через мгновение кислота заполнила все внутренности амбулла и тот, наконец, умолк. Наступила долгожданная тишина, и даже ауспекс более не показывал новых целей.
Пинком отодвинув поверженную тушу в сторону, брат-истребитель, наконец, смог пройти дальше, выйдя их шахт... Во что-то ещё. Перемена обстановки оказалась настолько резкой, что Стефан даже на мгновение замер — грубая необработанная порода в одно мгновение сменилась феррокритовым коридором, с идущими под потолком линями коммуникаций и достаточно ярким освещением. Тот проход, через который Стефан сюда попал, изнутри оказался не более чем проломом в стене. Пока что весь поход брата-истребителя оборачивался лишь ворохом новых вопросов, вместо обретения хоть каких-то ответов на старые. Краткий миг негодования заставил его недовольно хмыкнуть, но, быстро подавив это чувство, потомок Дорна продолжил путь.

***


Тоннель оказался не слишком протяжённым, и за первым же поворотом брат-истребитель упёрся в массивные ворота, выполненные из пластали и несущие на себе лик Опус Машины — знак владений техножречества. Однако, самое большое внимание обращала на себя площадка перед вратами: на полу виднелись следы высохшей крови, у стен покоились массивные цепи, а в нескольких местах лежали небольшие горки из костей. Подойдя ближе и присмотревшись, Стефан безошибочно определил их происхождение: когда-то это были люди, сейчас же то немногое, что от них осталось, было переломлено, растерзано и обглодано.
Мысль, поразившая разум космодесантника, заставила его вскинуть оружие и внимательно осмотреться. Очевидно, этого комплекса нет карте, потому что никому не следует знать о том, что происходит в его стенах, и механикус не обрадуются, что кто-то посторонний проник в хранилище их секретов. Тем не менее, авточувства силового доспеха не улавливали ни топота приближающихся скитариев, ни лязга открывающихся ворот, ни даже рычания амбуллов. Ничего.
Владельцы комплекса при помощи своих авгуров уже давно должны были заметить присутствие постороннего, но их бездействие было даже ещё большим ударом, чем попытка силового решения возникшей проблемы — это была насмешка, издёвка, демонстрация бессилия и слабости. Потому что даже с учётом того, что каждая секунда пребывания в этом месте рисовала всё более и более явную картину произошедшего, одинокий брат-истребитель, пусть даже и являющийся Ангелом Смерти, ничего не мог поделать с текущей ситуацией.
Керамитовые кулаки сжали болтган с такой силой, что дух машины священного оружия тут же взмолился о пощаде каскадом предупреждающих рун — это быстро помогло привести сознание в чувство. Страх, ужас, отчаянье, пропитавшие это место, теперь навсегда останутся со Стефаном, независимо от дальнейшего исхода событий — священная Клятва Апокрифона не позволит рассказать об увиденном никому из своих боевых братьев, это нельзя доверить даже магистру Кантору, не говоря о том, что направить сюда целую боевую роту ради мщения. Всё, что происходит на Долгой Вахте, остаётся в Карауле — а нарушить клятву значит оболгать всех своих предков и первых магистров, заключивших договор с Инквизицией.
Вернув оружие на магнитный захват, Стефан свёл свои ладони вместе. Века назад, в прошлой жизни, на далёком Блэкуотере, он был одним из них. Из людей. Верил в вещи, которые сейчас вызовут лишь ухмылку, боялся того, что сейчас способно лишь вызвать воодушевление. Но тогда, так же как и все люди вокруг, он верил в символ, знак того, что всё происходящее случается не просто так, знак того, что даже в самой кромешной тьме есть надежда на спасение.
Заведя большие пальцы друг за друга, Стефан опустил открытые ладони на нагрудник силового доспеха. Может быть хотя бы это послужит утешением их душам.
— Я разорву этот мир на части, ибо я Разрушитель. Следом за мной придёт лишь холод и мрак, ибо я Смерть. Свет самих звёзд померкнет в моей тени, ибо я Забвение.

***


Путь в обратную сторону занял заметно меньше времени — похоже, амбуллы своим звериным интеллектом смогли понять, что Ангел Смерти им не ровня. Впрочем, добравшись до места, где Стефан последний раз видел технорабов, он насторожился вновь. Тишина сочилась из сводов искусственных пещер, отсутствовал даже гул машин, до этого эхом разносившийся по каменным сводам.
Ожидая худшего, брат-истребитель ускорил шаг, и вскоре его опасения подтвердились — растерзанное тело шахтёра, застыв в неестественной позе, лежало прямо на каменном полу. Его рвали и терзали клешнями, но не уволокли в гнездо, а значит, им кто-то помешал это сделать. Осторожно переступив через тело, Стефан быстро обнаружил и ответ на свой вопрос — дальнейший проход по штольне ограничивала наспех возведённая баррикада, занимаемая фигурами в алых мантиях. Вскинув лазганы, гипасписты мгновенно навели своё оружие на космодесантника. Стефан так же не промедлил угрожающе повернуть в из сторону свой болтагн.
Они ещё союзники, или же техногвардейцы здесь, чтобы любой ценой сохранить тайну своих господ?
Время замедлилось, стало вязким и зыбучим, а между ударами обоих сердец прошла целая вечность. Наконец, столь же синхронно алые фигуры опустили лазганы и расступились, открывая дальнейший проход. Никто не произнёс ни звука, и лишь тяжёлые шаги Стефана нарушали покой мертвецов.
Логистический узел встретил брата-истребителя долгожданным оглушающим гулом — похоже, что все эвакуированные из штолен технорабы всё ещё находились здесь. Вероятно, после того, как участки их работ осмотрят скитарии, им вновь придётся вернуться назад, но сейчас они наслаждались возможностью передышки. Судя по спокойным лицам, большая их часть не знала что происходит, лишь несколько небольших групп что-то живо обсуждали, укрывшись подальше от взора многочисленных гипаспистов, также присутствовавших здесь в изрядном количестве.
— Бригада Гамма всё ещё не вышла на место сбора. Отправить ещё одного гонца?
Сгорбленный, но всё ещё невероятно высокий техножрец отрицательно мотнул головой и принялся одной из пар своих рук что-то вносить в инфопланшет, другой же он властным жестом подозвал Стефана к себе.
— Ваши действия мы расцениваем как неприемлемые... — заскрежетал синтезированный металлический голос.
Брат-истребитель едва уловимо подался вперёд, в порыве высказать биомеханическому чудовищу под мантией своё собственное неодобрение, но продолжение фразы техножреца заставило его остановиться.
— ...Вас направили сюда что бы истребить ксеносов, а не провоцировать их на нападение...
Очередная насмешка? Хитрость? Но зачем?
— ...Магос желает лично встретится с вами для обсуждения дальнейшего плана действий.
Вновь твёрдо встав на обе ноги, брат-истребитель наконец вернул болтагн на бедро и, после мгновения раздумий, согласно кивнул головой. Культ Механикус ведёт какую-то свою игру, это было очевидно с самого начала, но отсутствие ожидаемой Стефаном реакции могло быть продиктовано либо непоколебимой верой в собственную неуязвимость, даже перед Ордо Ксенос, либо же... Разобщённостью. Так или иначе, Митридат теперь был обязан рассказать всё то, с чего и должна была начаться их первая встреча.


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 39832
Репутация: 436
01.10.2022 в 08:28, №7
Часть 6


Погрузочная платформа медленно возвращала Стефана к алому зареву перерабатывающих цехов. Пусть поход в шахты оказался непродолжительным, всё же он обернулся большой тратой боеприпасов, равно как и износом некоторых элементов силового доспеха, сколами на керамите и общим недовольством духа машины. К счастью, не смотря на то, что к самому брату-истребителю механикус никаких тёплых чувств не испытывали, проблемы священных механизмов были для них главным приоритетом и, дабы не терять времени, технопровидец прямо во время подъёма проводил своё техно-магическое богослужение, зажигая свечи и раскуривая ладан. Сопровождавшие его сервиторы были заняты перезарядкой пустых магазинов, исполняя обещание магоса о снабжении Стефана боеприпасами. Впрочем, доставаемые из массивных металлических коробок болты не несли на себе клейма космодесанта, а значит, не гарантировали того уровня качества, к которому привык брат-истребитель, так что единственной хорошей новостью было осознание того, что марсианские жрецы никогда сознательно не нанесут вред машине, а значит эти боеприпасы хотя бы не лишат его возможности вести огонь.
Вскинув вверх обе пары своих конечностей, техножерц залился трелью на кант механикум — языке, непонятном даже для ветерана первой роты, но вот его доспех отреагировал с явным облегчением. Предупреждающие руны исчезли и дух машины постепенно приходил в норму, успокаиваясь и возвращаясь в режим экономии энергии. Только останавливаться на этом технопровидец не стал, судя по всему начав какое-то подобие беседы с силовым доспехом.
Недовольно мотнув головой, Стефан осмотрелся — вокруг него проплывали уже знакомые виды обиталищ технорабов. Близился вечер, а значит и время смены рабочих бригад, так что на улочках стало многолюднее: рабочие строились в организованные колонны и маршировали на очередную смену, те же, кто вернулся домой, живо делился новостями о прошедшем дне. Перед взором Стефана медленно проплыла очередная плита перекрытия, а затем открылась новая картина — подсчёт ущерба, полученного за день.
Судя по горе снаряжения и инструментов, сложенной сбоку, это были тела шахтёров, а судя по характерным повреждениям, причиной их смерти стали обитавшие в штольнях ксеносы. Группы сервиторов досматривали каждое из десятков тел, вырывая из них аугментику для возможного повторного использования, равно как и оценивая состояние органических тканей. Во владениях Омниссии нет такого понятия как расточительство, и любой ресурс должен быть использован с максимальной эффективностью. Во многих ульях тела мёртвых на специальных измельчителях перерабатывают в трупный крахмал, и, вероятно, на Огмиосе для шахтёров так же не предусмотрено ни склепов, ни кладбища. И ведь действительно, это была бы не только трата ресурса, но и пространства.
Стефан нахмурился и хотел было отвести взгляд в сторону, но, заметив знакомое лицо, замер. К странному облечению, внезапно поразившему космодесантника, Сигма 3-8-7 так же находился в этом зале, но не лёжа на полу, а в составе команды технорабов раскладывавших тела ровными рядами. Заметив Ангела Смерти, он на мгновение замер, одновременно с трепетом и ужасом, впрочем, недовольный окрик напарника, ухватившего очередное тело за ноги, быстро вернул его в работоспособное состояние. Стефан же едва заметно выдохнул — сегодня ему удалось спасти хотя бы одну невинную душу.

***


Магос всё так же находился в своём тронном зале, окружённый экранами и голо-проекторами. Сейчас он казался Стефану похожим на паука, сидящем в центре паутины, тонко чувствуя каждое колебание сети и неотрывно наблюдая за всем происходящим. Электу под его священным покровом приливалось мягким лазурным светом, так что, похоже, перед десантником-истребителем сейчас был не только Митридат, но и прочие старшие техножрецы.
— Из-за ваших действий производительность шахт упала на целых 33%, мы считаем это неприемлемым! — магос даже позволил себе повысить голос, впрочем, вокабулятор всё-равно не был в состоянии передать эмоции. — Мы требуем объяснения.
— Как и я, — тихо выдохнул Стефан.
Бушевавшая в нём ярость отступила, сейчас в ней не было никакого смысла — мировосприятие старшего клира марсианского жречества находилось вне понимания космодесантника, и единственным мостом для понимания друг друга была лишь ясность разума и мыслей. Немного промедлив, Стефан поднял к голове руки и плавным жестом наконец снял шлем, вновь увидев мир собственными глазами и ощутив множество самых странных запахов. Этим жестом он надеялся продемонстрировать свою открытость.
— В шахтах я наткнулся на подземный комплекс, судя по всему, никак не связанный с фабрикой. Во всяком случае, на тех схемах, что вы дали Сигме 3-8-7, ничего такого указанно не было.
— Вы проникли внутрь? — Магос в своём обыкновении повернул голову на бок.
— Нет, дальше ворот пройти не удалось, но я... Видел. чем вы там занимаетесь, — как можно более спокойным тоном произнёс он и, взглянув в сияющие визиры магоса, добавил: — И пока даже не знаю, как отразить это в докладе для Палаты Бдительности.
— Вы пытаетесь нас запугивать? — проскрежетал Митридат, в то же время вытянувшись как вверх, так и вширь.
— Нет, просто ищу оптимальный подход к решению проблемы.
Митридат ненадолго задержался в своём новом состоянии и через несколько мгновений вновь сжался до прежнего вида. Сияние электу исчезло, и он жестом подозвал Стефана к себе.
— Это делаем не мы. Во всяком случае, уже нет.
— Объясните, — Стефан согласно кивнул и сделал несколько шагов на встречу.
— Доминус нашей Кузни ищет более оптимальные способы уничтожения врагов Омниссии, его Сумма упрекает архимагосов в недостаточно эффективном использовании имеющихся ресурсов. Мы ведём войну на слишком многих фронтах, при этом не используя то, что и так есть у нас прямо под ногами.
— Речь идёт о ксеносах?
— Верно. Генетор Моргана заверила руководящий конклав в том, что сможет приручить амбуллов — универсальное оружие, созданное самой Вселенной.
— Это невозможно. Архивы Ордо Ксенос знают множество попыток и ни одна из них не закончилась успехом. Амбуллы представляют максимальную опасность и должны быть уничтожены. Это же ожидает и тех, кто их разводит.
— Культ находится вне ваших полномочий, астартес, — теперь уже почти что прошипел магос. — Огласка проекта Морганы нежелательна, но Кузня не даст Инквизиции вмешается. Впрочем... Проведя вычисления и ритуалы технопровиденья, я пришёл к понимаю того, что работу генетора нужно остановить.
— В чём причина?
— Работа генетора Морганы ставит под угрозу эффективность добычи. Даже несмотря на то, что она достигла определённого успеха в своей работе, её зацикленность на плоти и костях ставит Кузню в ещё большую уязвимость чем до этого.
— Вы сказали про успех? — с недоверием спросил Стефан. — Это невозможно.
— Проект ещё не завершён, но при помощи феромонов ей удаётся направлять агрессию амбуллов. А проведя нейро-хирургические обряды над некоторыми особями она получала над ними полный контроль. Для дистанционного управления... Она подключает их к священной ноосфере. Это святотатство и техно-ересь уровня Гамма! — Под мантией магоса прошло какое-то движение. — Однако, амбуллы, находящиеся под таким управлением, стремительно теряют агрессивность — как предположила генетор, дело заключается в их естественной потребности — в охоте. Эти ксеносы должны охотится и убивать, судя по всему вид предсмертных мук для них является главным стимулом к продолжению жизни. В итоге, она начала использовать имеющийся человеческий ресурс для поддержания необходимого уровня агрессии.
— То есть все нападения контролировались этой Морганой? — Ярость вновь вспыхнула в Стефане.
— Именно так. По этой же причине у нас произошёл конфликт интересов и случился раскол. Мы ищем способ решения это проблемы и надеемся что вы, тем временем, поможете минимизировать потери в человеческом ресурсе. Однако, с вероятностью в 87%, я могу утверждать, что ваши действия Моргана расценила как опасные, а потому провела акцию устрашения, чтобы мы вас остановили.
— И вы меня остановите? — Брат-истребитель нахмурился и в то же время опёр ладонь о рукоять болтгана.
— Как верный слуга Кузни я не могу идти против воли конклава, а потому не имею права поддерживать ваши действия, направленные непосредственно против генетора...
Митридат вдруг вздрогнул, так что Стефан даже снял оружие с магнитного захвата. Впрочем, в движение магос пришёл не для того, чтобы наброситься на Ангела Смерти, а лишь чтобы медленно отползти в сторону, открывая взору Стефана стол с лежащим на нём техно-артефактом.
— ...но и мешать вам я также не буду. А для борьбы с неконтролируемыми амбуллами, — он словно в насмешку подчеркнул эти слова, — можете воспользоваться этим священным оружием, предметом моих исследованный на протяжении восьми лет.
Приблизившись, Стефан замер в благоговении, сумев рассмотреть дар магоса получше: прекрасно выполненное оружие, украшенное тонкой работой лучших ремесленников, нёсшее на себе цифру девять, написанную высоким готиком, а также выведенное позолотой имя — Ярость Баала. От прикосновения к рукояти дух силового доспеха преисполнился радости, словно встретив старого друга. Волкитный разрядник модели Марс-Омега прошёл диагностику за доли секунды, сообщив о полной готовности к бою.
— Слишком долго его дух томился в мучительном сне без конца. — Механическая конечность магоса осторожно дотронулась до ствольной коробки, будто поглаживая домашнего питомца. — Настало время пробудится и восславить Омниссию своим гневом. Продемонстрируйте им слабость и предательство плоти, Астартес. Покажите, что бывает с каждым, кто оскверняет священные заветы.


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 39832
Репутация: 436
01.10.2022 в 08:29, №8
Часть 7


Покинув фабрику, Стефан наконец-то вновь оказался под открытым небом, первым делом встретившись взглядом со звёздами, начавшими проглядывать через иссекающую синеву. Конечно, ветеран первой роты, к тому же являющийся потомком Дорна, был прекрасно готов к бою в тесных узких помещениях, другое дело, что находится в них просто так ему никогда не нравилось — то ли дело на открытых просторах, под сенью звёзд, с которыми, наверное, каждый Астартес чувствовал некоторое родство.
На улицах Новой Колонии царило необычное оживление — большие организованные группы, впрочем, совершенно не сравнимые по уровню дисциплины с технорабами, двигались в разные стороны, часть из них к центру, а прочие в сторону периферии. Среди первых преобладали безоружные поселенцы, несущие при себе самый необходимый скарб, словно собираясь вот-вот отправиться на новый мир, вторые же были представлены вооружёнными рутьерами. О том, что намечается что-то крупное, говорили ещё и многочисленные окурки лхо, в количестве валяющиеся возле готовящихся оборонительных линий. Судя по их расположению — угроза прибудет со стороны склонов.
Вид космодесантника, невозмутимо шагающего по Колонии, одним своим присутствием успокаивал и внушал уверенность: проходящие люди, до этого спешившие без оглядки, находили время чтобы остановиться и почтительно поклонится идущему мимо Ангелу Смерти, многие осеняли его знаком аквиллы, на что Стефан отвечал лишь сдержанным взглядом, перебороть который смог лишь танк, стоявший на краю одной из улиц. Судя по следам на земле, на эту огневую позицию его тащили волоком, на что также указывали следы лап гроксов, а из вооружения в сторону вероятной угрозы был повёрнут лишь тяжёлый болтер на боковом спонсоне. Могучее боевое орудие безвольно весело на неисправных стабилизаторах, впрочем, из командирского люка на окружающих всё равно горделиво поглядывал один из наёмников Филиппа, который и смог подсказать, где же стоит искать капитана. К удивлению брата-истребителя, тот был не на орбите, а на самом краю деревни, заняв наблюдательную позицию на крыше одного из домов.
По дороге до места Стефана одолевали сомнения в том, смогут ли местные хибары выдержать его вес, впрочем, все сомнения быстро развеялись, когда из-за поворота показалось крепкое трёхэтажное здание, одно из немногих капитальных строений в Колонии. Даже находясь внизу, космодесантник смог рассмотреть развёрнутую на крыше антенну авгура, равно как и нескольких наёмников-браво, наблюдавших за местностью через массивные магнокуляры. Единственной преградой оставалась хлипкая на вид металлическая лестница, однако брат-истребитель рассудил, что раз по ней смогли затащить ещё более тяжёлое оборудование, то поднимется и он. В итоге расчёт полностью оправдался, разве что пласталь безостановочно скрипела словно от боли.
Капитан Мандерли встретил своего пассажира сидя в роскошном кресле, попивая из металлической походной кружки тёмный парящий напиток. Бегло осмотрев Стефана, он выразил на своём лице удивление, а затем кивком головы предложил подойти к себе. Кроме него и браво на крыше никого не было, так что говорить можно было открыто.
— Кружку рекафа? — Капитан демонстративно повёл рукой, в то же время носом сапога указав на стоявший внизу термос.
Впрочем, внимание Стефана привлёк так же лежащий у ног Мандерли массивный продолговатый ящик, сделанный из дорогого лакированного дерева. На вопрос же Ангел Смерти ответил лишь отрицательным кивком.
— Твоё дело. Грегор что-то вдруг достал лучшие свои запасы. - Филипп пожал плечами и так же демонстративно жадно отхлебнул из кружки.
— Мне нужна мельта-бомба.
Капитан поперхнулся, а на его начищенную форму пролился рекаф. Быстро уняв кашель и поставив кружку на подлокотник кресла, он повернулся к собеседнику и одним только взглядом выразил крайнюю степень непонимания.
— Хочу взорвать ворота.
— Ты ведь понимаешь, что задавать уточняющие вопросы я могу до бесконечности долго?
Стефан нахмурился. Большинству людей для полного повиновения уже хватало только этого, но капитан всегда был не таким, как большинство. Поэтому-то Ордо Ксенос и занялось внимательным изучением его жизни, результатом которого стала их текущая совместная работа — инквизиция умеет делать предложения, от которых не принято отказываться.
— Мы были правы с самого начала, амбуллы сюда попали с техножрецами.
— И поэтому ты хочешь ворваться к ним на фабрику и всех там перестрелять? — Мандерли театрально удивился, вновь пожал плечами, а после согласно кивнул. — Ну давай, я не против.
— Они их здесь разводили, но проект... Вышел из-под контроля. Делали они это в бункере под фабрикой, для проникновения туда мне мельта-заряд и нужен.
— Подожди, ты его видел? — Сбросив показную маску, капитан теперь не на шутку оживился. — Этот бункер?
— Отдельный исследовательский комплекс. На входе большие ворота. Тем, что у меня с собой, пробить я их не могу, потому и вынужден обратиться за помощью к тебе.
На этих словах капитан сперва недовольно поморщился, а после вновь осмотрел Стефана, задержав взгляд на Ярости Баала, явно отметив про себя, что этого оружия у космодесантника раньше не было.
— Бомба у меня, конечно, есть. Даже готов её тебе подарить...
— Ни тебя, ни твоих людей на фабрику не пустят, — на упреждение предположил Стефан, однако Филипп не замолчал ни на секунду.
— Очевидно, есть другой вход. Это же амбуллы, они вечно что-то копают.
— Это не просто амбуллы, — уклончиво ответил Стефан, вновь выразив взглядом неприятие того, к чему всё идёт.
— Да брось. Простые или нет, копать у них в крови. Я почти уверен, что в этом бункере дырок больше, чем в кадисском сыре. И знаешь, я даже готов взять тебя с собой на проверку этой теории, только взамен пообещай, что будешь отстреливать всех гадов, оказавшихся в зоне видимости. — Филипп вновь взял в руку кружку и недовольно вздохнул. — Видел бы ты, кого туда предложил отправить этот безумный старик...
Стефан вновь промолчал. Идея с альтернативным входом однозначно была более приемлемой, в таком случае и Митридата не смогут упрекнуть в том, что он как-то помогал в этой диверсии, к тому же весь бой будет проходить вне шахт, а значит, и технорабы не пострадают. С другой стороны, участие этого ушлого и неуёмного человека способно обернуться большими сложностями.
— Кстати, а чем вы здесь вообще занимаетесь? — вместо ответа наконец спросил Стефан, окинув взглядом авгур и обслуживавших его наёмников.
— Готовимся к нападению, разумеется. Амбуллов. Есть основание полагать, что эта ночь будет очень жаркой.
—Откуда такая информация?
— Ну, в каком-то смысле мы сами его провоцируем. Недалеко от Колонии оставили грокса с подрезанными ногами — ксеносы учуют запах крови, разделают на части и утащат в нору. Только есть вероятность, что часть из них захочет зайти к нам в гости, но мы, как видишь, готовы.
— На гроксе маяк, — предположил Стефан, на что капитан тут же согласно кивнул. — Так ты хочешь проследить систему тоннелей. Неплохо. Только риск большой. Амбуллы сегодня устроили бойню в шахтах, боюсь, тоже самое может случится и здесь.
— Боишься? — Капитан вновь показательно удивился, а затем отпил из кружки. — Ты же Ангел Смерти, война это всё что ты знаешь.
Брат-истребитель нахмурился, тень прошлого отразилась в его сознании, а похоже, что и во взгляде, от чего капитан невольно вжался в кресло и вновь опустил кружку, чтобы скрыть лёгкий тремор.
— Да пошутил я, — попытался неловко оправдаться он, на что Стефан лишь мотнул головой.
— Дело не в тебе. Дело... — Космодесантник помрачнел ещё сильнее, отведя наконец взор с человека на горизонт, к звёздам, словно тянущим за собой ночную тьму.
— Сегодняшний день...
— С тобой всё хорошо? — Мимолётный испуг в тоне капитана сменился беспокойством.
— Я охотился на ксеносов так долго, что и забыл, на какую жестокость люди способны в отношении друг друга. Как можно предать и осквернить сам человеческий род. И больше всего меня беспокоит то, что я самого дня Посвящения знал, как это происходит. — Он промолчал, а после, хмыкнув, повторил: — Только война. Небесные Консулы — был такой достойный капитул Адептус Астартес. Потеряв родной мир из-за действия Архиврага, они отправились в крестовый поход к звёздам Гало.
— Слышал о них — мрачное место, — попытался поддержать разговор Филипп, однако воспоминания, похоже, окончательно завладели Стефаном.
— В имперское пространство они вернулись спустя почти тысячу лет. И были они уже чем-то другим. Двигаясь от планеты к планете, они оставляли за собой только руины и смерть, убивая столько сколько смогут. Для борьбы с ними собрали ударную группы из тех сил, что были поблизости, в том числе и несколько отделений Багровых Кулаков, среди которых был и я. Настигли мы бывших Небесных Консулов на пепелищах очередного мира, не успев защитить ни в чём неповинных. Мы всё же хотели узнать, что случилась с нашими некогда благородными братьями. Пока шло приготовление к неизбежной битве, мы слали один запрос за другим — ответ получили лишь единожды: "оставь смысл, отбрось надежду, познай только войну".
Брат-истребитель задумчиво склонил голову, словно рассматривая расположенных снизу рутьеров, готовящихся к бою за Колонию. Кого он в них сейчас видел?
— И что было потом? — прервал затянувшуюся паузу Филипп.
— Мы их перебили. Всех до единого. — Стефан глубоко вздохнул, а после вновь обернулся к капитану. — В бортовых журналах мы нашли записи о сражениях, идущих десятилетиями, о планетах ксено-цивилизаций, которые были утоплены в крови. Целые века непрекращающейся ярости, растворившие в себе смысл их борьбы. А после утраты цели, сама война стала для них ею. Желание победить в любой войне, любой ценой.
— Но ведь ярость бывает и праведной, разве нет?
— Прежде всего, ярость это оружие. Перед битвой его нужно затачивать, но вне поля боя её нужно содержать в ножнах. — Брат-истребитель о чём-то задумался, хмыкнув себе под нос. — Мы владеем оружием, а не оно нами. А те, кто этого не понимают, заканчивают как Небесные Консулы.
— А ты понимаешь, Стефан?
— Надеюсь. — Космодесантник слабо улыбнулся. — Мне кажется, именно поэтому я в конце концов и согласен на твой план.


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 39832
Репутация: 436
01.10.2022 в 08:30, №9
Часть 8


Тьма медленно поглощала Огмиос. Ночное небо, лишённое каких-ибо спутников, сейчас почему-то напоминало Стефану улей умбр, смотрящих на него миллиардом холодных безразличных глаз. Ощущение родства со звёздами ушло, близость боя заставляла Стефана во всём видеть врага.
Оставаясь на крыше здания, брат-истребитель успел детально изучить оборонительные позиции рутьеров: возведение укрытий не требовалось, ведь амбуллы, хвала Императору, слишком примитивны для использования оружия, всё ограничилось баррикадами, преграждающими улицы, и так же стоящими на крышах бойцами. Несколько стрелковых цепей были развёрнуты на флангах, дабы обеспечить перекрёстный огонь, ну а самым важным элементом обороны был, конечно же, танк, пусть и имеющий всего одну исправную единицу вооружения. Его задача состояла в том, чтобы из тяжёлого болтера расстреливать ксеносов, добравшихся до баррикад — ценных масс-реактивных снарядов оказалось слишком мало, чтобы тратить их на фронтальный огонь, так что Леман Русс вполне можно считать оружием последнего шанса.
Ландшафт в целом не был слишком удачным — балки и косогоры перерезали собой долину, и отряд под руководством опытного командира вполне мог бы, опираясь только на рельеф, преодолеть значительную часть зоны поражения. Что играло на руку обороняющимся, так это огромная фабрика, расположенная у них за спиной, дававшая света более чем достаточно, так что даже если ламп-паки выйдут из строя, вести огонь вслепую защитникам не придётся. Однако, больше всего голову Стефана занимали мысли об эффективности ручного оружия рутьеров — автоганы и лазганы были не лучшим выбором в охоте на амбуллов, так что настоящей опорой обороны были тяжёлые стабберы, установленные на нескольких крышах.
— Не переживай, я без дела тоже стоять не буду. — Мандерли легко пнул ящик, который всё так же оставался закрытым. — К тому же, вероятность того, что они сунутся сюда, конечно, есть, но на самом деле я больше боюсь, что всю ночь мы просто просидим здесь, наслаждаясь видом ночного неба, — добавил он в конце, явно обратив внимание на то, как часто Стефан поднимает взгляд к звёздам.
— Лучше вернись на корабль, — сухо ответил Стефан, на что капитан лишь издевательски усмехнулся.
— Переживаешь за меня?
— Переживаю, что без тебя мне придётся искать другой способ возвращения в Крепость Караула.
— Не волнуйся, сегодня не тот день, в который я умру, — заверил Филипп, вновь опустившись в кресло.
— Тебе-то откуда это знать?
В ответ капитан улыбнулся, сперва с показной иронией, но затем... Стефан не мог знать, что это значит. Брату-истребителю доводилось видеть похожее выражение лица у одного крестоносца, представителя воинского братства, по духу похожего на его собственный орден, но там это было проявлением доверия и преданности Богу-Императору. Мандерли, при всей его тяге к вольностям, нельзя упрекнуть в отсутствии веры, однако особенно сильной в нём она никогда не была. Это было что-то ещё, что-то совершенно незнакомое Ангелу Смерти.
— Движение, господин!
Мимолётное наваждение тут же слетело с лица Филиппа, а Стефан надел свой шлем, принявшись внимательно вглядываться в горизонт.
— Групповая цель, приближаются к гроксу, — продолжил докладывать наёмник, отвечающий за авгур. — Точный размер определить не могу... Их много.
— Обнадёживает, — только и ответил капитан, ещё не вставая с кресла, но уже подавшись вперёд.
— Г-господин... Господин!
— Ну что ещё?
— Противник строится для атаки.
На этих словах и Стефан, и Мандерли обернулись к наёмнику. Повисла секундная пауза, во время которой по лицу капитана прокатился весь спектр эмоций, связанных с удивлением.
— Что значит "строится для атаки"?! Они же животные.
— Занимают позиции в низине, строятся в два эшелона...
— Пускай ракету и дай мне связь с Мартином. Живо!
Стефан напоследок ещё раз окинул взглядом будущее поле боя, запоминая позиции рутьеров и особенности ландшафта, а после, обернувшись к капитану, лишь уверенно тому кивнул и направился к лестнице. Время пришло. Филипп же, повторив жест Астартес, нагнулся к ящику и отстегнул защёлки. Крышка приподнялась сама на скрытых в конструкции приводах, а затем капитан взял в руки странное оружие, которое до этого не видел никто из окружавших его людей. Длинный оранжевый прямоугольник с продолжительным вырезом посередине, странным выступающим цилиндром у того, что, судя по всему, было прикладом, и смонтированным сверху имперским таргетером.
— Вы знали, что мясо абуллов — это дорогой деликатес? — словно сам у себя спросил капитан, в то же время крепким ударом ладони включая своё оружие. — Что же, с утра будет чем позавтракать.

***


Спустившись вниз, Стефан услышал шипение и, подняв голову, увидел улетающую в тьму алую сигнальную ракету. У рутьеров, в это время находившихся поблизости, на лицах сперва проступил ступор или испуг, но затем — решимость. По всей импровизированной линии обороны пронеслись возгласы словно вызывающие ксеносов на бой и восхвалявшие Императора.
— Второго раза не будет!
Выкрик раздался с одной из крыш, а после был подхвачен всеми остальными рутьерами. Все эти люди оказались здесь, потому что их первый дом был уничтожен врагами, и проходить через это унижение дважды никто из рутьеров намерен не был. Люди — не Ангелы Смерти, Стефан знал это с первых лет своей жизни, сперва слушая рассказы о Воинах Звёзд, а потом став одним из них. Они слабы, их легко ранить и убить, они быстро устают, им нужно регулярно спать и есть — а Вселенная полна ужасов, превосходящих людей во всех естественных аспектах. Но всё же, не смотря ни на что, Империум Человека стоит, истекая кровью, из последних сил, но всё же стоит. А эти люди — нет.
Стефан не мог знать обстоятельств гибели их родных миров, быть может, они действительно столкнулись с непреодолимой силой и на победу у них не было ни единого шанса. Значит ли это, что им всем стоило умереть в обречённой на поражение борьбе? Брат-истребитель не задавался бы таким вопросом в отношении мирного населения, но рутьеры, по всей видимости, и раньше были воинами, как они смогли допустить произошедшее? Как они продолжают жить дальше, неся на своих плечах позор бегства и поражения?
Не все люди такие. Не все. Во время осады Нью Ринны, когда зелёная орда вторглась в родной мир Багровых Кулаков, боевые братья сражались бок о бок с теми, кого поклялись защищать. Простые люди, столкнувшись с врагом, опасным даже для Ангелов Смерти, неся огромные потери, сражались храбро, не отступая ни на шаг, защищая свои дома, свои семьи и владения Императора. Да, люди слабы, но их воля — это то, что превосходит любое оружие, любого врага.
Возможно, в Стефане сейчас говорило наследие Примарха, но рутьерам нужно будет приложить массу усилий, чтобы для самих себя оправдать собственное бегство. И возможно, именно грядущий бой они и воспримут как первый шаг к своему искуплению. Во всяком случае именно на это и надеялся брат-истребитель, выходя на передовой рубеж обороны.

***


— Внимание! Приготовиться! — хриплый крик Грегора не достиг и половины оборонявшихся, однако приказы старосты тут же подхватили его лейтенанты. — Без команды не стрелять!
Стефан был один, встав в самом центре готовящегося огневого мешка. Керамит силового доспеха защитит его от случайных попаданий лазганов и автоганов, но, что важнее, расположившись здесь он надеялся стать приманкой для ксеносов, против которых у рутьеров в ближнем бою было очень мало шансов. Однако, быстро проявился и другой фактор — только увидев Ангела Смерти, все бойцы вновь наполнились жаждой битвы, принявшись читать литании и давно заученные гимны.
— Вот они, не стрелять!
Авточуства доспеха и до этого уловили вибрации, расходящиеся по каменистой почве, сейчас же брат-истребитель мог отчётливо слышать топот десятков лап. Быстрый взгляд на ауспекс подтвердил предположение Стефана о том, что сперва они попробуют провести внезапную атаку из-за балки — генетор не могла знать о наличии у рутьеров мощных авгуров, так что эта затея будет обречена на провал. Но что потом?
— Огонь!
Воздух над головой Стефана наполнился треском лазганов и алыми росчерками несущих смерть лучей, а за спиной загудели крупнокалиберные тяжёлые стабберы, звучавшие словно барабаны войны. Ещё через мгновение Стефан увидел первого ксеноса, за ним второго, третьего... Десятого. Лёгкое оружие не причиняли их панцирям значительных повреждений, лишь стабберы наносили им заметные увечья, отрывая конечности и опрокидывая на спину энергией своих тяжёлых пуль.
Ближе. Ещё ближе.
Заметив одинокую открытую цель, ксеносы всем потоком двинулись к Стефану.
И ещё ближе.
Через один удар сердца огонь открыли и фланги, стреляя уже по более уязвимым частям амбулов, некоторые из них упав больше не поднимались вновь. Это ломало строй ксеносов, заставляя их разбегаться в стороны что бы обойти павших собратьев. Это было плохо, но не критично.
Сейчас.
Ярость Баала легла в руки брата-истребителя так, словно он всю свою жизнь тренировался обращаться с нею. Где-то в глубине сознания мигом пробудился опыт, полученной во время гипно-тренировок в Крепости Караула, и Стефан более не предполагал, но точно знал, что произойдёт потом.
Яркая, ослепляющая вспышка чистого света упёрлась в первого из ксеносов. На передачу тепловой энергии потребовалась доля секунды, а затем ещё столько же на то, чтобы повернуть жидкости организма амбулла против него самого — панцирь треснул, а уродливая голова и вовсе лопнула в отвратительном хлопке. Следом, накопившееся в туше тепло, превышавшее температуру на поверхности звезды, очередной вспышкой обуглило останки и волной расселось по ближайшим амбуллам, поджигая и оплавляя их заживо.
Ещё выстрел, ещё вспышка. Долина наполнилась отвратительными звуками рвущейся плоти, треском хитина и животным ужасом ксеносов, исчезающих в одной яркой вспышке.
За время Долгой Вахты потомку Дорна удалось познакомиться с одним из своих кузенов — библиарием самих Кровавых Ангелов. Постепенно между ними установились доверительные отношения, и выходец с Баала поделился своей мыслью о том, что же двигало его Примархом во время Великого Крестового Похода. По мнению библиария, Сангвиний сражался за тот мир, которому больше никогда не понадобятся Легионес Астартес. Мир, в котором человечество будет свободно от ужаса, живущего среди звёзд. И сейчас, в ярких вспышках чистого света, мечта Примарха девятого легиона, пусть и самыми малыми шагами, но всё же понемногу приводилась в жизнь.


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 39832
Репутация: 436
01.10.2022 в 08:31, №10
Часть 8.5


Обширные цветущие парки соседствовали с древними узкими улочками, чистыми, усыпанными признаками внимания со стороны сильных мира сего. Из кабины поднимающегося вверх лифта капитан смог оценить, что его ни разу не обманули, рассказывая, что двух-трёх этажную застройку столицы Нова-Порту нарушает лишь небольшое число избранных зданий: разумеется, это величественный собор Экклезиархии, башня-крепость арбитров, расположенный на некотором удалении дворцовый комплекс вице-короля и роскошнейшая гостиница, резидентом которой Мандерли посчастливилось оказаться. Поднявшись на лифте ещё выше, его взору открылись сперва густые девственные леса, уходящие за горизонт, а затем и посевные поля, окружавшие столицу — аристократия Нова-Порту, самые богатые люди всего суб-сектора, давным-давно перенесли всю тяжёлую промышленность на спутники своей планеты и сейчас наслаждались чистым воздухом, лазурным небом и вкуснейшей едой. Лишая этой роскоши те места, до которых дотягивались их владения.
Эта мысль, словно сама собой появившаяся в голове капитана, заставила его желчно ухмыльнуться, впрочем, это быстро прошло, стоило ему взглядом зацепится за отражение золотой маски. Причины, по которой в качестве временного дома он выбрал этот отель, а не арендовал дом в самом городе, что было бы дешевле. Намного дешевле. Настолько, что проживание здесь в течении несколько недель полностью обанкротило бы капитана целого пустотного корабля.
— Ты ведь так и не ответила на мой вопрос...
Филипп плавно повернулся, уведя свой взгляд от зелёных лесов, к изумрудным глазам, сверкающим из-под маски. Николь тер Леон, навигатор «Скьявоны»‎ и самая красивая женщина, которую капитану приходилось видеть за свою немалую жизнь. Вернее, бывшая самой красивой. Когда два десятилетия назад она поднялась на борт корабля, Мандерли не мог поверить своим глазам — ему до этого уже приходилось работать с навигаторами, но уже изменёнными, а вот ещё молодая Николь казалась словно ожившей статуей, созданной самым искусным скульптором. От той поры у капитана остался лишь её портрет, с высокой, статной, улыбчивой девушкой, светлыми, почти огненными волосами и яркими зелёными глазами — её же третий глаз, око навигатора, был раскрыт аугментикой, настолько изящной и дорогой, что непосвящённым казался причудливым украшением.
Сейчас же капитан не мог и вспомнить, когда последний раз видел её без скрывающей фигуру парчовой мантии и золотой маски с ликом ангела, одновременно прекрасным и безразличным. От Николь остались лишь глаза.
Каждый раз, когда он брал её с собой на поверхность, она вызывала фурор, даже сейчас это происходит с завидной регулярностью. Кому интересен капитан корабля, когда можно своими глазами увидеть настоящего навигатора и даже, если повезёт, задать пару каких-то дурацких вопросов. Ей всегда нравилось внимание, выросшей не просто в роскоши, но под сенью самого императорского дворца, великолепно образованная как в искусстве, так и в науках. Вероятно, сами это одинаковые разговоры, а особенно глупые вопросы, ей надоели уже на второй раз. Лишь со временем она открылась своему капитану, сказав, что просто хочет увидеть собственными глазами как можно больше, прежде чем ген навигатора окончено привяжет её к трону.
— Тебя это действительно так беспокоит? — из-под маски прозвучал тихий, уставший, но не сдавшийся голос. — С тех пор как ты перестал от меня это скрывать, мы уже два раза на него работали. И голова всё ещё у тебя на плечах.
— Стал бы я тебя просить об этом, если бы не беспокоило? — Филипп невольно поморщился, вспомнив свою последнюю встречу с тем, кто сейчас ждал капитана внутри его же номера. — Я догадываюсь, что это не просто.
— Не просто? — Теперь уже она обернулась к капитану, пристально смотря ему в глаза с нескрываемым вызовом. — Я богаче тебя в несколько раз как раз потому, что умею водить корабли через варп, предсказывая движение потоков имматериума в пространстве, внутри которого даже времени не существует... — Она выдержала паузу и снисходительно улыбнулась, это капитан смог прочить по одному лишь взгляду. — Определить судьбу одного лишь человека всего на один день — в сравнении с этом совершенно пустяковая задача. — Николь вновь промолчала, явно получая удовольствие от каскада эмоций испытываемых капитаном. — Нет, Филипп, сегодня не тот день, в который ты умрёшь.
— Это... Хорошая новость. — с показным облегчением вздохнул он, даже театрально проведя ладонью по лбу. — Хорошо, когда судьба на твоей стороне.
— Судьбы нет, — с ходу парировала навигатор, начав источать своими глазами яд, столь же сладкий, сколько и смертельный. — Часто можно услышать, что, узнав будущее, ты становишься его заложником.
— Самоисполняющееся пророчество. Да-да, слышал.
— Но ведь это же полный идиотизм. — в негодовании она даже склонила голову набок. — Каждый раз, заглядывая в будущее, ты его меняешь. Например, если бы я сказала, что сегодня тебя может убить красный фрукт, то ты бы начал избегать встречи с любыми фруктами — некоторые из них же краснеют исходя из сезона. И высока вероятность, что это спасло бы тебя от смерти, которая, казалось бы, уже была отпечатана на твоей судьбе.
— То есть твои предсказания ничего не гарантируют?
— А я ведь никогда не утверждала обратного. — Яд отступил, оставив после себя лишь приятное послевкусие.
— Но как же тогда воля Бога-Императора? Разве не он определяет судьбу всех людей?
— Не столько определяет, сколько очень сильно на неё влияет. Я, рассказывая тебе про фрукт, действую с этой стороны, а Он — помогает нам с другой. Судьба — это порождение жестокой, холодной и безразличной Вселенной, а Он — на нашей стороне в борьбе с нею.
— Проповедуешь ты лучше многих жрецов Министорума.
— При всё к ним уважении, это потому что они опираются только на доступные им чувства, а я же... Вижу Его свет каждый раз, ведя «Скьявону» через варп. В каком-то смысле, Астрономикон это тоже попытка обмана судьбы.
— Думаешь... То, что мы делаем, Его оскорбляет?
Её взгляд на мгновение потух, а затем она и вовсе отвела его в сторону, словно бы любуясь красотами далёких лесов и полей.
— А вот с этим тебе точно лучше обратиться к жрецу, — неловко попыталась отшутиться Николь.
Капитан не стал ничего отвечать, бросив быстрый взгляд на собор и опершись об опоясывающую кабину лифта перекладину. Немного вбок — и его пальцы осторожно дотронулись до тыльной стороны её ладони, заставив Николь вздрогнуть, почти одёрнув руку. Но в итоге, она всё же осталась на месте. Ещё мгновение — и его пальцы уже мягко и бережно сжимали её иссохшую, усталую, ослабевшую руку, скрываемую мягкой кожей перчатки. Она опустила взгляд на перила и так же ничего не сказала. Блаженная тишина продлилась до самой остановки лифта.

***


Резные двери, выполненные из дорого красного дерева, плавно отворились перед капитаном и его спутницей, которую Мандерли осторожно вёл, придерживая под руку. Гостиничный номер, если так можно назвать череду просторных залов, спален и даже миниатюрный сад на балконе, буквально утопал от роскоши. Картины, выполнение известными местными мастерами, изящные статуи, на полу же лежал ковёр из шкуры какой-то местной пятнистой хищной кошки, обладавшей, судя по всему, размером достаточным, чтобы даже космодесантник не стал её игнорировать. Но истинной причиной, почему был выбран именно этот номер, была не роскошь, и даже не то, что такие деньги для Николь были совершенно незаметны, а наличие прямо здесь кельи-амбулатории, облегчающей страдания её изменённого тела.
В углу комнаты располагался удобный письменный стол, за которым Филиппу уже довелось провести несколько бессонных ночей, ведя переписку, кажется, со всей планетой, а на нём, прямо сверху, сидел тот, кто и вызывал беспокойство у капитана в течении последних дней.
— Виктор. — Мандерли сдержано кивнул, в то же время помогая Николь опуститься в одно из кресел.
— Филипп.
Он полностью повторил жест капитана и, похоже, что даже интонацию, словно бы это было какой-то шуткой. Но никто даже не улыбнулся.
— Николь.
Теперь уже кивнул он сам, почти что опустившись в поклон, впрочем, ответ со стороны навигатора оказался таким же сдержанным, как и у её капитана. Это уже заставило Виктора улыбнуться, но без тени какой-то эмоции. Если бы Филиппа попросили описать его связного, то он смог бы использовать лишь самые общие слова — настолько обыкновенной и лишённой примечательных черт была внешность Виктора, отметить можно было чёрные волосы и холодные зелёные глаза, совершенно не имевшие ничего общего с сияющими изумрудами Николь. Удивительным было то, что за последние десять лет Виктор словно бы не изменился ни на день.
— Ты явно пришёл сюда не для того, чтобы распить с нами бутылку Золото Токая, — протянул капитан, опускаясь в соседнее кресло, — так зачем же тогда?
— За тем же, что и всегда, — его голос звучал властно, словно это не он гость в этом номере.
— Разве я ещё... Недостаточно искупил свою вину?
— Филипп, я, конечно, могу позволить себе проявлять снисходительность в отношении праведников, случайно оказавшихся в жерновах правосудия, но к тебе это никоим образом не относиться. Ты не праведник, и встретились мы отнюдь не случайно. —Он выпрямился, попутно расправив свой чёрный строгий мундир, не несущий, впрочем, никакой геральдики. — Пора бы уже перестать тешить себя надеждами о том, что мы когда-нибудь о тебе забудем.
— Так что на этот раз?
— Очень любопытное дело. В Обскурусе есть такой добывающий мир — Огмиос...
Капитан быстро взглянул на Николь и та, после мгновений раздумий, положительно кивнула.
— На нём хозяйничают Механикус. И проводят эксперименты над ксеносами, пытаясь сделать из них легко контролируемое и быстро восполнимое оружие. Мой господин хочет получить себе образец.
— Судя по тому, что вам понадобился я, просто попросить у вас не выйдет, и поэтому его нужно украсть? — Капитан хмыкнул и мотнул головой. — Воровать у шестерёнок — это слишком даже для меня.
— Мой господин не просит, а приказывает, — столь же холодно и безэмоционально ответил Виктор.
— Да это же смертный приговор!
— Смертный приговор, это если мы всем твои клиентам расскажем, что именно твои усилия помогли завести на каждого из них дело толщиной с кулак. Механикус же... Неповоротливы. К тому же, мы обеспечим тебе прикрытие. — Виктор сложил на груди руки. — Нам удалось подкинуть схожего ксеноса на баржу, идущую от Огмиоса, а также мы немного повлияли на скорость, с которой сообщение об этом достигло ближайшей станции Караула Смерти. И разумеется, Палата Бдительности отправила на выполнение задания именно того Ангела Смерти, который нам подходит больше всего.
— Стефан? — в какой-то нерешительности предположил капитан, на что получил утвердительный кивок. — Ну, в прошлый раз мы с ним сработались. Он ведь будет заодно с нами?
— Нет, о твоём задании он ничего не знает. Для него это будет рутинная операция по зачистке ксено-заражения, об участии в происходящем меня и тем более моего господина ему знать необязательно. Мы предполагаем, что, используя Стефана как прикрытие, ты сможешь заполучить необходимые моему господину образцы.
— То есть мне придётся врать ему в глаза?
— Он успел тебе довериться, так что это будет несложно — Астартес склонны верить данному слову, — спокойно ответил Виктор. — К тому же, как мы удачно вспомнили в самом начале, подобное поведение для тебя не в новинку. Сделаешь всё как надо — вновь выйдешь сухим из воды тогда, когда все остальные утонут.
Филипп от переполнявшего его недовольства стиснул зубы, но, заметив сочувственный взгляд Николь, вновь вернул себе самообладание.
— Тебя что-то не устраивает? — поведя бровями, поинтересовался Виктор, словно дальше провоцируя капитана. — Главное, помни: бояться Инквизицию это твоё святое право. А вот ненавидеть её — это уже ересь.


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 39832
Репутация: 436
01.10.2022 в 08:31, №11
Часть 9


В короткой, но безжалостной вспышке злобы Ярость Баала, похоже, смогла утолить свою многовековую жажду крови, так что, когда последнее из ксено-чудовищ рухнуло на каменистый грунт кучей обуглившейся плоти, волкитный разрядник лишь шипел системами охлаждения, словно пытаясь отдышаться после боя. Дух машины уверял о способности сделать ещё несколько выстрелов, однако они уже могли привести к повреждениям этого древнего оружия, поэтому Стефан осторожно поместил Ярость Баала на захват у бедра, вновь взяв в руки проверенный временем болтган.
Первая волна была остановлена, однако тот факт, что рутьеры ни на секунду не прекращали огонь, подсказывал брату-истребителю о том, что это было лишь начало настоящего сражения. Быстрый взгляд на экран ауспекса вновь подтвердил его предположение: ксеносы быстро перестроились, атакуя по всей ширине фронта разреженным строем. Но левый фланг их наступления имел заметно большую глубину — обычный приём для когорт скитариев. Окинув взглядом поле боя, Стефан через фотолинзы своего шлема так же убедился, что ситуация везде была одинаково сложной — стоявшие по флангам стрелковые цепи сейчас изо всех сил пытались отступить в Колонию, в то время как находящиеся на крышах рутьеры прикрывали их манёвр огнём... Но едва ли они смогут успеть.
Бросив быстрый взгляд налево, Стефан стиснул зубы и со всей своей сверхчеловеческой мощью побежал на помощь правому флангу. Многие из встреченных брату-истребителю людей считали, что Ангел Смерти из-за своих размеров должен обладать неуклюжестью огрина, и каждый раз они изумлённо открывали рты, если им всё не счастливилось видеть космодесантника во время боя. Серво-приводы доспеха буквально толкали Стефана вперёд, так что он скорее летел чем бежал, но всё же расстояние было слишком велико, а времени слишком мало.
Над головой брата-истребителя словно пролетел росчерк молнии, а следом за ним и оглушающий удар грома — один из амбуллов, судя по всему, решивший перехватить Стефана, повалился на землю с развороченным панцирем. Ещё вспышка, ещё гром. Оставив в туше ксеноса небольшое входное отверстие, снаряд вышел c другой стороны, вырвав огромный кусок плоти и увлекая за собой внутренности. Вероятно, чудовище не успело даже ничего почувствовать, ведь гидроудар мгновенно превратил все его мягкие ткани в фарш, а потому амбулл просто кубарем рухнул к ногам космодесантника.
Стефан немного замедлился, решив выиграть время другим способом — подняв болтган, он всё так же на ходу открыл беглый огонь по волне наступающих ксеносов. Масс-реактивные снаряды с характерным рёвом унеслись к своим целям, однако часть из них прошла мимо, другие же пусть и нанесли какие-то повреждения наступающим ксеносам, всё же смогли их остановить. Разрядив весь магазин на двадцать пять болтов, брат-истребитель хотел было зарядить Кракены, но в этот момент стало слишком поздно — волна животной ярости уже достигла рутьеров.
Разнеслись крики боли и вопли ужаса, автоганы застрекотали длинными неконтролируемыми очередями. Кровь щедро обагрила землю. Когда Стефан оказался достаточно близко, чтобы самому вступить в бой, амбуллы уже разорвали на части почти десяток рутьеров, оставшиеся же, не имея возможности противостоять этим чудовищам в ближнем бою, просто в панике разбегались в разные стороны, в том числе и подставляясь под встречный огонь с крыш. То, что началось как хорошо спланированный бой, быстро превратилось в настоящую бойню.
Сохраняя скорость, Стефан всей своей инерцией и массой навалился на кесноса, терзавшего ещё дёргающегося рутьера. Затрещал хитин — и монстр, взвыв от боли, покатился по багрово-красной земле. Его собрат, грозно щёлкнув клешнями, тут же набросился на Ангела Смерти, но Стефан вместо того, чтобы отходить от угрозы назад, напротив, словно хищный зверь, сам кинулся вперёд, выставив перед собой наиболее подходящее оружие. Адамантиевые зубья с мономолекулярной заточкой впились в пасть ксеноса, а затем Стефан с силой сжал рукоять цепного меча, мысленной командой пробуждая дух машины. Рёв меча, визг амбулла, и одним движением брат-истребитель отсёк треть головы чудовищу, одним своим существованием оскорблявшим Вселенную. Второй удар пришёлся между головой и туловищем, туда, где обычно располагалась шея, но ксенос оказался слишком крепок для обезглавливания, так что пришлось нанести третий удар, а за ним и четвёртый. Лишь после этого амбулл бессильно повалился на землю, впрочем, всё ещё продолжая хрипеть и визжать.
Вспышка. Гром. Обернувшись, Стефан увидел, как первый ксенос распластался по земле с вывернутыми наизнанку внутренностями. Небольшой успех, впрочем, слишком малый. Переключив внимание с преследования бегущих, остальные амбуллы начали обступать Стефана, приготовившись рвать его на части так же, как только что простых людей. Но Стефан не человек, больше нет.
Сорвав с пояса связку фраг-гранат, брат-истребитель движением пальцев выдернул чеку и бросил смерть веером возле себя. Примитивный разум ксеносов ничего не заподозрил, и, когда монструозные создания со всех сторон кинулись на космодесантника, прозвучала короткая череда взрывов — осколки наполнили воздух, ударная волна лишила Стефана равновесия.
Рухнув на колено, брат-истребитель наотмашь взмахнул цепным мечом — тот, упёршись во что-то, взревел, и из поднятой пыли брызнула свежая кровь. Нанести ещё удар он не успел — клешни надёжно сдавили его руку. Толчок — и вот он оказался спиной на земле. Левая рука, безоружная, но всё ещё закованная в керамит, словно дубина нанесла удар по шестиглазой голове, вновь брызнула кровь, заливая визоры, и вновь клешня, вцепившись в запястье, вжала ладонь в землю. Сервоприводы ревели от нагрузок, но порождение кошмаров было слишком сильно, и, издав торжествующий рёв, амбулл впился выступающими клыками в шлем.
Визоры на мгновение полностью отказали, раздался треск лопающегося керамита. Яркая вспышка. Оглушающий гром. Туша медленно сползла на землю.
Спустя несколько мгновений к Стефану постепенно вернулось сознание и осознание. Страх? Страха смерти космодесантник лишился уже несколько веков назад, а боль для сынов Дорна и вовсе была близким другом. Боязнь не выполнить задачу, уступить врагам? Стефан прекрасно понимал, насколько он бывает упрям, однако, вопреки всему, это качество чаще всего приносило пользу ему самому и его делу. Даже сейчас он мог бы просто героически погибнуть в неравной схватке, но оказался упрямым настолько, что не позволил бы ксеосам даже в случае победы почувствовать себя триумфаторами. Страх за людей? Людей?!
Теперь уже зарычал Ангел Смерти, преодолевая боль в теле и скидывая с себя останки амбулла. Вдалеке был слышен грохот тяжёлого болтера, а значит, враг добрался до последней линии обороны. Нужно вставать, сражаться до последней капли крови.
— Есть только Император...
Опираясь о туши поверженных ксеносов, брат-истребитель постепенно вставал в полный рост. Подрыв гранат, удары клешнями — всё это, похоже, негативно сказалось на части приводов его силового доспеха, фотолинзы сбоили, а авточувства по большей части передавали треск статики.
— Он наш щит и защитник...
Болтган вновь оказался в руках. Гравировки, выполненные его братьями-ремесленниками, были иссечены осколками, но, казалось, это лишь раззадорило дух машины. Сменив пустой магазин на содержащий Кракены, Стефан направился в сторону колонии. Ксеносы уже принялись преодолевать баррикады, лезть на крыши. Скольких ещё нужно убить, чтобы генетор прекратила атаку?
Болтган, преисполненный жаждой мщения, наконец произвёл выстрел — поражённый в спину ксенос рухнул с баррикады, сбив собой ещё несколько собратьев. Выстрел, выстрел, и ещё. Амбуллы окружили танк, принявшись прогрызать его словно горную породу, но стрелок-браво, похоже, или не замечал этого, или же намеренно игнорировал, ведя непрерывный огонь из тяжёлого болтера. Рутьеры, в свою очередь, начали отходить вглубь Колонии, поджигая дома, надеясь отгородиться от ксеносов хотя бы такой преградой. Филипп же, вероятно, также слишком упрямый для отступления, продолжал оставаться на крыше, что-то оживлённо крича в вокс-кастер. И указывая наверх.
Сквозь треск помех раздался рёв реактивных двигателей. Подняв голову, Стефан увидел «Валькирию», пикирующую на свою добычу подобно орлу. Подвешенные под крыльями блоки неуправляемых ракет вздрогнули и извергли из себя пламя — по балке, где концентрировались ксеносы для очередной атаки, прокатилась череда разрывов. Выйдя из пике и сделав оборот, «Валькирия» теперь зависла на небольшой высоте, поднимая под собой облака пыли вместе с мелкой каменной крошкой: створки десантного отсека открылись, и расположенные там тяжёлые болтеры начали огонь по ксено-монстрам в поселении. Ещё через мгновение к ним добавился и мультилазер, установленный сбоку от кокпита. Медленно паря над полем боя, «Валькирия» без всякого для себя риска уничтожала амбуллов одного за другим, только и успевая поворачивать нос от одного скопления к другому. Уже через минуту всё было кончено.


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 39832
Репутация: 436
01.10.2022 в 08:32, №12
Часть 10


Алая полоса восхода сперва окрасила собой верхушки горных хребтов, а затем медленно поползла по долине. Земля возле Новой Колонии и без этого была пропитана кровью людей и ксеносов, но непреклонная воля природы заставила её побагроветь окончательно, и помешать этому не смог даже едкий дым, исходящий от пепелищ, которые когда-то были чьими-то домами. Всё ещё звучали редкие выстрелы — это рутьеры по совету Стефана добивали амбуллов. Лишь обширные повреждения мозга гарантировали то, что ксено-чудовища больше не станут проблемой.
Сам брат-истребитель стоял опёршись на одну из уцелевших баррикад, периодически осматривая склоны и держа болтган наготове, но прежде всего пытающийся восстановить хоть какую-то боеготовность силового доспеха, заметно пострадавшего в ночной схватке. Особенно сильно досталось приводам на руках — в сочленениях, сдавленных словно промышленными прессами клешнями амбуллов. К счастью, именно эти повреждения носили механический характер, так что Стефану оставалось лишь зажимать элементы доспеха щипцами и бить молотом, столь удачно одолженными у рутьеров. Хуже обстояли дела с питанием брони — один из силовых кабелей был перебит, но дублирование работало; при возникновении экстремальных нагрузок это вполне могло привести к перегреву. Ногам, в свою очередь, досталось меньше всего, лишь несколько сервоприводов оказались деформированы, а одна из направляющих разорвана — по всей видимости, взрывом фраг-гранаты. Керамит ещё держался, дав несколько сколов и разойдясь паутиной трещин, тут хуже всего дела были у правого наплечника, нёсшего на себе символ ордена Стефана. Дух машины был в ярости, проклиная своего владельца чередой предупредительных рун.
— Ну-ну, ты ещё не разваливаешься...
Брат-истребитель отложил молот и осторожно дотронулся до левой стороны шлема — средний палец утонул в том месте, где обычно упирался в визор. Проведя ладонью дальше, Ангел Смерти нащупал борозды лопнувших швов, а затем и вырванный левый наушник. О более мелких повреждениях Стефану не хотелось даже и думать.
— К тому же, если тебя это успокоит, Мастер Кузни точно захочет сделать из меня сервитора.
Убрав ладонь от лица, Стефан обратил внимание на ещё одну деталь, заставившую его тихо ухмыльнуться: керамитовый кулак, ещё во время поступления на службу в Караул Смерти окрашенный в чёрный, теперь вновь был багровым. Кровь ксеноса уже застыла, образовав неровные пятна — точно так же, как это было во время последнего испытания на Блэкуотере.

***


Двигатели «Валькирии» вновь взревели, а значит, закончилась погрузка последних раненых браво. Через несколько мгновений показался и капитан, в сопровождении своего старшего помощника, Мартина, как его просто представил в своё время Мандерли. Так же, как и Филипп, Мартин продолжал носить свою прежнюю форму офицера Имперского Боевого Флота, но помимо этого, так же оставался верен старой выучке и дисциплине, а потому, получив последние инструкции, вытянувшись в струну, отсалютовал своему капитану, и лишь после этого поспешил к готовящейся к взлёту «Валькирии».
Не желая получить случайным камнем в лицо, Мандерли спешно отошёл от импровизированной посадочной площадки, в которой уже началась настоящая рукотворная буря, и, напоследок махнув пилотам, направился к своему пассажиру, придерживая рукой белоснежную фуражку.
— Ты в порядке?
Стефан не видел себя со стороны, но внутренняя диагностика, проведённая силовым доспехом, давала примерное представление. К общему впечатлению стоило прибавить и пятна крови.
— У тебя... Шлем вдребезги.
Брат-истребитель вновь тихо усмехнулся, а затем, наконец, решился увидеть его собственными глазами. Обхватив ладонями, он медленно потянул его вверх — яркий свет звезды, находящейся сейчас у самого горизонта, ослеплял. Привыкнув к нему, Стефан увидел заметное облегчение на лице капитана, а значит, и ему самом о своём лице переживать не стоит. Перевернув шлем, Ангел Смерти даже удивился точности своих предположений, и только следом за капитаном повторил:
— Вдребезги.
— Теперь придётся сражаться как все.
— Нет, — отрезал брат-истребитель, тем самым сбив ироничную ухмылку с лица Мандерли, но затем продолжил, лишив его и едва проступившего беспокойства. — Одной фотолинзы вполне достаточно, а авточувства Дух Машины перенастроит на одну сторону. Эффективность будет ниже, но, к счастью, заметить это смогу только я. К тому же, идти в бой совсем без защиты головы — абсурдно.
— Кстати об этом, — Филипп нахмурился, промолчал, а затем всё же нашёл силы для продолжения фразы: — когда сможешь идти?
— Один терранский час, — к очередному облегчению капитана прямо ответил Стефан. — Восстановлю что смогу. Лучше ты скажи, что у нас с потерями?
— Среди моих — минимальные. А вот у Грегора.... Скажем так, полегла большая часть тех добровольцев, что он хотел с нами отправить. Вообще, у рутьеров сейчас определённая паника, а поселенцы уговаривают старика прямо здесь и сейчас отдаться шестерёнками.
— Скитарии всё равно не станут их защищать.
— Я тоже так подумал, но... - Мандерли вдруг запнулся. — Но почему?
Брат-истребитель отрицательно мотнул головой, а затем оттолкнулся от баррикады. Далеко идти не пришлось — у одного из ближайших амбуллов, по всей видимости убитого огнём из тяжёлого болтера, на затылке и части позвоночника виднелись искусственные металлические вставки. Аугментации.
— Император всемилостивый! Так это правда?!
— Я уверен, что где-то на склонах стоят инфо-шпили, а ночью, во время боя, поблизости курсировали сервочерепа. Для управления атакой, но также и для сбора данных. Весь бой — испытание нового вида оружия в арсенале техножречества.
— Так значит, этот магос Митридат сам себя атакует? В чём смысл?
— Не он. У техножрецов раскол, часть из них, вместе с Митридатом, не рады тому, что эта планета была выбрана полигоном для испытаний, полагаю, он прикладывает массу усилий, чтобы убрать отсюда эту Моргану подальше. А сама она твёрдо намерена довести дело до конца. И несмотря на разницу во взглядах, активно действовать друг против друга они не могут, так что скитарии просто не вступятся за Новую Колонию.
— Так значит, вот что это было — испытание. Против организованного и подготовленного противника.
— Не только. Возможно, Моргана хочет меня убить. Ещё это может быть акцией устрашения.
— Если бы амбуллы преуспели, то устрашать было бы некого...
— Устрашения Митридата. Демонстрация силы. И будем честны, если бы не «Валькирия», то мы все были бы мертвы. — Капитан в ответ согласно склонил голову, развёл руки и улыбнулся. — А про наличие у тебя ксенотеха я буду вынужден доложить Палате Бдительности.
— Оу, всегда пожалуйста.

***


В крепости рутьеров царило оживление, впрочем, скорее напоминающее панику, нежели деятельную подготовку к чем-либо. С верхних этажей доносились крики раненых, через ворота один за другим выносили ящики с боеприпасами и прочим снаряжением. Посреди всего этого, во внутреннем дворе, собрались те, кого Стефан поведёт за собой в гнездо того ужаса, что и породил всё это движение.
Наименьшее количество опасений вызывала дюжина наёмников-браво из экипажа Мандерли — профессиональных убийц, нанятых за своё умение стрелять не задавая лишних вопросов. Некоторые из них всё ещё имели при себе флак-броню гвардейского образца, прочие пользовались снаряжением худшего качества, но, тем не менее, имевшим единообразный вид. У нескольких из них также при себе были фотовизоры, что сильно поможет в тёмных пещерах.
Рутьеры же всем своим видом показывали полное нежелание участвовать в чём-либо, а особенно в экспедиции, финальной точкой которой, по их строгому убеждению, был Свет Императора. Их снаряжение и оружие по большей части было громоздким и неудобным для тесных тоннелей, но именно они имели при себе мультиинструменты и лазрезаки, которые, по предположению Стефана, будут необходимы внутри бункера Механикус.
Сам же брат-истребитель возвышался над собравшимися, не только благодаря генетическому наследию Примарха, но и силе воли, которая, судя по всему, была единственным фактором, держащим отряд вместе. Никто не хотел показаться трусом перед Ангелом Смерти самого Императора, который к тому же и поведёт всех остальных за собой. Боевой настрой Стефана при этом прекрасно дополнялся повреждениями на его доспехе, которые в глазах простых смертных представали настоящими почестями и знаком того, что брат-истребитель точно заслуживает репутации, окружавшей всех космодесантников.
— Всё ясно, босс, но... Нам-то это зачем? — никак не унимался один из браво. — Есть Ангел Смерти, и он прекрасно рвёт ксеносов голыми руками. А я вот ушёл из гвардии как раз для того, чтобы меня не посылали на самоубийственные задания.
— Оставь это, Бруно, — лишь отмахнулся Мандерли. — И переходи сразу к делу — тебе нужно больше тронов? Хорошо, всем, кто пойдёт в пещеры будет двойная ставка.
— Ага, то есть ты, босс, считаешь, что вернётся только половина, чтобы остальным отдать их долю? — Браво состроил крайне злобную физиономию, впрочем, впечатлить ей он смог разве что рутьеров. — Двойная для всех, а долю тех, кто не вернётся, разделим между живыми.
— Идёт, — на выдохе ответил капитан.
— Эй, а мы что? — подал голос кто-то из рутьеров, но тут же был перебит Грегором.
— Заткнись! И делай, что говорит господин Стефан.
— Тех кто хочет, могу взять в команду, — предложил капитан, на что тут же получил злобный взгляд со стороны старосты.
— Ладно, закончили.
Голос Стефана, усиленный решёткой вокс-респиратора, прогремел на весь двор, мгновенно наведя порядок и подобие дисциплины. За время своей Долгой Вахты он неоднократно сталкивался с ситуацией, когда простые подданные Императора буквально умоляли Ангела Смерти о том, чтобы он их возглавил — они не видели в этом ничего плохого, ведь кто, как не он, должен вести за собой всех остальных? Но каждый раз, когда Стефан всё же был вынужден согласиться, это всё равно было... Неправильно. Кодекс Астартес, которому Багровые Кулаки следовали во всех его положениях, чётко ограничивал полномочия космодесанта, и даже тогда когда люди сами падали в ноги и умоляли, боевые братья должны отказываться от власти. Ибо она порочна. История знает множество примеров, когда самые достойные постепенно получали вкус к власти и не только не могли от неё отказаться, но жаждали ещё большей, что каждый раз приводило к великим бедам.
— Командовать отрядом будет Филипп, — начал Стефан, — исполняйте его приказы так, словно бы их отдал я. Сам же я сосредоточусь на том, чтобы проложить путь до гнезда ксеносов, вы нужны мне для обеспечения защиты флангов и тыла.
— Эти твари нас на части порвут, босс, мы же простые люди.
— Тесные узкие проходы работают в обе стороны — огнемётами и дробовиками вы сможете создать для них непреодолимую преграду, главное поддерживать плотность огня. Сам я так же расправлюсь с амбуллами перед собой. Они сильны, только имея пространство для манёвра — помните об этом.
— А добравшись до гнезда... Что мы будем делать? Перестреляем их всех до единого?
— Нет. Этого мы сделать не сможем. — Стефан быстро взглянул на капитана, а после дотронулся ладонью до мельта-бомбы, висящей на поясе. — Я полагаю, что гнездо находится на территории изолированного объекта Адептус Механикус. Он автономен, а значит там, скорее всего, есть собственный генераторум с плазменным реактором. Взрывом можно нарушить стабильность контуров, что приведёт к неконтролируемому выбросу энергии.
— А мы т-точно успеем выбраться? — напомнил о себе рутьер.
— На мельта-заряде я установлю самый большой замедлитель. Держитесь вместе во время движения, старайтесь успевать за мной и контролируйте пространство вокруг себя — так больших потерь получится избежать.
— Ну что, есть вопросы? — К ещё большему раздражению Грегора капитан словно бы первый раз примерил на себя должность командира этого отряда. — Тогда поспешим.


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 39832
Репутация: 436
01.10.2022 в 08:33, №13
Часть 11


Выдвинуться в путь отряд смог лишь поздним утром — слишком много времени ушло у Грегора на поиск "добровольцев" и приведение их в хоть сколько-нибудь боеспособный вид. Филипп же явно решил не искушать судьбу, в которую он по его же собственным словам не верил, а потому разместил рутьеров в центре колонны, доверив им переноску снаряжения и боеприпасов. Стефан также обратил внимание на прочные армапластовые контейнеры, однако капитан быстро заверил его, что они могут пригодиться: если уж сам брат-истребитель решил взрывать бункер Механикус, то почему бы не реквизировать оттуда что-нибудь ценное?
Первое время Мандерли лично вёл отряд вперёд, сверяясь с данными авгура, сохранёнными на инфопланшете. И очень скоро они оказались у основания хребта, в месте, похожем на заброшенную шахту.
— Первое время мы тоже пытались копать, но ничего не вышло — доставали только камень, — пояснил один из рутьеров.
— И вы молчали?
— Она совсем неглубокая, без машин тут делать было нечего.
Неодобрительно мотнув головой, капитан остановил взгляд на Стефане. Ангел Смерти всё понял и, взяв в руки болтган, осторожно пошёл в темноту.
Полностью восстановить силовой доспех не удалось, это, впрочем, было полностью невозможно в полевых условиях — во время боевых операций повреждённые элементы обычно просто меняли, не тратя время на ремонт каждой детали, но сейчас Стефан был ограничен в ресурсах, а потому оставалось лишь смириться с тем, что руки больше не обладали прежней подвижностью. При движении запястьями словно приходилось проминать керамит, в локтях руки не могли полностью распрямиться. Но неприятней всего оказалось повреждение сервопривода на ноге — теперь Ангел Смерти не мог бежать со сверхчеловеческой скоростью.
Одного работающего визора было достаточно, чтобы Стефан понял, в насколько неприятной ситуации он окажется, если здесь будут амбуллы. Если штольни под фабрикой создавались в расчёте на использование тяжёлой техники, то тут работали ручным инструментом, а потому проход был слишком узким и тесным для такого гиганта как Стефан. Впрочем, ксеносы тоже были немаленькими, и раз прошли они, то пройдёт и он. Осторожно, шаг за шагом. В спину начали светить ламп-паки и люми-посохи, по каменным сводам разошлось эхо человеческой речи и неуклюжий топот двух десятков сапог.

***


Довольно скоро ствол шахты с косыми опорами закончился, и началось что-то иное, первобытное, звериное. Стефану неоднократно приходилось спускаться в логово зверя, чаще всего живущего во тьме ужаса, скрываясь от яркого дневного света. Под керамитовыми сапогами начали хрустеть редкие кости, переломленные и обглоданные, принадлежащие как гроксам, так и людям. Чаще всего о приближении к гнездовью чудовищ можно было узнать по запаху, но, к счастью, герметичный шлем его полностью отсекал. Позади же раздался кашель. Кто-то запаниковал, вероятно, увидев человеческие останки, капитан настойчивым шёпотом попытался восстановить дисциплину.
Вытянувшись в полный рост, амбулл может достигнуть высоты в четыре метра, но обычно они сгорблены и сутулы, так что высоты потолка едва хватало, чтобы не биться о него макушкой. Но хуже было то, что лаз начал расходиться в сторону рукавами тёмных пещер.
— Пока прямо, — подсказал Филипп, сверяясь с инфопланшетом. — Я скажу, где сворачивать.
— Это место для засады. Готовься к бою.
Мандерли промедлил, прежде чем согласно кивнуть, а затем повторил слова Стефана своему отряду. По тоннелю прокатился лязг стали и щелчки затворов, а вместе с ними вспыхнуло и несколько свеч, свет от которых весело заплясал по сводам.
Долго ждать хозяев гнездовья не пришлось — и уже через полминуты ауспекс издал предупреждающий писк. За спиной кто-то вскрикнул, раздались очереди из автогана, ещё через миг пещеру залил яркий оранжевый свет, за которым последовал визг объятого пламенем чудовища. Кто-то из рутьеров протянул торжествующий клич, но продлился он недолго — теперь уже перед Стефаном оказалось сразу два ксеноса.
Короткая очередь из четырёх болтов, именно так брата-истребителя учили стрелять ещё в то время, когда он был молодым скаутом в десятой роте. По два масс-реактивных снаряда на ксеноса. Этого хватило, чтобы сбить их с ног и замедлить, а также открыть достаточно плоти, расколов их толстые панцири. Переключив болтган на Адское Пламя, Ангел Смерти добил амбуллов двумя одиночными выстрелами, оставив мутагенную кислоту пировать на тушах ксено-чудовищ.
Стрельба за его спиной не умолкала, очереди из автоганов становились всё длиннее, к ним добавилось рявканье дробовиков и треск лазганов. Периодически ухал болт-пистолет капитана, а из-за огнемётов в пещере стало светло как днём. Но оборачиваться было нельзя, и всё, что Стефан видел, это дрожащие тени на каменных сводах.
Ещё группа ксеносов, на этот раз атакующие через боковой лаз. Их смерть отозвалась лишь отдачей в руках брата-истребителя и хлюпающими звуками, когда Адское Пламя начало пожирать их изувеченные тела. Однако, несмотря на то, что пока позиции удаётся удержать, долго находиться под таким натиском не выйдет.
— Нужно идти, — не оборачиваясь, произнёс Стефан.
— Что?
— За мной!
Голос Стефана прогремел в тоннелях, а его короткий приказ, судя по всему, был воспринят как прямая воля самого Императора. Находящиеся за его спиной люди, только мгновение назад находившиеся на пороге паники, воспрянули духом, и пещера наполнилась криками столь же яростными и дикими, как и сами ксеносы. Первые шаги дались нелегко, амбуллы начали нападать даже поодиночке, желая сковать отряд боем, но постепенно, перемалывая одного из другим, брат-истребитель и ведомые им наёмники наконец вышли из паутины пещер в более просторное, а главное — рукотворное помещение.
Одной рукой удерживая болтган, Стефан снял с магнитного захвата Ярость Баала — до этого пространства были слишком тесными, но сейчас древняя реликвия могла вновь утолить свою жажду битвы, при этом не подвергая опасности союзников. Наконец, позволив себе обернуться, Ангел Смерти открыл огонь из всего своего арсенала по тому лазу, через который отряд сам попал в этот зал, — последовали яркие вспышки, брызги крови и изувеченная плоть. А затем всё стихло.
— Кому-то придётся здесь остаться, — сухо процедил Стефан, убирая волкитный разрядник на пояс. — Это самое оптимальное место, чтобы изолировать пещеры от остального комплекса.
Филипп согласно кивнул и назначил шестерых. Только сейчас брат-истребитель обратил внимание на то, что это была почти половина уцелевших.
— Не думаю, что внутри бункера будет много амбуллов.
— Согласен, — кивнул Мандерли. — Я бы не стал держать их рядом с плазменным реактором.
— Мне нужно несколько человек с лазрезаком. А ты лучше останься здесь.
— Ты же сам сказал, что там не будет амбуллов...
— Там есть кое-кто куда опасней. — Ангел Смерти нахмурился, впрочем, никого этого не увидел. — Мне нужно только открыть ворота — дальше я сам. Не рискуйте собой ради наживы.
На этих словах браво обернулись к космодесантнику, выражая на своих лицах противоречивые эмоции, немногие же уцелевшие рутьеры в свою очередь согласно кивнули, начав готовить к работе свои инструменты.
— Настало время это закончить.


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 39832
Репутация: 436
01.10.2022 в 08:33, №14
Часть 12


С треском и шипением лазрезак впился в магнитный замок, запиравший массивные ворота из пластали. Это, определённо, был другой вход в бункер, совсем непохожий на тот, что Стефан нашёл вчера: пространства перед входом было значительно больше, и по большей части оно было заполнено грузовыми контейнерами, впрочем, вскрытыми и разорванными, что прямо указывало на связь с амбуллами. Судя по всему, изначально это был некий склад, так что ворота скорее мешали изнутри бункера кому-то попадать сюда, чем наоборот.
— Есть!
Массивный кусок металла с характерным звоном рухнул на феррокритовый пол, после чего рутьеры принялись домкратами раздвигать створки ворот. Действовали они достаточно ловко и быстро для того, чтобы брат-истребитель заподозрил их в том, что они не первый раз проникают на запретную территорию.
Ещё раз окинув взглядом помещение и убедившись, что ксеносы больше не ломятся через пролом в стене, Стефан также присоединился к рутьерам, и, убрав оружие, со всей своей сверхчеловеческой силой навалился на ворота — раздался скрип, лязг, гул сервоприводов, и одна из створок отъехала достаточно, чтобы космодесантник смог протиснуться за эту преграду и, судя по всему, попасть в новый мир.
Вопреки ожиданиям, бункер, или по крайней мере та его часть, где находился Стефан, был обесточен и утоплен во тьму. Узкие лучи ламп-паков, скользящие по коридору, то и дело вырывали из темноты засохшую кровь, следы клешней на стенах и полу, а также ожоги, оставленные лаз-оружием. Обернувшись к рутьерам, Ангел Смерти отрицательно мотнул головой и, вновь взяв в руки болтган, осторожно пошёл вперёд.
— Император защищает! — словно в напутствие произнёс один из рутьеров, а его напарник тут же сложил ладонями аквиллу.
Впрочем, Стефан этого уже не видел, полностью сосредоточившись на покинутой лаборатории механикус. Что здесь произошло? Ксеносы вырывались из-под контроля? Или же персонал стал первой первой жертвой в череде тестов для новой армии генетора?
Чем дальше углублялся Стефан, тем отчётливей становилась картина того, что случившееся носило характер мгновенной вспышки ярости — пострадали даже сервиторы, растерзанные возле своих рабочих мест. Все их органические части уже давно были сожраны, остался лишь скелет из металла и редкие кости. Возле них покоились и останки тел в алых мантиях, лёжа прямо в крошеве из осколков флак-брони, всё ещё сжимая в аугментированных руках свои вычурные лазганы.
Лишь углубившись ещё дальше, Стефан обратил внимание на одну деталь: все священные для марсианского жречества механизмы были целы. Когитаторные станции лишь забрызганы кровью, огромные прозрачные баки, в которых, похоже, первоначально содержали амбуллов, не имели на своих стенах даже малейших царапин, так же как и ген-принтеры, установленные вдоль стен. А пройдя в следующий зал, брат-истребитель обнаружил совершенно нетронутый амбулаторий, с рядами массивных столов и разложенных возле них инструментов. Пилы, резаки, словно бы взятые из мясницкой лавки, соседствовали с утончёнными скальпелями и склянками, полными каких-то зелий. Рядом, на отдельном столе, лежали массивные штифты и окутанные проводами сегментарные аугментации. Всё это находилось в строгом порядке, но что ещё важнее — несло на себе свежую кровь.
Ауспекс предупреждающе пискнул. Две точки стремительно приближались к Стефану. Ещё через десяток секунд авточуства уловили неуклюжий топот когтистых лап. Конечно, генетор не будет сдаваться без боя.
Первый ксенос встретил брата-истребителя в зале с чанами. Используя их как укрытия, он смог сблизиться с Ангелом Смерти, но был остановлен встречным ударом наплечника. Болтган вздрогнул, и выпущенный в упор Кракен пробил амбулла насквозь, сдетонировав позади ксеноса. Взревев от боли, чудовище успело ударить Стефана, прежде чем космодесантник повалил на пол лишённого равновесия монстра и, наступив, ещё раз выстрелил. Бронебойный масс-реактивный снаряд вновь прошёл навылет, взорвавшись в феррокрите, превратив голову амбулла в месиво из плоти, хитина и клыков.
Второй ксенос не заставил себя долго ждать. Те мгновения, в которые решалась судьба его собрата, он использовал, чтобы напасть сзади. Авточуства подсказали о новой угрозе, но Стефан смог только вновь подставить массивный керамитовый наплечник, едва успев крепко опереться ногами.
Нанося удар с размаха, ксенос обрушился с такой силой, что Ангел Смерти, даже несмотря на свой вес, отлетел в сторону, а с левого посеребрённого наплечника откололся кусок. Стефан поднял болтган, но новый удар пришёлся в ослабленное запястье, и выпущенный снаряд с рёвом пролетел мимо. Третий удар был в шлем, мгновенно лишив Ангела Смерти обзора.
Воспользовавшись заминкой, Стефан отскочил, сорвав с себя шлем. Отвратительная вонь тут же ударила в лицо. Обернувшись, дал короткую очередь в окружавшую тьму — этого хватило, чтобы в вспышках выстрелов заметить врага. Мгновения на раздумья — мимолётная вспышка ясности, наполненная гневом и упрямством.
Метнув вперёд болтган, Стефан определился на звук, а следом, со всей возможной в повреждённом доспехе прытью, набросился на амбулла. Очередной удар скользнул по наплечнику, а выставленная рука ухватила ксеноса за мандибулу. Монстр взревел от ярости, но не имея возможности ударить в открытую голову брата-истребителя, впился клешнями ему в бока.
Наследие Примарха всегда было причиной гордости для Стефана, так же, как для любого из его боевых братьев. Но сейчас, к сожалению, в отличии от кузенов, он не мог плюнуть в уродливую морду кислотой. А потому, в очередной раз подставив руку под удар, сорвал с пояса боевой нож и вонзил его ксеносу прямо между глаз. Амбулл вырывался, зашипел, попытался перекусить сдерживающую его голову руку, но Стефан нанёс ещё один удар, а затем ещё и ещё. Существо вздрогнуло и повалилось вниз, увлекая брата-истребителя за собой во тьму, но Стефан, не замечая этого, продолжал орудовать ножом. Запах крови, её вкус, брызги тепла по лицу.
Стефан остановился лишь когда ксенос перестал хрипеть. На бункер вновь опустилась тишина.

***


Установленный у двери авгур одобряющие пискнул, и яркий свет ударил по глазам Стефана. Оккулоба уже позволила брату-истребителю привыкнуть к окружавшей его тьме, проведя Ангела Смерти дальше через разорённые ксеносами помещения. И теперь он, наконец, достиг той части комплекса, где, судя по всему, и находился генераторум, а так же, если верить указателям на стенах, личная лаборатория Морганы.
Впрочем, внутри оказалось так же безлюдно, разве что на полу не лежали останки человеческих тел, а стены не были изгрызены вечно голодными ксеносами. Пройдя ещё дальше, брат-истребитель миновал шлюзы и оказался в комнате, залитой мягким голубым светом — плазменный реактор, установленный в самом сердце системы из трубок и кабелей, знакомо жужжал и потрескивал. Однако, Стефан намеревался это изменить.
Сняв с пояса мельта-бомбу, Ангел Смерти поставил её на корпус реактора, повернул ручку замедлителя, выдернул предохраняющую чеку. Позади раздалось шипение шлюзов и звонкое эхо ударов стали о сталь.
— В этом нет никакой логики.
Холодный, металлический, искусственный голос Морганы заставил Стефана остановиться. Обернувшись, он увидел генетора Дивизо Биологис, верную слугу своей Кузни и ту, которая пыталась оторвать его голову клешнями ксеносов.
— Моя работа направлена на благо Омнисии и Империума.
Её забальзамированное лицо сейчас было лишь маской, не выражавшей абсолютно никаких эмоций, впрочем, даже от этой маски осталось немногое, ведь нижняя часть лица была заменена на надёжную машину.
— Более того, если вы хотите остановить мою работу, то у вас ничего не выйдет — у меня достаточно данных, чтобы продолжить исследования даже в случае утраты комплекса. Ваши действия с вероятностью в 83% навредят всем, и никто не будет в выигрыше. Чего вы добиваетесь?
— Магос Митридат выкинет тебя с планеты, — наконец сухо ответил Стефан. — И ты больше не будешь скармливать ни в чём неповинных людей своим монстрам.
— Это единственная причина? — Кажется, маска попыталась изобразить ухмылку. — Ваши действия ещё более деструктивны и алогичны, чем я изначально предполагала. Собранные мной данные позволяют с точностью до 77% установить то, что моя работа будет эффективно использоваться в будущих боях с врагами Культа. Полагаю, вы и сами прекрасно понимаете, насколько эффективно это оружие может быть применено во время осад или ударов по тыловым мирам. Самодостаточное, агрессивное, способное к самостоятельному восстановлению численности — нужно лишь сохранять аугментированных особей и через них феромонами управлять остальным ульем, — в синтезированном голосе, кажется, прозвучала гордость, или даже гордыня. — Вы же, в порыве неразумной эмоциональности, ставите жизни нескольких сотен рабов выше воли Оминиссии. Вы ведь знаете, что от труда в шахтах и на фабрике рабы так же регулярно гибнут?
— Ты такое же чудовище, как и твои амбуллы, — выдохнул Ангел Смерти, усилием воли подавляя в себе ярость. — Либо попытайся меня остановить, дав мне повод получить знания из твоей смерти, либо спасайся из бункера — отступать я не собираюсь. Я уничтожу данные о твоих последних опытах.
— Ошибаетесь. Их спасут ваши соратники — прямо сейчас они грабят мой банк данных.
Стефан нахмурился и вновь вернул взгляд к мельта-бомбе. Мгновение сомнений, краткий миг понимания. Повернув кистью, брат-истребитель услышал тихий щелчок.
— Взрыв уничтожит большую часть гнезда, нападения прекратятся на срок достаточный, что бы ваш конклав успел рассмотреть прошение Митридата, — процедил Стефан, отходя от реактора. — Я предоставлю полный отчёт Инквизиции. И очень надеюсь, что мы ещё встретимся.


Подпись пользователя:
Создатели
Сообщений 39832
Репутация: 436
01.10.2022 в 08:34, №15
Часть 12.5


На то, чтобы собраться с мыслями, у капитана ушло больше времени, чем они рассчитывал. Отдавать приказы, стоя на командном мостике своего корабля, ведя его сквозь залпы макро-орудий и ленс-излучателей, было делом привычным. Знаком риск мгновенной гибели из-за декомпрессии или же долгой и мучительной смерти в случае пожара, ужас перелёта через варп. Говорить о том, что в окопах сражаться страшнее чем на борту крейсера, будет лишь тот, кто не знает, о чём говорит. Но...
Даже крепко сжав ладонь, Филипп всё никак не мог унять дрожь. Его разум прекрасно понимал, что сейчас он в относительной безопасности, но тело продолжало оставаться в ужасе от увиденного в пещерах. Всего мгновение понадобилось, чтобы повидавший всё матёрый наёмник превратился в кучу кровоточащего мяса. Это произошло прямо перед капитаном, и всё, что Мандерли смог сделать, — отойти на пол шага назад, будучи полностью парализованным страхом перед тварью, способной проломить керамит.
— Мы готовы идти, босс.
Голос браво вырвал Филиппа из мрачных раздумий, и, сжав кулаки, капитан расправил плечи и попытался выпрямится в полный рост. Тело всё ещё пробивал тремор, но контроль над разумом был полностью восстановлен.
— Хорошо. Двигаться нужно осторожно, но быстро — не хотелось бы испариться от взрыва плазменного реактора.
— Н-но господин Стефан говорил остаться здесь, — вмешался один из рутьеров, но суровый взгляд наёмника не позволил тому даже пошевелиться.
— Вот вы и оставайтесь. Бруно, дай им огнемёт, этого хватит, чтобы контролировать пролом. А вы двое несите клетку.
— Это точно хорошая идея, босс? — скорчив недовольную морду, спросил наёмник, но, получив в ответ утвердительный кивок, стиснул зубы и снял с плеча огнемёт. — Оставьте прометий на обратную дорогу.
Последние слова вновь заставили капитана вздрогнуть, и он, чтобы совладать с собой, вновь взял в руки болт-пистолет. Трёх-четырёх попаданий хватает, чтобы убить амбулла, это капитан уже проверил. Единственная проблема — это время, за которое ксенос успевает добежать до своей цели. Впрочем, болт-пистолет всё-равно несравнимо лучше дробовиков, автоганов и лазганов, даже несмотря на наличие у браво хот-шот батарей.
Проверив оружие, Флипп поднял к глазам инфопланшет. Останки несчастного грокса, а вместе с ними и установленный авгур, унесли в улей на прокорм молодняку амбуллов. Настала пора разобраться с этим.

***


В свете лучей ламп-паков бункер выглядел пугающе и казался совершенно покинутым техножречеством, но так оно было лишь на первый взгляд. Ауспексы комплекса работали исправно и внимательно наблюдали за незваными гостями, о чём тут же сообщил дух машины инфопланшета. У холодной торговли, при всём её риске, есть и некоторые преимущества — прежде всего, наличие доступа к вещам, недоступным большинству граждан Империума, а также к людям, о существовании которых большинство даже не догадывается. Но самую большую выгоду сулил находящийся на борту техножрец, присоединившийся к экипажу добровольно, и в качестве оплаты требующий лишь возможности изучать найденные ксено-аретфакты — он-то и пробудил могучий дух машины, скрытый в, казалось бы, самом обыкновенном инфопланшете.
К счастью, несмотря на обилие прочных дверей внутри комплекса, которые в случае со Стефаном, вероятно, открывались из-за полномочий Инквизиции, амбуллы постарались на славу, накопав своих собственных проходов. Сигнал, идущий от авгура, становился всё чётче. Ксеносы разбили гнездо в помещении, по всей видимости, находившемся прямо под генераторумом — во всяком случае, это объясняло наличие теплопроводящих контуров, поднимавших температуру в улье до уровня талларнской пустыни. Ещё воздух был наполнен влагой, что превращало этот зал в настоящую пыточную камеру.
Пройдя дальше, капитан, наконец, смог услышать первые чужие шаги, источником которых не были его наёмники. Скрип, скрежет, и в то же время отвратительно сочный звук плоти, скользящей по чему-то влажному и липкому. Ещё через мгновение свет ламп-паков вырвал из темноты первых личинок, самозабвенно поедающих принесённые с поверхности подарки. Взрослых амбуллов не было видно, но они точно где-то рядом.
— Сети! — почти что прошипел Бруно. — Берём того, что справа.
Ещё один необычный инструмент — парализующие сети с Тенебры, мира смерти, на котором местные охотники для пропитания ловят существ куда более опасных, чем амбуллы. Экипаж же «Скьявоны» с успехом использует их для ловли экзотических ксеносов, идущих затем на продажу, иногда в качестве домашних питомцев, иногда для боёв на арене, но случалось и для рабского каторжного труда.
Растянув сети, браво начали медленно приближаться к молодняку амбуллов, а после, по команде капитана, разом бросили их на выбранную жертву. Тут же раздался панический визг ксено-тварей, и похожие на червяков с клювами личинки врассыпную поползли от угрозы. Все, кроме одного. Ксенос отчаянно бился, борясь за свободу, но нейротоксин быстро сделал своё дело — уже через полминуты амбулл мог лишь злобно рычать и изредка щёлкать клювом. Уложить его в контейнер было делом техники — главное делать это в толстых перчатках.
Воспользовавшись моментом, капитан бегло осмотрелся, с ужасом обнаружив, что закуской был отнюдь не грокс. И замер, услышав какой-то необычный даже для этого места звук. Вздох? Стон? Пар не позволил лучу ламп-пака осмотреть всю комнату, и капитан собрался уже уходить, как шум повторился вновь, и его источник стал предельно ясен — человек.
— Варпово пламя...
Подав знак наёмникам и получив неодобрительные взгляды в ответ, капитан, выставив вперёд болт-пистолет, начал медленно пробираться через туман. Под ногами были скользко и склизко, выяснять причину Мандерли даже не собирался, вместо этого лишь осторожно продвигался вперёд, полностью сконцентрировавшись на слухе.
— Здесь... Я...
Технораб лежал на полу, в крови, измазанный какой-то слизью. Во взгляде — ужас пережитого, смешанный с недоверием. Похоже, он считал, что капитан ему только мерещится. Опустившись перед ним на колено, Филипп достал из кармана белый накрахмаленный платок и осторожно протёр перепачканное лицо, очищая от грязи клеймо с тем, что, по всей видимости, было именем.
— Сигма 3-8-7, — Мандерли попытался подбадривающе улыбнутся, — мы тебя отсюда вытащим. Давай приятель, не дрейфь.
— Нам что, его теперь на себе тащить? — ещё сильнее возмутился наёмник, так же только прошедший через облако пара.
— Конечно, — однозначно ответил капитан, а затем, увидев выражение лица браво, добавил: — Мы же не звери.
Технораб попытался улыбнуться, а на его глазах, похоже, заблестели слёзы, впрочем, уже через мгновение он тихо вскрикнул, когда Бруно без лишних прелюдий всадил ему в шею укол боевого стимулятора. Ясности ума он прибавит не сильно, но вот организм взбодрит. Главное не думать лишний раз о том, что будет, когда действие стимулятора пройдёт.
— Боль — верный признак того, что ты ещё жив, — процедил наёмник, помогая Сигме подняться. — Давай, шевели ногами.
Впрочем, не успел капитан довольно кивнуть, как до его слуха донёсся ещё один, переключивший на себя всё внимание, звук. Гулкий и тяжёлый. Следом за ним донеслось шипение, переходящее в рёв. Ожидать продолжения Филипп не стал, повернув болт-пистел в сторону угрозы и нажав на спуск, его примеру последовали остальные, наполнив помещение светом и шумом.
Чудовище вынырнуло из дымки, одним ударом клешни отправило на пол наёмника, обрушив того словно тростинку. Другой браво выпустил весь магазин из автогана, но пули не смогли пробить панцирь. В бок монстру впилась пара лазерных лучей, прожигая и разрывая плоть ксеноса, но этого явно было мало. Капитан вскинул болт-пистелт и прицелился в центр массы амбулла. Выстрел — в стороны брызнула кровь, смешанная с раздробленным хитином. Всё ещё мало.
Новый удар расколол флак-доспех, и, вопя от боли, очередной наёмник рухнул на пол. Ещё серия лазерных лучей. Масс-реактивный снаряд впился рядом с первой раной, монстр чуть замедлился от энергии болта и приступа боли, но затем с ещё большей прытью прыгнул вперёд. На того, кто был для него наибольшей угрозой. Нужен ещё один выстрел.
— Осторожно, босс!
Резкий толчок — и капитан рухнул вниз, а прямо над ним пролетела окровавленная клешня ксеноса. Воткнувшись вместо обильно заляпанного мундира капитана в практичную форму наёмника. Подняв болт-пистолет, Филипп прицелился, но опоздал. Второй удар амбулла разорвал Бруно на части. Болт впился в основание головы ксеноса, и взрыв снёс большую её часть, окатив капитана кровью и исковерканной плотью. Пошатнувшись, ксенос рефлекторно потянулся к своему убийце, но затем с грохотом и всхлипом рухнул вниз.

***


Ушла целая минута драгоценного времени, чтобы прийти в себя. Трое наёмников были мертвы, из браво осталось лишь двое. Этого хватит, чтобы нести контейнер, но тогда не получится держать оружие наготове.
— Ладно, бросьте клетку, — после мгновений тяжёлых раздумий махнул капитан. — Берите Сигму и идите к выходу.
— А вы? — еле слышно протянул технораб, вторя немому вопросу оставшихся наёмников.
— А я сделаю так, чтобы в итоге мы вышли сухими из воды. Не стойте, идите. Я справлюсь.
Проводив взглядом наёмников и неожиданно обнаруженного технораба, капитан вновь взял в руки инфопланшет, спрашивая у духа машины, что тот успел узнать в бункере. Филипп, в силу своего жизненного опыта, прекрасно знал о той одержимости поиском знаний, что движет всем марсианским культом — ни одна крупица информации не должна пройти мимо них, тем более, если она касается создания нового вида оружия. Для хранения этих объёмов информации Культ Машины использует банки данных, обычно тщательно охраняющиеся, но, как своими глазами видел Филипп, последние из местных скитариев оказались растерзаны усилиями их же повелительницы. Определив месторасположения ближайшего когитатора, имеющего доступ к ноосфере культа, Мандерли глубоко вздохнул, унимая дрожь, проверил оружие и направился во тьму.
Обращать потребность в доблесть — это качество великих людей. Так сказал один выдающийся воин, встретившийся Филиппу на жизненном пути. Эти слова почему-то сами собой вспомнились капитану, словно внутреннее я хотело подбодрить человека, слабого и уязвимого, которым на самом деле и был Мандерли — он не был великим и уж точно не был героем. И потребность сейчас обращалась лишь в самосохранение, ибо не стоит злить Агентов Трона, ожидающих явно нечто большее, чем нелепые оправдания.
Дорога до когитатора пусть и оказалась наполненной страхом и переживаниями, к удивлению Филиппа прошла без каких-то происшествий — похоже, Стефан привлёк к себе всё внимание генетора, на что изначально и рассчитывал капитан. Ухмыльнувшись в отвращении к самому себе, Мандерли отложил болт-пистолет и, взяв в руки инфопланшет, подключил его к когитаторному узлу пучком проводов. Экран вспыхнул, и дух машины отрапортовал об успешному подключении к ноосфере; следующие минуты прошли в попытке найти информацию, которую Виктор согласится обменять на жизнь и спокойствие капитана и его команды, а это, в свою очередь, значительно осложнялось тем, что практически всё содержимое банка данных было защищено мощными ритуалами, сквозь которые не могло пробиться даже необычное устройство капитана.
Ещё через несколько минут Филиппа вновь отвлекли посторонние звуки, но на этот раз он точно определил, что источником были керамитовые сапоги, быстро вышагивающие по феррокриту. Спешно закончив копирование, капитан отсоединился от когитатора как раз в тот момент, когда Стефан ворвался в помещение — его силовой доспех был повреждён ещё сильнее чем до этого, а на поясе висел изодранный шлем, так что капитан мог видеть окровавленное лицо Ангела Смерти. Наполненное злобой.
Могучая рука схватила капитана и словно куклу пронесла по воздуху несколько метров, пока тот не упёрся спиной в стену. Пальцы сжались на горле, перекрывая воздух. Филипп рефлекторно поднял руки, обхватив скользкий от крови керамит, но тут же понял всю тщетность своих попыток.
— Так вот ради чего всё было?! — прогремел голос брата-истребителя. — Что бы ты смог продать это кому-то ещё? Для этого ты спровоцировал бойню вчера вечером?! — осыпал вопросами Стефан.
— Дух... — едва смог выдохнуть капитан. — Знаний...
Хватка тут же ослабла, и Филипп бессильно сполз вниз по стене, заливаясь кашлем и схватившись за передавленную шею — если бы космодесантник захотел, то он смог бы переломить его позвоночник усилием одних лишь пальцев. Но после этих двух слов вся его сила, вся ярость теперь просто кипела внутри него самого.
— Ты с самого начала всё знал? Это он тебя сюда отправил?
Капитан в ответ смог лишь согласно кивнуть, всё ещё пытаясь восстановить дыхание.
— Палата Бдительности направила меня сюда, чтобы уничтожить ксено-угрозу, этот приказ я выполню. А тебя он направил сюда как вора, чтобы, прячась за мной, ты смог поживиться. — Стефан нахмурился и почти что зарычал, впрочем, похоже, для того, чтобы унять свой гнев. — И зачем ему это?
— Понятия не имею... Для коллекции?
—Коллекции? — Брат-истребитель отшатнулся назад. — Он хоть представляет, сколько крови пролилось ради пополнения его коллекции? — Его сжатая в кулак рука опустилась к лицу капитана.
— Можешь пролить ещё больше, но это ничего не изменит. Он получит своё, так же, как и всегда. А причины... Меня это не беспокоит, как не должно беспокоить и тебя. — Мандерли поднял взгляд на Стефана и улыбнулся, без издёвки, яда или желчи. — Можешь убить меня, Астартес, тебе за это даже ничего не будет. Можешь взорвать весь комплекс, убить всех амбуллов, уничтожить информацию и даже оторвать голову этой Моргане и, помахивая ей, пригрозить магосу, чтобы он воздержался от повторения подобных экспериментов. Наверное, Ангел Смерти из легенд так бы и поступил. Но я знаю, кто ты, Стефан, и знаю, что ты понимаешь полную бессмысленность этого. Поэтому ты и дал ей уйти, поэтому ты и пришёл сейчас за мной. — Капитан промолчал, и его ухмылка вдруг наполнилось иронией. — Поэтому-то вас и прячут от нас в этих ваших монастырях, чтобы мы не видели вас, а вы не видели нас. Чтобы одни верили в легенды про всемогущих ангелов, а другие в истории про страдающих под гнётом врагов мучеников. А оказывается-то, что мы и сами себя готовы на фарш изводить.
Брат-истребитель нахмурился ещё сильнее, молча рассматривая капитана. Тот, в свою очередь, уже несколько раз глянул на пояс и точно обратил внимание на отсутствие там мельта-бомбы. Прав ли он в своих суждениях? Или говорил это, чтобы очередной раз его обмануть? Спустя вечность тишины Стефан наконец мотнул головой, и его рука опустилась ещё ниже, а кулак раскрылся в ладонь.
— До взрыва осталось недолго. Нужно спешить.


Подпись пользователя:
Форум » Литературный раздел Warhammer 40 000 » Рассказы » Kill-Marine
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск: