Навигация по сайту
  • Страница 2 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Модератор форума: Эскил, Грузовик  
Форум » Литературный раздел Warhammer 40 000 » Рассказы » Художественные тексты по Warhammer 40000 (Интересные рассказы других авторов)
Художественные тексты по Warhammer 40000
FIRELORDНе в Сети
Администраторы
Сообщений 65535
Репутация: 3151
Раса: Imperium of Man
17.07.2007 в 11:58, №1
Сюда предлагаю выкладывать разные художественные тексты по Вархе (как, например, Падение Ангела Воскресения).
Все обсуждения везти ТОЛЬКО ЗДЕСЬ. В этой теме должны быть одни художественные тектсы.

Содержание


Сержант Рафаэль
Смерть, пришедшая с небес
Святой Пий *
Слова Провидца
Элюсидиум - Свет Проливающий
Ангел Буцефалона*
Дредноут Фуриозо
Во имя Прощения
Император и все,все,все
Альтернативный взгляд на ересь Хоруса и сражение Императора со своим отрекшимся сыном, а так же на последующее восхождение Императора на Золотой Трон, в 6 актах.
Безымянный расказ про предателей и чудеса*
Оркская сказка. Стомпа.
Шпицназ
Ярость Кхорна
Охотник на Орков
Легион Проклятых
Эфект Гераклита. Грем Макнил.
Губернатор Такис
Терминаторы против генокрадов, Первый бой за Бета Анфелион IV
Бездумное правосудие
Утреннее наступление
Ангелы*
Тропой Святого Пилигрима*
Плоть слаба
Честь апотекария
Раскайся!
Побег из ада
Воспоминание
В глубь Мальстрима
Слова крови
И пусть же течёт кровь...
Жизни Ферега Львиного Волка
Во имя Высшего Блага
Тёмный Король
Фанатики
Провидец и Опустошитель
Перед бурей
Танец Без Конца
Война за Калейдон
Честь злодеев
Битва за Просперо
Отчёт Великого Магистра
Смерть Великого Магистра Ассасинов
Воля Императора
Щит Вулкана
Засада
Кровь Демона
Страшный сон
Подарок для госпожи Баэды
Железный Коготь
Страх во плоти
Война Мариуса
Расследование на Рамазисе XII*
Правила Боя
Операция «КАНТ-ЙОТА-ГАММА-9»
Легенды Космических Десантников

Рассказы отмеченные знаком "*" - мой личный совет их прочесть.


Подпись пользователя:
ИМПЕРИУМ ДОМИНАТУС
За Империю!!! За Императора!!! Неси волю Императора, как факел, разгоняя им тени !!!
Сомнение порождает ересь, ересь порождает возмездие.
Да не будет мира вне власти Твоей, да не будет врага вне гнева Твоего.
Император всё знает, Император всё видит !!! Отвага и Честь !!!
Эт Император Инвокато Диаболус Демоника Экзорцизм!
FIRELORDНе в Сети
Администраторы
Сообщений 65535
Репутация: 3151
Раса: Imperium of Man
17.02.2008 в 09:53, №16
Энджел (953.M41)

Полутемные плохо освещенные коридоры сменяли друг друга. Периодически встречались двери, пестревшие надписями: "ВХОД ЗАПРЕЩЕН", "НЕ ВЛЕЗАЙ, УБЪЕТ", "ВЫСОКОЕ НАПРЯЖЕНИЕ" и много других. Лидия уже перестала обращать на них внимание. Иногда попадались перекрестки или просто ответвления. Такие же уводящие в темную даль коридоры, как и тот, по которому она бежала.

Когда она выплакала все слезы, она вдруг снова обрела способность мыслить. Вернулась к реальности. Быстро схватила самые необходимые вещи, их набралось совсем мало, смена белья себе и дочери, да еще документы. Все это легко поместилось в заплечной сумке. Надо было действовать быстро, она потратила драгоценное время на истерику. Она стрелой выбежала из своей комнатки, даже не закрыв за собой дверь. Теперь ей это не к чему.

Всех их сбережений Лидии хватило лишь на консультацию с логистером, который на своем мониторе показал ей путь до Блока Межуровневого Арбитража, да на поездку на транспортере до детского сектора. Можно было конечно пройти эти десять километров пешком, но у нее не было на это времени.

В детской она схватила Фиону. Сказала ей, что они должны бежать и попросила ее не задавать ей никаких вопросов. На это у них нет времени. В голове у Лидии крутились мысли о дороге до Блока Межуровневого Арбитража. Надо не забыть ни один поворот. Ничего не перепутать. Надо успеть до того, как вступит в силу приказ об их принудительной замене. Если они заплутают по дороге, то все пропало. Времени у них почти не оставалось.

И вот они бежали по бесконечным коридорам. Им попадались пологие подъемы и спуски. Снова коридоры. Иногда площади, где встречались пять и более коридоров. Некоторые коридоры были узкими. Только для пешеходов. Лидия хорошо помнила, что им нужны только транспортные коридоры с высокими потолками и достаточно широкие, чтобы по ним свободно разминулись два транспортера.

Несколько раз Лидии приходилось переходить на шаг и, даже, останавливаться. Фиона очень уставала. Нет, она не плакала и не просила остановиться. Но ноги семилетней девочки периодически просто переставали двигаться от усталости. Тогда Лидия сразу останавливалась. Несколько раз она просила Фиону потерпеть еще немного. Говорила, что надо собраться, что от этого зависит их жизнь. Девочка кивала. Словно говоря, что она согласна бороться, что она не сдастся просто так. И уже через несколько минут они снова возобновляли бег.

В какой-то момент Лидии стало казаться, что их преследуют. Что кто-то идет за ними в темноте коридоров. Она пыталась ускорить их бег. Но сил практически не оставалось. Они и так последние пару километров еле тащились.

В глазах темнело. Пот тек ручьем. Сколько они уже прошли? Десять километров, а может пятнадцать. Она не могла сказать. Она понимала, что они должны идти вперед. Они не должны останавливаться. Только так у них с Фионой может быть хоть какой-нибудь шанс. Лидия иногда оглядывалась, пытаясь увидеть в темноте, кто за ними идет. Но ей ни разу так и не удалось ничего разглядеть. В этой части фабричного кластера в коридорах горели только аварийные лампочки. Света они практически не давали, лишь слегка выхватывая из темноты стены коридоров.

Добравшись до очередного перекрестка, Лидия увидела вдалеке огни Станции Арбитров. Огни Блока Межуровнего Арбитража. Они добрались. Прошли такой путь. Успели. Коридор после перекреста был очень длинный и прямой. Огни были видны, но до них оставалось еще около километра.

Лидия сказала Фионе:

- Ну вот, доченька, мы уже почти добрались. Видишь те огни впереди? - она показала рукой, - когда мы доберемся туда, то будем в безопасности.

- Но вы туда не доберетесь, - прозвучало из темноты.

Перегораживая им путь, из темноты вышли двое. Фиона замерла, Лидия почувствовала, как девочка вся сжалась. Лидия схватила ее за руку и сделала шаг назад. Но путь назад также оказался отрезан. Там тоже стоял один. На его грязном неопрятном лице играла похотливая улыбка, глаза буквально лапали фигуры женщины и девочки, на его щеке красовался отвратительного вида фурункул. В руке он держал лазерный пистолет. Его звали Блев, но ни Лидия, ни, тем более, Фиона знать этого не могли.

- Тихо, - губы его свернулись в трубочку, - тихо! - еще раз прошептал он.

Блев перевел взгляд на тех двоих, что преградили Лидии и Фионе дорогу к Станции Арбитров:

- Клоп, Зев! Не стойте как столбы, хватайте их.

В этот момент Лидия, воспользовавшись тем, что гангстер отвлекся от них с Фионой, бросилась в один из боковых коридоров. Девочка бежала за ней, держась за ее руку.

Сзади раздалось:

- Стой! Сука!

Все вскипело в этот миг в Лидии. Мысли ушли. Все естество ее сейчас было сконцентрировано в этом беге, в движении рук, движении ног. На кону была ее жизнь. Жизнь ее дочки. Она даже не чувствовала страха. В ее висках стучала кровь, мощными толчками проталкиваемая по венам. Бежать. Только бежать. Ничего более. Там сзади за ними тоже бегут. Она слышит их шаги. Дыхание этих жутких людей. Там сзади за ней и ее дочкой гонится неминуемая и ужасная смерть.

Коридор вывел Лидию на небольшую слабоосвещенную площадку. Когда-то здесь был Т-образный перекресток, но сейчас его рукава были закрыты и заварены. Нет, этого просто не могло быть! Лидия обернулась, надо было возвращаться назад, может она успеет добежать до одного из пропущенных поворотов раньше гангстеров. Нет, поздно. Они уже выходили из темного коридора. Конец.

Их было четверо, видимо одного она вначале не разглядела в темноте. Охотники поняли, что их жертвам некуда бежать, и приближались не спеша. Они улыбались. Один, выскочив шага на два вперед других, начал махать лазерным пистолетом, наставляя его то на Лидию, то на Фиону:

- Что, сучки! Вздумали от нас сбежать! - он противно осклабился, показывая практически беззубый рот.

- Не вздумай выстрелить, Зев, - оборвал его шедший сзади Блев, - не то я тебе кишки выпущу.

Зев перестал скалиться и опустил пистолет, со жгучей ненавистью глянув на Лидию и Фиону:

- Твари, - беззвучно прошептали его губы.

Лидия, молчавшая до этого момента, вышла из оцепенения. Заслонив собой Фиону, она произнесла:

- Что вам надо?

По лицу Блева расплылась жирная улыбка, обнажившая желтые полугнилые зубы:

- Карточку на рабочее место.

- И развлечься, - добавил Клоп; Зев и тот четвертый заржали.

Гангстеры остановились полукругом в четырех шагах вокруг Лидии и Фионы, прижимавшихся друг к другу и к стене позади них. Вперед сделал шаг Блев. В одной руке он продолжал держать лазерный пистолет, в другой - автошприц:

- Без глупостей, - проговорил он, делая еще один шаг к ней, - никто не хочет, чтобы вы умерли раньше времени. Если хочешь спасти свою девку, отдай нам карточку. И не дергайся. Я вколю тебе эту дозу, она тебя успокоит.

Пока он это говорил, Лидия с немым ужасом смотрела на него. На его медленно приближающееся лицо. Она все прекрасно понимала. Ей вколют наркотик, под действием которого она станет покорной, отдаст карточку и не сможет защитить свою девочку. Потом гангстеры видимо развлекутся с ними обеими вдоволь. Ну а после этого… после их может быть продадут как рабынь или разрежут и продадут только их органы.

Но вдруг ее глаза поймали какое-то движение во тьме коридора, позади гангстеров. По ее глазам Блев понял, что Лидия что-то заметила. Он в тот же миг застыл, превратившись в слух и так и не сделав последнего шага к ней. Его глаза не отрывались от лица Лидии, он пытался, не оборачиваясь, определить, что происходит, и не уловка ли это.

В темноте кто-то был. Что-то. Что-то большое и массивное. Оно бесшумно метнулось в сторону гангстера ближе всех стоявшего к жерлу коридора. Все произошло настолько быстро, что гангстер даже не успел вскрикнуть. Только громко хрустнули кости. С этого момента события начали развиваться настолько стремительно, что Лидии было сложно за ними уследить.

Все гангстеры, включая Блева, повернулись в сторону своего несчастного товарища, готовые испепелить кого бы то ни было. То есть они только начали поворачиваться. Загадочная тень двигалась еще быстрее. В одно мгновение была свернута шея еще одного гангстера. А третий успел повернуться только для того лишь, чтобы попасть под сокрушительный удар руки неизвестного. Да, теперь Лидия разглядела - это был человек, но исполинских размеров. Он был раза в полтора больше, чем любой здоровяк на Фабрике. И двигался он с проворством, которому позавидовали бы кошки.

Блев тоже успел развернуться и даже выстрелил. Но промахнулся. Неизвестный был уже не там, куда стрелял гангстер. Второго выстрела Блев сделать не успел. Могучая ладонь обхватила его запястье и сломала его, согнув под углом в сто семьдесят градусов, но вскрикнуть Блев не успел, потому что вторая ладонь ребром ударила ему в гортань. Гангстер упал, издавая противные булькающие звуки.

На все про все ушло не более двух секунд. Четыре гангстера мертвы. Женщина и девочка напуганы. Великан распрямился, отступил от Лидии и Фионы на шаг и осмотрел поле боя. Он был широкоплеч и мускулист. Великан в полтора человеческих роста. По сравнению с ним, Лидия и выглядывавшая из-за ее локтя Фиона казались просто лилипутами.

- Не бойся, женщина, - произнес великан, - больше тебе ничто не грозит.

- Кто ты? - только и спросила Лидия.

- Меня зовут Энджел.

В очереди за белковой массой (955.M41)

- Посмотрите на нее. Вон видите, в светло-коричневом комбинезоне с номером 107534.

- А, так это у нее - великан?

- Ага. Представьте, никто не знает, где она его нашла…

- Говорят, что привела прямо на Станцию Арбитров и зарегистрировала как своего нового мужа. Как только это у нее получилось… провернуть всю эту аферу?

- А может он мутант?

- Не похоже. Он, по-моему, на космического десантника похож… такой же большой.

- Много ты десантников видела!!

- А вот и видела! На прошлогоднем празднике Присоединения.

- Да кто их на празднике-то не видел, во время парада? Да только не разглядеть ничего конкретного - они ж там все в броне.

- Так ведь этот великан-то, пятерную норму теперь выдает, на рабочем месте.

- Да. Благодаря ему южный сектор БГ-187 впервые стал лидировать по производительности на Фабрике. На целых 1,237% выше, чем у северо-восточного БВ-165. Я слышала, что им теперь даже паек увеличили.

- Ага, и статус повысили. У них теперь жилье с окнами.

- У него, наверное, агрегат - огромных размеров. Представляю, как она под ним извивается...

Свободный торговец (958.M41)

В очереди за белковой массой Лидия узнала, что через три дня в космопорте должны казнить знаменитого свободного торговца, уже давно поставленного вне закона и разыскиваемого, Хосе де Роксаса, по прозвищу Эль Пуньяль - кинжал. Казнь разбойника, да еще такого знаменитого, как Пуньяль, превращалась в грандиозное, всенародное зрелище, заманчивее самых интересных гладиаторских поединков, и если у человека, божьим соизволением, оказывалась свободное время, то с его стороны было бы безумием, более того, преступлением упустить такое зрелище. Женщина тотчас же насела на Энджела с уговорами принять участие в этом великом событии. Энджел поначалу задумчиво отмалчивался, будто не мог решить, нравится ли ему наблюдать людей в несчастье, но потом все-таки решил посмотреть на казнь.

О разбойнике Эль Пуньяле Лидия знала не мало любопытного. Разбойник Эль Пуньяль, получивший свой ордер торговли здесь на Карагасе, был особенно благочестивый и богобоязненный разбойник, он постоянно носил на себе два амулета - четки и освященный образок Освободителя Жиллемана - и неукоснительно опускал десятую долю своих доходов в церковную кружку. Эта кружка была поставлена перед "Заступником Человечества", чтобы пираты могли хоть отчасти искупать свои грехи. Пуньяль и вправду пользовался особым покровительством Освободителя и ни за что не угодил бы в руки солдатам, если бы один негодяй из его шайки не продался за звонкую монету и тайком не снял с него, сонного, образок Освободителя Жиллемана. И хотя добрые торговцы и операторы межпланетных перевозок от того, что им больше нечего бояться разбойника, однако сочувствие населения было на его стороне и действий властей никто не одобрял. Дело в том, что Пуньялью обещали полное помилование, и ему и всем его капитанам, если он передаст их в руки имперских гвардейцев. Он и уговорил свою шайку принести повинную. А Адептус Арбайтс и Адептус Администратум повернули дело так, будто пираты сдались не Пуньялю, а посланному с ним имперскому флоту, и приговорило его к удушению.

За день до назначенной казни Лидия и Энджел пошли в тюрьму посмотреть на разбойника. По обычаю, накануне казни каждый, кто пожелает, мог высказать в лицо приговоренному свое осуждение или сочувствие. В коридорах тюрьмы монахи собирали доброхотные даяния на обедни за упокой души осужденного. Покуривая сигары, сидели они перед церковными тарелками и кружками и время от времени, поощрения ради, выкликали цифру уже собранных пожертвований.

В камере приговоренного к смерти, в капилье, было полутемно. На столе между двумя восковыми свечами стояла аквила и икона Жиллемана Победителя, похоже, что кисти самого Лоина Вентгархейфа так, по крайней мере, показалось Лидии. В углу на нарах лежал Эль Пуньяль. Он укрылся полосатым одеялом до самого носа, так что видна была только верхняя часть лица - лоб, на который падали спутанные кудри, пронзительные черные, беспокойно бегающие глаза.

Сторожа попросили Лидию и Энджела посторониться - другим тоже надо посмотреть. Но Лидия хотела дождаться, чтобы Пуньяль поднялся. Так что Энджел сунул сторожам внушительную мзду, и их оставили в покое.

Немного погодя Пуньяль в самом деле привстал. На нем почти ничего не было, только на шее висели четки и образок Жиллемана Освободителя. По словам сторожей, образок принес какой-то парнишка, а ему дал его неизвестный мужчина; мужчину поймали, но тот, оказывается, получил его от другого неизвестного. Должно быть, предатель, похитивший у Пуньяля Жиллемана Освободителя, не захотел, чтобы он шел на казнь без нее.

И вот теперь, все изведав - и славу и позор, - разбойник сидел на нарах почти таким же нагим, каким явился на свет. На голом теле виднелись только четки, надетые на него сейчас же после рождения, образок Жиллемана, который он когда-то приобрел, потерял и вновь обрел в канун казни, да кандалы и цепи, которыми перед смертью наградили его люди.

Посетители поносили и жалели его. Он им не отвечал. Только изредка поднимал голову и говорил:

- Не люди казнят меня, а собственные прегрешения.

Это он повторял много раз, как автомат, очевидно, по указке монахов. Но Энджел видел его обезумевший, полный отчаяния взгляд, такой знакомый ему.

На следующее утро, очень рано, за два часа до назначенного времени, Лидия и Энджел уже были на большой прямоугольной площади космопорта, где должна была состояться казнь. Густая толпа запрудила площадь, зрители заполнили также окна, балконы и крыши. Пространство вокруг эшафота было огорожено цепью солдат с лазганами: туда пропускали лишь избранных - должностных лиц и дам и господ из высшего круга.

Стоять вместе с толпой в давке и толчее было утомительно. Торговцы сластями и сосисками протискивались сквозь толпу, кто-то продавал романсы о подвигах Эль Пуньяля, кто-то предлагал за плату скамеечки, с которых лучше будет видно. Женщины с грудными младенцами на руках жаловались, что их давят и толкают, но никто не обращал на это внимания. Нетерпение толпы росло; еще осталось ждать целый час, еще полчаса… Как медленно тянется время.

- Для него оно идет куда быстрее, - ухмыльнулся кто-то.

Наконец на соборной колокольне пробило десять, и люди стали тесниться еще сильнее, вытягивая шеи. Но Пуньяль все не показывался. Видимо, часы в суде перевели на десять минут назад; десять лишних минут было даровано преступнику, может быть для помилования, а главное - для раскаяния.

Но вот истекли последние десять минут, и показался преступник.

Одетый в традиционную желтую рубаху, окруженный священниками, которые поддерживали его, совершал он свой последний короткий, бесконечный путь. Один из монахов нес перед ним аквилу, а он все останавливался, чтобы поцеловать ее и продлить себе жизнь. Все понимали его медлительность, прощали ее и вместе с тем не прочь были его подтолкнуть.

Наконец он дошел до ступеней эшафота. Тут он опустился на колени, священники обступили его плотным кольцом, чтобы люди не видели, как он будет исповедоваться в последний раз. После этого он поднялся по ступеням в сопровождении одного-единственного дородного, добродушного с виду священника.

Сверху он обратился к толпе с речью, говорил он задыхаясь, отрывистыми фразами. Хотя от места, где стоял Энджел, до эшафота было далеко, он прекрасно видел скрытый за вымученным хладнокровием беспредельный страх.

Прищурив глаза, смотрел Энджел на его губы и без труда разобрал то, что сказал свободный торговец. А сказал он следующее:

- Собственное преступление казнит меня, а не эта тварь.

"Эта тварь", - сказал он, - тем самым выказал палачу заслуженное презрение.

Тем временем палач кончал приготовления. Это был молодой человек, сегодня он исполнял свои обязанности впервые, и всем хотелось посмотреть, как он с ними справится.

Сквозь доски помоста в землю был вколочен толстый столб, перед ним стояла табуретка из неструганого дерева. Палач посадил Пуньяля на табуретку. Потом так туго стянул ему голые руки и ноги, что они вспухли и посинели. Такая предосторожность была не лишней: совсем недавно один приговоренный убил палача, собиравшегося его казнить. К столбу был прикреплен железный ошейник. Этот ошейник - гарроту - палач надел на Пуньяля. А дородный священник сунул ему в связанные руки маленькую аквилу.

Приготовления были закончены. Обреченный смерти сидел со связанными руками и ногами, голова его была откинута назад и прижата ошейником к столбу, а лицо, обращенное к оранжево-коричневому задымленному небу, выражало животный страх, несчастный скрежетал зубами. Священник отступил в сторону. Палач схватился за рукоятку винта, судья подал знак, палач накинул на лицо Пуньялю черный платок, затем обеими руками прикрутил винт, и железное кольцо впилось в шею Пуньяля. Затаив дух, следила толпа, как трепещут руки задыхающегося человека, как страшно вздымается грудь. Палач осторожно заглянул под черный платок, в последний раз повернул винт, снял платок, сложил, сунул в карман, с удовлетворением вздохнул полной грудью и пошел с эшафота прочь.

Энджелу было отчетливо видно лицо мертвеца, искаженное, посиневшее под спутанной бородой, с заведенными глазами, открытым ртом и высунутым языком.

На помост поставили большую свечу, перед помостом - черный гроб, отмечавший преступника, а также стол с двумя тарелками, куда желающие могли бросать монетки на обедни за упокой души казненного. Зрители оживленно обменивались впечатлениями. Сразу видно было, что палач - только-только вышел из ученья, да и Пуньяль в общем-то умирал не так мужественно, как подобало бы знаменитому разбойничьему главарю.

Тело было выставлено до вечера. Многие зрители остались ждать. Наконец появилась тележка живодера. Все знали, что труп сейчас увезут из космопорта, его разрубят на мелкие кусочки и бросят в конвектор.

Толпа начала расходиться.

Мозаика данных (959.M41)

В апартаментах находились двое: Торричелли и Апдайк.

- Каковы будут наши действия? - спросил Апдайк.

- Ситуация немножко запутанная, - задумчиво проговорил Энрике, - на Фабрике практически во всех секторах наблюдается упадок производительности.

Инквизитор достал пластинку данных и протянул ее Апдайку.

- Начнем с самого неспокойного сектора?

- Не думаю, - покачал головой Торричелли, - меня смущает факт, что ситуация на Фабрике неспокойна во всех секторах кроме одного. Кое-где атмосфера накалена до предела, уже начинается бунт, а тут все в пределах нормы.

- Я уверен, этому есть какое-нибудь простое объяснение.

Энрике скривился:

- Во всем-то он уверен. На вот, посмотри, - он передал Апдайку еще две пластинки данных.

- Что это?

- Ты смотри, смотри. Видишь, здесь видны движения всех варповых штормов в этом под-секторе за последние десять лет. Обрати внимание вот на этот. Видишь, как близко он подходит к Карагасу? Он ведь и сейчас находится на границе системы. А вот это - рапорт капитана арбитражного патруля, они обнаружили незаконную посадку двух космических шлюпок на краю фабричного кластера. Сверь, пожалуйста, дату этого рапорта с датой максимального сближения варпового шторма с планетой... И это еще не всё. За два месяца до нас, сюда прибыл корабль Темных Ангелов, он сейчас находится на орбите.

- Что они тут делают?

- Не знаю. Они не вошли в контакт ни с планетарным правительством, ни с Красными Консулами. Сообщили только, что находятся здесь по делам Ордена. Консулов это удовлетворило, пока дело не коснётся их базы, они ни во что вмешиваться не будут, а правительство махнуло рукой - не мешают и ладно. Мой запрос они тоже вежливо отклонили.

- Но ведь они не просто так сюда прибыли?

- Готов поклясться.

Падший Ангел (959.M41)

Он сразу заметил их. Три фигуры в темно-зеленых силовых доспехах. Без сомнения, они ждали именно его. Энджел бросил взгляд назад, в конце коридора он тоже увидел фигуры в силовых доспехах. Некуда бежать. Мысли завертелись у него в голове, между ним и фигурами в доспехах было еще метров двести, спрятаться в потоке рабочих ему не удастся - слишком большой рост, да и они уже, конечно, его тоже заметили. И тут он увидел боковой коридор. Это мог быть его шанс. Энджел легонько подтолкнул Лидию в плечо:

- Иди домой. Обо мне не думай. Бери Фиону и улетайте с планеты.

- Что? - у Лидии округлились глаза, - я не понимаю, о чем ты…

- Больше нет времени. Иди, они не тронут тебя, - голос его немного дрогнул, не говоря больше ни слова, он метнулся в боковой коридор.

Энджел несся по коридору огромными скачками. Может статься, он еще выкрутится из этой ситуации. Он знает эту Фабрику как свои пять пальцев, ему не составит труда запутать следы и оставить преследователей позади.

И в тоже время он понимал, что, скорее всего, он больше уже не увидит Лидию и Фиону. За эти несколько лет он сильно к ним привязался. Фиона стала для него родной дочерью. Он, кажется, научился ценить жизнь. Такого раньше с ним не случалось. Но это его не беспокоило. Ему нравились новые ощущения, недоступные тем, в зеленых доспехах.

В этот момент Энджел обо что-то споткнулся и кубарем вылетел из коридора на небольшую площадку-перекресток. Оказалось, его ждали и здесь. Два десантника схватили его и, заломив руки за спину, поставили Энджела на колени.

* * *

Капеллан Исайя приблизился к пойманному. Он все точно рассчитал. Это было сродни охоте на дикого зверя, выставляешь загонщиков, а сам ждешь у единственной оставленной без охраны тропы. Исайя улыбнулся, его переполняло чувство гордости. За годы своей службы, ему удалось схватить вот уже второго отступника! Это был небывалый успех! "Лион ведет меня", - считал Исайя.

- Брат сержант, - обратился капеллан к одному из десантников, удерживавших отступника, - доставьте пленника на борт. Мы отбываем к Башне Ангелов.

- Есть, брат капеллан.

Три десантника под надзором сержанта подняли пленника на ноги и повели его к ожидавшему поблизости транспортеру.

- Стойте!

Из бокового коридора на площадке появился инквизитор. Сержант обернулся на возглас, глянул на капеллана, Исайя махнул рукой, чтобы они продолжали.

- Я сказал, стойте! - громко повторил инквизитор, - именем Имперского Закона!

- Что вам угодно, инквизитор Торричелли? - преградил ему путь капеллан Исайя.

- Я хочу знать, что здесь происходит! Кто это? - Торричелли указал на сидящего в транспортере пленника, - это ведь космический десантник?! Мне нужен полный отчет! Вам ясно, капеллан?

- Инквизитор, все, что здесь происходит, касается интересов моего Ордена. И не должно интересовать, кого бы то ни было.

- Не забывайтесь, перед вами стоит полномочный представитель Имперского Закона. Здесь решаете не вы. А может быть, - Торричелли поднял брови, - вы хотите неприятностей?

- Нет, инквизитор, - Исайя быстро стрельнул глазами по сторонам, нет ли лишних свидетелей этой перепалки вокруг, - я не хочу неприятностей. Я хочу лишь прощения.

- …

Инквизитор хотел что-то сказать, но не успел. Он только открыл рот, как капеллан стремительным движением руки выхватил с пояса ручной огнемет и нажал на спуск.

Все это было проделано со сверхчеловеческой скоростью, доступной только космическим десантникам. У инквизитора не было шансов среагировать. Его обдало струей раскаленной прометия. В одно мгновение он превратился в пылающий факел. Его фигура, охваченная пожирающим пламенем, какие-то мгновения еще пыталась что-то сделать, но быстро повалилась на пол, где и осталась лежать недвижимой.

Капеллан стоял рядом и смотрел. На почерневшем обугленном теле инквизитора сквозь языки пламени отчетливо была видна адамантиевая бляха, с выгравированном на ней девизом. Исайя прочитал надпись и улыбнулся. Затем он запрыгнул в ожидавший его транспортер, тут же тронувшийся с места, и уже через час находился на борту Карающей Десницы, покидавшей орбиту Карагаса IV.

Девиз гласил: "Exitus acta probat".

Подпись пользователя:
ИМПЕРИУМ ДОМИНАТУС
За Империю!!! За Императора!!! Неси волю Императора, как факел, разгоняя им тени !!!
Сомнение порождает ересь, ересь порождает возмездие.
Да не будет мира вне власти Твоей, да не будет врага вне гнева Твоего.
Император всё знает, Император всё видит !!! Отвага и Честь !!!
Эт Император Инвокато Диаболус Демоника Экзорцизм!
RazielНе в Сети
Пользователи
Сообщений 65
Репутация: 8
06.04.2008 в 22:43, №17, отредактировал Raziel - Воскресенье, 06.04.2008, 22:43
Занятная темка))) Внесу и я свою лепту. Только прошу особо ярых фэнов Империума не пинать, если рассказы не понравятся. И ещё надеюсь, что в рядах Инквизиции, контролирующей данный субсектор нет ультрарадикалов

[size=15]Император и все,все,все[/size]

ГЛАВА ПЕРВАЯ
В которой Император делится планом,
а Магнусу травмируют глаз

Когда в зал вошёл Император, все были в сборе, причём кое-кто, судя по-всему, уже давно тут сидел, особенно ярко это было видно из количества пустых бутылок, окружавших сидящих рядом Лемана Русса и Льва Эль'Джонсона. У каждого в руке было по гранёному стакану, а на столе стояла початая бутылка Столичной.

– О! Папаня! – громко крикнул Эль'Джонсон, первым увидевший Императора.

Все, кроме Робаута Жиллимана подняли глаза на вошедшего Императора. Перед Робаутом на столе лежала огромная книга, в которой он что-то быстро-быстро строчил, не обращая ни на кого внимания.

А вот Рогал Дорн вскочил из-за стола и вытянулся по стойке смирно, так как считал: «Что перед Батькой только так и надо!».

– Здравия желаю! – гаркнул он на весь зал.

Пертурабо оторвался от своего кубика-рубика и мрачно глянул на этого «Прапора», как он прозвал Дорна.

Ангрон тоже встал, его красный глаз ярко светился, а по Императору бегала красная точка:

– Сара Коннор? – невпопад спросил он.

– Совсем помешался, – проговорил с набитым чипсами ртом Фулгрим. Дожевав, он набрал полную горсть чипсов из своего пакетика, отправил их в рот и, смачно хрустя, продолжил, – Девка тебе нужна, старик! Настоящая!! Хочешь познакомлю с одной?

– Сара Коннор?

– Да ну тебя! – махнул рукой Фулгрим.

А Альфарий попытался в это время незаметно шмыгнуть под стол и там затаиться. Но по пути задел Сангвиния, который бережно готовил на столе дорожки кокаина, чтобы занюхать. Сангвиний, не ожидавший толчка в спину, смахнул весь свой кокаин на пол, а Альфарий, не думавший толкать Сангвиния, ударился головой о столешницу и растянулся на полу. На лбу у него тут же вскочила большая шишка, и он, потирая ушибленное место, заполз на карачках под стол, где и затих, затаившись.

Император стремительно прошёл в центр зала, на мгновение остановился, окинул быстрым взглядом всех собравшихся за столом и также стремительно пошёл уже в обратном направлении. Все в молчании следили за его молниеносными перемещениями. Император обогнул стол и опять остановился. В этот момент в тишине было отлично слышно как пукнул Мортарион. «Вот, значит, кто постоянно портит тут воздух», – отметил про себя Коракс.

– Дети мои! – громогласно провозгласил Император – У меня есть отличный план!

– Воистину!! – обрадовано закричал Лоргар, – Иже еси! Аминь!

Сангвиний встрепенулся, оставив тщетные попытки собрать рассыпанный по полу порошок: «Отличный план – это очень хорошо! Но хватит ли на всех?» – думал он, косясь вокруг.

– За это надо выпить! – гаркнул тем временем Леман Русс.

Император же, не обращая внимания на то, что творилось вокруг, опять стремительно метнулся в противоположный угол зала, на ходу как бы разговаривая со всеми сразу:

– Да! Это ТАКОЙ отличный план! – при этих словах Сангвиний встал с колен. Император же продолжал:

– Он давно уже у меня зрел, – Император на секунду остановился и опять окинул всех взглядом.

Фулгрим щедро намазывал свои чипсы малиновым вареньем. Рогал Дорн продолжал стоять по стойке смирно, видимо, ожидая команду: «Вольно!». Лоргар неистово крестился. На столе перед Пертурабо лежала открытая коробка конструктора Лего, он пытался собрать точную модель варп-двигателя. Робаут Жиллеман что-то записывал в свой неподъёмный том. В углу сидел Феррус Манус, выглядевший мрачно, у него как обычно были забинтованы обе руки. Под столом таился Альфарий. А Леман Русс уже сцепился с Львом Эль'Джонсоном, не поделив последнюю стопку Столичной. Русс вцепился в шикарные бакенбарды Эль'Джонсона, а тот в свою очередь изо всех сил царапался.

Они катались по залу рыча и вопя. Наконец Леману Руссу удалось укусить Льва за ухо. Эль'Джонсон завыл от боли. Рогал Дорн, не дождавшись команды «Вольно!», бросился к дерущимся. Неизвестно, может он хотел помочь Эль'Джонсону, а может быть наоборот хотел надавать ему по почкам своими кирзовыми сапогами, как он любил забавляться с духами из своего взвода, вырабатывая у них любовь к боли и самопожертвованию.

Но на полпути на него из под самого потолка спикировал Конрад Кёрз, сидевший до этого времени на самом верху шведской стенки. Они упали, попутно сбив стул Магнуса: «Папа!», – только и успел выкрикнуть краснокожий гигант, прежде чем с грохотом скрыться под столом. Не обратив на Магнуса никакого внимания, Кёрз глумился над оглушённым Дорном, заламывая ему руки и ноги болевыми приёмами.

Тем временем Русс, победив-таки Эль Джонсона, встал на ноги и потянулся к заветной последней стопке Столичной. Из-под стола как раз показалась голова поднимавшегося Магнуса. Их взгляды встретились, Русс всё понял: «стопка стояла аккурат между ними, а значит надо было действовать быстро».

– Куда прёшь, сука! – гаркнул он и ткнул пальцем в левый глаз Магнусу.

– А-а-а!!! – заорал от боли Магнус, – мой глаз!!!

В этот момент Сангвиний, добравшийся таки до Императора, схватил его за рукав и преданно заглядывая ему в глаза попросил:

– Папочка, поделись планом! Пожа-а-алуйста!!

Император широко улыбнулся:

– Конечно! – как обычно громко провозгласил он, – Дети мои! Я решил пойти в Поход!!

Все замерли! Как будто кто-то сделал фотографию… Даже Магнус, зажимая один глаз рукой, не мигая, уставился на него здоровым.

– Таков мой План! – продолжил Император, немного смутившийся от произведённого эффекта, – Хорус, пойдём со мной я посвящу тебя в подробности.

Гор, сидевший во главе стола, изменился в лице, на его глазах сверкнули крупные слёзы:

– Гор! Гор я!

– Ну, ну! Не плачь, Хорушка! – Император уже направлялся к дверям.

– Я – Гор! – всхлипывая, он поднялся из-за стола и поплёлся вслед за Императором.

* * * ЗАНАВЕС * * *

Подпись пользователя:
Люблю запах прометия поутру.
RazielНе в Сети
Пользователи
Сообщений 65
Репутация: 8
07.04.2008 в 18:55, №18, отредактировал Raziel - Понедельник, 07.04.2008, 18:54
Корран_Хорн, К сожалению продолжение ещё не вышло, поэтому предлагаю почитать вот этот рассказ)))

[size=14]Альтернативный взгляд на ересь Хоруса и сражение Императора со своим отрекшимся сыном, а так же на последующее восхождение Императора на Золотой Трон, в 6 актах.
[/size]
ЭПИЗОД ПЕРВЫЙ
Место действия: тронный зал корабля Вармастера Гора
Действующие лица: Гор, Сангвиниус

Гор (стоя посреди зала, запыхавшись): - А ну слезай оттуда, подлец крылатый!
Сангвиниус (вися на потолке, зацепившись за какую-то люстру): - Ни за что, сам залазь!
Гор (подпрыгивая): Ух! Так нечестно, у меня ведь крыльев нету... засранец! (показывает
средний энергокоготь перчатки)
Сангвиниус (усмехаясь): Твои символы хаоса смешны, предатель! Узри силу мою!
(слетает с люстры, пикируя на Гора)
(Гор отпрыгивает в сторону и Сангвиниус с грохотом шмякается о пол)
Гор (торжественно): Ага, промахнулся! Твои попытки тщетны, Сангвиниус. Я велик, а
ты просто ничтожество! Скоро Терра будет моей!!! (даёт пинок
под зад Сангвиниусу) Вставай и встреть свою смерть достойно!
Сангвиниус (медленно встаёт, морщась от боли): Ах ты пенёк лысый! Я крыло вывихнул из за тебя! Сейчас ты умрёшь! За Императора! (бросается на Гора)
(начинается жаркий бой)
Гор (отражая выпады Сангвиниуса): Слабак! Боги Хаоса наделили меня неизмеримой мощью! Я уже вижу твою смерть!
Сангвиниус (уворачиваясь от энергокогтей): Не видишь! (тыкает пальцами в глаза Гору)
Гор (пятясь назад, тоненьким голосом): Ай!
Сангвиниус (воспрянув духом): Не такой уж ты мощный, Гор! Настал твой час, предатель!
(откидывает прядь волос, поправляет доспех, замахивается мечом)
Гор (приоткрывая один глаз): Подожди, там Кровожад сзади!
Сангвиниус (испуганно): Где?!
(Сангвиниус оборачивается и видит, что Гор его обдурил. В это время Гор, воспользовавшись замешательством Примарха подскакивает к нему и выбивает меч из рук Сангвиниуса)
Гор (с усмешкой): Попался, гнус крылатый! Я с тобой цацкаться не буду. (наступает на меч Сангвиниуса, меч ломается) Щас тебя вздую! (хватает
Сангвиниуса за горло и отрывает от земли) Ну-с, что скажешь на
прощанье?
Сангвиниус (задыхаясь): По...мог...и...те....
Гор (яростно): Никто тебе не поможет теперь! (тыкает энергокогтём в глаз Сангвиниуса и вырывает его, затем потрошит Примарха Кровавых Ангелов)

ЭПИЗОД ВТОРОЙ

Место действия: Грузовой отсек корабля Вармастера Гора
Действующие лица: Рогал Дорн, два терминатора Имперских Кулаков

Рогал Дорн (рассеянно): *ля! Куда мы телепортировались? Мы же на другом конце
корабля! Что делать? Что делать?! ЧТО ДЕЛАТЬ???!!!
1-й терминатор (осматривает помещение): О, Примарх мой, я думаю нам нужно
добраться до тронного зала. Судя по моим сканнерам мы
будем там через десять минут.
2-й терминатор (ехидно): Если никого не встретим по пути.
Рогал Дорн (виновато): Точно! Как же я сразу не догадался! (рвёт волосы на себе)
Растяпа! Какой я растяпа! (обращается к 1-му терминатору):
Ну-ка врежь мне!
(терминатор с размаху бьёт поверфистом Дорну в челюсть. Дорн отлетает на пару метров и с жутким лязгом врезается в пласталевую переборку)
2-й терминатор (угрюмо бормочет): Ну вот, столько шума... Надо было слабее бить... Щас сбегутся все кому не лень... И мы точно умрём...
Рогал Дорн (поднимается, выплёвывает зубы): Уф-ф-ф! Хорофо как! Вубы залко, но
нисего, сфас фырасфут.
(вдалеке слышатся тяжёлые шаги)
1-й терминатор (настороженно): Кто-то идёт!
2-й терминатор (обречённо): Ну вот...
Рогал Дорн (проверяет болт-пистолет): У меня дфе обоймы только! Куда ефё тфи
делись?! И кто там идёт? (обращается ко 2-му терминатору):
Откфой тверь, пофмотфи, кто там!
2-й терминатор (ворчит): Как всегда я... (открывает дверь грузового отсека, осторожно выглядывает)
1-й терминатор (нервно): Ну? Кто там?
Рогал Дорн (нервно): Не тяни рефину! Кфо фам?
2-й терминатор (грустно): Их четверо...
Рогал Дорн (прищурив глаз): Кофо?
2-й терминатор (ещё грустнее): Демон-Принцев... Четверо... Спиной к нам стоят...
1-й терминатор (удивлённо): Врёшь! Дай гляну! (подбегает ко 2-му терминатору,
пытается заглянуть через его плечо) Ах, не вижу! (подпрыгивает)
Рогал Дорн (деловито): Дайфе и мне пофмответь! (подходит к 1-му терминатору,
пытается заглянуть через плечи обоих терминаторов)
(2-й терминатор теряет равновесие и падает, 1-й терминатор, державшийся за его плечо падает сверху. Демон-Принцы оборачиваются на шум. Дорн, видя что их обнаружили пытатся снять с пояса болт-пистолет, но оступается и падает на терминаторов.)
Все Демон-Принцы (удивлённо): Опаньки!
Рогал Дорн (чувствуя, что зубы выросли, громогласно): Я Император!
1-й терминатор (удивлённо): Как?
2-й терминатор (удивлённо): Когда?
4-й Демон-Принц (испуганно): Мама!!! (исчезает)
1-й Демон-Принц (щурясь): Не похож!
2-й Демон-Принц (осторожно): Да он это! Гляди, какой огромный!
3-й Демон-Принц (обращаясь ко 2-му, рассержено): Разуй глаза, их же трое там! Вон одного ноги, вон второй лежит на нём – шлем торчит. А тот, что
самый большой – сверху на них лежит! Только задом наперёд
почему-то...
2-й терминатор (кряхтит): Слезьте с меня!
1-й Демон-Принц (грозно потрясает мечом): А ну признавайтесь! Вы кто?
Рогал Дорн (гордо): Император я!
1-й Демон-Принц (щурится): Брешешь, гад!
Рогал Дорн (встаёт): Брешу! (ещё более гордо): Я – Рогал Дорн!
1-й Демон-Принц (чешет затылок): Не знаю такого!
Рогал Дорн (обиженно): Как-так?
3-й Демон-Принц (толкает 1-го в бок, шёпотом): Это же Примарх Имперских Кулаков, я слышал, что он просто зверюга!
2-й Демон-Принц (разочаровано): А я-то думал, что это Император...
(терминаторы поднимаются с пола)
2-й терминатор (несмело): Ну... мы пойдём... наверно...
Рогал Дорн (обращаясь ко 2-му терминатору, сердито): Трус!!! Полчаса в
перчатке боли!!! (гордо): Мы будем биться насмерть!
1-й терминатор (решительно): Во имя Императора!!! Смерть посланцам Хаоса! (наводит штурмовую пушку на Демон-Принцев)
Рогал Дорн (орёт): Стоять!!!
3-й Демон-Принц (с усмешкой): А мы и не уходим.
1-й Демон-Принц (обращаясь к 3-му): А это он и не нам орёт.
Рогал Дорн (обращаясь к Демон-Принцам, гордо): Я с вами не разговариваю! (к
терминаторам, очень гордо): Я их сам убью! Один!
1-й Демон-Принц (щурится): А доспех не треснет от усердия?
Рогал Дорн (ну очень гордо): Нет! Я....я.... Я РОГАЛ ДОРН!!!
1-й Демон-Принц (сквозь смех): Ну-ну, силач. Давай так – мы с тобой один на один. Если победишь меня, то сражаешься с двумя моими..гм...(чешет
затылок)... коллегами, вот! А если я побе...дю, нет, побе...жу,
тьфу...короче, если я выиграю, то... я выиграю!!!
Рогал Дорн (пожимает плечами): Идёт, только побе...ах, дрянь... в общем, бой выиграю я!
2-й Демон-Принц (разводит руками): Я подожду в сторонке.
3-й Демон-Принц (к Дорну, угрожающе): Скоро ты будешь моим, хе-хе!!!
(терминаторы и два Демон-Принца отходят в сторонку)
1-й Демон-Принц (к Дорну, грозно): Свистульку выкинь, будем драться в рукопашную!
Рогал Дорн (отбрасывает болт-пистолет): У тебя всё равно нет шансов! Кстати, ты бы и мечик-то свой оставил...
1-й Демон-Принц (ехидно щурится): Ан-нет, здоровяк, это моё родное оружие! Тем более вон у тебя есть когти какие-то!
Рогал Дорн (гордо): Ладно, отродье, и так тебя положу!!!
(Дорн и Демон-Принц начинают медленно ходить по кругу пожирая глазами друг друга)
1-й терминатор (ко 2-му терминатору, по внутреннему каналу связи): У меня есть план!
2-й терминатор (безразлично): Не выйдет, мы обречены...
2-й Демон-Принц (радостно): Это верно!
1-й терминатор (про себя): Идиот, хоть бы на внешние динамики выключил...
(Дорн атакует Демон-Принца, начинается драка)
(проходит три часа, Дорн и Демон-Принц сражаются с переменным успехом)
2-й Демон-Принц (к 1-му терминатору, зевая): Это почему ваш Примарх Императором назвался?
1-й терминатор (гордо): Это тактический маневр! Надо ввести врага в заблуждение!
2-й Демон-Принц (восхищённо): Круто, надо будет запомнить! А младшего нашего он
хорошо напугал!
2-й терминатор (тихо): Ну, умрём на пару часов позже...
3-й Демон-Принц (к 1-му терминатору): А что твой боевой брат такой депрессивный?
1-й терминатор (вздыхая): Насмотрелся ужасов, когда вся ваша шобла на Дворец
Императора повалила...впечатлительный он...
(проходит ещё пять часов, битва между Дорном и Демон-Принцем в самом разгаре)
3-й Демон-Принц (вяло): Ну когда же?... (зевает)
2-й Терминатор (грустно): Надоело мне это всё. (поворачивается к 3-му Демон-Принцу и
неожиданно бьёт его по голове со всей силы громовым
молотом. 3-й Демон-Принц падает замертво).
2-й Демон-Принц (ошарашенно): За что???
2-й Терминатор (истерично): Да надоели вы мне все!!! Достали меня, гады!!!
1-й Терминатор (удивлённо): Вот это да! Не ожидал такого расклада!
(2-й Демон-Принц яростно набрасывается на 2-го Терминатора и одним ударом сбивает его с ног, наступает на него и заносит меч для удара. 1-й Терминатор пользуясь тем, что Демон-Принц повернулся к нему спиной, даёт длинную очередь из штурмовой пушки. 2-го Демон-Принца разрывает пополам. 1-й Демон-Принц отворачивается от Дорна, привлечённый шумом стрельбы. Дорн резко прыгает на него сзади и убивает Демон-Принца одним ударом, раскроив своими грозовыми когтями его голову надвое.)
2-й Терминатор (отряхиваясь от внутренностей Демон-Принца, сердито): Давно надо было сделать так... Сколько часов пропало даром!
1-й Терминатор (ко 2-му Терминатору, радостно): Ну, брат хвала тебе! Слава
Императору, мы победили!
Рогал Дорн (резко): Оба будете у меня в перчатке боли сидеть! Как так можно? Я же сам хотел их убить!!!
1-й Терминатор (доблестно): О Дорн, свет наших очей! Никто не узнает, что ты победил только одного Демон-Принца! Мы скажем, что наш Примарх
единолично поверг всех трёх!!!
Рогал Дорн (задумчиво смотрит в потолок): Хм-м...Интересная идея...(сердито): Всё
равно в перчатку! За неподчинение!
1-й Терминатор (про себя): Только вместе с тобой, о Примарх....
Рогал Дорн (гордо): Имперские Кулаки вперёд! На помощь Императору!!!
(выбегают из грузового отсека)

ЭПИЗОД ТРЕТИЙ

Место действия: тронный зал корабля Вармастера Гора
Действующие лица: Гор, мёртвый Сангвиниус

(Гор наблюдает через иллюминатор Терру, объятую пламенем, гордость переполняет Вармастера. Ещё несколько часов и сердце Империума, великая Терра падёт.)

(входит Абаддон)

Абаддон (почтительно): Разрешите зайти, господин.
Гор (небрежно): Валяй, заходи. Ну что? Как обстановка?
Абаддон (почтительно, немного волнуясь): Господин, в грузовом отсеке обнаружен Рогал Дорн с двумя терминаторами. А в центральном хранилище был замечен Император...
Гор (удовлетворённо): Ага, мой план сработал! Я ведь специально отключил щиты, чтоб Император пришёл сюда и узрел воочию мою силу! Вот только я не
подумал, что он с собой ещё кого-то возьмёт... Но всё-таки
координаты телепортов были искажены и это радует.
Абаддон (осторожно): Осмелюсь сказать, что это довольно опрометчивый шаг...
Гор (багровея от злости): Молчать!!! Ты оспариваешь мои решения?! Я знаю что делаю! Дорна надо остановить! Пошли в грузовой отсек двух...нет,
четырёх Демон-Принцев! А Императора не трогать! Я сам с ним
разберусь!!! И больше не смей перечить мне!!!
Абаддон (виновато): Так точно, господин, всё будет сделано!

(Абаддон быстро выходит из Тронного Зала)

Гор (нетерпеливо): Скоро всё будет моим! Мой порядок, моя религия, моя империя.
(обращается к бездыханному Сангвиниусу): Ты задумал повергнуть
меня, но погиб сам. Слабак, ты никогда бы не победил меня. Да и все
вы для меня просто кучка насекомых! Хаос! Вот единственная сила,
которая способна менять историю, способна уничтожать целые
галактики... Это... это...это могущество! Бу-га-га-га-га!!!

(входит Император)

Император (видя мёртвого Сангвиниуса, гневно): Как же так!? Ты по что крылатого
насмерть-то убил, сын мой?
Гор (спокойно): Я ждал тебя...
Император (гневно): За что? Ведь ты мой любимый Примарх, мой сын... Окстись
окаянный!
Гор (ухмыляется): Не надо проповедей! Я прозрел. Я увидел истинный путь. Боги Хаоса открыли истину мне. И вскорое я буду править галактикой.
Император (ещё более гневно): Ты встал на путь нехорошего, сын мой. Хаос есть зло! Я должен помешать тебе ибо это есть мой долг! Искупи свой грех,
преклонись предо мной и я прощу тебя Хорус....
Гор (истерически орёт): Я Гор!!! Даже сейчас, перед своей кончиной ты называешь меня так!!! (визжит): Я убью тебя!!!
(с руки Вармастера срывается сгусток энергии Варпа и ударяет Императора в грудь. Император отлетает в противоположный конец Тронного Зала и врезается в стену)
Гор (ликующе): Я уничтожу тебя! Хаос сделал меня неуязвимым. Хаос сделал меня
необычайно сильным!!! Я есть истинный правитель Империума!
(Император медленно встаёт)
Гор (насмешливо): Ну? Ну что ты будешь делать? Будешь шевелить бровями и читать мне проповеди?
Император (укоризненно): Аз есмь Император Терры, Великий правитель Империума и ты не смеешь говорить такие похабные вещи! Всё что ты затеял бесполезно, ибо я есть свет а ты есть холоп на службе у гнусных сил!
Гор (гордо): Ты глупец, ты просто глупец! Посмотри, что творится с Террой. Мои силы почти взяли твой дворец, силы сопротивления на исходе. Я победитель, в
моих руках судьба Империума!
Император (грозно): Пёс смердячий! Я должен остановить тебя!
(Император посылает мощный луч психической энергии в Гора, но Вармастер каким-то непостижимым образом уворачивается)
Император (растерянно): Промазал!
Гор (торжественно): Гы-гы! Ты глупец и слабак, боги Хаоса ликуют в Варпе, видя твоё бессилие!
(Гор выпускает ещё один сгусток энергии в Императора, но Император ставит психический барьер и отражает атаку)
Император (гневно): Я должен это сделать, Гор, я должен остановить тебя!
Гор (вызывающе): Ну давай! Сделай это! Хотя бы попытайся!
(Император бросается на Гора и начинается бой. Император всё ещё любит Гора и потому не использует всю свою силу, надеясь на то, что его любимый Примарх одумается. Но Гор уже давно продал свою душу тёмным богам. Раз за разом Вармастер наносит смертельные удары и всё реже Император защащается от них. Искрящиеся энергокогти Гора пронзают доспехи Императора и наносят ему страшные раны. Чувствуя ужасную боль, как физическую, так и душевную, Император до последнего не хочет смириться с мыслю, что Гор навсегда ушёл от него. Император не хочет верить в то, что его любимый Примарх, его любимый сын теперь марионетка в коварных лапах Хаоса. Страшный удар энергокогтей Гора отрывает руку Императора. Ещё один удар энергобулавы проламывает золотой доспех Императора и ломает ему кости. Император падает, истекая кровью. Наконец он осознаёт, что Гор убьёт его без сожаления и решается... Император собирает всю свою волю, весь свой гнев в единый психический энергошар и поражает Гора им. Удар энергии такой силы лишает Вармастера связи с могучими сущностями Варпа и к Гору возвращается его реальное созание. Он видит, что натворил и его охватывает ужас. Гор падает на колени перед умирающим Императором, по щекам Вармастера текут слёзы.)

Император (тихим голосом): Не реви...
Гор (всхлипывая): Не реву...
Император (захлёбываясь кровью, очень тихо): Вот и не реви...
Гор (вытирая слёзы): Вот и не реву... (дрожащим голосом): Прости меня...
Император (совсем угасшим голосом): Не могу...пойми меня...я....не могу....
(Император знает, что если не уничтожить Гора, Хаос снова возьмёт его под свой контроль. Чувствуя, что его физическое тело почти умерло, Император наносит ещё один мощнейший психический удар по Гору, отчего плоть Вармастера превращается в пепел, а пустой доспех падает на тело Императора...)

Добавлено (07 Апрель 2008, 18:55:29)
---------------------------------------------
ЭПИЗОД ЧЕТВЁРТЫЙ

Место действия: тронный зал корабля Вармастера Гора
Действующие лица: доспехи Гора, мёртвый Сангвиниус, почти мёртвый Император

(входят Рогал Дорн и два Терминатора Имперских Кулаков)

Рогал Дорн (видя Императора, упавшим голосом): Ах, чтоб меня! Опоздали... Как я мог?
Как же так? КАК ТАК!!! Всё...это конец... (обращается
ко 2-му Терминатору): Врежь мне!!!
2-й Терминатор (спокойно): Я думаю, не стоит... (глядит на свой Громовой Молот)
(Дорн начинает нарезать круги по Тронному Залу, что-то бормоча и причитая)
1-й Терминатор (радостно): Он жив!!! Император жив!!!
Император (еле-еле): Дорн...
(Рогал Дорн вприпрыжку подбегает к Императору, отбрасывает доспехи Гора и склоняется над Владыкой Империума. Император что-то шепчет Дорну)
2-й Терминатор (глядит на мониторы в тронном зале): Хм-м... Все силы Хаоса бегут...
1-й Терминатор (воодушевлённо): Они чувствуют, что Гора больше нету!!!
2-й Терминатор (глядя на доспехи Вармастера, почтительно): Здоровенный детина был...
Рогал Дорн (сердито): Да тише вы там! Я плохо слышу, что Император говорит!

(неожиданно в Тронный Зал вбегает Дредноут Хаоса)

Дредноут (удивлённо): Ёптыть... вы кто?
Рогал Дорн (гордо): Я...
Император (шёпотом): Нет я...
Оба Терминатора (хором, очень грозно): А ну пшёл вон!
Дредноут (серьёзно): Стоп... Я вас знаю! Ой... так это вы... (грозно): Я щас Абаддона
позову!
Рогал Дорн (грубо, с вызовом): Давай иди, зови! Только вали подальше!
Дредноут (возмущённо): Грубиян! (грозно потрясает спаренной плазмапушкой) Щас я
вернусь!

(Дредноут выбегает из Тронного Зала)

Рогал Дорн (озадаченно): Так братья надо валить, а то щас эта махина вернётся с
Абаддоном, а их вдвоём нам не одолеть. Мне тут Император такие
вещи рассказал! Не всё ещё потерянно! На Терру, кстати, прибыла
помощь! Леман Русс и Лион Эль’Джонсон со своими легионами
прибыли. Как раз когда все враги уже бегут... И где раньше они
были...
2-й Терминатор (скептически): Русс небось напоил астропатов, вот весь их флот и
блуждал где-то...
Рогал Дорн (деловито): Ну-ка братья, помогите мне поднять Сангвиниуса... так...
хорошо... теперь завяжите крылья у меня на груди, чтоб он на спине
крепко держался... ох... всё, молодцы!
(откуда-то издалека доносятся крики: Козлы!!! Лоялисты хреновы!!! Мы идём!!!)
Рогал Дорн (серьёзно): Всё, нам пора! (взваливает Императора на плечо) Добираемся до грузового отсека и телепортируемся во Дворец! Вперёд!
1-й Терминатор (осматривает доспехи Гора): Когти забрать что ли?
2-й Терминатор (презрительно): Сдались они тебе...это проклятое оружие, не трожь его...
1-й Терминатор (досадно): Ну тогда я щас... (поверфистом отрывает перчатку с когтями и швыряет её в стену)
(крики становятся всё ближе)
Рогал Дорн (яростно): Бежим!!!
(Рогал Дорн с привязанным на спине Сангвиниусом и Императором на плече выбегает из Тронного зала, Терминаторы следуют за ним. В это время Абаддон и Дредноут врываются в Тронный Зал. Абаддон видит, что перчатка Гора зверски оторвана и дико орёт – его крик разнёсся даже по Варпу. Дорн с Терминаторами удирают со всех ног, но Абаддон и Дредноут преследуют их. Наконец, пробегая под какой-то аркой, Дредноут не помещается в ней и застревает, Абаддон же продолжает погоню, стреляя в Дорна из тяжёлого болтера, который был подобран Абаддоном у мёртвого десантника Хаоса, которого в свою очередь сшиб насмерть телом Императора Рогал Дорн, оступившись на резком повороте. Однако висящее на спине Дорна тело Сангвиниуса защищет Примарха Имперских Кулаков от болтерных зарядов. Наконец 2-й Терминатор не выдерживает и метает свой Громовой Молот в Абаддона. Абаддон, уворачиваясь от грозного оружия теряет ориентацию и со всего маху врезается в колонну. Дорн с Терминаторами успешно добираются до Грузового Отсека и телепортируются прочь с корабля Вармастера)
ЭПИЗОД ПЯТЫЙ

Место действия: Терра, в пятидесяти милях от Дворца Императора
Действующие лица: туева хуча

(Рогал Дорн с очень ценным грузом на спине и плече, а также два Терминатора Имперских Кулаков телепортируются с корабля Гора, но координаты телепорта опять исказились и вместо того чтоб переместиться в Центральную Залу Императорского Дворца, очутились в самом пекле битвы между отступавшими Легионами Хаоса и лояльными силами.)

Рогал Дорн (очень возмущённо): Да что за #$ня!??? Опять не туда!!! Как так??? КАК???
2-й Терминатор (вздыхает): Началось...
Рогал Дорн (сердито, сам себе): Так, хватит нюни ныть и слёзы плакать, надо
пробиваться к Дворцу! Братья... (замечает что у 2-го
Терминатора нету Громового Молота): Куда дел???
2-й Терминатор (смущённо): Я... это... кинул им... в того, что с причёской странной был...
Рогал Дорн (поощрительно): Респект, брат! (морщится) Тьфу ты, Вулкановскими
штучками заразился! (бьёт себя по щеке) Так, найди себе
что-нибудь!
(2-й Терминатор осматривает окрестности, но ничего полезного находит. Вдруг где-то неподалёку раздаётся страшный взрыв и через несколько секунд с неба начинают сыпаться трупы солдат Имперской Гвардии.)
1-й Терминатор (удивлённо): Вот это жахнуло! Похоже отступающий Титан предателей напоследок решил пошалить...
Рогал Дорн (задумчиво): Плазма-бластганом стрелял... прямо по бронетанковой колонне...
(И вправду вслед за трупами солдат полетели куски пластали и прочих железок. Зоркий глаз Дорна различил в потоке частей тел и покорёженных танков одинокого Комиссара, который пронёсся мимо него на дуле Бэйнблейда)
2-й Терминатор (растерянно): Нету ничего... (пинает туловище гвардейца) ни болтера, ни
хотя бы болт-пистолета...
(где-то рядом раздаётся скрежет и усиливающийся звук двигателя)
Рогал Дорн (глубоко вздыхает и с нежно гладит зад Императора): Пусть это будет
кто-нибудь наш, пожалуйста!!!
2-й Терминатор (растерянно): А если нет? Чем мне в него стрелять?
1-й Терминатор (давясь от смеха): Этим. Держи! (протягивает лазган)
2-й Терминатор (обрадованно): О! Это же выжигатель для резьбы по кости! Спасибо брат, я обязательно выгравирую твоё имя на кости, когда мы
вернёмся! (резко становится серьёзным) ты хочешь, чтоб я
стрелял из него? Да это же инструмент, а не оружие! Смотри!
(Выжигает себе на шлеме брови «домиком»)
(Из-за развалин дома появляется Лэнд Рейдер Кровавых Ангелов)
Рогал Дорн (подпрыгивает): Наши!!! (Император падает с плеча)
2-й Терминатор (грустно смотрит на лазган, потом на Лэнд Рейдер): Какой позор...
(Лэнд Рейдер останавливается и из него выходит Капитан Первой Роты Кровавых Ангелов)
Капитан (изумлённо): Рогал!
Рогал Дорн (радостно): Капитан Шпак!
2-й Терминатор (про себя): О Примарх мой, только спиной к нему не поворачивайся!!!
Шпак (воодушевлённо жестикулируя): Светлый Дорн, я поверить не могу, что вы
выжили! Здесь недалеко Титан еретиков разгромил танковую
колонну Имперской Гвардии! Это был ад... И знаешь что
случилось потом? Я еду и вижу, что на меня летит Комиссар!
Да-да, летит на стволе от Бэйнблейда! Еле увернулись от
него...
Рогал Дорн (вздыхает): Да видел я его... бедняга... Да, ты же не знаешь – Императора нашего почти нету... (кивает головой в сторону тела)
Шпак (сдавленно): Какая жаль... (падает на колени перед Императора)
Рогал Дорн (хлопает по плечу Шпака): Не отчаивайся, он мне такие вещи сказал
(подмигивает Терминаторам) не всё ещё потеряно!
Шпак (встаёт): Это радует! (пристально смотрит на грудь Дорна) Слушай, какой
красивый знак орла у тебя! Крылья прям как настоящие! Прям
как у... (резко замолкает)
2-й Терминатор (расдосадовано): Приехали...
Шпак (смотрит изподлобья на Дорна): А ну-ка повернись...
(Рогал Дорн поворачивается и Шпак видит мёртвого Сангвиниуса на спине Примарха Имперских Кулаков)
Шпак (гневно): #$^%^#%^@!!!! @$$$###%??? @@%@^&! #$^#&!!!!!!!
$#&$^@%! ##$#%$#*$&^!!!!!!!!! Прости меня Император!
Рогал Дорн (в оцепенении): Не понял?
Шпак (отрешённо): А-а-а-а.... ы....ё.... В смысле... и-и-и...ее... Я имел ввиду... как это
произошло?
(Рогал Дорн рассказывает Шпаку о приключениях на корабле Гора. Когда Дорн окончил рассказ, он обнаружил, что их окружает толпа хаоситов, видимо привлечённых изречениями Капитана)

1-й Терминатор (смотря на толпу предателей): Ого-гошеньки-го-го!!!
2-й Терминатор (постукивая лазганом о колено): Кто первый засмеётся, получит!!!
Шпак (удивлённо): Разрази меня мультимелта!!!
Рогал Дорн (удивлённо): F*ck me!!! (злобно) Ах-х... Меньше надо было с Вулканом
общаться...
(Откуда-то сзади толпы раздаются крики и вопли, воздух прочерчивают лазерные лучи. Хаоситы удивлённо поворачиваются и видят, как сквозь их ряды едет Хищник Белых Шрамов, постреливая из лазпушки во все стороны)
Из Хищника (по репродуктору, возмущённо): Вай-вай! Задавлу всех! Нэпащажу никто!
1-Терминатор (решительно): А вот теперь повоюем! (палит из Штурмовой Пушки)
Рогал Дорн (снимая Сангвиниуса, яростно): За Терру!!! (палит из болт-пистолета)
2-й Терминатор (целится из лазгана): Кому бесплатно надпись на доспехе «Гор Дурак!»?
Из Хищника (по репродуктору, грозно): Смэрт прэдатэлам!!!
(Толпа хаоситов медленно редеет под огнём. Наконец минут через пять от предателей остаётся лишь два десантника, которые в ужасе убегают. Хищник Белых Шрамов едет дальше.)
Рогал Дорн (удовлетворённо): Как мы их? Вот что значит вера в Императора!!!
(осматривается) А куда Шпак делся?
2-й Терминатор (спокойно): А он, когда пальба началась, потихоньку взял тело своего Примарха, погрузился в Лэнд Рейдер и тихонько укатил...
Рогал Дорн (возмущённо): Да как он мог??? Зря я снял крылатого...
1-й Терминатор (простодушно): Да ладно... Его Примарх – пусть что хочет, то и делает.
2-й Терминатор (грустно): А как мы до Дворца доберёмся? Нам транспорт нужен, а то нарвёмся на кого-нибудь, так и поляжем... (выжигает лазганом
на полуобвалившейся стене надпись «Здесь был Дорн»)
Рогал Дорн (гневно): Шпак, блин... щас попробую связаться с кем-нибудь (что-то бубнит под нос)
1-й Терминатор (растеряно): У меня патроны кончились...
2-й Терминатор (язвительно): Выжигатель нужен?
Рогал Дорн (вздыхает облегчённо): Всё, щас поедем. Помощь близко.
(через несколько минут, подъезжает Химера)
2-й Терминатор (бурчит): Они бы ещё Сентинел прислали... для большего комфорта...
(Из Химеры никто не выходит. Потом, через мгновение слышится звук «чпок!» и появляется очень толстый Комиссар Имперской Гвардии)
Комиссар (потирает бока): Ух, еле выбрался... (видит Дорна, вытягивается по струнке)
О лучистый Примарх Рогал Дорн, по вашему запросу прибыл!
Я из 339 бронетанковой дивизии. Моё имя... имя моё... забыл....
Рогал Дорн (высокомерно): Приветствую тебя Комиссар...отчего имя своё забыл?
Комиссар (поникшим голосом): Мы подверглись атаке вражеского Титана, о Примарх.
Почти никто не уцелел. Меня контузило... Мой товарищ,
Комиссар Шмайсер пропал безвести. Последний раз я его
видел, когда он был на башне своего Бэйнблейда. Потом
страшный взрыв...и я ничего не помню... Очнулся в
транспорте...
Рогал Дорн (с ухмылкой): Видел я Шмайсера. Пролетал тут недавно...
Комиссар (округлив глаза): Как это?...
Рогал Дорн (деловито): Не важно, у нас тут Император... надо его срочно во Дворец...
2-й Терминатор (к Комиссару, вопросительно): Как вы стреляете из этого? (показывает лазган) Это ж смех какой-то, даже не царапает сильно!
(показывает на пушку Химеры) А это что? Увеличеный
вариант? Для устрашения? Готов спорить, что мой доспех она
не возьмёт! Пальните в меня из неё!!!
Комиссар (довольно): Ну как хочешь, десантник...я думаю, что на самом деле вреда не будет... (командует стрелку Химеры) Активируй главное
орудие! Десантник хочет испытать свой доспех!
Из Химеры (нерешительно): Мой Комиссар, вы что, забыли?...
Комиссар (рявкает): Я ничего не забыл!!! Я сказал активировать орудие!!!
(2-й Терминатор гордо становится перед Химерой. Раздаётся залп. Синий луч ударяет в грудь Терминатору и разрывает его пополам).
Комиссар (ошарашенно): Василиск мне в зад...
Рогал Дорн (тихим голосом): Ересь какая-то...
1-й Терминатор (роняет Штурмовую Пушку от удивления): Не понял...
Из Химеры (волнующимся голосом): Мой Комиссар, вы забыли, что родное орудие давно вышло из строя и при помощи нашего энджинсира мы
монтировали вместо неё спонсонную лазпушку от Хищника...
Я не виноват, я исполнял ваш приказ...
Комиссар (глупо улыбается): Ах да... контузия проклятая...
2-й Терминатор (угрюмо): Где мои ноги?
1-й Терминатор (ласково): Не волнуйся, брат. Их просто оторвало...
Рогал Дорн (успокаивающе): Ты проживёшь ещё часов пять... (к Комиссару, гневно): Ты, склеротик надувной, быстро грузи в транспорт раненого брата!
Комиссар (заискивающе): Есть, о Светлый Дорн! (пытается поднять верхнюю часть 2-го Терминатора)
1-й Терминатор (злобно): Что, тяжко?...
Рогал Дорн (к 1-му Терминатору, снисходительно): Ладно, брат, помоги ему, а то гляди лопнет...
(Комиссар вместе с половинками 2-го Терминатора грузится в Химеру. Рогал Дорн и 1-й Терминатор залезают на броню транспорта. Химера уезжает.)
2-й Терминатор (вяло): Как же тут тесно...даже без ног... (смотрит внимательно на
Комиссара) Ты-то как такой толстый сюда вместился...
Комиссар (гордо): Я верю в Императора! Вот так и вместился...
2-й Терминатор (спокойно): Мы все верим в Императора... Я тоже верю в Императора, но со всей своей верой я б не вместился сюда, будь я целым. А
вера в Императора...опа... (замолкает, медленно обводит
взглядом салон, потом задумчиво смотрит наверх) Опа......
Комиссар (волнуясь): Что-то не так?
2-й Терминатор (давя в себе смех): Кого-то не хватает.
Комиссар (оборачивается по сторонам): Да вроде все здесь...ты, я...ноги твои... брат твой и Примарх сверху...
2-й Терминатор (еле сдерживая хохот): А там, возле стены... (смеётся)...кто-то остался...
(разражается диким смехом)
Комиссар (водителю Химеры, громко): Стоп машина!!!
(Транспорт резко тормозит, сидевшие наверху Рогал Дорн и 1-й Терминатор звонко стукаются друг о друга от такого замедления.)
Водитель Химеры (упавшим голосом): Что-то сломалось...
Рогал Дорн (открывает люк, недовольно): Почему встали?
2-й Терминатор (в истерике): Там!!! Ха-ха!!! Возле стены!!! Ха-ха-ха!!! Забыли!!!
Рогал Дорн (грустно): Ах вот в чём дело... бедняга бредит... наверно от шока... о
Император...
Комиссар (печально): Вот-вот... Император...
(Рогал Дорн переводит взгляд с Комиссара на 2-го Терминатора, потом вдруг начинает смеяться, потом резко начинает плакать, потом опять смеётся, потом неожиданно снова начинает плакать, потом смеётся и плачет одновременно, после чего начинает биться головой о броню Химеры. Через два часа плача, смеха и самоизбиения Дорн немного успокаивается и забирается на броню транспорта. Химера разворачивается и едет назад. Наконец, тело Императора было найдено. Через пять часов Химера была уже у гигантских ворот Дворца Императора)

ЭПИЗОД ПОСЛЕДНИЙ

Место действия: Дворец Императора
Действующие лица: куча лоялистов.

(Химера въезжает во Дворец Императора)

Рогал Дорн (удовлетворённо): Всё, наконец-то...
1-й Терминатор (плачет): Какое счастье-то!
2-й Терминатор (нервно кричит): Апотекарий!!! Техно-Десантник!!! Кто-нибудь!!!
Рогал Дорн (ко 2-му Терминатору, гордо): Брат, не кричи, ты настоящий герой, истинный слуга Императора! Ты быдешь помещён в священный корпус
Дредноута за свои заслуги!
2-й Терминатор (кричит ещё громче): Хочу на Марс!!!
(со всех сторон подбегают Техно-Десантники и Энджинсиры и уносят разбушевавшуюся половинку 2-го Терминатора)

(подбегает Ягатай Хан)

Ягатай Хан (радостно подпрыгивает): Рогал Дорн! Хызык кизираси!!! Вармастер Гор
лар!!! Хаоситасы бей!!! Хорошо!!!
1-й Терминатор (удивлённо): Что он лопочет?
Рогал Дорн (смеётся): Волнуется, бедняга. Столько пережить за последние недели...
Ягатай Хан (радостно): Я поверить не могу что всё закончилось! Мы победили!!! Ещё три дня назад такое тут творилось! А буквально семь часов назад
предатели подогнали Титан к стенам дворца. Пара выстрелов и
часть южной стены была разрушена. Мы не знали что делать!
Болтерные патроны лар...то есть кончились... Хвала Императору,
что подошла помощь в виде бронетанковой колонны Имперской
Гвардии. Но эта махина развернулась и начала палить по ней.
Пятьдесят тысяч человек было убито за минуту... А потом выстрел
из плазма-бластгана! Что творилось! Вся площадь была засыпана
трупами гвардейцев, да и в радиусе ста километров можно было
найти тела солдат этой колонны... Я стоял на стене, отстреливая
предетелей, как тут рядом со мной в эту же стену врезался
оторваный ствол Бэйнблэйда, за который держался мёртвый
Комиссар... Это ж надо было так жануть-то!!!
1-й Терминатор (ворчит): Ну что вы привязались к Комиссару на стволе-то? Ну летел-летел, потом прилетел...прям невидаль какая!
Рогал Дорн (деловито): Так-с, а где Леман Русс? Мне нужно срочно с ним одно дельце обсудить.
Ягатай Хан (кивает в сторону): Вон там он, грустит...
Рогал Дорн (хлопает в ладоши): Щас перестанет! (хватает Императора подмышку и
направляется к Леману Руссу)
1-й Терминатор (расслаблено): Эх, пойду оружие своё перезаряжу, а потом наведаюсь к брату, посмотрю, как его в Дредноут сажать будут!
Ягатай Хан (чешет затылок): А мне что делать? О! Пойду-ка свяжусь с Робаутом, узнаю как у него делишки!
(Рогал Дорн подходит к Леману Руссу, который сидит на броне Лэнд Рейдера)
Леман Русс (угрюмо): Как же это? Мерзкие предатели... (хнычет)
Рогал Дорн (пряча Императора за спиной, весело): Эй, борода! Чего грустим?
Леман Русс (сквозь слёзы): Я пить разучился!
Рогал Дорн (разинув рот): Фугас мне в глаз! (роняет Императора) Почему???
Леман Русс (хлюпает носом): Наверяка Магнус закодировал! Или ещё кто...не знаю, но пить не могу!!! Все мои Волки как люди, а я...всё время кружку
мимо рта за плечо опрокидываю...Вот сейчас... Первая Рота
празднует а я... (плачет навзрыд)
(Рогал Дорн заглядывает в Лэнд Рейдер и видит кучу пьяных в стельку Терминаторов, которые валяются на полу в обнимку)
Леман Русс (бьёт себя в грудь): Так, щас все остальные протрезвеют и мы отправимся к Магнусу в Глаз Ужаса! Я найду этого умника!!! Ёй-ёй найду!!!
Рогал Дорн (успокаивающим тоном): Успеешь ещё! А пока мне нужна твоя помощь!
Леман Русс (немного взбодрившись): Что надобно?
Рогал Дорн (шаркая ногой): Да так... Император умер, правда не совсем, но умер...
Леман Русс (в ужасе): То есть как умер? Взял и умер? Зачем? (срывает с пояса кружку, наливает эль и выливает его за плечо)
Рогал Дорн (торопливо): Да нет... не сам умер. Его Гор порешил... Но не совсем... То есть он умер, в смысле Гор тоже умер, а Император не совсем... Тьфу,
в общем так, перед кончиной Император мне шепнул, что его
можно вернуть к жизни построив какой-то хитрый механизм...как
его...Великий Стул, вот! Ой, нет, Волшебное Сидалище...нет,
да как же он называется... (бьётся головой о Императора) А!
Вспомнил! Золотой Трон!
Леман Русс (хмурясь): Ну и?
Рогал Дорн (топает ногой): Ну ты что, не понял? У твоих Волчьих Священников есть
связи с Марсом. Скажи им, пусть сделают этот Трон, будь он
неладен, а я подскажу как и что куда закручивать! Это надо
сделать как можно быстрее, пока я ничего не забыл!
Леман Русс (спрыгивает с Лэнд Рейдера): Сразу бы сказал так, пойдём, щас всё сделаем.
(Рогал Дорн хватает Императора в охапку и вместе с Леманом Руссом уходит)

(«Через некоторое время Золотой Трон был построен и Император снова простёр над Империумом свой взгляд, пусть теперь и больше духовный и ментальный, чем физический. Но всё человечество продолжало верить и надеяться на Него, будто Император всё так же жив, как и до своей физической кончины. Так было более десяти тысяч лет назад. Так есть и сейчас. Уже сто веков Император сидит на Золотом Троне, и каждый житель Терры, каждый человек на миллиардах других планет Империума верит в то, что Император живёт. И он живёт. Он живёт в сердце каждого праведного жителе Империума. Он живёт в сердцах могучих Космических Десантников, которые до сих пор верны ему. И именно Император, его невидимый взгляд, его вездесущая воля, помогают Империуму выжить!»)

Подпись пользователя:
Люблю запах прометия поутру.
RazielНе в Сети
Пользователи
Сообщений 65
Репутация: 8
19.04.2008 в 02:38, №19, отредактировал Raziel - Воскресенье, 20.04.2008, 23:00
И я трублю в свой расколотый рог боевой
Я поднимаю в атаку погибшую рать
И я кричу им - "Вперед!", я кричу им - "За мной!"
Раз не осталось живых, значит мертвые - Встать!
(Сергей Калугин. Последний воин мертвой земли)

Бой шел уже шестой день. Тысячи человек легли в эту землю как патроны в рожок автогана, но земле все было мало, и она призывала сюда еще и еще людей. Еще больше жертв, боли и ужаса.
Александр потер лоб, фуражка с орлом давила на брови как чугунная плита, и уже ничто не могло избавить от этого чувства. За час сна он хотел бы отдать жизни тысяч человек, но наоборот, этими жизнями было оплачено его бодрствование. Рука в грязной кожаной перчатке зажимала раскаленную кружку с чаем, но температуры он не чувствовал, как впрочем, вторые сутки не чувствовал ни запахов, ни боли. Это было хорошо, иначе он наверняка валялся бы в лазарете, ведь не зря весь живот был плотно забинтован бурыми тряпками. Когда врач наматывал десятый слой белоснежного бинта, он помнится, сказал что-то об одном неловком движении, и всех внутренностях на полу. Но Александр наплевал на его слова тогда, и наплевал бы сейчас. Где этот чистюля и аккуратист? В земле. Вместе со всем своим лазаретом, чистыми инструментами и медсестрами. Вместе с раненными.
Тогда Александр не успел совсем чуть-чуть. Он все же провел эту сотню солдат сквозь огонь и кровавую грязь, в которую превратилась почва за дни войны. И когда он стоял на пепелище, по колено в кровавом месиве, с мечом в руке, он не выл и не хватал эту землю руками, как его люди. Но боли и ненависти в нем хватило бы на сотню десантников хаоса.
Когда день спустя, они все-таки взяли этот бункер с минометами, от сотни осталось два десятка тех, кто видел лазарет, и пять десятков тех, кто вообще хоть что-то видел. Этот час наверняка был самым длинным в жизни этих ублюдков. Но Александр не участвовал в казни, так же как и раньше, лицо было каменным, но все же кто-то видел, как его пальцы судорожно шарили по рукояти меча.
Этот час… Как многое он мог бы изменить. Если бы он не задержался на той высоте, может, их не обошли бы с фланга? Может, если бы он выдвинулся вперед сразу, он смог бы остановить тот бешеный вал еретиков? Эти мысли и теперь не давали ему покоя, но на общем фоне, они были не плотнее тени, не громче тишины. Все было, как было.
И теперь, он сидел в окопе, прислонившись шинелью к не струганным доскам, подпиравшим раскисшую от крови землю, и пил чай, вкуса и запаха которого не чувствовал. Сон не шел четвертые сутки, и потому мир стал не таким, каким был раньше. Серебристые нити вились в воздухе, а стоило прикрыть воспаленные глаза опухшими веками, как тьма расцвечивалась фиолетовыми вспышками. А еще, закрывать глаза было просто больно, поэтому он старался делать это как можно реже.
Иногда казалось, что за столько дней в этой мясорубке он успел услышать все звуки, которые есть в этом мире, но нет. Нечто новое, но беспредельно ужасное, заполнило собой пространство. Чье-то кошмарное присутствие придавило людей к земле, задавило все краски в мире, оставив только серый и красный цвета. И Александр отметил, что окоп не сильно изменился. Туман покрыл ряды защитников, и комиссар перестал видеть дальше собственных рук.
- Нас атакуют!!! – Отбросив кружку в сторону, он вырвал из ножен свой клинок, бросился вперед, к сумрачным теням, мелькавшим впереди.
Первые мгновения стычки как всегда были несколько смазанными, но очень скоро Александр, даже не видя ничего вокруг себя, почувствовал, что что-то не так. Было ощущение, как будто среди сотен людей, бьется один он. Но этого не могло быть никак! Его люди никогда не побежали бы назад!
- В атаку!!! – Он издал дикий рев, и меч, и без того молнией метавшийся в воздухе, стал двигаться еще быстрей. Это было движение на уничтожение, но оно убивало не только врагов, но и его самого. Силы таяли, а еретики вокруг – нет. И звуков приличествующих бьющимся вокруг него людям он тоже не слышал.
В какой-то момент все затихло, и он понял, что стоит на холме, в стороне от окопов и собственных позиций. Туман на секунду разошелся, и то, что он открыл, ужаснуло человека. Окопы, блиндажи, вся земля были усеяны трупами солдат. Никто из них не шевелился, но над ними реала бурлящая масса нечисти, принявшей на время человеческий вид.
Рука с мечом сама опустилась к земле, и тут же комиссара перестали атаковать.
Из толпы перед ним выдвинулась фигура в ошметках дорогой одежды, и тот гнойный мешок, что был внутри нее, сказал:
- Видишь, все потеряно. Сдавайся, а лучше переходи на нашу сторону, таких талантливых командиров нам всегда не хватает. Ведь ты сам понимаешь, что мертв так же, как и все они. Мертв так давно, что даже не чувствуешь боли. Ведь не чувствуешь?
- Нет. Мое тело действительно не болит. Но то, что внутри меня, никогда не погаснет, – Александр повернулся лицом к своим мертвым братьям, и неистово закричал, чувствуя, как расходятся швы на животе, как подгибаются ноги и закрываются глаза – Я сказал – встать!!! Трусы! Предатели!!! – Кричал он в пустоту, и предатели смеялись над ним, жалким человечишкой, не способным понять даже того, что он проиграл. И последний его крик заставил эту землю вздрогнуть.
Только что лежавшие на земле солдаты, так легко поверженные мощью колдовства великого хаоса, снова вставали. Золотой на кровавом фоне свет, поднимал их тела от земли, и закрутив в воздухе, ставил на ноги.
Мертвые руки наносили удары по предателям, посмевшим ступить на эту землю, мертвые глаза смотрели в морды врага, а мертвые губы скалились в безудержном веселье. Апофеозом стал мертвый молодой комиссар, который, волоча за собой собственные потроха, подошел к главарю предателей и вырвал своей рукой в грязной кожаной перчатке его горло.
Тихо. Только ветер воет над землей и трупами. Бой окончен. Но нет победивших и проигравших. Есть только мертвые. И только ветер плачет по тем, кто лег к его ногам. Печальная песня ветра наполняет мертвую землю новым смыслом, новой болью и новой надеждой. Этот ветер тихо покрывает чистым, белым, похожим на одеяло снегом землю и тела, и поет, но песню его слышат только мертвые…

И станет смерть играть на скрипке,
Печальной и зыбкой
Нам музыка станет прощальной открыткой,
Красивой закрытой железной калиткой

Дорога зовет, и скрипка рыдает
Замок на дверях пустоты отворяет
И хлопьями снега следы заметает
И снова в дорогу вести обещает

Я спрячу под снегом горячие угли
Я выброшу чувства, что стали не нужны
Шагну за порог и тебя позову
И камнем тяжелым пойду я ко дну

Но ты не грусти, забудь обо всем
Пусть эта печаль тебе станет ключом,
Ключом от двери, ключом от себя
Пусть я здесь останусь - скорбя и любя...

Добавлено (19 Апрель 2008, 02:38:39)
---------------------------------------------
FIRELORD, Не знаю, что это такое, но персонаж тут тот же, что и в том рассказе, что я так и не смог найти...

Подпись пользователя:
Люблю запах прометия поутру.
RazielНе в Сети
Пользователи
Сообщений 65
Репутация: 8
19.04.2008 в 02:42, №20, отредактировал Raziel - Воскресенье, 20.04.2008, 22:54
Оп-па, я вот как раз иллюстрацию нашёл по этому фанфику ))) (комиссар в правом углу уж больно знакомый wink )


Подпись пользователя:
Люблю запах прометия поутру.
САМОРЕЗНе в Сети
Пользователи
Сообщений 927
Репутация: 37
12.05.2008 в 17:51, №21
Кажись довольно известное произведение, но от того не менее зачотное !

Шпицназ
(Ork commandoz) Автор: Golany

Цитата
Оркам требуется до года, чтобы найти свое место в сообществе. Пока гены работают над их личностью, Орки оставляют свои дома и направляются в лагеря Штормбойзов (Stormboyz), которые есть в каждом поселении Орков. Лагеря представляют собой полковые бараки и просторные плацы, где молодые Орки отрабатывают строевые приемы и учатся обращаться с оружием.

-Флафф Библия (ref 2ed правил)

- Зеленый значит хороший… зеленый значит пацан…
Орк-инструктор, сложив огромные лапы на груди, с выражением глубокой (насколько это возможно для орка) сосредоточенности на лице наблюдал как молодежь старательно мажет друг другу морды зеленой краской для создания «комуфляжи». Зачем и без того зеленым парням нужно было наносить на лицо дополнительно краску было загадкой, однако задавать вопросы инструктору не принято даже у орков. Молодые, высунув языки и пыхтя от натуги, старательно выводили на физиономиях друг друга «комуфляживые» пятна. Сегодняшний день инструктор решил посвятить тяжкому и не особо почитаемому у зеленокожих ремеслу «шпизназа» или, как он предпочитал называть это сам «камандас». Впрочем, размазывание по морде краски было не самым неприятным в данной профессии – процесс получался творческим и позволял якобы случайно съездить кому-нить из напарников по морде (для предания оной морде большей «камуфляжнасти»), а потом насладиться веселой дракой. Пожалуй, сложнее всего было объяснить молодым, что настоящий коммандос не должен, завидев врага, бросаться на него с радостным ревом, гиканьем и эгегеканьем, а вместо этого терпеливо подкрадываться, прятаться, занимать удачную позицию – и лишь после этого атаковать. Слово «атаковать» орки понимали хорошо, а вот все остальные – плохо. Впрочем, для ускорения педагогического процесса у инструктора были в наличие тяжелая ухватистая чоппа, здоровенные кулаки и подкованные железом ботинки. Обычно, применение данных весомых аргументов, позволяло закрепить в головах молодых необходимую информацию. Педагогика у орков была простая, но весьма эффективная и строилась на принципе «кто сильнее – тот и педагог». Впрочем, как и все в орочьем сообществе. Инструктор удовлетворенно осмотрел бойцов и гаркнул.

- Этаааа!! Поцанва, стройсь!

Молодежь резво подорвалась с мест и начала гоношиться, пытаясь выстроиться в шеренгу. В процессе исполнения команды пару раз взлетела вверх чья-то чоппа, кто-то сдавленно ойкнул, где-то что-то подозрительно хрустнуло, один из орков весьма громко помянул имя Морка, но в итоге зеленокожие все же образовали подобие стройного ряда. Инструктор прошелся вдоль получившейся синусоиды, затрещинами и подзатыльниками придавая ей вид, хоть отдаленно напоминавший прямую. Отойдя на пару шагов орк смачно сплюнул на землю и приступил к объяснению боевой задачи.
- Значицо так.. Кароч, пацанва, слушай зодачу.
На слове «задача» половина орков начала удивленно озираться по сторонам – на то чтобы понять за какую именно дачу надо слушать требовалось время. Орочий мозг, в отличие от кулаков, работал не особо шустро.
- Вощем, бойза, вон тама есть лес.
Орки дружно, как по команде «ровняйсь!», оглянулись. Действительно, в том месте, куда указывала лапа инструктора, лес был. Парни дружно закивали зелеными головами, а старший продолжал:
- В лесу, кароч, есть людики. Эти, как их.. кароч неважно. У них там хибарка стоит, такая ваще как… типа там из крыши торчит.. эти…
Орк на секунду задумался, пытаясь вспомнить как именно называется то, что обычно торчит из крыши у хибарки. Почесывание головы тупым концом чоппы не помогло, и инструктор решил перейти сразу к следующей части плана.
- Вощем, ща вы делитися на две ка-манды. Типа те, которые эти, и те, которые не эти.. Одни пайдут воооон там…
Орк указал рукой на проложенную некогда вартраком просеку в лесу по левую сторону от временного тренировочного лагеря.
- А другие там не пайдут. Другие вон там пойдут.
Другой рукой орк показал направо. Там виднелась не менее широкая просека, образовавшаяся месяц назад, после того как механик Зердраннг решил испытать свою очередную мега-кастом-бум-бласт-ваще-сипец-шуту. Испытания закончились довольно успешно, и теперь на добрую сотню метров в лес углублялась новая дорога, выжженная в густом лесу. Шута оказалась действительно хороша, и орки осушили не одну кружку на похоронах Зердраннга, восхваляя его изобретение.

- Значица… эта.. вы идете туда, ищите хижину. И энфельтр… инфиль..

Орк попытался вспомнить звучное слово, которое подцепил от людиков на Армагеддоне, однако попытка не увенчалась успехом. Пришлось продолжать без красивостей:
- Эта.. вы туда вашли, там палюбе бухла стоит. Бочка. Одна.
Орк поднял вверх кулак с выпрямленным средним пальцем, наглядно объясняя, сколько именно бочек будет в хижине.
- В общем, какой отряд ее принесет – с тем я из бочки бухлом делюсь. Кто не принесет – будет шмакадявка-гретчин и ваще!

Старый орк радостно оскалился, а вот молодые чуть было даже не загалдели от возмущения – назвать сурового орочьего пацана гретчином считалось страшным оскорблением и подходящим поводом для драки. Даже с учетом того, что почти любое событие орки считали поводом для драки, это переходило все границы. Впрочем, никто из молодых, несмотря на переполнявшие чувства, рта не открыл. Раз поспорив с инструктором можно действительно было стать гретчином во всех смыслах этого слова.

- А терь главная задача: людиков не убивать. Навалять в шею – эт мона.. а если кого совсем заваляете, то весь отряд сквигам на корм!

Молодые ошарашено уставились на инструктора: такого им пока слышать не доводилось. Идея о том, что можно пойти в бой и никого не убить казалась совершенно абсурдно. По большому счету, все задания казались молодым парням абсурдными, но это уже было слишком. Стоявший в первом ряду зеленокожий открыл было рот, чтобы задать вопрос о том как же тогда им..

-ХРЯСЬ!!

Инструктор среагировал чрезвычайно быстро для своей шкафоподобной комплекции. Тяжеленный кулак с силой товарного состава влетел в челюсть спорщика, и тело молодого, получив необходимое ускорение, устремилось вон из строя, где еще пару метров проскользило по песку. Сержант ухмыльнулся. Молодым не зачем было знать, что маленький самогонный заводик в чаще леса одинаково интересовал как планетарные власти, так и орков. Однако орочий варбосс оказался умнее местного лендлорда и тотального разрушения кустарного предприятия устраивать не стал. Вместо этого орки раз в две недели совершали тихий набег на завод, уносили одну бочку спирта, а сотрудников нехитрого производства не трогали, понимая, что нет людиков – нет бухла. Сами самогонщики тоже резво смекнули, что оркам достаточно одной емкости, которую и стали выставлять во дворе, пряча основное производство в подземном погребе. Местные власти, опасаясь орков, в итоге оставили самогонщиков в покое. Такой нехитрый симбиоз был на руку обоим сторонам и, более того, позволял тренировать зеленых коммандос. Орк ухмыльнулся припомнив вкус напитка на языке и принялся тыкать пальцем в парней, деля их на отряды-мобы (самостоятельно молодые орки с такой задачей справиться пока не могли):

- Раз, два, три, пять, четыре, много – вы группа эта. Раз, два, три все остальные вы группа не та которая эта. И только тихо, как шпицназ!!!

Орк удостоверился что молодежь усвоила разделение отрядов и, подняв вверх дуло слагги, выстрелил:

- Пошли!!

Зеленокожее стадо с криками, гомоном и топотом понеслось к лесной опушке. Как шпицназ. На это задание оркам не выдали огнестрельного оружия, и как минимум пальбы в воздух слышно не было. Инструктор уселся на землю, засунул в рост «сегару», свернутую из кусков ткани и каких-то местных мухоморов и принялся раскуриваться.

***

Пыхтя, отдуваясь и поминая Горка с Морком, отряд молодых парней пробирался через чащу. Пацаны были весьма злы: мало того что инструктор при делении присвоил их отряду не самое героическое название «те, которые не эти», так еще и пистолетов не дал! Впрочем, шестеро зеленокожих были серьезно настроены выполнить задание, утерев зеленые носы другой группе – «той, которая эти». Орки лихо размахивали чоппами, расчищая себе путь в зарослях и проклинали меха, шута которого не смогла проложить сплошную просеку через весь лес, ограничившись лишь сотней метров. Больше всего молодежь смущал приказ никого не убивать, однако спорить со старшим не было никакого желания. Характер у того был тяжелый, да и чоппа тоже особо легкой не выглядела. Пойти на корм сквигам за «соботашь» и невыполнение приказа тоже желающих не было, и орки демонстрировали поразительную для своей расы собранность и дисциплинированность. В лидеры группы довольно быстро выбрался здоровяк Гарк, которому сейчас приходилось тяжелее всех: густой кустарник стоял перед ним буквально стеной и Гарк, обливаясь вонючим орочьим потом, лихорадочно махал чоппой, пробираясь сквозь заросли.

С момента начала «апирацэи» прошло уже около получаса, искомой хижины орки так и не нашли, однако приключений уже было предостаточно. Пацаны весело похохотали над замыкавшим строй Зергром, который умудрился зацепиться за свисавший с дерева толстый кусок лианы. Лиана, оказавшаяся одним из местных удавов, непреминула обвиться вокруг орочьей шеи и принялась с увлечением душить зеленокожего. Тот смешно размахивал в воздухе руками, хрипел какие-то проклятия и забавно краснел лицом. Орки хватались за животы и ржали. Впрочем, в самый интересный момент один из парней прервал забаву, подскочив к змее и разрубив ее напополам. Разумеется, дальше было просто необходимо устроить привал – не пропадать же столь удачно подвернувшемуся под руку увесистому куску мяса. Удава нарубили чоппами и по-быстрому изжарили на костерке. Змея получилась чуть подгоревшей, зато горячей, сочной и нажористой. Подкрепившись, орки продолжили путь, однако весьма скоро наткнулись на очередное препятствие. Просвистевшее из кустов нечто массой около пяти кило звонко шмякнуло по голове одного из парней и тот повалился в высокую траву. Остальные орки с радостными криками бросились на обидчика, однако единственное, чего смогли добиться, это активировали вторую ловушку. Булыжник номер два пришелся аккурат в чоппу Гарка, погнув ее с изрядной долей живописности, а самого Гарка отправив купаться в оказавшуюся в весьма подходящем месте лужу с какой-то едкой дрянью. После этого инцидента орки стали не в пример осторожнее – что за удовольствие получать по лбу булыжником, когда некому даже ответить!?

Теперь зеленокожие шли медленно (как показывал сержант), чаще озирались по сторонам, шумно втягивали воздух для определения потенциально опасных мест и вообще вели себя совершенно не по-орочьи. Как шпицназ. Врожденные инстинкты, заложенные в каждом из них, начали пробиваться наружу. Новая тактика дала свои плоды. отряд смог успешно преодолеть яму с шипами, в которую свалился всего один орк, что, в принципе, можно считать весьма хорошим результатом. Вовремя удалось обнаружить и обойти здоровенную лужу едкой кислоты. Один из парней почуял ее своим носом и, зашипев что-то вроде «гарррбыхххдрыпшшшш!», вовремя предупредил отряд о ловушке. Впрочем, потом наблюдательного бойца все же макнули задней частью в кислоту – для «профилактеги, шоб не зазновалса» - прокомментировал командир отряда. Орк собственно и не протестовал – казаться «самым умным» никто из зеленых не любил, ибо это было чревато увесистыми подзатыльниками от коллег в будущем. Зеленокожий отряд, к собственному удивлению, даже снизил скорость – то ли от усталости, то ли в пользу осторожности. Более того, заметив смрадное болото с густым слоем ряски и тины, Гарк приказал остановиться и объявил купание. После веского ОРКгумента – «Кто ни хочит – тот сквиииг!» парни наперегонки бросились в болото и в процессе купания (читай дружеской потасовки) приобрели весьма комуфляжный вид. Свисавшая с боков, локтей, головы и прочих частей тела тина делала бойцов похожими на большие болотные кочки, заботливо извлеченный из трясины чьей-то рукой, а позже расставленные по лесу. К концу перехода кочки даже почти перестали галдеть на типичные орочьи темы (бухло, пушки «сам ты сквиииг!») и перешли на общение знаками. Причем, элементарные жесты позволяли пацанам не только координировать (насколько это возможно для орков) свое передвижение, но и продолжать беседу на озвученные выше темы. В разгар одного из диалогов Гарк внезапно увидел то, за чем они пришли – хижину с торчащими из крыши трубами. При помощи жестов и подзатыльников новообъявленный командир распределил шпицназ по позициям и принялся наблюдать. Шесть зеленых, обросших тиной, кочек с красными горящими глазами принялись неподвижно наблюдать. Инструктор, похоже, забыл упомянуть, что кроме хижины их также ждет проволочный забор, две пулеметные вышки со спаренными болтерами, прожектора, и охрана периметра, состоящая из угрюмого вида людиков. Орки залегли и принялись выдумывать «самой хитрай план».

- Тсссс! О!

Гарк зашипел на своих шпицназавцев, тыкая пальцем в направлении забора. Там, с противоположной стороны от комплекса, появилась из леса первая группа орков, ушедшая на задание параллельным маршрутом и только сейчас обнаружившая цель. Конкуренты. Орки довольно заулыбались, скаля желтые клыки и гнусно хихикая. Пока что хитрый план работал, как и предполагалось. Первый отряд, «те которые эти», завидев искомый завод радостно бросился в атаку. Размахивая над головами чоппами и рыча что-то нечленораздельное, зеленая толпа бросилась к воротам комплекса. Люди, несмотря на то, что уже наступила ночь и тьма стояла хоть глаз выколи, быстро распознали с какого направления приближается противник. Солдаты на вышках развернули прожекторы, выхватив из темноты силуэты бегущих орков. Разом ударили тяжелые болтеры, посылая в зеленокожих потоки снарядов. Земля перед бегущим первым отрядом разлеталась фонтанами дерна и камней, джунгли как по волшебству расцветились вспышками. Орки, вспомнив о том, что огнестрельного оружия у них нет, бросились врассыпную, выкрикивая проклятия в адрес людиков и своего инструктора, не выдавшего им слагги. Болтеры, потеряв цели, умолкли, а прожектора с удвоенной настойчивостью принялись прощупывать густые заросли в поисках затаившегося врага. Даже с позиции, где лежала вторая группа, было слышно как «те которые эти» шумно обсуждают дальнейший план операции. В основном, до слушателей долетали слова «людики», «мочить», «ваарргх» и нецензурная брань, которой зеленокожие обильно пересыпали свою речь. Бойцы на базе тоже времени не теряли, и к тому моменту, как орки решили предпринять вторую атаку на ворота, людики уже успели перегруппироваться, подтащить неизвестно откуда взявшийся в этой глуши станковый гранатомет MKVI-a Leonard и заняли оборонительные позиции. Впрочем, даже Гарк понимал, что если бы людики хотели драться, то первый отряд спасло бы лишь позорное бегство. Людики, видимо, планировали просто отпугнуть зеленокожих. В какой-то момент над полем боя воцарилась мертвая тишина, которую затем прервал дружный вопль шести глоток:

- Ваааааааргх!

Первый отряд бросился в повторную атаку, пытаясь одним уверенным натиском смести обороняющихся. Те, однако же, именно такого развития событий и ожидали – тактическими изысками орочьи атаки не отличались. Тяжелые болтеры взметнули вверх комья земли, прочертив перед нападающими прямую линию. Орки не остановились. Гулко ухнул гранатомет, посылая в толпу нападающих гранату со слезоточивым газом, следом пошла еще одна, и еще.. Зеленокожие, однако, упрямо продолжали движение.

Гарк оглядел свой отряд и уверенно махнул лапой с вытянутым вверх большим пальцем. Жест, подсмотренный у инструктора, означал «начали!». Шестеро орков, грязные, вонючие, облепленные тиной, ветками и банальной грязью – т.е. по своим представлениям идеально закамуфлированные – бросились к забору комплекса с противоположной от ворот стороны. Покуда людики были увлечены пальбой на входе, отряд «тот которые не эти» успешно преодолел расстояние, отделявшее джунги от забора и дружно, вшестером, навалился на преграду. Одна из секций пошатнулась – орки, почуяв слабину, повторили прием. Разогнавшись что было сил, шесть зеленых тел врезались в металлическую сетку. С протяжным скрипом секция ограды медленно повалилась вниз, открыв зеленокожим вход на базу. Орки радостно завопили, забыв про свою шпицназовость, однако люди, вступившие в этот момент в рукопашный бой, не услышали ни падения решетки, ни рева Гарка, направлявшего отряд к тому месту, где их ждала вожделенная бочка бухла. Пацанва, дружно вытащила чоппы и побежала рысью к заводу. У входа, как ни странно, даже оказался охранник, однако вытащить пистолет он не успел: рукояткой тесака Гарк отвесил ему лихую затрещину, и боец без сознания повалился на землю. Орки с минуту увлеченно пинали тело, однако потом, вспомнив за чем пришли, ломанулись внутрь здания. Гарк не забыл прихватить пистолет людика, который в его лапе смотрелся, как детская игрушка.

Внутри завода оказалось всего два или три человека. Увидев орков, они забились по углам, где и просидели все время, пока зеленокожие вытаскивали из здания бочонок с самогоном. В емкости было литров под триста бухла, и даже крепким пацанам приходилось катить ее перед собой, а не нести в руках. Радостно улюлюкая, пацаны выкатили тару из завода и поволокли в джунги. Гарк, выходивший последним, пару раз пальнул для острастки в потолок, однако людиковский пистолет оказался полной ерундой: стрелял отвратительно тихо, а значит в реальном бою ценности не представлял. Даже самый последний шмакадявка-грот знает, что хорошее оружие стреляет громко! Засунув пистолет за пояс кожаных штанов, орк побежал догонять своих пацанов, которые вместе с бочкой уже углубились в джунгли. В это время у ворот разворачивалась удивительная трагикомедия, а скорее даже фарс. Ослепленные слезоточивым газом и оглохшие от рева болтеров зеленые метались туда-сюда, сталкиваясь друг с другом и матерясь что было сил. Охрана завода уже не стреляла, покатываясь от смеха. От этих звуков орки зверели еще больше, однако, не видя врага, все чаще пинали вместо людиков друг друга. В конце концов, невероятными усилиями собрав волю, кто-то из орков ткнул лапой в направлении леса и отряд дружно затопал в указанном направлении. Зеленокожие скрылись в темноте, чтобы в спокойной обстановке выяснить, кто же из них более виноват в провале нападения и кому необходимо за это двинуть промеж ушей. Звуки орочьих дебатов (пинки, затрещины, мат и звериный рык) разносились по окрестностям еще пару часов, пока бойза не решила вернуться на базу.

***

К моменту возвращения в тренировочной лагерь первой группы, изрядно побитой и жутко злой, все остальные курсанты были пьяны в сквига и предавались любимым развлечениям. Бойзы гоняли по лагерю на траках, стреляли в воздух из автоматов и распевали удалые песни. Орк-инструктор валялся на земле широко раскинув руки в стороны и запрокинув голову. В сержантской пасти догорала восьмая по счету за вечер «сегара», и орк был абсолютно счастлив, абсолютно счастлив, абсолютно счастлив, абсолютно счастлив… Разглядывая далекие звезды инструктор постигал основы мироздания путем единения своего мозга с вездесущим разумом мухоморов и периодически поплевывал вверх, в знак презрения ко всем далеким мирам, где он еще не побывал, но обязательно будет. Гарк, получивший на плечо татуировку «шпицназ» гордо демонстрировал всем новый знак отличия и хвастался конфискованным у людиков пистолетом. Ствол уже прошел требуемую доработку, в результате чего лишился всякого намека на точность, однако стал стрелять в разы громче. Орки по очереди палили из новой игрушки в гретчинов, которые либо смешно уворачивались от пули, либо еще более забавно падали в грязь, зажимая раны и истошно вопя. Остальная часть моба гордо носившего теперь уже понравившееся пацанам звание «тех которые не эти», бухали и орали песни. Понурый первый отряд вошел в лагерь по громкие вопли и тыканье пальцами, зная, что всю следующую неделю им предстоит отзываться на обращение «шмакадявка-сквиг» и чистить более удачливым бойцам сапоги. Все остальные, пьяные и довольные, прыгали вокруг костров и орали давно известные всем оркам слова:

Жил-был недалеко от Катачана
Зеленый орк – большой фанат лазганов..
Он спейсмаринов не любил и на империум клал,
По вечерам он брал вартракк и по полям гонял!
Oi-oi-oi!

Подпись пользователя:
ИМПЕРАТОРУ УГОДНО, ЧТОБЫ Я СТАЛ РАДИКАЛОМ. КТО ВЫ ТАКИЕ, ЧТОБЫ ОСПАРИВАТЬ ЕГО ВОЛЮ ?
МЫ ЗДЕСЯ, И МЫ ВАЗЬМЁМ УСЁ ШО ТУТА ЕСТЬ, А ЧИВО НИ ВАЗЬМЁМ - ТО СЛАМАЕМ !
FIRELORDНе в Сети
Администраторы
Сообщений 65535
Репутация: 3151
Раса: Imperium of Man
03.06.2008 в 12:58, №22
автор оригинального текста - Вильям Кинг

Ярость Кхарна.

"Пусть продолжается резня, во славу Кхорна!"

Кровь Богу Крови! - проревел Кхарн Предатель, прорываясь сквозь град болтерного огня к Храму Высших Наслаждений. Болты рикошетили от его доспеха, не нанося никакого урона. Десантник Хаоса улыбнулся. Керамит древней брони защищал его уже десять тысяч лет. Он был уверен, что броня не подведет и сегодня. Воины вокруг него падали, держась за свои раны и крича от боли и страха.

Возложив новые души на алтарь Повелителя Резни, Кхарн маниакально усмехнулся. Сегодня Бог Крови будет доволен.

Кхарн заметил, как впереди один из берсеркеров, чей доспех наполовину был расплавлен плазмой, упал, изрешеченный болтерным огнем. Берсеркер выл с гневом и разочарованием, зная, что сегодня принес Кхорну меньше жертв, чем обычно. Из последних сил умирающий воин подобрал свой цепной меч и одним быстрым ударом отрубил себе голову. Его кровь била фонтаном, утоляя жажду Кхорна.

Пройдя мимо, Кхарн пнул голову мертвого воина, закинув ее на парапет защитников. По крайней мере, мертвый соратник Кхарна подарил поклонникам резни пару восхитительных моментов перед смертью. В подобных обстоятельствах это была наименьшая награда, которой Кхарн мог одарить воина. Предатель начал взбегать по горе трупов, стреляя из плазменного пистолета. Один из культистов упал, держась за расплавленное лицо. Дитя Крови, демонический топор Кхарна, выл в его руках. Он размахивал им над головой, крича проклятия в болезненно-желтое небо демонического мира.

– Черепа для Его Трона! – кричал Кхарн. Со всех сторон берсеркеры подхватили его крик. Все больше снарядов пролетало мимо, но он игнорировал их как назойливых насекомых. Все больше воинов умирало вокруг него, но Кхарн стоял невредимый, благословленный Богом Крови, зная, что его время еще не пришло.
Пока все шло по плану. Поток воинов Кхорна приближался по изъеденной взрывами земле к редутам культистов. Огонь артиллерии Титана Хаоса превратил большинство стен вокруг древнего храма в горы щебня, а отвратительные фрески, окрашенные во всевозможные цвета, были расщеплены на атомы. Непристойные минареты, окольцовывающие башни, были разрушены. Отвратительные статуи лежали словно огромные безрукие трупы, глядящие в небо мраморными глазами.

Пока Кхарн наблюдал за боем, несколько ракет превратили другую секцию защитной стены в окровавленные обломки, подняв огромные облака пыли. Земля затряслась. Взрывы грохотали подобно грому. Кхарн почувствовал жуткую радость от перспектив грядущего насилия.

Это было то, ради чего он жил. В такие моменты он мог доказать свое превосходство над остальными воинами. За десять тысяч лет своего существования Кхарн не испытывал большей радости, чем радость битвы, не испытывал большей жажды, чем жажда крови. Здесь, на поле боя, он был не просто частью сражения, он был здесь по зову сердца. Ради этого он отверг присягу Императору Человечества, это было его судьбой как космического десантника, подобно всем его собратьям из Легиона Пожирателей Миров. Он никогда не сожалел о том решении. Радость боя была достаточной наградой, чтобы оставить все сомнения.

Он перепрыгнул через яму, чье дно украшали отравленные шипы, и начал карабкаться по скале. Перелетев через небольшое ограждение, он приземлился ботинком прямо на лицо одного из защитников. Человек упал, и крича пополз назад пытаясь остановить кровь из сломанного носа. Кхарн взмахнул своим топором и прекратил его страдания.

-Умри! - орал Кхарн, прорубаясь сквозь толпу культистов. Дитя Крови был в бешенстве. Его зубья* вгрызались в керамит, рассыпая искры во все стороны. Топор прошел сквозь доспех защитника, вскрыв тому живот. Противник начал отступать, путаясь в своих внутренностях. Кхарн прикончил его и повернулся к еще живым. Он махал топором направо и налево, убивая с каждым ударом.

Подпись пользователя:
ИМПЕРИУМ ДОМИНАТУС
За Империю!!! За Императора!!! Неси волю Императора, как факел, разгоняя им тени !!!
Сомнение порождает ересь, ересь порождает возмездие.
Да не будет мира вне власти Твоей, да не будет врага вне гнева Твоего.
Император всё знает, Император всё видит !!! Отвага и Честь !!!
Эт Император Инвокато Диаболус Демоника Экзорцизм!
FIRELORDНе в Сети
Администраторы
Сообщений 65535
Репутация: 3151
Раса: Imperium of Man
03.06.2008 в 12:58, №23
В отчаянии лидер культистов начал выкрикивать приказы, но было поздно - Кхарн был уже среди них. Ни один человек не мог похвастаться тем, что столкнулся с Кхарном в ближнем бою и выжил.

Перед глазами мелькали цифры – 2243, 2244. Числа на древнем электронном счетчике убийств быстро увеличивались. Кхарн гордился этим устройством, подаренным ему самим Хорусом. Он усмехался. Число жертв в этой кампании быстро росло. Конечно, ему было еще далеко до его собственного рекорда, но это не значит, что он не собирался хотя бы попытаться побить его.

Люди кричали, умирая. Кхарн ревел, убивая всех, до кого мог дотянуться, упиваясь хрустом костей и брызгами крови. Остальные воины Кхорна пользовались ужасом, посеянным Предателем. Они взбегали на стены, расчленяя культистов. Деморализованные смертью лидера, поклонники Бога Удовольствий не могли сражаться. Они были испуганы, они паниковали и пытались сбежать.

Эти жалкие дураки были достойны только смерти, Кхарн решил убивать всех, кто пробегал слишком близко от него. 2246, 2247, 2248. Нужно сконцентрироваться на задании. Необходимо найти вещь, которую он пришел уничтожить – демонический артефакт, Сердце Желаний. -В атаку! – прорычал Кхарн и устремился внутрь огромной каменной головы, которая служила входом в храм.

Внутри было тихо, грохот боя будто не мог проникнуть через стены. В воздухе витал странный запах, а стены были пористые и толстые на вид. Мерцал розоватый свет. Кхарн переключил системы датчика в своем шлеме, на случай, если это была какая-то иллюзия.

Из полуразрушенных дверных проемов появились одетые в кожаные накидки жрицы с масками на лицах. Они начали хлестать Кхарна кнутами, которые доставляли море боли и удовольствия. Другой человек на его месте был бы поражен такими чувствами, но Кхарн провел на службе своего повелителя тысячелетия, и то, что он сейчас испытывал, было лишь бледным подобием его жажды крови. Он разрубил змееподобную плоть кнута. Из обрубка потекла струя крови и яда, а женщина завопила, будто он разрубил на части ее. Кхарн заметил, что кнут был продолжением ее руки. Демонесса извернулась и вонзила клыки в рукоять топора. Кхарн потерял к ней интерес и убил жрицу одним быстрым ударом.

Задыхающийся крик гнева и ненависти предупредил Кхарна о новой угрозе. Он обернулся и увидел, как один из берсеркеров все-таки поддался злу кнута. Он снял свой шлем, его лицо было искажено мечтательной улыбкой, которая просто не могла появиться на лице избранного Кхорном. Словно во сне он накинулся на Кхарна, махая цепным мечом. Кхарн лишь рассмеялся, отразил удар и разрубил берсеркера.

Быстрого взгляда была достаточно, чтобы понять, что все жрицы, как и большинство его соратников, мертвы. “Отлично”, – подумал Кхарн одновременно с мелькнувшим в нем разочарованием. Он надеялся, что больше берсеркеров поддадутся искушению. Кхарн хотел опробовать свои силы в бою с настоящими воинами, а не этими поклонниками жалкого божества. Дитя Крови завывал и вертелся в его руке, словно грозя обернуться против хозяина, если тот не напоит его. Кхарн понимал, что чувствует топор. Он повернулся к выжившим, махнул им рукой и побежал в коридор.

- За мной! - кричал он. - Резня!

Подпись пользователя:
ИМПЕРИУМ ДОМИНАТУС
За Империю!!! За Императора!!! Неси волю Императора, как факел, разгоняя им тени !!!
Сомнение порождает ересь, ересь порождает возмездие.
Да не будет мира вне власти Твоей, да не будет врага вне гнева Твоего.
Император всё знает, Император всё видит !!! Отвага и Честь !!!
Эт Император Инвокато Диаболус Демоника Экзорцизм!
FIRELORDНе в Сети
Администраторы
Сообщений 65535
Репутация: 3151
Раса: Imperium of Man
03.06.2008 в 12:59, №24
Пройдя сквозь гигантскую арку, Десантники попали во внутреннее святилище храма. Очевидно, что они нашли то, за чем пришли. Свет лился через грязный стеклянный потолок. Понаблюдав немного, Кхарн понял, что он не проходит через стекло, но словно исходит из него. Рисунки на стенах жутко мерцали и перемещались. Они изображали, как толпы мужчин, женщин и демонов занимались всем, что только могли вообразить извращенные последователи развратного бога. Предатель отметил, что вообразить они могли многое.
Кхарн поднял пистолет и начал стрелять, но стекло поглощало энергию оружия. В этот момент что-то, похожее на насмешку привлекло внимание Кхарна к дальнему концу зала, где возвышался трон. Он был вырезан из камня, пульсирующего и меняющего цвет от янтарного до лилового, от лилового до розового. На этот водоворот красок было больно смотреть. Кхарн мгновенно понял, что это и есть Сердце Желаний. Чувства, отточенные за тысячи лет, не подвели его. Внутри находилась заключенная в ловушку сущность Принца Демонов. Человек, сидящий на троне, был лишь марионеткой и едва заслуживал внимания Кхарна.
Человек смотрел на Кхарна свысока, будто бы он испытывал те же чувства, что и самый верный воин Кхорна. Левой рукой он гладил волосы обнаженной женщины, лежащей в его ногах будто домашнее животное. В его правой руке был зажат пылающий ярким светом рунный меч.

Кхарн зашагал вперед, бросая вызов новому противнику. Грохот заключенных в керамит ног по мрамору сообщил ему, что берсеркеры шли за ним. Через сотню шагов Кхарн оказался у основания трона, и какая-то сила заставила его остановиться и осмотреться. Предателя не волновало, что он был лицом к лицу с лидером культистов. У человека был взгляд бессмертного старца. Лицо его было очень бледным и изможденным; синяки под глазами частично скрывала косметика, большую часть головы закрывал шлем. Человек поднялся с трона, за его спиной развивался розовый плащ. Кожаные ремни опоясывали его обнаженную грудь, открывая взору загадочные татуировки.
- Добро пожаловать в Сердце Желаний, - его голос, мягкий и вкрадчивый, тем не менее, разносился по всему залу, приковывая внимание. Кхарн напрягся, почувствовав в нем колдовство. Он пытался сдержать ярость, разгорающуюся в его груди. - Чего пожелаешь?

- Твоей смерти! – заорал Предатель, чувствуя, что его жажда крови слегка поутихла под действием голоса.
Лидер культа вздохнул.
- Вы, последователи Кхорна, всегда ужасно предсказуемы. Эти ваши лишенные воображения реплики. Я предполагаю, что это из-за вашего маниакального божества. Однако не думаю, что было бы правильно винить вас в слабоумии вашего бога, не так ли?

- Когда Кхорн сожрет твою душу, ты заплатишь за свои слова! - снова проорал Кхарн. Берсеркеры начали высказывать одобрение, но с меньшим энтузиазмом, чем ожидал Кхарн. По какой-то причине человек у трона не был обеспокоен присутствием большого числа вооруженных воинов в своем храме.

- Сомневаюсь насчет этого. Понимаешь, моя душа обещана трижды благословленному, и если Кхорн не засунет свои когти себе в глотку или куда-нибудь еще, то для него наступят тяжелые времена.

- Достаточно!- Выкрикнул Кхарн. - Умри!

- Ох! Будьте благоразумны, – произнес культист, поднимая руку. Кхарн почувствовал поток удовольствия, как от кнута, но в тысячи раз сильнее. Послышались хрипы и стоны его людей.

- Подумай! Ты можешь провести вечность, полную удовольствий, подчинившись нашему Повелителю, и отдав свою душу в его объятия. Все, что ты хотел, все, что ты желал, может стать твоим. Все, что требуется от тебя – принести клятву верности. Верь мне, это не доставит неудобств.

Пока человек говорил, Кхарну являлись видения. Он видел свою юность, видел то, что он имел до Восстания и Битвы за Терру. Все это было настолько осязаемым, что он чуть не прослезился. Он видел бесконечные банкеты, вино, лившееся рекой. На мгновение он ощутил на языке множество замечательных вкусов, а его мозг покалывало от удовольствия и возбуждения. Перед глазами замелькали изображения полуодетых девиц.

На мгновение Кхарн почувствовал непреодолимое желание предать Бога Крови. Это было действительно сильное колдовство! Он затряс головой и впился зубами в губы, прокусив их.
- Ни один настоящий воин Кхорна не поведется на такие жалкие уловки! – проревел он.

- Восславься! – закричал один из берсеркеров.

- Слава Лорду Удовольствий! - прозвучал возглас другого.

- Позволь нам обожать его, - сказал третий и упал на колени.

Кхарн с недоверием уставился на своих воинов. Казалось, они не обладали железной верой в силу Кхорна, раз готовы были предать его ради пары жалких обещаний. В каждом лице, в каждой позе он видел готовность идти за человеком на троне. Он понял, что в такой ситуации можно сделать лишь одно.
Лидер культа почувствовал то же самое.
- Убить его! – прокричал он. - Предложите его душу Повелителю и вас ждет награда!

Подпись пользователя:
ИМПЕРИУМ ДОМИНАТУС
За Империю!!! За Императора!!! Неси волю Императора, как факел, разгоняя им тени !!!
Сомнение порождает ересь, ересь порождает возмездие.
Да не будет мира вне власти Твоей, да не будет врага вне гнева Твоего.
Император всё знает, Император всё видит !!! Отвага и Честь !!!
Эт Император Инвокато Диаболус Демоника Экзорцизм!
FIRELORDНе в Сети
Администраторы
Сообщений 65535
Репутация: 3151
Раса: Imperium of Man
03.06.2008 в 13:01, №25
Один из товарищей Кхарна поднял болт-пистолет и спустил курок. Кхарн бросился в сторону, и снаряд прошел мимо. Предатель вознаградил предателя ударом топора. Дитя Крови визжал, разрубая древний керамит на две части. Воин издал приглушенный всхлип и умер.

В этот момент на Кхарна бросились остальные берсеркеры, и он начал борьбу за свою вечную жизнь. Это были не обычные культисты. Новообращенные последователи Кхорна были полны жаждой крови. Удары обрушивались на Кхарна со всех сторон.

Огромный цепной меч чуть не пробил его рунную броню, болты отрывали куски доспеха. Кхарн дрался как одержимый, радуясь каждый раз, когда Дитя Крови забирал еще одну жизнь. Они были достойными противниками. Числа на счетчике убийств стремительно сменяли друг друга. 2460,2461...

Кхарн увернулся от удара, оторвавшего один из черепов, свисающих с пояса. Предатель решил, что восполнит потерю черепом нападавшего. Он начал вращать Дитя Крови «восьмеркой», расчищая место перед собой и послав души еще двух берсеркеров извиняться перед Богом Резни. Безумная жажда крови заполонила мозг Кхарна, вытеснив даже усыпляющее внимание Сердца Желаний. Он превратился в машину разрушения, никто не мог противостоять ему.

Сердце едва не выскакивало из груди. Желание убивать было неконтролируемо, слух ласкал хруст костей и крики боли. Его пистолет забирал не меньше жизней, чем топор. Кхарн игнорировал боль, игнорировал любую угрозу его жизни, он жил ради боя. Он убивал, убивал, убивал…

Скоро все кончилось. Кхарн стоял среди кучи трупов. Через дюжины пробоин в броне сочилась кровь. Он понял, что последний удар, возможно, сломал ему ребро, но ему было все равно. Его переполнял триумф. 2485. Кхарн почувствовал присутствие еще одной цели, и повернулся к фигуре на возвышении.

Лидер культа смотрел на него с отвращением и недоверием. Голая девчонка куда-то убежала.

- Верно говорят, – вздохнул человек. - Хочешь что-то сделать – делай это сам.

Мягкий голос притупил ярость Кхарна, он почувствовал себя уставшим. Культист сошел вниз, но Кхарн был слишком утомлен, чтобы парировать его удар. Рунный меч пробил его броню, по венам, подобно яду, растекалось удовольствие и боль. Призвав остатки ярости, он бросился в атаку. Он должен был показать этому слабаку, кто здесь истинный воин.

Кхарн нанес удар. Дитя Крови полоснул по татуировкам на запястье человека. В стороны разлетелись куски плоти. Послышался хруст костей, и кисть, отделенная от запястья, отлетела в сторону, еще шевелясь. Кхарн наступил на нее, и лицо культиста исказилось от боли.

Кхарн покачнулся. Голова культиста отделилась от плеч. Безголовое тело, все еще управляемое владельцем, подняло меч. Клинок коснулся Кхарна, и волна чувств прошла по его телу.

- Хороший трюк! – проорал Кхарн, чувствуя, как отрезанная рука извивается возле его ботинка. - Но я видел его раньше.

Он занес свой цепной топор над головой культиста и разрубил ее на части. Тело рухнуло на пол бесформенной кучей. 2486. Кхарн почувствовал удовлетворение.

Предатель подошел к пульсирующему перед ним трону. Он увидел лицо прекрасной женщины. Невыразимо прекрасной и невыразимо злой. У нее были золотые волосы и синие глаза. Губы ее были красными, а маленькие клыки не портили ее совершенства. Она посмотрела на Кхарна, и он понял, что это и есть демон, пойманный в ловушку Сердцем Желаний.

- Здравствуй, Кхарн, – зазвучал голос в его голове. - Я знала, что ты одержишь победу. Я знала, что ты будешь моим хозяином.

Голос был волнующим. По сравнению с ним голос лидера культа был лишь жалким эхом. Но голос так же пытался ввести в заблуждение. Кхарн понял, что владеть демоном не может никто, даже падший космический десантник вроде него. Он знал, что его душа в опасности, что он должен сделать еще кое-что. Но снова и снова он отвлекался на голос демона.

- Сядь! Стань новым правителем этого мира. Сотри всех нарушителей с лица этой планеты.

Кхарн боролся с голосом, перед глазами пульсировал трон, ноздри заполнил сладкий запах. Он знал, что стоит ему сесть на трон, и он окажется в западне, так же как и демон. Он станет рабом и превратится лишь в слабую тень того Кхарна, которым был. Но тело не слушалось, его ноги медленно, но верно приближались к трону.

И опять разум Кхарна заполнили видения. Демон обещал ему все, что он только сможет вообразить. Он знал, что легко можно одержать победу. Достаточно было выйти наружу и объявить, что он разрушил Сердце Желаний. Он был Кхарном. Ему верили. После этого легко можно было соблазнить поклонников Кхорна удовольствиями и склонить их к рабству.
И разве они этого не заслужили? Они звали его Предатель, хотя все, что он сделал – вырезал тех бесхребетных слабаков, чтобы стать ближе к своему богу. Голос демона утих, видения исчезли, будто создание в троне поняло свою ошибку, но было слишком поздно.

Кхарн был предан Кхорну, и в его сердце было место лишь для одной вещи. Он предал и убил своих товарищей из Легиона Пожирателей Миров, потому что они не были верны идеалам Кровавого Бога и надеялись сбежать с поля боя, когда оставалось еще столько противников.

Воспоминания придали ему сил. Он огляделся. Ноздри заполонил запах крови и расчлененных тел.

Он помнил радость боя. В комнате, полной трупов, с залитым кровью полом, он был один. Он осознал, что по сравнению с настоящим боем, удовольствия, которые сулил демон, были лишь бледной тенью. Кхарн размахнулся и со всей силой обрушил Дитя Крови на трон. Топор выл, пожирая грязную и древнюю душу демона. Предатель не чувствовал сожалений.

2487. "Жизнь стала чуть лучше", – подумал Кхарн.

Подпись пользователя:
ИМПЕРИУМ ДОМИНАТУС
За Империю!!! За Императора!!! Неси волю Императора, как факел, разгоняя им тени !!!
Сомнение порождает ересь, ересь порождает возмездие.
Да не будет мира вне власти Твоей, да не будет врага вне гнева Твоего.
Император всё знает, Император всё видит !!! Отвага и Честь !!!
Эт Император Инвокато Диаболус Демоника Экзорцизм!
FIRELORDНе в Сети
Администраторы
Сообщений 65535
Репутация: 3151
Раса: Imperium of Man
23.06.2008 в 11:23, №26
Охотник на Орков

Автор: Dan Abnett

Источник: сборник Words of Blood, Black Library, 2002.

Кейзер, которого они называют сержантом, хоть я и не вижу на нем знаков различия, приказывает остановиться. Он взбирается на белесый ствол упавшего кипариса и стоит, словно принюхиваясь. Мы ждем, утопая почти по пояс в вонючей жиже.
Сырой воздух забивает мои легкие мокротой, и мне хочется кашлять. Но ближайший ко мне Свежеватель, жилистый детина с угольно-черными глазами и усеянными кольцами ушами, зло поглядел на меня. Будто знает, о чем я думаю. Движением руки Кейзер посылает вперед трех разведчиков. Теперь нас остается тридцать: двадцать два Свежевателя и восемь Джопаллских Контрактников. Я стою в середине колонны. Болотная вода пузырится и хлюпает под ногами, пыльные мухи вьются вокруг меня. Кажется, мы стоим в тишине целую вечность. В моих волосах копошатся пауки. Я чувствую это. Капитан Лорит пытается пролезть вперед, его бело-зеленая форма и высокая белая фуражка выглядят совершенно не к месту.
-Что мы… - начинает говорить он.
Свежеватель по кличке Свин, стоящий слева от капитана, бросается к моему командиру и проводит удушающий захват, закрывая рот офицера грязной ладонью. Капитан пытается вырваться, но Свин только усиливает хватку. Несложно догадаться, откуда появилось прозвище Свина. Рваная форма едва вмещает могучую мускулатуру этого грузного человека. Его лицо исполосовано шрамами, а вместо откушенного носа красуется лишь огрызок плоти.
Свин сжимает еще сильнее, и лицо капитана начинает синеть. Я, как и остальные джопаллийцы, немею от удивления.
Кейзер опускает руку, и Свежеватели снова трогаются в путь. Свин отпускает капитана и с хохотом швыряет его лицом в воду.
-Он напал на меня! Этот человек на меня напал! Арестуйте его! - возмущается капитан, отплевываясь от травы и слизи.
Кейзер не собирается арестовывать Свина. Он бьет капитана по горлу, заставляя его замолчать. Смех Свежевателей - на редкость неприятный звук. Хохот Свина еще более отвратителен.
-Мне казалось, я разъяснил все это в Цербере. Если я приказываю замереть среди Зеленки - значит надо заткнуться и не шевелиться, - голос Кейзера звенит, словно струна. Он обращается к капитану, но тот слишком занят тем, что блюет, сидя в жидкой грязи.
-Мы напали на след зеленокожих, - сержант поворачивается к нам. - Они близко, не дальше километра. Проверить боезапас и выдвигаться. И ни звука. Особенно вас касается, жратва орочья.
Вот, кто мы для них. Не Имперская Гвардия, не братья по оружию, не благородные солдаты Джопаллийских Контрактных Рот. Им не важно, что большинство из нас происходят из уважаемых семей Верхних Ульев. Не важно, что наши товарищи сейчас защищают стены Улья Тартарус от Вторжения. Мы - орочья жратва. Никто. Хуже последних отбросов.
По мне, так эти Свежеватели и есть самые настоящие отбросы. Я больше уважаю даже банды подростков из Нижнего Улья Тартаруса.
Мне, как и остальным солдатам моего взвода, не посчастливилось получить направление на Базу Цербера для обучения войне в джунглях у Охотников на Орков сразу после начала войны за бесценный Армагеддон. Нам уже не вернуться в Улей, к своей роте. Теперь мы застряли здесь, в составе известного отряда "собирателей черепов" - Свежевателей Кейзера.
Время от времени, мы слышим издалека грохот орудий или рев реактивных двигателей. Там далеко, вне джунглей, идет полномасштабная война. Как будто - на другой планете. Говорят, сам Яррик вернулся. О, как бы я хотел сражаться там!
Но только не здесь… Мне кажется, Собиратели черепов бились с орками так долго, что сами стали походить на своих врагов. Все они раскрашены и усеяны пирсингом, и это - самое безобидное. У некоторых изо рта торчат клыки, имплантированные в нижнюю челюсть. Каждый из них обвешан омерзительными трофеями - орочьими пальцами, зубами и ушами. У них нет четкой цепочки командования. Они не уважают никого, кроме своих офицеров. Мне сказали, что они сами выбирают своих командиров. Только подумайте об этом!
Мы снова движемся вперед, утопая в трясине, вязкой, словно слизь. Над зарослями кружат огромные стрекозы с цветными крыльями размером с ладонь. Они шумят громче, чем винты аэромашин в элитных кварталах Тартаруса. Водяные жуки размером с руку скользят по водной глади.
Свин говорит, что мы идем через выделения огромных цикад и сок корневых папоротников. Он снова усмехается. Воздух настолько влажный, что дыхание перехватывает. Эти Свежеватели… они движутся так осторожно. Ничего не задевая. Они не оставляют следов, под их ногами не плещется вода. Их чертовы ботинки не застревают в трясине. Их одежда не цепляется за растения. Проходя мимо, они не задевают веток. Перебираясь через стволы деревьев, они не сдирают ни кусочка коры. Они умудряются даже не рвать паутину - как будто и не проходили здесь вовсе.
Для таких здоровяков, они движутся с невероятной осторожностью и мастерством. Мы, джопаллийцы, кажемся рядом с ними неуклюжими дураками. Последним летом, я неделями обучался диверсионным боям в Гвардейской Академии Улья Аид. И преуспел. Мне казалось, я действовал неплохо. Но как… как, во имя Императора, что наблюдает за нами, как движения человека могут не оставлять ряби на воде?
Мы вновь останавливаемся, и я сгибаюсь от усталости у ствола огромного гинкго. На манжете моего кителя невесть откуда взялась кучка влажно блестящих желтых яиц. Размером не больше рисового зернышка. Содрогнувшись, я собрался стряхнуть их.
Неожиданно, мою ладонь останавливает чья-то грязная рука. Это - тот Свежеватель с черными глазами.
-Не тронь! Яйца Гнилостной Осы. Скажи спасибо, что она отложила их на твои пестрые шмотки, а не в ухо, глаз или пах.
Он счищает с меня коконы ржавым ножом.
Я перепугано гляжу на него.
-Хочешь, чтобы личинки отъели тебе нос? Сожрали твой мозг?
Я отрицательно качаю головой. Вряд ли кому-то захочется пройти через такое.
Он только усмехается.
-Как твое имя? - спрашиваю я.
-Череп.
-Нет… В смысле, твое настоящее имя?
-Ну… Риклз, - отвечает он, словно озадаченный таким вопросом. Затем он отворачивается.
-А мое имя ты узнать не хочешь? - говорю я ему.
Он оборачивается и пожимает плечами.
-Накой мне знать имя куска орочьей жратвы, который к вечеру сдохнет? Мне все равно не придется его произносить.
Во мне вскипает ярость, сухая и жаркая.
-Мое имя - Онди Скалбер, Капрал Джопаллийских Контрактников, ты, тупой ублюдок! Запомни его хорошенько! Молись Императору, чтобы у тебя был шанс произнести его!
Он скалится, как будто моя злость впечатлила его.
Но все же, он отвешивает мне хороший удар по лицу.
Мы продолжаем движение. Как всегда бесшумные, Свежеватели молча карают нас за каждую мелкую оплошность. Мы входим в рощу, через высокие кроны которой пробивается солнечный свет. Яркий, словно лазерные лучи. Здешние цветы плавают в пенистой воде, полной водорослей. Огромные цветы с невероятно яркими розовыми бутонами. Большие насекомые неспешно летают, роняя с отвратительных хоботков нектар. Они жужжат не хуже цепного меча. Белесая змея с рудиментарными отростками вместо лап, проскальзывает между моих ног. Мой друг, пехотинец Рокар, начинает хныкать. Он только что обнаружил, что нечто под водой откусило мыс его ботинка… вместе с двумя пальцами.
Мы с Рокаром вместе учились. Мне жаль его. Его рана. Его слабость…
Возвращаются двое разведчиков. Третьего мы так больше и не видели. Некоторое время они разговаривают с Кейзером. Потом он тихо и мрачно говорит нам, что рядом гнездо, и нам придется разделиться.
Рокар теперь хнычет еще громче и начинает лезть на дерево. Капитан пытается заставить его слезть. Но Рокар только мотает головой - он слишком испуган.
Кейзер снимает его. Он резко кидает нож, и попадает точно в грудь моему другу. Рокар с громким плеском падает в болотную жижу. Его тело начинает тонуть.
-Он все равно бесполезен. Обуза. Даже хуже, чем обуза, - Кейзер объясняет капитану.
Капитан теряет дар речи от ярости и страха одновременно. Как и все мы. Я уже не знаю, что мне чувствовать или думать.
Меня отправили на правый фланг наступления, вместе с Черепом и Свином. С нами оказался еще один Свежеватель по кличке Горелка, с тяжелым огнеметом в руках. Из джопаллийцев со мной рядовой Флиндер. В тени хвоща Свин останавливается и начинает намазывать наши лица мерзко пахнущим веществом из грязной банки. Теперь от нас воняет не хуже, чем от Свежевателей, и я впервые замечаю, что они тоже покрыты этой мазью. Они вовсе не грязные. Так и задумано.
-Это жир, - ухмыляется Горелка, проверяя шланги своего закопченного огнемета. - Теперь от вас не будет нести мылом и людьми.
Свин только что намазал нас орочьим жиром, выпаренным из их отвратительных тел. Меня выворачивает от омерзения.
Отряд продвигается. Мы с Флиндером пытаемся двигаться так же тихо, как Свежеватели. Но наши попытки смехотворны. Череп снова останавливает меня и указывает на тонкую лозу, которую я чуть не задел ногой. Он проводит ее до цветущего кустарника и осторожно извлекает из него связку гранат, поставленных на растяжку.
Появляется Кейзер.
-Молодец, Череп. Во время заметил.
-Вообще-то, не я их нашел, сэр. Это, вон, Онди.
Я оборачиваюсь, обрадованный тем, что обо мне вспомнили.
-Ну, его нога, во всяком случае…- добавляет Череп, и они с командиром громко смеются.
Черт бы побрал из грязные шкуры…
Пересекая глубокую яму с грязью, я вижу вдалеке движение. Я всегда был наблюдательным. Этим я до сих пор горжусь. Я вижу, как через Зеленку движется нечто грязно-зеленое.
Без лишних раздумий, я вскидываю лазерную винтовку и даю длинную очередь.
Из зарослей вырывается нечто огромное, зеленое и клыкастое, и с разорванной грудью падает в воду.
А потом я оказываюсь в настоящем аду. Из жижи вокруг нас выныривают Орки, выплевывая трубочки, через которые они дышали под водой. Это бледные, жилистые, зловонные создания с торчащими белыми клыками и глубоко посаженными светящимися глазами. Они кричат и воют. От них мерзко воняет. Они вооружены тяжелыми тесаками, дубинами и грубыми самодельными пистолетами.
Мы открываем огонь. Весь наш строй одновременно изрыгает поток огня. От лазерных выстрелов сырой воздух мгновенно становится сухим, наполняется запахами гари и озона. Лучи вспарывают зеленый покров, разбрызгивая древесный сок.
Горелка жмет на гашетку огнемета, сжигая лиственную завесу перед нами. Свин грубо раздает приказы, крича поверх шума бушующего пламени.
Я стреляю в автоматическом режиме, убивая Орков вокруг. Ржавый тесак сносит голову Флиндера в фонтане крови и обрывков плоти. Я вижу, как капитана Лорита, пронзенного в живот копьем, поднимают из воды. Он жалобно кричит, молотя по воздуху конечностями. Я закрепил штык еще несколько часов назад, как велели Свежеватели. Теперь, когда заряды кончились, а времени на перезарядку нет, я дерусь в рукопашную, колю и рублю.
Рядом со мной Череп. Он вырвал из лап мертвого Орка копье и теперь сносит головы, вопя не хуже зеленокожих. Горелка снова открывает огонь, струя пламени его огнемета выжигает целую толпу атакующих Орков. В воду падают только обугленные скелеты, роняющие капли кипящего жира.
Я колю бегущего ко мне Орка штыком. Тот ревет и продолжает переть на меня, вырывая из рук мою винтовку. В огромных лапах он сжимает металлический топор, уже забрызганный человеческими мозгами.
Я выхватываю свой автопистолет и разношу его морду вдребезги.
-Кидай! Кидай! - кричит Череп, бросая мне связку гранат.
Мы вместе забрасываем плотную толпу Орков гранатами. За ослепительной вспышкой следует град шрапнели, усеивая воду миллионами маленьких фонтанов.
Орки разворачиваются и пропадают, будто их и не было здесь.
Мы перегруппируемся. Пятеро Свежевателей погибли. Я - один из всего лишь троих выживших джопаллийцев. Опустошенные шоком, мы втроем прислоняемся к замшелому камню. Свежеватели тем временем берут под контроль периметр и начинают собирать трофеи.
-Ты чего хочешь? - спрашивает Свин, заставляя меня обернуться.
Он отпиливает орочью голову зазубренным ножом.
-Чего?
-Ухо? Зуб? Ты заслужил.
Тошнота выворачивает мой желудок. Из обрубленной орочьей шеи начинает струиться темная кровь, расплываясь по воде дурно пахнущими пятнами.
-Вот теперь не ошибись, Онди Скалбер, - тихо советует мне Череп.
-Не ошибиться?
-Свин предлагает тебе трофей. Не помню, когда он в последний раз предлагал такое куску орочьей жратвы. Большая честь. Не вздумай отказываться.
-Тогда давай зуб, - говорю я, разворачиваясь к потрошащему труп Свежевателю.
-Точно, - соглашается Череп. - У парня острый глаз. Он их первым заметил.
Свин кивает, фыркает и снова вонзает свой нож.
-Острый глаз, говоришь? Вот его-то он и получит. Глаз за Острый Глаз! - Свин и Череп смеются.
Свин протягивает мне трофей. Он болтается на багровом глазном нерве, словно кулон на цепочке. Я не могу отказаться. Я привязываю его к своему солдатскому медальону. При каждом движении он бьется о грудь, как резиновый мячик. Как только Свин отвернется, я его выкину.
Свежеватели выстраивают то, что они сами называют "сторожевыми могилами". Орочьи руки и черепа, нанизанные на колья или прибитые к деревьям. Суть в том, что Орки больше не придут в эти места - здесь пахнет смертью и поражением. Но все же Свежеватели минируют останки на случай, если Орки вернутся за трупами.
Кейзер называет это абсолютно выигрышной ситуацией.
Кейзер. Я смотрю на него через просеку, пока Свежеватели развешивают куски орочьих тел вокруг. Он склонился над истерзанным телом капитана Лорита, который все еще жив. Горелка говорит, что Кейзер отдает капитану последние почести. Я вижу резкое движение рук Кейзера. Я представлял себе последние почести совсем по-другому.
Гнездо уже близко. Мы приближаемся маленькими группами. Я оказываюсь в одном отряде с Горелкой, Свином и двумя другими Свежевателями - Удавкой и Смельчаком.
В затянутой дымкой роще впереди угадывается расплывчатый силуэт огромного дерева. Мне кажется, это не одно дерево, а несколько, чьи стволы переплелись со временем. Ветвящиеся корни поднимают над водой гигантский тысячелетний ствол, оплетенный лианами. В его кронах щебечут птицы. Насекомые точат кору его корней. Корни переплетаются, смыкаются над нашими головами. Это напоминает мне арки прекрасного сбора Экклезиархии дома, на Джоппале.
Во главе группы идет Горелка. Мы чувствуем запах прометия, исходящий от его закопченного огнемета. Смельчак показывает мне, как сделать дыхательную маску из обрывка материи, смоченного болотной водой. К нам уже подбирается едкий дым от костров, зажженных разведчиками с другой стороны логова.
Я дышу через повязку из ткани.
Через мгновение мы снова атакованы. Горелка поливает туннель огнем, но Орки выбираются из ответвлений, которые мы даже не замечаем. Убивая их, я понимаю, что это орочий молодняк, маленькие Орки, ростом мне по пояс. Они визжат и ревут, выбегая из дыма. Дети. Так бы мы их назвали.
Но мне уже все равно. Мы с Удавкой сворачиваем в боковой коридор и прорываемся сквозь заросли черных корней. Мы врезаемся в толпу молодых Орков, пытающихся отбиваться короткими копьями и сломанными клинками.
Это не спасает их от лазерного огня.
-Сюда, Острый Глаз! - зовет меня Удавка.
Я вбегаю в пещеру, образованную корнями. Смельчак и Удавка следуют за мной. Мы все еще слышим гул огнемета Горелки неподалеку, чувствуем горящий прометий.
Дикие Орки окружают нас, многие из них - взрослые, огромные существа. Некоторые вооружены стрелковым оружием. Удавку разрывает на части очередью болтов. Его левая рука, оторванная от тела, ударяется о мое плечо.
Я убиваю Орка с болтером. Затем мы со Смельчаком поливаем пещеру автоматическим огнем. Воздух наполняется брызгами зеленой крови.
На меня с ревом бросается Орк, в его мощном кулаке, размером с мою голову, сжат клинок. В моей винтовке кончился заряд. Я медлю. Орк видит болтающийся у меня на шее глаз, и это, похоже, приводит его в замешательство. Для меня этого достаточно. Я с силой вгоняю штык в его подбородок, так что клинок выходит из затылка. В предсмертных судорогах огромная челюсть Орка ломает ствол моей винтовки. Правой рукой я поднимаю орочий тесак, держа в левой автопистолет. Клинком я вышибаю орочьи мозги. Пистолетом я раню, калечу, убиваю. Я уже весь покрыт орочьей кровью, такой же дикарь как те, с кем я сражаюсь. Жестокий. Озлобленный. Безумный.
Джопалл теперь кажется совсем далеким. Намного дальше, чем прежде.
И я знаю, что уже никогда не смогу вернуться туда.
Только не теперь.
Только не после всего этого.
Горелка появляется у нас за спиной и орет, чтобы мы пригнулись. Смельчак падает, и я тоже опускаюсь на землю. Огонь проходит над нашими головами раскаленной струей, выжигая все живое в помещении.
Мы смеемся, выбираясь из гнезда. Выжившие Контрактники, Колдер и Спафф, смотрят на меня как на психа. Я и сам представляю, как выгляжу сейчас: покрытый копотью и грязью и коркой запекшейся крови. Но мне наплевать. Мне плевать, что они там думают. Мне уже на все на свете наплевать.
Кейзер дерется с орочьим Боссом. Выгнанный из убежища дымом, тяжело раненый в живот, он был загнан в угол в болоте, к востоку от логова. Кейзер вышел с ним один на один. Мы собираемся, чтобы посмотреть. Никто на вмешивается. Мы просто смотрим, кричим, воем. Словно Орки.
Орочий вожак на сотню килограмм тяжелее Кейзера, с массивной мускулатурой, его зубы подобны кинжалам, клыки торчат изо рта бивнями. Он одет в броню из черепашьего панциря, в одной его руке кривой меч, в другой - кинжал. Рваная рана в животе источает отвратительно пахнущую жидкость, заставляя существо согнуться.
Кейзер - худой и жилистый, одет в рваную камуфляжную форму и разгрузочный жилет, его кожа покрыта белой краской. Он вооружен одним мачете. Они кружат, обмениваясь ударами. Мы окружаем прогалину, подпрыгивая, крича, скандируя: "Кей-зер! Кей-зер!", как звери. Босс делает выпад, уходя от клинка Кейзера, и срезает приличный кусок мяса с ноги Кейзера своим мечом. В ответ сержант наносит удар прямо в рану на животе чудовища, заставляя его упасть в фонтане слизи.
Босс тяжело поднимается на ноги. Кейзер теперь хромает из-за открытой раны на ноге. Удар Орка содрал кожу, открывая розовое мясо и блестящую белую кость. Я поражаюсь, как он может продолжать драться с такой ужасной раной.
Но он продолжает. Кейзер бросается сквозь пенящуюся воду и рубит Орка по руке. Босс роняет свой меч.
Следующий удар Кейзера проходит по широкой дуге против часовой стрелки, и его клинок вонзается в горло Орка по рукоятку.
Кровь брызжет из раны. Издавая булькающий звук, вожак заваливается на спину, вздымая своей тушей стены воды. И умирает.
Мы выкрикиваем имя Кейзера так громко, что с веток начинают осыпаться листья.

Онди Скалбер мертв. Когда-то давно он умер где-то в коварных джунглях Армагеддона.
Теперь я едва помню его. Должно быть, он был хорошим парнем.
Чем я стал теперь - покажет только время. Я ненавижу это, но и люблю в то же время. Этот та простота жизни и смерти, которая так привлекает меня. Ранить и убивать. Быть лучшем охотником, лучшим убийцей, чем те твари, на которых мы охотимся. Быть Острым Глазом.
Когда-нибудь, я наверно вспомню Джопалл, вспомню свою тогдашнюю жизнь. Наверно. Может быть, я проснусь посреди ночи с криком, когда мне присниться все это. А может и нет.
Зеленка ждет меня. Там я буду выполнять свой долг, во имя Императора. Там я обрету свою славу.

Перевел: Hauptmann
04.03.06


Подпись пользователя:
ИМПЕРИУМ ДОМИНАТУС
За Империю!!! За Императора!!! Неси волю Императора, как факел, разгоняя им тени !!!
Сомнение порождает ересь, ересь порождает возмездие.
Да не будет мира вне власти Твоей, да не будет врага вне гнева Твоего.
Император всё знает, Император всё видит !!! Отвага и Честь !!!
Эт Император Инвокато Диаболус Демоника Экзорцизм!
FIRELORDНе в Сети
Администраторы
Сообщений 65535
Репутация: 3151
Раса: Imperium of Man
15.03.2009 в 13:42, №27
Падение Малволиона
Автор перевода: Baxx Ginn.

Судя по его хронометру, полдень еще не наступил, но воздух, как ему казалось, уже раскалился добела. Карл Гросс - гвардеец Пятнадцатой Мордианской Железной Гвардии перед тем как открыть ржавую дверь позволил себе утереть пот, заливающий глаза. Он остановился и нашел глазами майора Хешта. Офицер напряженно смотрел на Карла. Его лазган был готов к стрельбе. Бусинки пота сбегали пунктиром по его лицу. Было заметно, что пот у него выступил не только от жары.
- Чего ты ждешь? - прошипел он.

Гросс пожал плечами. Он и сам точно не знал, что ждет его за этой дверью. Перед выходом с базы Хешт сказал ему и другим гвардейцам из 2-й роты, что они всего лишь должны проверить, почему уже в течении 3-х дней не выходит на связь водонапорная станция, расположенная в дельте реки. Осторожно отодвинув защелку, он начал медленно открывать дверь. Позади него, припали к стенам коридора, застыв в напряжении и сжав лазганы, шесть других пехотинцев из 2-й. Гросс, чертыхаясь про себя, стал медленно открывать дверь. И почему именно ему досталась эта "почетная обязанность" открывать дверь в неизвестность? Но, черт возьми, мы же Железная Гвардия! Более храбрых и дисциплинированных солдат в Империи не найти.

Они достигли водонапорной станции рано утром. Комплекс, состоящий из развернутых автоматических комплексов и жилых помещений, отвечал за снабжение водой более дюжины ирригационных систем близлежащих ферм. Солнце только-только поднималось, было свежо. Не было видно ни единого признака жизни, даже вездесущих птиц, вечно вьющихся вокруг воды. Никто не отвечал на их окрики и запросы по воксу. Войдя, все сразу же начали тихо материться, так как какой то дурак установил климат-контроль на "тропический".

Отодвинув запор, Гросс, медленно отходя в сторону, тянул дверь за собой так, чтобы майор мог сразу выстрелить. Перед ними лежал гидропонный цех с высокой керамо-стеклянной крышей и металлическими опорами, ржавеющими в излишне влажном воздухе. Образцы зерновых культур и прочих растений размещались в маркированных горшках и стеллажах. Они прошли между огромных решеток, служащих здесь нагревательными приборами. Сверху постоянно капал конденсат. Мордианцы, набившиеся в оранжерею, мгновенно взмокли.

- Посмотрите, что это такое? - позвал гвардеец Парнелл.

Гросс вместе с майором подошли к нему. Парнелл с отвращением показывал на нечто лежащее под лампами дневного света. Периодически на эту дрянь, напоминавшую гниющие шаровидные раздутые грибы размером с голову человека и время от времени пульсирующую, распылялись какие-то химикалии. Майор выругался. Ни один из его людей не имел агротехнического образования и не был на Малвалионе настолько долго, чтобы знать местную флору. Но все знали, что "это" не растение.

- Сжечь эту гадость. Возьмите огнемет и все в пепел, - Хешт отошел в сторону.

Гросс уже собирался выполнить приказ, когда раздалось шипение лазганов. Неподалеку, где-то в соседних зданиях громыхнули шесть коротких взрывов. Воксы стали разрываться от неразборчивых воплей и выстрелов лазганов. Взвод развернулся. Все во главе с Хештом побежали на выстрелы. У Второго взвода, проводящего разведку в левом крыле комплекса, были неприятности. Люди Хешта ворвались в помещение, из которого были получены последние сигналы от Второго. Это был ангар, в котором были припаркованы сельскохозяйственные машинами с огромными колесами. Воздух был полон дыма, оставшегося после взрывов гранат. На полу лежало два трупа. Оба были из Второго. Они выглядели так, как будто их расчленили огромными сельскохозяйственными серпами. Взвод медленно крался во мраке. Гросс увидел обезглавленный труп, забрызгавший кровью колесо одного из тракторов. Этот трактор был пристыкован к огромному грузовику, в кузове которого лежало нечто похожее на необычный космический корабль весь перепачканный глиной из дельты реки. Похоже, он был сделан из какого-то металла. Гросс присмотрелся, и его передернуло от омерзения. Да он же был той же самой живой пульсирующей дрянью, что они видели в оранжерее, только гораздо больше размером. Не это ли нашли ученые в дельте реки и доставили сюда для изучения, как они передали в их последнем выходе на связь?

Вдруг позади него раздался душераздирающий крик и выстрелы из лазганов. Гросс развернулся на шум и его чуть не сбил с ног труп пехотинца Парнелла. Вернее пролетевшая в нескольких сантиметрах от него мешанина из мяса, костей, и фонтанов крови. Лазганы взревели и выплюнули яркие импульсы. Нечто пронеслось во мраке с ужасающей скоростью. Нечто с когтями-серпами. Четырьмя комплектами когтей.

Оно рассекло майора Хешта надвое где-то в области талии и, все еще продолжая стрелять, то, что осталось от офицера рухнуло на пол. Следующим должен был стать Гросс. Он взвыл и открыл огонь. Генокрад…

* * *

Гросс, закричав, проснулся. Он весь вымок от пота. Голова раскалывалась. Прошло уже две недели с того кошмара на станции. Из его роты выжило только трое. Он никак не мог забыть о том, что случилось. Он же ветеран. Он бывал в жестоких битвах, но ни когда не был один на один с ужасающим монстром. Он физически ощущал его близость, его запах врезался ему в мозг. И уже две недели его преследовали кошмары и во сне и наяву.

Генокрад…

Надев форму, Гросс, пошатываясь, вышел из казармы и зажмурился от дневного света. Были слышны рокот моторов и разговоры солдат. Он должен прийти в норму. Если он хочет выйти из шокового состояния, надо занять чем-нибудь свое тело и, главное, мозг.

Жмурясь от яркого солнца, он вышел на улицу и увидел грузовики, которые, разбрызгивая грязь, увозили вдаль людей и оборудование. Теплый грибной дождь, идущий совершенно не по сезону, размывал и без того разбитую дорогу. Модульные крыши и башни агротехнического комплекса 132/5 на планете Малволион радостно блестели. Из водосточных труб хлестала вода.

Эвакуация шла полным ходом.

Перебегая дорогу между двумя громадными рычащими транспортерами, он уверял себя, что они уничтожили всю ту нечисть. Он сам лично разнес к чертям из лазгана одного из "этих", а потом еще двух. Затем он и остальные немногочисленные выжившие подорвали водонапорную станцию с помощью кумулятивных мин. Они сохранили свои сердца верными железной дисциплине мордианцев. Они отрапортовали гвардейскому командованию и, благодаря им, по всей планете было объявлено предупреждение об опасности.

Это должно было заставить его чувствовать себя лучше. Ведь так?

Гросс увидел полковника Тигла, контролирующего погрузку транспортеров разнообразными материалами и оборудованием из производственных помещений. Полковник выглядел разгоряченным и взволнованным. Поселенцы толпились вокруг него и требовали, чтобы в список эвакуируемого было внесено как можно больше ценного сельскохозяйственного оборудования и техники.

Увидев Гросса, он вырвался из их круга.

- Во имя Золотого Трона, - сбивчиво пробормотал он гвардейцу, - эти люди доведут меня до инфаркта! Я ведь и так хочу вывести как можно больше их любимого дорогого оборудования. Так они меня достают, чтобы я не забыл и об их проклятых культиваторах и прочей огромной сельхозтехнике. Я уже начинаю подумывать, чтобы попросить тебя рассказать им о том, что ты видел.

- И создать массовую панику, сэр? - печально улыбнулся Гросс.

Тигл вздохнул.

- Да, нет, нет …

- Могу ли чем-нибудь помочь?

- Я думал, что ты в медсанчасти. Что сказали тебе медики?

- Они сводят меня с ума, сэр. Прикажите мне чем-нибудь заняться. Это отвлечет меня от тех ужасов, которые я никак не могу забыть.

Полковник кивнул.

- Молодец солдат. Итак, нам нужны водители. Сможешь управиться с транспортером?

- В принципе, да, - ответил Гросс.

Тигл взглянул на свой информационный планшет и указал на грузовик с восемью покрытыми толстой коркой затвердевшей грязи колесами.

- Транспортная единица №177 в твоем распоряжении.

- Что мне делать?

- Я хочу, чтобы основная часть эвакуации была закончена к 1500. И ни каких оправданий не приму. Все, что мы не погрузим до этого срока, останется здесь навсегда, включая и этих проклятых фермеров. Конечный пункт равнина Нэсайн в девятнадцати часах пути отсюда. Согласно переданному сообщению, там нас ожидают около шестидесяти большегрузных транспортов, чтобы доставить нас на орбиту к нашему флоту. Туда уже идут еще восемь эвакуационных конвоев из других сельскохозяйственных поселений, так что, думаю, тебе понятно, что надо успеть вовремя. Если мы хотим, чтобы нам досталось место в них, и они не улетели без нас.

- А что, если в пути нам вдруг придется сражаться, сэр?

- Тогда мы покажем этим инопланетным уродам, что такое боевой дух мордианцев. На этой планете у нас развернут полк численностью семьдесят тысяч гвардейцев, не стоит также забывать о тридцати тысячах из полков планеты Файрус. Генерал Кан сообщил мне, что в ближайшие часы ожидается высадка бронетехники. Так же возможна помощь от Орденов.

- Все это обнадеживает, - сказал Гросс, - ведь вполне возможно на водонапорной станции была лишь небольшая вылазка, но именно поэтому мы должны быть готовы ко всему.

- Да сейчас мы должны быть готовы ко всему, - сказал Тигл, немного помрачнев, - уровень опасности установлен максимальный. Разве тебе никто ни чего не сказал?

- А что случилось?

- Межпланетные астропатические станции связи перестали получать информацию пять часов назад. На нашу планету упала Тень (псионическое блокирующее поле, устанавливаемое Разумом улья вокруг поглощаемой планеты - прим. переводчика). ОНИ идут. Гросс, они стопроцентно нападут на нас.

* * *

Подобно выброшенным на берег левиафанам с раскрытыми в немом крике пастями, большегрузные транспорты разместились на каменистой равнине Нэсайн, изрыгая в клубах надоедливой пыли потоки бронетехники.

Даже находясь на верхушке обзорной мачты командного судна на высоте трехсот метров, генерал Канн слышал грохотание и ворчание Паладианских танков и другой бронетехники. Он осматривал все вокруг через свой магноокуляр и удовлетворенно кивал.

Полковник Гризмунд развертывал бронетехнику со всей быстротой, как ему и было приказано, возможно, даже еще быстрее. Видимость была превосходной. Небо было ясным и синим. Зона высадки просматривалась на десять километров во все стороны. Их не могли застать врасплох.

Канн позволил магноокуляру повиснуть вдоль его безупречно чистой и выглаженной униформы Мордианской Гвардии. Рядом с ним на обзорной платформе находилось двое сервиторов и трое адъютантов мордианцев, сидевших за консолями наблюдения и вокс станцией. Спокойный шум переговоров трескотал на заднем фоне.

Хэнфф, один из адъютантов, приблизился к нему и передал информационный планшет.

- Данные из всех точек эвакуации, сэр. Большинство конвоев из поселений уже идут полным ходом к нам. Тигл из агротехнического комплекса 132/5 сообщает Вам, что отправятся в 1500.

- Почему так медленно?

- Это тот комплекс, где произошло столкновение, сэр. Я думаю, что полковник особенно осторожен.

Канн кивнул. Он хорошо знал Тигла и полностью ему доверял. Тот знал, что делать.

- А как насчет вот этих? - спросил он, указывая на планшет. - Поселение 344/9?

- Они также не загрузились, генерал. Там находятся гвардейцы из Файрусианского полка. Я… не знаю в чем причина задержки.

- Свяжитесь с ними. Узнайте в чем дело. Скажите им, что я сдеру с них с живых кожу, если они сей час же не выдвинутся.

- Есть, сэр!

Воздух задрожал от чрезвычайно низкого мощного басистого рычания. На них упала тень. Это еще один большегрузный транспорт грузоподъемностью десять тысяч тонн садился на равнину, маневрируя тормозными двигателями, выпускающими синее пламя перегретой плазмы.

- "Ариадна", - сказал Хэнфф. - Точно по графику.

По полу наблюдательной вышки залязгали чьи-то ботинки. На вышку поднялся полковник Гризмунд. Он был высоким, полным человеком, гордо носящим темно-багровое боевое обмундирование Палладианской Бронетанковой бригады. Остановившись, полковник отдал честь Кану.

- Докладываю, - произнес он. - Мы готовы выдвинуться немедленно. Что нам предстоит сделать, сэр?

Канн пожал руку полковника и показал ему на полевую карту.

- Сейчас мы просто должны быть начеку, Гризмунд. Две недели назад мои люди обнаружили в дельте вниз по реке генокрадов. Из донесений следует, что местные поселенцы нашли что-то вроде тиранидского разведывательного аппарата или зонда вторжения и пробудили его. Один Император знает, как долго этот маяк подавал сигналы, но с того момента, как сегодня утром на нас упала ИХ Тень, стало понятно, что он был услышан. Я хотел бы, чтобы вы выдвинулись на юг. Эвакуационному конвою, следующему от дельты реки, возможно, понадобится помощь. Если неприятности начались там, то там они, вполне вероятно, и продолжатся.

- Хорошо, хорошо… - Канн обернулся, чтобы найти взглядом Хэнффа. - Есть ли хоть какая-нибудь радостная весть от этих долбаных идиотов с Файруса?

* * *

Они находились в агротехническом комплексе 344/9 лишь шесть часов, но гвардеец Нинк уже понимал, что скоро случится что-то ужасное.

Под освещением пары ярко светящих прожекторов солдаты с Файруса загружали бесконечные ящики в тяжелые транспортеры, стоящие позади основного хранилища кукурузы. Сержант Сира Галло бросил очередной ящик и приказал ему заткнуть свою пасть.

- Идиот, естественно ожидается прибытие кого-то враждебного нам. Именно поэтому мы здесь! Именно поэтому девять дней назад мы были срочно направлены экстренным приказом на Малволион! Именно поэтому мы горбатимся с этими сраными ящиками, чтобы как можно быстрее доставить кучку этих говномесов до точки эвакуации! Ты думаешь, что случится нечто ужасное! Так вот это "нечто", скорее всего, будет офигенно хреновым!!!

Нинк посмотрел вниз на него так, как будто сержант только что сообщил ему ужасающие подробности о его жене.

- Да не смотри ты так на меня, - Галло обернулся, чтобы рассмотреть других гвардейцев 4-го Файрусианского полка, которые тоже остановили погрузку. - И вас это тоже касается!

- Да, во имя Императора, слушайте вы, недоумки. Мы же Имперская Гвардия! Нас как раз и направляют во все места, где может что-то случиться "что-то страшное"! Что-то не припомню, разве командующий сказал: "А, Малволион… да ничего плохого там не случится… Давайте просто немедленно разместим там тридцать тысяч наших храбрых файрусианских парней".

- Нет, черт побери, он так не говорил! Мы здесь, потому что мы Имперская Гвардия, и люди благодарят и превозносят нас, потому что мы всегда там, где случается что-то ужасное! А теперь запомните, все, что я сказал и живо за погрузку ящиков…

Галло понизил голос и со зловещим оскалом произнес:

- … мы 4-й Файрусианский. Мы безжалостные убийцы. Было даже лучше, чтобы здесь нас ждало, что-то офигенно хреновое и оно обязательно напоролось на нас, так как мы разнесем его на хер столько раз, сколько понадобится и пусть оно потом жалеет, что вообще появилось на свет!

Все радостно заорали. Даже Нинк присоединился к всеобщему веселью. Поселенцы, медленно бредущие мимо них на эвакуационные транспортеры, затихли и испуганно поглядывали в направлении Галло и его людей.

Мысленно же он очень жалел, что сам не знает, зачем их сюда прислали и что ему здесь ждать, к чему готовиться.

- Повторный вызов на связь от командования с равнины Нэсайн, - доложил Галло вокс-офицер Бинал.

- А, ну, да и ладно…

- Вас вызывает лично генерал. Сержант, он хочет знать, почему мы до сих пор не выдвинулись в точку эвакуации.

Галло раздраженно бросил ящик и обернулся к Биналу.

- Мы не выдвинулись потому, что до сих пор не поступило приказа от майора Ханнэла. Передайте ему это.

- Я уже так и сделал, сержант. Он хочет знать, почему приказа все еще не поступило.

Потирая старую рану, Галло пошел вдоль пыльных пальм.

- Передайте ему, что я спрошу майора лично.

Галло вошел в облицованное оцинкованными панелями административное здание агротехнического поселения. Внутри было ужасно душно. Подвесные вентиляторы судорожно загребали воздух. Галло видел, как не так давно майор и два других офицера зашли сюда, чтобы обсудить с членами администрации заключительный этап эвакуации поселения.

- Майор? Майор Ханнэл?

Галло проверил несколько кабинетов. Во всех никого не было. Расстроившись, он вызвал несколько человек для помощи в поиске. Пять мужчин, все в тяжелом Файрусианском обмундировании, грохоча сапогами по лестничной площадке, прибежали к нему. Один из них передал Галло его лазган.

- Рассеяться, - скомандовал он всем.

Галло и гвардеец Мэтлиг обнаружили Ханнэла, двух других офицеров и шестерых членов администрации. Вернее то, что от них осталось. Лужи крови и перемолотые кости покрывали весь пол и стены грузового зала, находящегося в задней части здания.

Мэтлиг упал на колени, его стало рвать прямо на кровавое месиво. Галло заикаясь, попробовал связаться по воксу с отрядом.

И тут что-то высокое, что он поначалу принял за опору крыши, дрогнуло и рванулось к ним. Быстро… так чертовски быстро косоподобный коготь размером с человека полоснул по блюющему Мэтлигу, добавив к потокам рвотной массы куски плоти и фонтаны крови.

Очнувшись, Галло понял, что убегает, истошно крича и бешено стреляя. Хитиновые пластины, закрывающие беловатые кости, переливающиеся зеленые усики, непрерывно отвратительно дергающиеся. Богомол-убийца ("богомол-убийца" на сленге Имперской Гвардии обозначает Ликтора - прим. переводчика) сбросил окраску, подражающую цвету стены, и сейчас возвышался над ним.

- Призрак! Призрак! - заорал Галло. ("призрак" на сленге Имперской Гвардии также обозначает Ликтора - прим. переводчика).

Подпись пользователя:
ИМПЕРИУМ ДОМИНАТУС
За Империю!!! За Императора!!! Неси волю Императора, как факел, разгоняя им тени !!!
Сомнение порождает ересь, ересь порождает возмездие.
Да не будет мира вне власти Твоей, да не будет врага вне гнева Твоего.
Император всё знает, Император всё видит !!! Отвага и Честь !!!
Эт Император Инвокато Диаболус Демоника Экзорцизм!
FIRELORDНе в Сети
Администраторы
Сообщений 65535
Репутация: 3151
Раса: Imperium of Man
15.03.2009 в 13:42, №28
Его выстрелы выбивали осколки хитина с темного, костистого брюха твари. Он рванулся в дверь. Эфир был заполнен паническими возгласами. Галло натолкнулся на двух гвардейцев и потащил их в укрытие, построенное кем-то у стены. Он попытался рассказать им про то, что увидел, но в этот момент двухметровый коготь, прорезавшись через стену укрытия, разрубил одного из солдат. Кровь, пенясь, толчками выплескивалась из ослабевающего горла, издававшего затихающий с каждым мгновением предсмертный крик. Коготь нырнул сквозь стену обратно. Галло бросился в сторону, так как, как он и думал, через секунду другой биоклинок располовинил оставшегося гвардейца, к тому же расколов ему по пути череп.

Они могут видеть нас даже через стены! Они видят выделяемое нами тепло!

Галло бежал. Он выскочил на улицу. Эвакуационный конвой был там, где он его оставил, они так и не выехали. Теперь выезжать было уже некому. Несколько транспортеров были опрокинуты, два горели. Файрусианские гвардейцы разбегались кто куда, паля во все стороны. Везде валялись трупы. Ни одного целого трупа, все разрублены, растерзаны на части.

Спотыкаясь, Галло побрел вперед и увидел Нинка. Ниже пояса у того ни осталось ничего, кроме осколков костей, обрывков кишок и пластов мяса. Но, так или иначе, тот отчаянно цеплялся за последние мгновения жизни. Хрипя и держась за руку сержанта, он просил Галло взять его с собой. Вдруг Нинк, цепляясь за брюки Галло, судорожно полез вверх. Тот не выдержал и из милосердия выстрелил Нинку в лоб.

Он не стал задерживаться в укрытии, где отчаянно воя от страха корчились, пытаясь спрятаться несколько поселенцев. Что-то рванулось в его сторону. Нечто повыше человека, с мощным бронированным телом, приспособленными для бега птичьими ногами. Не добежав до него, оно заметило поселенцев. Тут же своими основными конечностями, заканчивающимися огромными когтями, оно стало кромсать первого попавшегося поселенца, при этом ухватив другого своей второй парой рук, которые были приспособлены для удержания жертвы. Подобно богомолу-убийце этот двигался так же быстро …

Он загнал поселенцев в угол и из дыма, чадящего от горящего разлившегося топлива, клацая зубами, шипя и скрежеща когтями, выскочило, еще две таких же твари. Вместе они начали рвать на части оставшихся в живых людей.

Галло с ужасающей ясностью понял две вещи. Первое, что он всю свою жизнь будет помнить крики разрываемых на куски людей. И второе, что жить ему осталось не так уж и долго.

Через дым он увидел богомола-убийцу, с упоением разрушающего транспортер. Галло добежал до одного из дальних транспортеров. Рядом с задними колесами лежал Бинал. Галло узнал, что это был Бинал лишь потому, что на трупе была надет взводный вокс-кастер (коммуникатор широкого диапазона - прим. переводчика). Головы же у него не было. Он сорвал с его тела вокс-кастер и вскарабкался в кабину транспортера.

Потребовалось пару секунд, чтобы настроиться на канал экстренной связи.

- 344/9! 344/9! - зашипел он. - Вторжение! Вторжение тиранидов! Повторяю …

Но повторить времени не осталось. Генокрады вскочили на крышу и капот транспортера. Разбивая стекла и отрывая крышу, они добрались до очередной жертвы.

* * *

Не смотря на то, что неразборчивое последнее послание Гало было больше похоже на вопль полный страха и боли, чем на осмысленные слова, в шестистах километрах от него на равнине Нэсайн его услышали и поняли. На канале связи повисла мертвая тишина. Канн посмотрел вдаль, стараясь не смотреть на Хэнффа и не выдать своих эмоций. Слова Галло. Его крик …

Он уже собрался сообщить новый приказ Бронетанковой бригаде Гризмунда, ушедшей туда сорок минут назад, чтобы те теперь все же направлялись в сторону поселения 132/5, но внезапно потемнело небо.

Принесенные ветром споры стали падать вокруг них, разъедая плоть людей и сгущая сам воздух. Канн побежал, чтобы как можно быстрее спуститься ниже. Самые первые из токсинов, источаемых падающими спорами, начали убивать мордианцев и членов экипажей космических транспортов. Автоматически включились посадочные огни судна, так как естественное дневное освещение исчезло. Их освещение было похоже на дорожки света в буране, только буря была не бурой от пыли или белой от снега, а черной от спор.

Выше, в облаках черных спор, опускались огромные чудовища. Харриданы - специальные создания тиранидов, созданные для десантирования. Канн читал о них. Но то, что он увидел в живую, их размер, исходящую от них отвратительную вонь, потрясло его. Рои подобных летучим мышам тварей отделялись от них подобно опадающим под порывами ветра листьям. Горгульи заполонили воздух вокруг людей. Каждая из них, планируя на перепончатых крыльях, выбирала себе цель среди людей. Сделав рискованный боевой разворот, переходящий в крутое пике, они обстреливали людей из освежевателей, которые были сращены с их кожистыми телами. Биоплазменный огонь лился на бегущих в поисках укрытия людей, разъедая и сжигая их.

Канн вытащил свой энергетический меч и от души рубанул по напавшей на него горгулье. Он разрубил ее пополам и тут же его окатило хлестнувшей из нее вонючей сукровицей.

Внезапно он упал. Похоже, начиналось землетрясение. Но, оглянувшись, он увидел, что это обрушивались на землю транспортные суда, опоры и корпуса которых, изъеденные взрывавшимися коррозийными споровыми минами, ломались под собственной тяжестью. Некоторые были почти целыми, некоторые были почти полностью взорваны. Сквозь темноту и огонь к ним неслись термаганты и хормагаунты с лапами, увенчанными подобными косам когтями. Их было больше тысячи. Гораздо больше тысячи …

Он прорубался через чужеродных выродков приближавшихся к нему. Разворотив морду одному термаганту, он отсек передние конечности другому. Но тут его отвлек душераздирающий булькающий крик. Бегущий рядом с ним Хэнфф был убит попавшими в него споровыми минами - сразу и некротической, и коррозийной. Он мгновенно превратился изъеденный кислотой кусок мертвой плоти. Толстая, пузырящаяся пленка, постепенно разъедающая даже кости, вот все, что осталось от него через тридцать секунд.

Внезапно Кану в грудь впились жуки из освежевателя ("жуки" - создания, разгрызающие практически любое вещество, выпускаемые из "освежевателя" оружия-симбионта тиранидов - прим. переводчика). Он корчился на земле и в исступлении вопил, пока те, разрывая на части его внутренности, превращали его тело в месиво.

* * *

Эвакуационный конвой из поселения 132/5 уже два часа как вышел в точку эвакуации, когда они заметили необычный погодный феномен в сотне километров от них. Там вдали постепенно расползалось какое-то темное пятно.

Из кабины транспортера №177 Гросс увидел, что синее небо покрылось черными облаками. У него засосало под ложечкой. Клубящиеся облака распространялись с бешеной скоростью, словно ударная волна от термоядерного взрыва. Вскоре они накрыли колонну. Полился странный темный дождь с каплями более похожими на семена каких-то растений. На всех транспортах конвоя включились фары, и стали бешено биться из стороны в сторону дворники.

- Черт возьми, что это такое? - спросил его сидящий рядом с ним в кабине гвардеец Фемлин и положил автоган (штурмовая винтовка - прим. переводчика) себе на колени, переключив ее в боевой режим.

- Поворачиваем на запад! Поворачиваем на запад! - обрушился на всех из транспортных коммуникаторов голос полковника Тигла. Машины конвоя, мешая друг другу, стали неуклюже перестаиваться в заданном направлении.

Гросс почувствовал, что воздух стал горячим и приторным на вкус. В сознании мгновенно всплыла оранжерея на водонапорной станции. Два транспорта, пытаясь разминуться на узкой дороге, свалились на обочину. Три других, врезавшись друг в друга, переломали друг другу оси. Тигл даже не обратил на них внимания, как и на их орущих пассажиров.

- Равнина Нэсайн для нас потеряна! - кричал полковник в коммуникатор. - Единственный выход из создавшейся ситуации - это главный город-улей на возвышенности Малво! Все разворачиваемся на запад!

Гросс посмотрел на карту. Возвышенность Малво находилась на расстоянии тысячи километров от их текущей позиции. Они никогда не доберутся до нее. Никогда. Так или и иначе, но он вдавил педаль газа в пол.

* * *

Танки Гризмунда с трудом, урча и разбрасывая во все стороны грязь, быстро образовавшуюся от разразившейся на равнине Нэсайн бури, ползли вперед. Шансы встретить эвакуационный конвой из 132/5 окончательно исчезли. Не осталось никакой надежды. Точка.

Он приказал разворачивать машины на встречу врагу. Разворачивались они очень медленно, так как проливной дождь всего за пятнадцать минут превратил засохшую каменистую, чуть покрытую зеленью землю, в мшистое, покрытое папоротниками топкое болото. Через час вокруг них выросли непролазные джунгли, быстро распространяясь во все стороны, захватывая все новые и новые участки суши. Только Гризмунд не успел увидеть эту атаку растений. Орудие его танка, ревя, выплевывало заряды в снижающиеся перепончатокрылые существа, полностью сжигая их при попадании.

Но скоро к горгульям присоединились биоворы, накрыв их дождем споровых мин, и число танков в его бригаде стало сокращаться с ужасающей быстротой. Машины разъедали кислотные сгустки, а людей мгновенно отравлял ядовитый газ, появляющийся при разрывах споровых мин. Орды хормагаунтов и термагантов неслись на них со всех сторон, временами полностью покрывая живыми копошащимися курганами его танки. Воздух пронизывало мерцание синапсических импульсов тиранидов-воинов - высоченных отвратительных монстров, идущих сквозь ряды своих более мелких собратьев, передавая им через себя приказы Разума Улья. Над роями медленно плыли большеголовые, покрытые поблескивающим хитином зоантропы которые левитировали при помощи своих отлично развитых псионических способностей. Их атрофированные лапки противно дергались, издавая клацающие звуки. Время от времени они исторгали энергетические копья, разносящие на части оставшиеся целыми танки.

Гризмунд заметил извивающегося подобно змее, быстро ползущего к ним Пожирателя и заорал заряжающему и наводчику, чтобы те ускорили темп ведения огня. Рядом с ним пролетели два разодранных танка. Последнее, что увидел Гризмунд в своей жизни, был ствол ядовитой пушки ("ядовитая пушка" - оружие-симбионт тиранидов - прим. переводчика), которую наводил на них воющий карнифекс, только что уничтоживший те два пролетевших мимо него танка.

* * *

Эвакуационный конвой из поселения 132/5, надрывно ревя турбинами, выбрался на армированное шоссе. Они пересекли несколько грунтовых дорог между фермами. И достигли главной транспортной артерии, по которой во время сбора урожая нагруженные караваны транспортеров отвозили собранное зерно к городу-улью расположенному на возвышенности Малво. Поднимая клубы пыли, они проехали по нему вдоль ирригационных каналов и огромных водохранилищ еще четыре километра, до того, как их нагнал ливень. Теперь вместо пыли из-под колес летели водяные брызги.

На юге от них сияло голубое чистое небо, а с севера на них быстро ползли черные маслянистые облака, постепенно пожирая свет. Фемлин повторно передернул затвор и щелкнул спусковым крючком, в десятый раз проверяя исправность автоматической винтовки. Держа руль одной рукой, Гросс вытащил из кобуры лазерный пистолет и бросил его Фемлину.

- Проверь и его, - попросил он. - Мой лазган тоже.

Дворники двигались с каждой секундой все медленнее и медленнее. Ветер взбаламучивал воду на дороге, и во все стороны как на море летели брызги пены. Гросс старался не обращать внимания на извивающиеся черные споры, прилипающие к лобовому стеклу и скапливающихся подобно гною на его дворниках. Сквозь струи дождя он увидел, что на идущем впереди транспорте зажглись тормозные огни, и сам тут же нажал на тормоз. Его 177-го юзом повело по сплошь залитой водой дороге от одной обочины к другой. Фемлин закричал, а Гросс стал бороться с рулем. Они с трудом остановились, при этом зацепив транспорт, остановившийся перед ними, и сорвав у того кенгурятник.

Коммуникатор в кабине разрывался от криков. Гросс открыл дверь, чтобы посмотреть, в чем причина задержки. Вдруг со стоящего перед ними транспорта кто-то прыгнул им на кабину, при этом на крыше образовалась большая вмятина. Выглядывающий из кабины Гросс обернулся, чтобы лицом к лицу, а вернее лицом к морде, столкнуться термагантом, скалящим в кровожадной улыбке клыки, по которым стекали капли дождя. Фемлин сунул в руки Гроссу его лазерный пистолет, и тот сразу открыл огонь. Лазерный разряд из пистолета разорвал шею термаганта, исторгнувшую целый фонтан ядовитой жидкости, которая, скорее всего, служила тому кровью. Термагант свалился с крыши в грязь.

Мимо них в слепом страхе бежали поселенцы. Транспорт рванулся вперед и, проехав десять метров, покатился вниз с дороги на затопленное поле. Гросс увидел, что к нему бегут четыре термаганта. Он дал полный газ. Двое были вмяты в землю, третий отлетел в сторону от удара бампера.

Фемлин стрелял из окна кабины. Гильзы, звеня, падали им под ноги. Конвой пытался двинуться вперед. Несколько транспортов горели на обочине дороги. Чтобы за них не зацепиться Гросс был вынужден снизить скорость. С капота в кабину заглянула чья-то уродливая морда. Гросс рванул транспорт вперед, пройдя в считанных дюймах от горевшей машины, и заорал Фемлину, чтобы тот стрелял прямо через лобовое стекло.

С ними поравнялась небольшая машина - один из небольших внедорожников с открытым верхом и установленными на нем спаренными тяжелыми болтерами, которые использовались в качестве огневой поддержки. Гросс замахал его водителю, чтобы ехал вперед. Тот погнал машину по дороге и через мгновение дорогу перед Гроссом осветил ореол ревущих болтеров. Что-то большое и переливающееся разлеталось на куски под градом бронебойных болтов. Сукровица выплеснулась из-под колес транспорта №177. Гросс не стал смотреть, кого там уничтожили, и погнал дальше.

Если бы он оглянулся, то увидел бы, что на остальные транспорты из ирригационных каналов, среди которых проходило шоссе, нападали разнообразные твари. Их расстреливали внедорожники огневой поддержки. Богомол-убийца, раскрывший в смертельном объятии свои хитиновые косы, затрясся, теряя куски плоти, костей и какой-то слизи, когда очередной нашел и его. Суетящихся термагантов раскидывали в разные стороны мощными бамперами машин или давили колесами. Получивший многократные попадания из освежевателей один из транспортов вылетел с шоссе и, упав в канал, взорвался. Падающие споровые мины разнесли на запчасти еще два транспорта.

В воздухе над конвоем начали просматриваться очертания горгулий. Тяжелобронированная техника конвоя - четыре "Химеры" и шесть стандартных танков "Леман Русс", покрытых мордианским камуфляжем, - оказались отрезаны от убегающих вперед транспортов. Хормагаунты покрыли живым ковром две "Химеры". Два танка остановились и отстреливались, вращая башнями во все стороны. Их экипажи, матерясь на чем свет стоит, ни на секунду не прекращали огня, хотя и знали, что их минуты сочтены. Железная мордианская дисциплина заставляла их продать жизни как можно дороже. Сгусток биоплазмы сжег один из них. Другой был поражен зеленым молниеподобным разрядом, отчего тут же детонировал весь боезапас, разнеся танк на части.

"Химера", зажатая со всех сторон тремя ликторами, попыталась прорваться, но тут же полетела с дороги, теряя секции гусениц. Коррозийные споровые мины превратили еще один "Леман Русс" в полутвердую, подобную смоле, глыбу. Позади конвоя в кузове внедорожника огневой поддержки, за спаренные тяжелые болтеры встал сам полковник Тигл. Его рыжие усы топорщились от ярости, охватившей их владельца. Он вращал оружие влево и вправо по станку, неся смерть чужеродным монстрам. Дождь насквозь пропитал его униформу.

Он чувствовал, что какая-то дрянь заползает ему в рот и затем ползет внутрь, подобные ей ползали по его телу, прилепляясь к коже, разлагая его заживо. Некротические споры четко выполняли генетически запрограммированную в них функцию. К тому времени как его водитель замертво упал на руль, а машина, сиганув с дороги, воткнулась в грязь канала, от Тигла не осталось ничего, кроме почти голого костяка, висевшего на рукоятке оружия. В десяти километрах от него оставшиеся в строю транспорты неслись вперед, с трудом разбирая дорогу, вокруг них быстро сгущались джунгли. Всем было чертовски страшно. Черные облака, изливающие водопады воды, полностью закрыли небо.

Фемлин продолжал отстреливаться в окна кабины из своей автоматической винтовки. Гросс добавлял к ней огонь своего лазгана. Поблизости с ними не осталось ни одного транспорта. Вот и они, наехав на шипастые лианы, протянувшиеся поперек дороги, прокололи шины и вынуждены были остановиться. Машину тут же стали опутывать растения.

- Смотри! Смотри! - заорал Фемлин.

В небе один за другим загорались яркие метеоры. Дюжина, две дюжины, три…

- Хвала Императору! - выдохнул Гросс.

Первые из приземлявшихся десантных капсул, сжигая растительность, вонзались в землю. Гросс увидел выбирающихся из них людей. Адептус Астартес. Космические десантники, Плакальщики. Они прибыли на помощь, как и обещали. Желтые доспехи поблескивали в темноте. Они пришли, несмотря на то, что ни кому помочь уже не могли.

Гигантские, облеченные в броню воины. Величайшие воины человечества. Они выбегали из десантных капсул, уничтожая врага из болтеров, огнеметов и мелтаганов. Термаганты и хормагаунты разлетались на куски под напором ужасающей огневой мощи. Огнеметы сжигали смердящие растения. Горгульи низвергались с небес на землю. Гросс видел, как забился в конвульсиях от поцелуя мельты пожиратель, как плазменный огонь уничтожил богомола-убийцу.

Еще дальше космический десантник разнес энергетическим кулаком на части зоантропа, погибшего во вспышке псионической энергии и фонтане желчи. А вон там еще один воин выстрелом из ракетной установки уничтожил воина тиранидов. Как тот не пытался увернуться, самонаводящаяся ракета нашла его.

Гросс выпрыгнул из кабины и, стреляя из лазгана, понесся в атаку. Мордианские гвардейцы вокруг него были воодушевлены появлением Плакальщиков. Гросс прожег дыру в подскочившем термаганте. Не далеко от него четыре космических десантника общими усилиями убили ликтора.

Мы победим, все же мы победим! - торжествовал он.

Он услышал скрежущие звуки позади себя. Обернувшись, Гросс увидел карнифекса, напирающего на уцелевших мордианцев. С клешней, нервно дергающихся вокруг пасти, падали капли яда. Фемлин начал поворачиваться, наводя на него винтовку, но выстрелить он не успел. Гросса окатило ливнем из крови и ошметков мяса.
Он приготовился к смерти, но увидел, как голова монстра исчезла в облаке пара. Двое Плакальщиков, стоящие слева от твари, огнем из болтера и мельты оставили на ее месте дымящийся кратер. Но движимый сейчас одними рефлексами карнифекс, устрашающе пощелкивая когтями и разбрызгивая ядовитую кровь, налетев на них, посек обоих своими косоподобными клинками и рухнул рядом с ними.

* * *

Гросс упал на колени. Он никогда не мог даже представить себе, что космические десантники могли умереть. Они казались ему неуязвимыми, богоподобными существами, живыми олицетворениями самого Бога-Императора Терры. Но они были мертвы. Он увидел рассеченный пополам шлем одного из них. На него смотрело обычное унылое лицо мертвого человека.

Встав на ноги, в пятидесяти метрах от себя он увидел, как еще одного Плакальщика разорвал ликтор. Еще троих обвил кольцами Пожиратель и стал разрывать их на части своей зубастой пастью.

Затем Гросс увидел то, чему просто не мог поверить. Многократно превзойденные численностью космические десантники отступали. Они побежали, прикрываясь за холмами от скользящего над землей в погоне за ними зоантропа, беспрерывно выпускающего в них смертоносные псионические энергетические разряды. Они остановились, чтобы уничтожить эту тварь, но сделали это совершенно напрасно. Похожий на мерцающий сгусток воздуха разряд разнес одного в кровавое месиво. Через мгновение, показавшееся Гроссу вечностью, следующий разряд отправил к праотцам еще троих. Остальные рванулись прочь, но тут же одного из них насадил на свои косоподобные когти тиранид-воин. Другой, оглушенный промахнувшимся на самую малость разорвавшимся псионическим разрядом зоантропа, отлетел в сторону и тут же был растерзан стаей термагантов.

Последний успел пробежать еще двадцать метров, прежде чем был аннигилирован безжалостным зоантропом. Его не спас даже силовой доспех, который они всегда считали надежной защитой. Тираниды не брали пленных. Не должно было остаться ни одного живого организма.

Гросс не верил в то, что узрел.

На протяжении первых двадцати минут после высадки казалось, что Плакальщики сломали хребет врагу и вот-вот примутся добивать ксеносов. Сейчас же Гросс видел, что еще пять минут и их всех уничтожат. Слева от него разорвалась споровая мина - подарок биовора. Гросс даже не понял, сколько космических десантников превратилось в быстро тающие куски слизи, плавающие в дымящейся, отвратительно воняющей луже кислоты.

Двое Плакальщиков бешено изрешетили набегавшего карнифекса. Стрельба прекратилась лишь, когда они услышали глухие щелчки в болтерах. Секунду спустя, не успев перезарядить оружие, они были расчленены отчего-то вдруг совершенно осатаневшими хормагаунтами, внезапно начавшими двигаться с невероятной скоростью. Гросс тут же увидел причину их ярости. Раскидывая в разные стороны горящую растительность, к ним продирался Тиран Улья, вырезая подвернувшихся космических десантников своими ужасными когтями. За ним он увидел многочисленных био-титанов, постепенно появляющихся из смога.

Последний Плакальщик умер спустя тридцать девять минут после того, как первый из них выбрался из десантной капсулы. Конвой пылал. Почти все машины были разрушены.

Гросс нырнул в воронку, чувствуя, что вокруг него быстро разрастаются какие-то растения. Он чувствовал, что по телу стала распространяться паразитическая инфекция. В его голове стали раздаваться невнятные голоса.

Его бесконечный кошмар продолжался. На линии горизонта он увидел, как бесконечная волна потрошителей поглощала все, что было на их пути, поедая саму землянистую плоть планеты.

Гросс попрощался с Богом-Императором, со своими давно умершими родителями, со своей родной планетой, где он уже давно не был, далекой любимой Мордией. Он молил, чтобы она никогда не встретила такой ужасной участи.

И завершив свои мольбы, медленно вставил ствол лазгана себе в рот…

Подпись пользователя:
ИМПЕРИУМ ДОМИНАТУС
За Империю!!! За Императора!!! Неси волю Императора, как факел, разгоняя им тени !!!
Сомнение порождает ересь, ересь порождает возмездие.
Да не будет мира вне власти Твоей, да не будет врага вне гнева Твоего.
Император всё знает, Император всё видит !!! Отвага и Честь !!!
Эт Император Инвокато Диаболус Демоника Экзорцизм!
FIRELORDНе в Сети
Администраторы
Сообщений 65535
Репутация: 3151
Раса: Imperium of Man
15.03.2009 в 14:08, №29
ЛЕГИОН ПРОКЛЯТЫХ

Подпись пользователя:
ИМПЕРИУМ ДОМИНАТУС
За Империю!!! За Императора!!! Неси волю Императора, как факел, разгоняя им тени !!!
Сомнение порождает ересь, ересь порождает возмездие.
Да не будет мира вне власти Твоей, да не будет врага вне гнева Твоего.
Император всё знает, Император всё видит !!! Отвага и Честь !!!
Эт Император Инвокато Диаболус Демоника Экзорцизм!
FIRELORDНе в Сети
Администраторы
Сообщений 65535
Репутация: 3151
Раса: Imperium of Man
05.05.2009 в 18:31, №30
Эфект Гераклита. Грем Макнил.

http://forums.warforge.ru/lofiversion/index.php?t47794.html

несколько примечаний в виде предисловия:

1. этот рассказ продолжает сюжетную линию, намеченную в "Мертвом небе, черном солнце", книге, которая на русский переведена и, вероятно, прочитана уже всеми, но он также содержит довольно большой спойлер к Storm of Iron. FYI, как говорится.
2. прошу прощения за возможные терминологические ляпсусы - я сейчас в мобильном состоянии, кодексов и прочая под рукой нет.
3. помимо того, что описано в тексте, в квантовой физике, если мне не изменяет память, эффект Гераклита означает, что если сфокусировать внимание на процветающей системе, она преуспеет еще больше, а если на дефективной - то она вконец разложится.

Эффект Гераклита (The Heraclitus Effect)
Автор: Graham McNeill
Сборник: Planetkill


Подпись пользователя:
ИМПЕРИУМ ДОМИНАТУС
За Империю!!! За Императора!!! Неси волю Императора, как факел, разгоняя им тени !!!
Сомнение порождает ересь, ересь порождает возмездие.
Да не будет мира вне власти Твоей, да не будет врага вне гнева Твоего.
Император всё знает, Император всё видит !!! Отвага и Честь !!!
Эт Император Инвокато Диаболус Демоника Экзорцизм!
Форум » Литературный раздел Warhammer 40 000 » Рассказы » Художественные тексты по Warhammer 40000 (Интересные рассказы других авторов)
  • Страница 2 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск: