Навигация по сайту
  • Страница 13 из 13
  • «
  • 1
  • 2
  • 11
  • 12
  • 13
Модератор форума: Shepard, Пферцегентакль, Грузовик, Носок  
Форум » RPG » Таверна » Приключения героев Трактира №30 (Тьма над Раной...)
Приключения героев Трактира №30
Gross_DarknessНе в Сети
Создатели
Сообщений 5089
Репутация: 554
Раса: Выберите расу
16.12.2017 в 14:47, №181, отредактировал Gross_Darkness - Суббота, 16.06.2018, 07:03
Борт линкора «Maledictis Furorem». Арсенал. Телепортариум.


Из всех разновидностей силовых доспехов наибольшую защиту её обладателю предоставляет Терминаторский доспех, иначе называемый Тактической Бронёй Дредноута. Это самый большой и массивный экземпляр из всех видов силовых доспехов, обеспечивающий наилучшую защиту от опасностей внешней среды. В арсенале Адептус Астартес только дредноуты и танки обладают лучшими показателями бронезащиты, чем терминаторский доспех. Доспех Терминатора представляет собой не просто бронированный скафандр - это усиленный куда более мощными, чем в простом силовом доспехе, серво-мускулами экзоскелет, покрытый закалёнными пластинами композита адамантиевых сплавов и традиционно используемого в броне Астартес керамита. По сути, это самый лучший комплект персональной бронезащиты, которую только можно создать, предохраняющий своего носителя от почти любой разновидности оружия, кроме настоящего противотанкового да и то - терминаторская броня настолько прочна, что порой даже прямое попадание лазерной пушки, сгустка плазмы или луча мельты не останавливает терминатора, хотя подобные случаи считаются большой редкостью.

Фактически, воин в броне терминатора настолько живуч и стоек, что представляет собой в почти буквальном смыслесамый настоящий ходячий танк или даже бастион. Но он не мог бы даже передвигаться в настолько тяжёлом доспехе, если бы не целая система искусственной мускулатуры из фиброволокна, а также разнообразных приводов и моторов, служащих доспеху подобием суставов и связок. Из-за огромной массы брони их делают куда сильнее их аналогов в обычных силовых доспехах, что влечёт за собой качественное увеличение силы воителя - если Астартес в обычной силовой броне может разорвать человека на две части, то тому же воину в броне терминатора сделать это не составляет абсолютно никакого труда. Точно также ситуация обстоит и с самим доспехом в целом - чудовищная сила и масса движущегося терминатора позволяет ему без особых усилий пробиваться сквозь почти любые препятствия, будь то противотанковые укрепления, стены зданий и городские завалы, а то и вовсе - сквозь ряды противников, оказавшихся недостаточно разумными и расторопными, чтобы убраться с пути терминатора. Очень часто воины, удостоившиеся чести носить тактическую броню дредноута используют свои доспехи для того, чтобы в буквальном смысле сокрушать врагов весом и мощью брони, ведь в ней даже лёгкий удар наотмашь является смертельным для простого человека.

Терминаторы движутся медленно и тяжеловесно, ступая по полю боя непоколебимой поступью. Благодаря компенсационным стабилизаторам, воины в этих доспехах практически всегда стоят прямо и лишь в случае смерти носителя брони или критических повреждений стабилизаторов вся огромная масса комплекта способна рухнуть на землю. Со временем у воинов, которые носят этот доспех в боях на постоянной основе, меняется походка, а в следствии постоянного наклона корпуса вперёд образуется небольшой горб на спине. Они привыкают шагать скупыми и очень экономными движениями, передвигаясь неторопливо, но целеустремлённо - другого типа шага терминаторский доспех просто не позволяет. Бегать в этой броне не представляется возможным, ибо огромный вес в сочетании со стабилизаторами всячески мешает даже попыткам сделать это и максимум, на что способны воины-терминаторы - идти быстрым шагом, ускоряясь настолько, насколько это вообще позволяют системы брони. Но обычно терминаторам и не нужно перемещаться так быстро и прытко, как воинам в обычной силовой броне - эти воины появляются на поле битвы во вспышке телепортации или выходят из распахнутых штурмовых аппарелей тяжёлых десантных танков «Рейдеров Лэнда».

Каждый терминатор вооружён куда более серьёзным оружием, нежели воины в обычной силовой броне. Имперские Астартес используют традиционную схему из комбинации шторм-болтера и силового кулака. Шторм-болтер, более удобная модификация комби-болтера, обладает вдвое большей скорострельностью в сравнении с болтером и позволяет выпускать настоящий поток болтерного огня. Также его заряжающие системы могут быть интегрированы в сам доспех, что делает его превосходным оружием для горячки ближнего боя. И тем не менее самой главной особенностью терминаторского доспеха является то, что он позволяет воину в нём без усилий использовать куда более тяжёлое и громоздкое вооружение, чем доступное обычной силовой броне, будь то могучий цепной кулак, предназначенный для вскрытия бронепереборок и танковой брони, или массивный тяжёлый огнемёт, способный испускать целую стену пламени. Иногда терминаторы даже взваливают на свои широкие плечи целые ракетные установки, например специально сконструированные для них «Циклоны» или схожие по принципу действия аналоги.

IX-я когорта Чёрного Легиона обладала сотней комплектов терминаторской брони, причём все из них находились в ведении целенаправленно выделенного подразделения воинов, носивших эти доспехи. «Штальгарниды», что с одного из диалектов сиралайхского можно было приблизительно перевести как «Несокрушимые», были единственным кругом когорты, воины которого сражались в этой броне и выполняли, пожалуй, самые сложные и ответственные задачи, которые лорд Эрих не мог доверить импульсивным штурмовикам Халаса, жестоким разрушителям Тарграха, непредсказуемым чернокнижникам ковена Царнаха или даже своим избранным - Дхарекхардарам. Подчинённые Сицархуса отличались угрюмым и неуживчивым нравом, звериным упрямством и своеобразным высокомерием - если им показывали цель и давали задачу, терминаторы выполняли её с максимальной безжалостностью, усердием и тщательностью, чтобы ни у кого в когорте не возникало сомнений, что именно они принесли победу на лезвиях своих топоров, когтей и кулаков. Чтобы доказать это, как предполагал имевший полные на то основания лорд Эрих, скорее самим себе, чем ему или Сицархусу, терминаторы IX-й когорты порой ставили настоящие рекорды совершенно на первый взгляд бессмысленной жестокости, не просто уничтожая противника, а практически в буквальном смысле втаптывая его в землю - после действий терминаторов могло не остаться даже относительно целых трупов, только жуткий суп из плавающих в крови кусков истерзанной плоти и обломков костей, оставшихся от вражеских бойцов. Лорд Эрих в сражениях с силами Империума часто использовал подобное для более убедительного приведения противника к капитуляции, ясно давая понять вражескому командующему что будет, если тот продолжит организованное сопротивление. Иногда это срабатывало - обычно когда в подразделениях имперцев кончались комиссары, священники и большая часть офицеров. Впрочем, иногда даже это не ослабляло холодную злобу «Штальгарнидов» и сдавшийся полк мог продолжить нести потери, если в крови воинов Сицархуса продолжала бурлить жестокая жажда убийства. Лорд Эрих не особенно одобрял подобного поведения, но всё же не мог не признавать невероятную эффективность действий терминаторов.

К сражению воины круга предпочитали готовиться практически в самый последний момент. Конечно, иной раз случались обстоятельства, когда терминаторы занимали коридоры корабля в полной боеготовности уже к моменту выхода из Моря Душ, но подобные события были нечасты. Благодаря помощи большого числа слуг и мультизадачных манипуляторов, запрещённых Адептус Механикус, а также отказа от долгих и, по мнению воинов когорты, бесполезных молебнов и освящений брони процедура облачения занимала от силы десяток кирай.

Так было и сегодня. Когда в каютах «Штальгарнидов» из змеиных пастей вокалайзеров послышался сигнал боевого сбора, сотня бойцов устремилась к арсеналу, где их уже поджидали легионные слуги. Под шум боевой тревоги и лающих выкриков, воины подразделения облачались в массивные экзоскелеты тактической брони дредноута. Шипели поршни манипуляторов, устанавливающих на доспехи бронепластины и подающих покрывающимся сотнями килограмм адамантия и керамита десантникам отдельные элементы доспехов - начиная от оскаленных шлемов и заканчивая массивными латными наручами. С лязгом закреплялись на своих местах массивные силовые и цепные кулаки, сверкающие молниевые когти и магазины комби-болтеров. Многие терминаторы сжимали в когтистых перчатках огромные силовые топоры и булавы, делая проверочные взмахи и широкие рубящие удары. Ощетинившиеся бивнями шлемы закреплялись на угловатых воротниках,герметизируя броню. Весь собравшийся круг напоминал собравшееся в одной точке стадо доисторических мамонтов, вместо шерсти усеянных шипами и длинными трофеевыми пиками, с которых безучастно взирали целые вереницы черепов людей и различных ксеносов.

Сицархус, сжимающий в руках свой шлем, вышел в центр Зала. Весь круг «Штальгарнидов» придвинулся чуть ближе, окружая своего командира сплошной стеной шипованной брони, бивней и горящих янтарно-жёлтых линз.
— Легион, внимание! — даже не смотря на то, что Сицархус был без шлема, его голос эхом прокатился по залу, достигнув ушей каждого собравшегося здесь. — Эрих сбросит нас на город трупопоклонников сразу после орбитального удара и первой волны высадки Несущих Слово. Задача у нас простая - занять центр города и обеспечить безопасность зоны высадки. Ходить много не придётся, так что по приземлении занять позиции и действовать по обстоятельствам. Всё как обычно, сиралайхцы, ничего нового. И да направит нас Архитектор. А теперь по телепортариумам, легионеры!

Собравшаяся в зале сотня чудовищных воинов торжествующе взвыла и вокс-решётки их шлемов исказили голос каждого до бьющего по барабанным перепонкам трубного рёва. Затем группы «Штальгарнидов» направились по коридору, ведущему к центральным телепортационным камерам линкора. Палуба грохотала и сотрясалась под ногами массивных воинов а попадающиеся на пути отряды Пепельных Призраков встречали терминаторов торжествующими возгласами, в то время как слуги и рабы в ужасе бежали и прятались. Некоторые из них, слишком потрясённые такой внезапной и ужасной встречей, падали на колени и стремились отползти как можно дальше от вереницы бронированных монстров.

Шелгар Хицкледер, командир шестой группы терминаторов, шагал примерно в середине растянувшейся колонны. Справа и слева позади него топали ещё четверо воинов его отряда, метки их биометрических показателей горели успокаивающим синим светом на краю зрения избранного. Прошло всего пятьдесят семь ксалернов с того момента, когда Шелгар получил право возглавить отряд, но пламя жажды вести воинов за собой уже давно потухло. Если бы Вирхель во время очередного сбора круга снова изъявил своё желание возглавить шестую группу, Шелгар бы не был против и освободил место без традиционного состязания в Зале Арены пред взором Ткача и лорда Эриха. Один избранный всегда сменяет другого, если, конечно, отряд примет его. А шестой группе «Штальгарнидов», по большому счёту, было наплевать, кто конкретно будет командовать - Шелгар или Вирхель.

Отряд молча шагал по коридору. Это было не типично для воинов круга - передний и задний отряды шумно переговаривались, слышались насмешки, предположения, советы и похвальба. Ничего необычного в этом не было - для воинов когорты война и вечные рейды давно стали рутиной, работой и обычным времяпрепровождением. Долгая Война становилась объектом мрачных шуток и полигоном отработки новых видов тактики, наполнения трюмов линкора ресурсами и, традиционно для воинов IX-й Когорты, возможностью сбора огромного количества трофеев. Головы лояльных кузенов из орденов Астартес ценились высоко, хоть и доставались скорее всему кругу в целом - в Зале Побед была целая стена, уставленная черепами имперских космодесантников. А вчера Харельт поспорил с Гельмунтом, что первый поднимет на наплечные шипы своей брони голову священника с Раны. Пустым бахвальством подобное не являлось - эти двое всегда коллекционировали головы жрецов Министорума с каждой планеты, куда вторгались «Вестники Смерти». Впрочем, такой отъявленный трофеизм был нормой для абсолютно любой когорты или группировки Чёрного Легиона и лорд Эрих только поощрял его.

— Шелгар, Сицархус проинструктировал тебя, куда конкретно нас сбросят? — вышел на связь Кершер, шагавший справа пятый воин группы. Полуметровые бивни Шелгара повернулись в его сторону.
— Нет, — прорычал оскалившаяся клыками вокалайзер командира. — Это мы должны узнать внизу.
— Я слышал, с нами пойдёт Кьёнас, — буркнул Вирхель. — Если так, то наши союзники могут решить, что мы сами занимаем город.
— А не плевать ли, что там они будут думать? — поинтересовался Харельт. — Лорд Эрих видимо отдал город Несущим Слово для организации плацдарма, а если они будут чрезмерно недовольны… то мы им доходчиво объясним, насколько они неправы, — воин с такой выразительностью качнул топором, что даже Шелгар не смог сдержать свирепой ухмылки.
— Твоё рвение похвально, Харельт, но на земле я не желаю слышать подобных разговоров, — послышался на канале связи шестой группы голос Сицархуса. — Отношения между легионами и так натянуты, а если из-за твоей наглости мы будем биться не с имперцами, а с нашими кузенами из XVII-го, то я из тебя самолично отбивную сделаю. Понимаешь меня, Харельт?
— То на земле, хиш Сицархус, — судя по голосу воин был нимало не пристыжен обещанием командира. — Я тебя не подведу.
— Посмотрим, — проворчал Сицархус, разрывая связь.
— Не беси его, — предупредил Харельта Шелгар. — У командира и так забот полно, так ещё и ты провоцируешь. Там на выходе из Варпа мы чуть не начали войну с Несущими Слово.
— Это из-за того рейдера с о слаанешепоклонниками?
— Да. Так что будь осторожнее. Мир слишком хрупкий и пока ценный, чтобы его нарушать.
— Помяни моё слово, Шелгар - они начнут стрелять первыми, — заметил Вирхель.
— Откуда ты это знаешь?
— Предчувствую, брат. Предчувствую.

На палубе телепортариума в этот раз было довольно шумно. Повсюду сновали механоманты Тёмного Механикума, настраивающие только им ведомые системы управления телепортационными камерами, а между ними бродили смертные маги линкора - технологии телепортации на линкоре Хаоса уже давно представляли собой сплав науки и колдовства. В воздухе висел запах озона и необъяснимого для восприятия привкус энергии Имматериума. Вырезанные на стенах руны ярко светились синим светом, бросая на лица, доспехи и оружие собравшихся здесь мертвенные отсветы. Около самой большой телепортационной камеры покачивались громадные бронированные панцири трёх «Извергов», перед ними в огромном желобе разливалось целое болото из крови - для утоления пылающего голода движущих их демонов колдуны привели не меньше сотни мужчин и женщин с рабских палуб, приговорённых к пущению в расход. Эти несчастные наверное несколько длартов как были признаны «бесполезным мясом» и отправлены в отдельные ублиеты рабских палуб корабля, откуда подобные им выходили только для жертвоприношений или жестоких экспериментов чернокнижников когорты. Или же вот, как сейчас, для подпитки живых машин. Половина жертв была уже мертва, с когтей и пастей механических чудовищ стекала кровь, пятнающая желоб и окунающиеся в него передние мощные силовые лапы, оставшиеся уже даже не пытались бежать или тем более сопротивляться - они лишь стояли на коленях и обречённо дрожали перед пастями монстров. Слышались всхлипы, изредка прерываемые громкими рыданиями потерявших самообладание. Время от времени один из «Извергов» просто хватал случайную жертву и с тошнотворным хрустом разжёвывал, заливая оставшихся кровью и сыплющимися между огромных клыков кусков мяса, прежде чем со смесью шипения и гула проглатывал, отправляя очередное тело в пламя своей демонической топки. Руны на бронепластинах чудовища и вырывающееся из труб на спине сгустки синего пламени в этот момент начинали светиться чуть ярче обычного.
— Сицархус, мой старый брат! — Кьёнас встретил возглавлявшего «Штальгарнидов» командира довольным рыком. Жуткие, заляпанные жертвенной кровью лапы нетерпеливо заскребли палубу. — Я рад снова идти на битву вместе с тобой. Скоро ли мы начнём охоту на трупопоклонников?
— Когда прикажет лорд Эрих, конечно же, — отозвался Сицархус, проходя мимо могучего «Изверга». — И у тебя есть чем заняться, пока мы не начали высадку.
Стоящий справа от Кьёнаса Хекс облизал свои зазубренные клыки и схватил очередную жертву. Ужасно исхудавший раб издал дикий, преисполненный агонии вопль и, потеряв часть левой руки, оторвался от общей цепи, исчезая в пасти «Изверга». На оставшихся внизу пролился небольшой дождь из крови и ошмётков размалываемого тела, что вызвало всплеск отчаянных криков, быстро заглушённых сбивчивыми рыданиями. Кто-то с краю громко взмолился Императору и Даневол, третий «Изверг» мгновенно покончил с этим, в буквальном смысле целиком проглотив человека и прекратив сбивчивый речитатив. Какофония помеси всхлипов, криков и рыданий продолжилась. Стоявшие позади них пехотинцы Пепельной Армии были ужасно бледны, кто-то еле сдерживался, чтобы не замарать рвотой кровавый желоб - жертвенная влага скоро пригодится, когда смертные маги линкора будут покрывать ею колдовские руны. Впрочем, они уже делали это, макая кисти из волос жертв в кровавое болото и шепча заклятия окропляли ею горящие на стенах знаки.
«Это справедливо», — размышлял взирающий на эту бойню Шелгар, буднично отмечая состав обречённых. Большую часть составляли в основном те, кто по каким-то причинам не мог выдержать тяжкого труда. Смягчающих обстоятельств не было - пол, возраст, болезни или травмы в расчёт не принимались, сиралайхцев интересовала только эффективность. Если рабы получали увечья - их списывали в «бесполезные». Если рабы не могли выдержать изнуряющий темп работы - их списывали в «бесполезные». Если рабы по каким-либо причинам не могли работать - их списывали в «бесполезные». Оставались только физически сильные, здоровые и выносливые - остальные очень быстро уходили в расход. Попасть в ублиеты «бесполезных» было проще простого, но вот покидали их лишь в мучительной смерти на алтаре, хирургическом столе или вот как сейчас - в зубах живых машин легиона.
Размышления воина были прерваны надрывным воплем «Нет!!!» и он едва успел разглядеть, как Хекс пережёвывает очередного раба под нечленораздельные крики стоящей рядом женщины, отчаянно пытающейся отползти от страшной пасти и бьющейся в своих цепях. Видимо, у неё случилась истерика и теперь общая цепь ходила ходуном от бешено вырывающейся жертвы, но цепь на то и цепь, что человеку не в силах освободиться от её холодного захвата. Стоявшие позади пепельники неодобрительно косились на это представление, дежурный офицер караула трясущимися руками раскуривал трубку. Крики, слёзы, мольбы и отчаянные попытки вырваться прекратились через пару кирай, когда несчастная поняла неизбежность своей участи и обречённо поникла головой. Спустя буквально несколько мгновений зубы Хекса оборвали её жизнь, а заляпанные кровавыми брызгами смотрители выловили из страшного супа ставший не нужным ошейник.
— Так воины, хватит любоваться зрелищем, пора дело делать! — объявил Сицархус, проходя вперёд, к главной терепортационной камере, где без проблем могло поместиться две дюжины терминаторов. — Всем занять свои места и приготовиться к высадке! Группы с Первой по Пятую, ко мне! Остальным распределиться самостоятельно. Кьёнас, поторопись - я хочу видеть тебя и твоих сородичей внизу!
— Будет исполнено, старый брат! — прорычал «Изверг». — Жди меня там, на поверхности - я присоединюсь к вашей пирушке!
Слитные ряды «Штальгарнидов» распались на множество мелких групп, когда воины начали занимать места в телепортариумах. Шестой группе выпал восьмой блок, нацеленный сейчас на выход с центральной площади. И хотя линкор только начинал занимать позицию, системы высадки были уже готовы и трижды перепроверены. Стены камеры были расписаны рунами, пластины из металлической плоти пульсировали в нетерпении. Когда начнётся телепортация, руны вспыхнут с ослепляющей яркостью, все находящиеся в камере ощутят невесомость и чувство полёта и всё потонет в бешеной круговерти синего и чёрного, а затем мир вновь обретёт очертания, но это уже будет не борт линкора Хаоса, а планета и под ногами будет не пласталь корабельной палубы, а чужая земля.
Земля Империума, вотчина трупопоклонников - территория врага…
Врага… Шелгар облизнул зубы, пробуя слово на вкус и прокатывая его на языке. Враг, враг, враг. Врага должно убить. Империум Человечества - враг, его должно уничтожить. Безмозглые и невежественные трупопоклонники, грязь на лице галактики. Хотя…
По большому счёту сиралайхцы и сами были подобием имперцев. Да, на порядок выше уровень знания. Да, наличие критического мышления. Да, презрение догматов и веры. Но в своей сути, если продолжать копать глубже… сиралайхцы были такими же выродками, как и трупопоклонники, а жители некоторых других - даже хуже.
«Интересно, что же с нами, людьми, стало?» — промелькнула мысль в голове Шелгара, когда Вирхель поднял большой палец вверх, показывая смотрителю готовность группы. Шелгар так и не нашёлся что ответить: его внимание было приковано к последней оставшейся в живых девочке-жертве, плачущей от ужаса в наполненном кровью желобе - «Изверги» закончили трапезу и сами направлялись в телепортационные камеры. Интересно, почему её бесполезная жизнь не пошла на подпитку демонов в глубинах живых машин? Если это и было тем явлением, которые трупопоклонники называли «чудом Императора», то Шелгар не имел возражений против такого по настоящему чудесного спасения.
Ответ сложился сам собой лишь тогда, когда пожавший плечами палубный смотритель как будто ничего не происходит вытянул её из желоба и принялся деловито счищать с её плеч кровь. В этот раз бесполезному мясу повезло, но следующего выхода из ублиета оно точно не переживёт. Это стало последним, что увидел избранный прежде чем двери закрылись: «Человечество утратило человечность». Не то чтобы Астартес являлись людьми, тем более Астартес Хаоса, стоявшие от человечности ещё дальше чем их лояльные Императору кузены, но подобные мысли иногда посещали головы воинов IX-й Когорты Чёрного Легиона.
— О чём задумался, Шелгар? — в воксе послышался хриплый смешок Вирхеля. Шелгар нахмурился - воины группы видели своего избранного насквозь. Впрочем, в конце концов именно с их молчаливого одобрения он и стал командиром. Лоялистам было проще - их сержанты назначались в отряд капитаном роты и воины взвода смиренно принимали их. В Легионах Хаоса воин мог возглавить группу лишь с согласия поголовно всех бойцов своего отряда и это было ещё наилучшим из вариантов - в других группировках и даже когортах Чёрного Легиона пост избранного требовалось удержать в ходе череды вызовов. В конце концов, каждый десантник Хаоса мечтает им стать…
— О людях, — проворчал Шелгар. — Люди утратили право быть великими. Эпоха гигантов Тёмной Эры ушла безвозвратно, потому-что человечество деградировало до животных. Мне даже почти жаль его.
— Трупопоклонников-то? — хмыкнул Харельт. — А чего их жалеть? Сейчас спустимся, сотрём их в пыль да и дело с концом. Невелика потеря для вселенной.
— Я про весь наш род в целом, — массивные бивни Шелгара повернулись в сторону шутника. — Что мы, что имперцы - разницы нет.
— При всём уважении, командир, контролируйте речь, — тихо произнёс Вирхель. — В жизни не поверю, что смертные для тебя что-то значат.
— А твой клан, Вирхель? — зарычал Шелгар, стиснув рукоять топора. — Ты не забыл, что хоть мы и возвысились над смертными, но для богов мы всё равно пушечное мясо? Вспомни хотя-бы, что говорит лорд Эрих на этот счёт, — уже мягче добавил Шелгар. — Почему он всегда даёт врагу три шанса сдаться? Потому что принятие сдачи достойного противника сохраняет жизни десятков тысяч человек - как наших, так и чужих. Как ты думаешь, почему при Сандарском улье имперцы бросали оружие многими тысячами? Лорд Эрих дал им понять, что прощает их сопротивление и дарует жизнь, которую мог бы отнять и когда в их рядах закончились те, кто вёл их в бой - что ещё им оставалось делать, как не подчиниться нашей воле? По даже самым скромным расчётам это сохранило жизни великого множества наших войск.
— В этот раз лорд Эрих запугал их, — Вирхель сделал попытку отрицательно мотнуть головой и выступающие из шлема бивни угрожающе качнулись. — Не думаю, что он примет их сдачу. Рана - не обычный мир Империума. Там нет людей, лишь толпы безмозглых трупопоклонников, которые кроме догматов своей веры ничего не знают. Они будут драться до конца.
— По традиции мы должны дать им шанс, — повторил Шелгар, бросив взгляд на мигающую руну готовности к телепортации. — А если они им не воспользуются - то мы убьём их всех.

Империум


Маргелла. Улицы столицы.


Невозможно себе представить, какие беспорядки охватывали в это время Маргеллу. На улицах царили давки, крики смятения и паники, кто-то штурмовал торговые лавки, запасаясь провиантом, но многие следовали за искупителями - полубезумные проповедники закутанные в рваные одеяния и потрясающие ревущими цепными мечами. Вокруг них собирались тысячи экзальтированных горожан, внимающих каждому слову истеричных фанатиков. Искупители визгливыми воплями оглашали площади и проспекты посулами о скором возмездии Бога-Императора и его гневе, павшем на головы грешного населения путём обрушения на них самых страшных врагов человечества. Они зажигали костры, в которые бросали «нечестивых», указывали на небо, сверкающее вспышками пустотного сражения над Раной, и взывали к Богу-Императору, моля его очистить их от скверны. Их призывы сплотиться в едином порыве и принять наказание от Бога-Императора заметно влияли на народ - рыдающие и молящие Бога-Императора о милосердии флагелланты стали массово наблюдаемым явлением. Если бы армия вторжения знали о разворачивающемся накале безумия, они бы были рады.
Недолго.
Ибо накал страха, вызванного посланием лорда Хаоса, медленно, но верно, шёл на спад. Чему немало способствовали действия Арбитрес.
Служителей Имперского Закона на Ране было не так много. Преступлений на планете практически не совершалось даже таких, какими занимались обычные силовики, чего уж говорить про Адептус Арбитрес, расследующих куда более серьёзные проявления неподчинения Закону. Культов Хаоса, идолопоклонников, террористов и прочих сообществ, могущих представлять угрозу власти Империума, на Ране никогда не водилось и четыре батальона Арбитрес оказывались не у дел.
Тем не менее сказать, что Арбитрес так-же как и Силы Планетарной Обороны Раны утратили боевые навыки, было огромной ошибкой. Арбитрес всегда следили, готовились и выжидали - как хищник, засевший в засаде и готовый напасть на добычу. Поэтому когда по всей Ране прокатилась волна послания «лорда Эриха Винцель-Шальдау Борхардта» Арбитрес восприняли это как вызов своим профессиональным навыкам и отреагировали молниеносно.

Несмотря на то, что большая часть Арбитрес изначально базировалась в Локусе и повинуясь приказу Инквизиции покинула тюремный комплекс, перебравшись в Маргеллу, в столице всё ещё оставались укреплённые замки служителей Закона и Верховный Судья Раны Дейм Ахенцес не потерял бразды управления своими силами. Спустя буквально несколько минут после окончания входящей передачи, Судья отдал приказ начать изоляцию наиболее угрожаемых зон города, рассекая его на отдельные участки для контроля за перемещениями народных масс. Параллельно началась масштабная агитационная кампания - Арбитрес привлекали к делу наиболее известных общественных деятелей, способных зажечь толпу. «Репрессоры» с громкоговорителями и, на всякий случай, водомётами, появились на всех ключевых площадях, где могли собраться огромные массы перепуганных горожан. Верховный Судья полагал, что основное количество перепуганных жителей направятся к часовням и оказался на все сто процентов прав - люди наседали на двери молелен, умоляя священников о благословении и отпущении грехов. И там, где толпа не получала желаемого начинались нешуточные волнения - люди свирепели, их прививаемый с детства религиозный фанатизм выплёскивался в разрушительном порыве. Много людей погибло в давках, но могло быть и больше, если бы не действия Адептус Арбитрес, разгоняющих толпы струями ледяной воды, применяющие специализированные газы с подавляющим компонентом и врывающимися в толпы клиньями щитов и панцирной брони. Множество самопровозглашенных проповедников, оглашавших тезисы о наступлении конца мира, было схвачено Арбитрес, что позволило несколько снизить накал безумия.

Маргелла. Собор Благословлённой Раны.


Собор Благословлённой Раны являлся циклопическим сооружением, возносящимся к самим небесам. Колоссальный, покрытый белым и жёлтым мрамором и позолоченной плиткой круглый купол, плавно перетекающий в шпиль, можно было разглядеть из любой точки Маргеллы. Днём собор сиял в лучах солнца, ночью огромные прожекторы подсвечивали его внешние своды ярким белым светом, искусно подобранное освещение создавало иллюзию того, что сам храм светится неким внутренним светом. На людей это обычно производило по настоящему магическое впечатление - для многих из них собор справедливо считался истинным чудом. Венчающая шпиль огромная позолоченная статуя Бога-Императора удостаивалась особого внимания - осветители стремились сделать всё для того, чтобы её могли видеть все и отовсюду. Император стоял, протянув руку вперёд, ладонью вверх, словно удерживал что-то - в полдень солнце можно было увидеть в его длани, если стоять на площади перед главными вратами в собор.

От центрального шпиля шли четыре циклопической базилики, располагавшиеся с каждой из четырёх сторон света, образуя вместе с собором форму креста со шпилем в центре. Это были колоссальные сооружения, каждая из которых имела собственные ворота и состояла из девяти нефов. Вокруг всего собора шли циклопические контрфорсы, соединённые со стенами храма колоссальными аркбутанами и соединённые между собой резными мостиками, по которым вполне могли перемещаться сотни людей. Буквально каждый участок стены базилики, аркбутан и контрфорс украшали статуи различных имперских святых - в основном, прославленных сестёр Сороритас и канонизированных иерархов Экклезиархии. Неподготовленный разум не мог бы даже осмыслить размер всего сооружения, настолько оно было огромным.

Внутри ориентированной на север базилики располагался дворец Экклезиархии. Дабы не осквернять сам собор мирскими помещениями, всё не относящееся к духовному бытию было вынесено за пределы шпиля. Здесь жило подавляющее большинство духовных лиц Маргеллы, включая и самого кардинала, имевшего собственные покои в центральной башне над средокрестием базилики. Сейчас кардинал находился именно там, под охраной тридцати воинов братства Крестоносцев.

Сказать что Иммануил Кеалгай был подавлен значило не сказать ничего. Вот уже несколько часов верховный сановник Экклезиархии на Ране сидел у окна и потеряно смотрел на небо, наблюдая танцующие в вышине вспышки разворачивающегося в пустоте сражения. Закончились они не сразу, но последний час кардинал ощущал только горе, когда усеянные звёздами небеса перечеркнуло нечто, отдалённо напоминающее вытянутый кинжал. Даже с такого невероятного расстояния тёмная громада линкора Архиврага всё равно была видна - заливающая город своим сиянием луна Суб-Примус ярко освещала его борт, превращая летящий над планетой корабль в тусклый, бледный клинок. Сразу же за ним в лунный свет вошёл ещё один корабль, зависший над Локусом. Иммануил осенил себя аквиллой, вознося горячую молитву Богу-Императору. Он надеялся, что у защитников города хватит сил и духу сдержать врага до прибытия помощи из Маргеллы.

Позади кардинала в почтительном полупоклоне склонился один из его самых ближайших соратников - декан Феликс Мореллан. В руках он держал несколько запечатанных свитков.

— Ваше Высокопреосвященство, — осторожно обратился он, подходя чуть ближе к кардиналу. — Прошу простить меня, но пришло послание от Алас Мори. Они молят вас позволить им присоединиться к битве с предателями.
— Отрадно слышать, — тихо произнёс Иммануил, ре отрывая взгляд от гибельного танца кораблей на орбите. — На скольких жриц Смерти мы можем расчитывать?
— Более двух сотен клинков, Ваше Высокопреосвященство.
— Хорошо. Пусть действуют как сочтут нужным.
— Ваше Высокопреосвященство не прикажет им защищать храм Маргеллы?
— Я почти уверен, что культ постарается уничтожить лидера предателей. У них после его послания должны быть к нему личные счёты. Мы будем молиться за их успех.
— Как Вашему Высокопреосвященству будет угодно, — склонился декан.
Воцарилось недолгое молчание, в ходе которого кардинал всё так-же неотрывно следил за небесами.
— Они хотят напасть на Локус, — пробормотал Иммануил. — Не зря же первые огни пламени расцвели именно там.
— Да, Ваше Высокопреосвященство.
— Там же часовня Святой Илании, — горько добавил кардинал, стиснув кулаки в бессильном отчаянии.
— Там целая миссия Адептус Сороритас, они не допустят поругания святыни, — горячо заявил декан, вызвав у Иммануила лишь скептический вздох.
— Предатель говорил о падших Астартес, Феликс. Богом-Императором заклинаю вас, свяжитесь с Мариеттой, попросите её вывести их из города.
— Прошу меня простить, Ваше Высокопреосвященство, — декан склонился ещё ниже, — но ваш покорный слуга уже сделал это.
— Хвала Императору! И что ответила Мариетта?
— Палатина Шандель отказалась отступать, — прошептал Феликс. — Хотя сдаётся мне, досточтимая канонисса и не настаивала. Палатина поклялась, что будет удерживать часовню столько, сколько сможет. Сейчас вокруг неё собираются оставшиеся в Локусе войска планетарной обороны.
Иммануил прикрыл глаза. Церковь Империума проповедовала самопожертвование во имя Бога-Императора, но сейчас даже кардиналу было ясно, что Локус обречён и для всех находящихся в нём защитников уготована смерть. И помочь им было уже не успеть - Архивраг должен был начать высадку в любую минуту. В душе Иммануила начало подниматься нечто, что тот испытывал крайне редко - гнев.
Архивраг собирался предать этот мир огню. Разорить. Уничтожить. Осквернить. Иммануил попробовал это слово на вкус, покатав его на языке словно холодную воду в удушливую жару. Это слово пахло ненавистью и отдавало зловонием бессмысленной злобы. Кардинал едва заметно сплюнул за окно.
— Распорядись подготовить трибуну, Феликс, — процедил Иммануил.
— Ваше Высокопреосвя…?
— Ты слышал. Я хочу, чтобы была подготовлена моя трибуна и открыт канал вещания на весь город. Мой долг - обратиться к народу в этот трудный час. Еретик объявил нам войну? Клянусь Богом-Императором, он её получит!
Внезапно в небесах за горизонтом, там, где должен был располагаться Локус, сверкнула вспышка. Затем ещё раз и ещё. Спустя пару мгновений небо буквально засветилось, нечто сияющее и громадное начало вставать за горизонтом. Иммануил осенил себя аквиллой, ибо даже такому в целом не сведущему в военном деле человеку было ясно, что это - орбитальная бомбардировка. Архивраг расчищал себе плацдарм, бомбя оставшийся беззащитным город. Если там и оставались башни противокорабельных лэнсовых орудий, то сейчас они должны были вести дуэль с кораблями предателей на орбите.
— Император хранит, — прошептал Иммануил. — Началось…


Подпись пользователя:
MaledorНе в Сети
Проверенные
Сообщений 273
Репутация: 223
Раса: Imperium_of_Man
03.01.2018 в 14:24, №182
У Ангальта на загривке волосы встали дыбом. "Доигрался, старый дурак!" промелькнуло в голове комиссар и он повернулся к инквизитору. 
- Милорд. Я проясню вам всю тяжесть ситуации. 
Пройдясь вдоль стола, стоящего по середине, комиссар собирал всё мысли по крупицам. Рапорт для инквизитора, который, как минимум, в непонимании от действий комиссара должен быть убедительным.
- Итак. Мы имеем сейчас, как минимум, трех предателей. - комиссар набрал побольше воздуха в легкие. - Это полковник Гиллоу, ныне почивший, командир Бримлокцев Холас Тендельш и полковник СПО Раны Минст Велкер. 
Ангальт прошелся вокруг голостола.
- Но у нас есть насущие проблемы. Слуги Вечного Врага высаживаются в Локусе... - Ангальт сотворил знамение аквиллы. - Да защитит Император их души... Нам нужно готовиться к обороне, господин Инквизитор.
Комиссар подошел ближе в голодисплею и обозначил позиции. 
Здесь, здесь и здесь. - Ангальт ткнул пальцем в дисплей - Мы расположим полки Бримлока. - комиссар указал на возможные  Ввиду их специализации, а именно быстрая атака и отступление, мы сможем задержать основные войска Хаоса. Так как они будут задержаны, мы сможем устроить хорошую артподготовку по ним. Развед отряд, под командованием лейтенанта Кабала, еще находится в районе боевых действий Локуса, и так как, я дал им приказ, действовать по обстоятельствам, они могут дать нам большую тактическую информацию по наступающим силам Губительных Сил.  
Ангальт выдохнул. 
- Господин Инквизитор, я прошу полной власти над командованием сил самообороны и управлением вооруженных сил Раны.


Подпись пользователя:
SamolichnoНе в Сети
N1Ce клан
Сообщений 1840
Репутация: 187
Раса: Chaos
11.03.2018 в 14:02, №183, отредактировал Samolichno - Понедельник, 12.03.2018, 17:46

Командный мостик баржи "Sanctum Terra"


- Владыка на мостике!
Креос шагнул на мостик боевой баржи. Смертные слуги и астартес приветствовали повелителя воинства, смертные -  вытянувшись "по струнке", братья же - глухими ударами по груди, напротив сердца. Лишь сервиторы, продолжали монотонно выполнять свои обязанности. Один из них принадлежал не смертному, а павшему боевому брату. В сети кибернетических систем управления и кабелей жизнеобеспечения, виднелись части тела, оставшиеся от некогда гордого астартес. Тело и машина, сплавленное вместе, повернулись одновременно.
- Лорд Креос. Корабль XVII-го легиона, линкор "Maledictis Furorem" завершил уничтожение орбитальной защиты миры 47017, обозначенного как Рана. Ожидаю дальнейших распоряжений.
Эккийя ныне был калекой, тяжело раненным в битве с одной из устрашающих форм ксеносов, коими было щедро населено звездное пространство, во времена Великого Крестового похода. Нейротоксины, уничтожили большую часть органического тела бывшего магистра воинства, оставив от могучего воина лишь блеклое воспоминание. Но даже не смотря на это, Эккийя был слишком ценен чтобы терять его или, даже помещать в дредноут. Его истинный талант лежал в пустотных битвах. В воинстве не было никого, кто мог бы сравниться с ним. Было принято решение рискнуть и соединить угасающую искру жизни с системами мощнейщего корабля воинства - "Sanctum Terra". Благодаря своей воле десантник выжил, процарапав себе путь из царствия мертвых. Невообразимым образом апотекариям удалось восстановить достаточное количество органики чтобы остаться жизнеспособным и пережить подключение к корабельным системам. Ныне, соединенный напрямую с мостиком боевой баржи, он занимал место магистра флота, хотя формально эта должность и была закреплена за Креосом. Но настоящим капитаном, и телом, и душой, был Эккийя. Еще до ранения он отличался врожденным талантом к управлению сражениями в пустоте, теперь же, соединенный с кораблем напрямую, его способности лишь выросли. Орудия корабля поражали противника на, казалось бы, невообразимых расстояниях и с невозможной точностью, а абордажные устройства били без промаха, направляемые несгибаемой волей магистра флота. Сам же корабль, невзирая на свою массивность, мастерски уходил с курса наиболее мощных направленных на него атак, попутно рассылая приказы на подчиненные ему флотилии, координирую их действия. Благодаря Эккийе, весь флот "Кровавого видения" действовал, как единое целое, сохраняя за собой устрашающую репутацию "Хищников пустоты", как во время ВКП и Ереси, так и после нее.
Ложе Экккийи занимало место, где когда то располагался командный трон корабля. Сбоку ,от кибернетического Магистра флота было установлено место для командира корабля. Оно принадлежало Креосу. Сейчас  Апостол не занимал его, а находился рядом с гололитическим столом, вместе с офицерами воинства подготавливая вторжение на планету.
- Мы должны ударить по ним всем чем есть, спуститься с небес, в ореоле пламени, дабы спалить нечестивцев за их ложные верования, и тем самым восславит богов - горячо спорил Ксагер, повелитель круга Пепла. Он всегда был горячим в своих суждениях и поспешным в действиях, что находило отражения в подчиненных ему воинах. Сначала действуй, потом разбирайся с последствиями. Невзирая, на его неприязнь к тщательному планированию, он, тем не менее не пропускал ни одного тактического собрания. В прошлом он пользовался большой благосколнностью бывшего магистра воинства, который видел в нем свое обратное отражение. Там где Ксагер был горяч и поспешен, Эккийя был нетороплив и рассудителен. И именно натура Ксагера, открывала магистру, новые тактические ходы. Как любил говорить Эккийя, указывая на горячность Ксагера: "Если твои планы зашли в тупик, просто действуй".
- Возможны потери брат - хмуро возразил Заракс, - их противовоздушная оборона, если верить сканерам все еще действует и она соберет кровавую дань с тех, кто посмеет приблизиться. Мы не вправе разбрасываться жизнями лишь из-за желания поскорее скрестить клинки с трупопоклонниками. Мы не безумцы, чтобы уподобляться сынам Красного Ангела.
Заракс провел рукой на голограммой Локуса, приблизив дворцовый район.
- Вот место где собрались основные силы. Сюда мы и должны ударить. Я предлагаю два пути. Первый, мы просто стираем город с лица планеты. Наш корабль оснащен достаточной мощью, чтобы провести подобное. Это потребует меньше усилий,  возможно меньше времени, но в таком случае мы лишаемся плацдарма и возможных путей пополнения своих сил. Второй путь, более... затратен. Мы сотрем ПВО города, после чего проведем высадку контингента в центре. Будут задействованы круги Амакира и Скарлана. - Сол Заракс повернулся к двум чемпионам, представляющих своих воинов  - ваша задача будет удержание центра города, или, вернее сказать, того, что от него осталось, от возможной контр-атаки имперских сил, до высадки бронетехники. Как только она будет произведена, вы возглавите продвижение к дворцу. Не приближайтесь к нему, если встретите сильное огневое сопротивление. Ваша задача - лишь отвлечение огня на себя, передача координатов на корабль наиболее горячих точек и огневое подавление. Брат Ксагер, будет ожидать на высокой орбите, откуда вместе во своим кругом произведет высадку прямо на верхние уровни дворцового комплекса. Я, вместе со своими Дервишами, буду ожидать сигналов от вас. Тот же запрос, я готов направить на корабль Вестников. Лорд Креос, мы ждем вашего решения.
Креос посмотрел в главное окно, за которым парила Рана, их цель.
- Мы спускаемся вниз. Заракс, свяжись с "Maledictis Furorem". Амакир, Скарлан, Ксагер - готовьте своих воинов, нас ждет битва.
Креос с кошачьей грацией развернулся к ложе Магистра флота и слегка склонился:
- Магистр Эккийя, начинайте бомардировку Локуса. Я хочу увидеть их жалкую оборону в пламени.


Подпись пользователя:
Единственное, чего я всегда желал – это истина. Помните эти слова, читая дальнейшее. Я никогда не задавался целью повергнуть царство лжи моего отца из чувства неуместной гордыни. Я не хотел проливать кровь нашего рода, очистив половину галактики от людей во время этого ожесточенного крестового похода. Никогда не стремился ко всему этому, хоть мне и ведомы причины, по которым это необходимо сделать.
Но я всегда желал лишь истины.
МединНе в Сети
Модераторы
Сообщений 531
Репутация: 227
Раса: Imperial_Guard
14.07.2018 в 12:47, №184, отредактировал Медин - Вторник, 22.01.2019, 18:48
Медин хотел ответить комиссару, но промолчал. Его внимание привлёк один из телохранителей. Глаза бойца покраснели и казалось помутнели. Да и сам он выглядел очень странно. Внезапно прогремел выстрел. Артул вовремя обратил внимание и в последний момент увернулся от заряда, который летел ему в голову.
- Предатель! - громогласно объявил Медин и одним движением выхватил свою саблю, которой буквально развалил надвое агента. Тряхнув клинком, он очистил его от крови и произнёс - вам даны такие полномочия, комиссар! Выполняйте свой план. Во имя Императора - инквизитор посмотрел на Ангальта. В глазах Медина сверкали огни, будто комиссар заглянул в бездну, куда попадают все хаоситы и враги человечества - но если вы не справитесь, кара будет соответствующей. На вас возложены большие надежды.

Инквизитор заложил руки за спину и взглядом показал, чтобы убрали труп предателя.
- Всем приготовиться к отражению атаки Губительных сил. Пускай командиры и комиссары воодушевят бойцов. Сейчас каждый сильный духом важен для обороны этого мира от сил Хаоса. Любые подозрительные действия пресекать в зародыше. Усилить охрану стратегических объектов. Усилить внимание к каждому, кто может быть использован врагами для собственных целей. Не игнорировать даже самые абсурдные сведения.


Подпись пользователя:
Форум » RPG » Таверна » Приключения героев Трактира №30 (Тьма над Раной...)
  • Страница 13 из 13
  • «
  • 1
  • 2
  • 11
  • 12
  • 13
Поиск: